Кают-компания. Старпом — дурак!

Североморск — причалы. kirsidor.livejournal.com

На большом противолодочной корабле проходили практику курсанты четвёртого курса Калининградского высшего военно-морского училища и вместе с ним жил, именно на этом корабле, их старший руководитель практики на соединении.

Капитан 2 ранга среднего роста, тёмные волосы, немного задумчивый, исключительно вежливый с самого начала вызывал уважение офицеров корабля. Замполит и офицеры уже знали, что капитан 2 ранга не береговой офицер, просидевший всю жизнь в училище, а нормальный офицер плавсостава, отслуживший изрядную часть своей службы на кораблях и после военно-морской академии распределённый в военно-морское училище и поэтому относились к нему всё же с уважением.

Офицеры вечером перед проверкой потихоньку наполняли кают-компанию, собираясь на вечерний чай, некоторые весело переговариваясь друг с другом. Вестовые бегали и разносили уже сидевшим вечерний чай, тарелочки с рисовой кашей желающим. На столах стояли сахарницы, хлебницы, тарелочки с маслом и вазочки с кисловатым антистоинчиком – как весело называли их офицеры.

Упомянутый выше капитан 2 ранга сидел напротив замполита и думал о чем-то о своём. Место ему обозначили сразу на командирском конце стола. Как не смотри, а целый капитан 2 ранга. Такое звание на БПК имел только командир.

Всё было, как всегда. Обеспечивающая смена и не сошедшие по каким-то причинам с корабля офицеры ежедневно собирались в 21 час на вечерний чай в кают-компании.

Внезапно замполит прихлебнув большой глоток чая, что-то вспомнив, хитровато улыбаясь спросил сидевшего напротив него капитана 2 ранга:

— Всеволод Игоревич. У нас есть небольшая традиция. Как вы смотрите поучаствовать в ней?

Офицеры, сидевшие рядом насторожились и стали прислушиваться к происходящему на командирском конце стола кают-компании.

Капитан 2 ранга как-то оторвался от своих мыслей и недоуменно посмотрел на замполита, слегка наклонив голову.

— Так вот Всеволод Игоревич у нас есть традиция, что на вечернем чае все прибывающие к нам на корабль рассказывают всем интересную историю из своей службы.

Все офицеры заулыбались в предчувствии интересной истории из жизни училища и приготовились её слушать.

Никто не заметил, как замполит подмигнул левым глазом старпому, типа интересно все же я придумал. Старпом только усмехнулся и пожал плечами, типа — ну наверно это будет интересно, посмотрим.

Капитан 2 ранга задумался на недолго, посмотрел в сторону иллюминатора, улыбнулся тоже, видимо что-то вспомнив интересное.

— Интересная и наверно правильная традиция – начал он, поставив стакан чая на стол – история так история. Только не подумайте, что она направлена против вашего корабля и командования. У вас пока всё нормально. Хотя она весьма наверно поучительна.

— Ну если против командования, то может не стоит? Здесь все же лейтенанты – погруснел сразу замполит и пожав плечами посмотрел на старпома.

Тот усмехнулся – типа сам напросился – теперь слушай.

— История эта произошла полгода назад в Североморске. Я был от училища назначен старшим руководителем стажировки курсантов пятого курса нашего училища. Как вы знаете стажировки курсантов пятых курса всех училищ проходят в одно и тоже время, после зимнего отпуска. Тогда опробовалась новая система и стажировка в отличии от других годов вместо двух месяцев продолжалась аж целых три. Мы старшие руководители стажировок всех училищ прибыли в Североморск и поступили в распоряжение флагманского руководителя стажировки героя Советского Союза заместителя начальника училище имени Ленкома. Заслуженный капитан 1 ранга, бывший командир атомного стратегического крейсера собрал нас всех у себя в номере в гостинице «Ваенга», где мы остановились и распределил всех старших руководителей по военно-морским базам флота. Мы все должны были контролировать прохождение стажировки всеми курсантами пятых курсов всех училищ. Мне достался Североморск. Чем-то наверно я понравился Герою, и он оставил меня с собой рядом. А остальных оправил кого в Гаджиево, кого-то в Полярный, почему-то на флоте его называли Палермо, кого подальше в Гремиху, кого в Лицу, кого-то в Видяево, а кого в Гранитный и так далее. В Североморске остались он сам, я и ещё капитан 1 ранга с училища имени Нахимова – тоже подводник и бывший сослуживец Героя. Приказом командующего флота нас всех назначили заместителями командиров соединений и объединений флота по стажировке курсантов 5 курса. А Героя назначили приказом командующего флотом его заместителем по стажировке. Я же был назначен на оперативную эскадру, а капитан 1-ого ранга на корабли дивизии Кольской флотилии, базирующиеся в Североморске.

