Каланов Н. Умные мысли выдающихся моряков . Серия «Энциклопедия морской культуры» (продолжение)

Лихачёв Иван Фёдорович

1826 – 1907

Вице-адмирал (1874). Участник Амурской экспедиции Г.И. Невельского, флаг-офицер вице-адмирала В.А. Корнилова в Восточной (Крымской) войне 1853–1856 годов, командующий первой русской броненосной эскадрой на Балтийском море. Ученый, автор многих научных статей о флоте, археолог и лингвист.

Беда тому флоту, в котором заведётся и укоренится зараза равнодушия. Ни громадные сооружения, ни новейшие изобретения, ни миллионы, отпускаемые государством, не избавят его от «спасования» перед соперником, в котором господствует более живой, более горячий и более морской дух!

…В военном деле нет мелочей, которыми можно было бы пренебречь, и, разрабатывая стратегический план военных действий, необходимо обращать внимание на всё, что может иметь хоть какое-нибудь влияние на их исход.

В моих глазах всякая деятельность, всякое поприще почтенны и достойны уважения, коль скоро они направлены к тому, чтобы приносить кому-нибудь пользу.

В наш век нескончаемых усовершенствований и преобразований в морском искусстве единственное средство не быть позади других – это стремиться быть впереди всех.

В общем успехе дела воспитания будущих поколений не школе, а материнскому воспитанию будет принадлежать первенствующая роль, и до тех пор, пока женщина не будет на вышке своего призвания как воспитательница грядущих поколений, одни школы, при невозможном их совершенстве, мало помогут успеху народного воспитания.

Всякая полезная деятельность наша есть своего рода служение общечеловеческому делу, а по различному характеру этой деятельности она может приносить прямую пользу и представлять служение, может быть, человечеству вообще (и это, конечно, самый возвышенный род человеческой деятельности) или специально нашему отечеству и родине (и в более тесном смысле нашей провинции, городу или деревне), наконец, в еще более ограниченном размере – ближайшим ближним нашим и родным и даже самому себе, если это возможно, не вредя никому другому и не в нарушение наших социальных обязанностей относительно общества, к которому мы принадлежим.

…Изучение ошибок, в особенности наших собственных, поучительнее, чем изучение успехов, и ложный патриотизм не должен закрывать нам глаза на наши промахи и неудачи. Больше и лучше любит своё отечество тот, кто имеет смелость раскрывать ему его ошибки и недостатки.

Интересы страны, государства надо прежде всего и непрестанно иметь в виду.

Мне была дорога моя морская профессия и будущее нашего флота, и, мечтая о средствах убедить нашу родину в необходимости и важности значения нашего флота, я думал, что не газетной полемикой надо действовать на общее мнение, а созданием или открытием морских интересов и морских задач государству.
Никакая практическая опытность службы мирного времени, ни сотни и даже тысячи вахт, отбытых на палубе самых исправных военных кораблей, ни полнейшее практическое знание всех специальностей, из коих слагается наша служба, не могут восполнить недостатки научного военного образования.

Но пока всякая опасность вооруженного столкновения между народами и государствами не устранена еще положительно раз навсегда, пока всякая даже мысль о возможности войны не улетучится из голов людей… или до тех пор, пока все население земного шара не будет составлять одного целого, а будет раздроблено, как ныне, на множество наций, государств или «союзов», военные учреждения останутся неизбежною необходимостью, с которою каждой нации и каждому государству приходится считаться. Остаётся посмотреть, как устроить, чтобы военная «обуза» ложилась меньшим отягощением и являлась меньшим злом для мирной жизни и развития государства.

Нужны специальные убеждения и доказательства, которые бы бросились в глаза толпе и были доступны даже слепым. Иначе (иногда тяжело достающиеся) заслуги флота будут оставаться незамеченными, убеждение в пользе флота не родится в нации, а без этого развитие, лишённое поддержки общественного мнения, будет всегда трудною и непрочною затеей.

Основание военной дисциплины составляет безусловное доверение начальнику, и ничто не парализует так его влияние и власть, как недостаток каких-либо знаний, недостаток, ставящий его весьма скоро в нравственную зависимость от подчиненных.
Хороший командир корабля будет всегда, почти без исключения, и хорошим адмиралом.

Человек останется навсегда самым привлекательным и возвышенным предметом изучения для человечества.
Что нужно ему (молодому офицеру), чтобы сделаться со временем хорошим капитаном? Конечно, прежде всего «практика» и «практика», т.е. служба на море, в хорошей школе, с хорошим командиром, но и «книгами» – хотя, к сожалению, некоторые лица думают иначе, – не следует пренебрегать. Напротив, надо как можно более ходить в море – и как можно чаще возвращаться к «книгам». Целой морской карьеры и целой жизни недостаточно для того, чтобы вполне выучиться всему, что нам надо знать…

Великий князь Константин Николаевич

1827 – 1892

Генерал-адмирал (1865), пятый ребёнок и второй сын российского императора Николая I и Александры Фёдоровны. Младший брат императора Александра II. В 1846 году произведён в капитаны первого ранга и назначен командиром фрегата «Паллада». В 1853 году вступил в управление морским министерством. Во время Крымской войны Константин Николаевич принимал участие в защите Кронштадта от нападения англо-французского флота.
…Наша жизнь должна пройти в скромном… труде… для будущего… Посему не о морских победах… следует думать, не о создании вдруг большого числа судов, но о том, чтобы беспрерывными плаваниями небольшого числа хороших судов приготовить целое поколение будущих опытных и страстных моряков. (Из письма наместнику Кавказа князю А.И. Барятинскому от 24 июня 1857 г.)

Бурачек Павел Степанович

1837 – 1916

Вице-адмирал (1898). Начальник Водолазной школы в Кронштадте. Председатель комиссии по производству морских артиллерийских опытов.

Военный корабль должен представлять одно целое, не внешне, а духовно сплоченное государственною идеей его высокого назначения, которого боевое могущество должен олицетворять, осуществлять преемственно его экипаж.

Воинский дух, стимулы, сознание долга, врожденный патриотизм, а затем уклад и истый морской строй военной службы, когда они не мертво на словах, а жизненно на деле, на примере офицеров проводятся, неотразимы по своему значению и влиянию на гибкие души простых людей.

К одухотворению экипажа надо всеми силами стремиться, как военно-морскому идеалу и именно в мирное время, и оно естественно и просто достижимо, когда существование на кораблях будет отвечать природе их, законам преемственности и требованиям традиций военно-морской службы в нашем флоте.

Степень развития и подготовки офицерского состава и в армии, а тем более во флоте – вопрос краеугольный. Офицеры – это душа корабля, его двигатель, его разум.

Создание материальной силы флота должно идти рука об руку с созданием духовной его особы.

Строить же корабли, хотя последнего слова прикладной науки, без личного состава моряков, не по списочному составу только, а проникнутого величием и государственным значением своей военно-морской профессией, знанием ее, а также внутренним сознанием доверия к себе своего высшего начальства – нельзя.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. ПЕТРО УДОВЕНКО

    Спасибо за такую подборку. Очень хорошо сказано о роли офицеров и моральном духе, пронизывающем весь личный состав. Отметим — высказывания еще до революционной поры, а будто сказаны сегодня.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.