— Первый раз слышу о таком – сказал замполит – а с Киевского политического тоже кто-нибудь был?

— Нет с Киевского никого не было и не было курсантов. У них же другой график стажировок в связи с тем, что они учатся не пять лет, как все, а четыре с половиной года.

— Это хорошо — заулыбался замполит – а то я испугался, что вы какую-нибудь гадость про политработников расскажите.

— Ну что вы? – сделал серьёзное лицо капитан 2 ранга – я с огромным уважением отношусь к политработникам, настоящим политработникам. Поэтому все будет в рамках правил.

— Спасибо – расцвёл замполит – а то вы сказали, что расскажите, что-то нехорошее про командование корабля. Я и перепугался.

— Ну это вам судить хорошее или нехорошее – улыбнулся капитан 2 ранга – так вот я занимался кораблями эскадры и стажировкой на них, организацией занятий с курсантами командованием кораблей. Каждый утро на докладе командиру эскадры я докладывал о прохождении стажировки курсантами, проводил занятия с командирами кораблей – готовил их к сдаче зачётов на самоуправление, а заодно с удовольствием выходил в море поочерёдно почти на всех кораблях эскадры – капитан 2 ранга усмехнулся, видимо что-то вспомнив интересное – и каждый вечер в гостинице докладывал о ходе стажировки флагманскому руководителю. А капитан 1 ранга из училища Нахимова — руководитель стажировки на кораблях дивизии Кольской флотилии в Североморске почти не бывал, мотался по своим друзьям в Гаджиево, в Лицу и так далее.

— Так что же все же случилось там интересного? – перебил его замполит.

Старпом же наслаждавшийся вкусным ароматным чаем, приготовленным по специальным рецептам коком с Северного Кавказа, который он пил каждый вечер и говорил, что чай очень полезно влияет на психику, внимательно слушал.

— Так вот вызывает меня внезапно днём перед обедом к телефону флагманский руководитель и просит сходить на один большой противолодочный корабль дивизии Кольской флотилии, потому, что отвечающий за эти корабли капитан 1 ранга куда-то умотал, а там произошло какое-то ЧП с курсантами, и командир корабля просит, чтобы срочно прибыл кого-нибудь из руководства стажировкой. Приказ есть приказ. Пошёл я на это БПК, стоявший у седьмого причала. Для тех, кто не знает в то время это был самый большой причал в Североморске, куда планировали поставить даже авианосец, но потом передумали почему-то и поставили тяжёлый атомный ракетный крейсер. А так же в случае необходимости вставали другие корабли 1 ранга.

— Да там длина причал почти 350 метров, а ширина 25 метров – сказал важно старпом.

— Наверно вы правы, так как корабли 1 ранга становятся к причалу лагом и остаётся ещё место – согласился со старпомом капитан 2 ранга – так во прихожу я на этот причал и вижу рубящих лёд на причале ломами и лопатами курсантов 5 курса училища имени Фрунзе. Спрашиваю, что они делают и почему главные корабельные старшины занимаются таким неквалифицированным трудом? Понимаю, что не так всё просто, что что-то случилось раз они работают причём видно, что энергично и что странно с желанием, сами же знаете, что слово курсант расшифровывается, как коллективная, универсальная рабочая сила, абсолютно не желающая трудиться. А здесь раскрасневшиеся курсанты работают с непонятными удовольствием и усердием. Спрашиваю, что случилось? Говорят – ничего. Надоело спать – решили заняться общественно-полезным трудом. Вериться с трудом, но ясные глаза все же убеждают в этом немного.

— Да уж курсантов, главных корабельных старшин заставить рубить лёд на причале – это что-то фантастическое – засомневался старпом.

— Вот и я так подумал и пошёл к командиру, который меня уже ждал. Захожу к командиру корабля. Солидный капитан 1 ранга, внимательно осмотрел меня, спросил кто я и откуда. Все рассказал. Вместе с ним учились в академии – это как-то сближает. Он вдруг хватает фуражку и говорит пойдём со мной посмотришь и пошёл впереди меня. Я за ним. Пришли на сигнальный мостик. Он говорит — посмотри на причал. Я посмотрел и ахнул. Снизу на самом причале не видно, а вот с сигнального мостика видно всё и очень даже хорошо. И там огромными буквами, выбитыми на всю длину самого большого в Североморске причала читается сверху – Старпом дурак! Смотрю сигнальщики стоят хихикают – тоже видят, что там написано.

— Ничего себе – ахнул замполит – теперь понятно откуда у курсантов такой энтузиазм. Так нагадить начальству – это уже по-курсантски с энтузиазмом и желанием.

Лейтенанты в кают-компании сидят, склонили головы и тихонько хихикают, усатый капитан-лейтенант с механическим молотками на погонах смеётся откровенно:

— Молодцы курсанты!

— А почему? — спросил удивлённо старпом – что-то там не так. Что случилось? Как допустили?

— Я тоже так подумал, что так просто ничего не бывает – тяжело вздохнул рассказчик – пошли с командиром в его каюту. Вызвал он старпома в каюту и задал ему вопрос – почему главные корабельные старшины рубят лёд на причале? Старпом немного смущаясь сказал, что час назад он застал курантов спящими в каюте и отправил рубить лёд на причал, то есть заниматься общественно-полезным трудом и заодно проучить их за сон во время занятий по специальности. Тогда я прошу старпома принести книгу корабельных планов. Принёс. Про курсантов в книге никаких упоминаний, как будто их и нет корабле. В планах штурманской боевой части тоже за прошедшую неделю не казалось никаких упоминаний. Командир понял всё с полуслова и просит объяснить, как планируется кораблём стажировка курсантов 5 курса штурманской и других специальностей во время занятий по специальности матросов. Старпом бормочет, что-то, что слишком много штурманов дали на один корабль, что они сами планируют себе занятия. Вот у механиков всё нормально. Командир спокойно говорит, что вот они и спланировали себе сон, раз корабль этим не занимается. Спросил старпома, почему они не привлечены к проведению занятий по специальности. Старпом, что-то рассказывает, что их привлекают к проведению политзанятий и политинформаций. А по специальности? – спрашивает командир – самое время назначить кого-то из курсантов исполнять обязанности командира БЧ-1, а кого-то и групмана.

— Всё понятно — корабль самоустранился от проведения стажировки курсантов – резюмировал старпом – а чем занимался сам штурман? Это же к нему прибыли курсанты в боевую часть.

— Я потом разбирался по полной. Оказывается, корабельный штурман был в отпуске, групман ЭНГ ушёл в море на другом корабле и заниматься курсантами было некому. Флагманский штурман бригады не учёл этого и оставил корабль без офицеров штурманов. Виновных много, а вот дела нет и есть проблема.

— Зато у механиков всё нормально – порадовался усатый капитан-лейтенант с механическим погонами – среди механиков бездельников нет. Это для механиков профнепригодность.

— Как решали? – спросил старпом допивая свой чай.

Капитан 2 ранга покачал головой видимо вспоминая:

— Спрашиваю старпома, что говорит корабельный устав о наказании главных корабельных старшин, исполняющих обязанности офицеров на стажировке? Рассказывает все пункты дисциплинарного устава. Спрашиваю, а наряд на работы для старшин есть? Нет – говорит – значит знает устав. Тогда как понять? Молчит. Понимает, что виноват. Когда он ушёл, то командир улыбнувшись сказал, что правильно курсанты сделали. Старпом действительно в этом случае дурак. И попросил меня забрать курсантов на другой корабль. Все-равно до старпома дойдёт – корабль маленький, сигнальщики всё видели и ему и кораблю не нужны новые проблемы.

— И как решили? – спросил замполит.

— Просто решили. На предобеденную приборку вывели приборщиков причала – человек 50, и они быстро сбили весь лёд, убрав похабную надпись, позорящую не только старпома, но и весь корабль. А главные корабельный старшины – курсанты руководили этим мероприятием по моему приказанию. А в этот же день я перевёл их на эсминцы 1 ранга эскадры, уходящие на две недели в море. Там у штурманов работы много, — и капитан 2 ранга улыбнулся – вот и всё, а выводы делать вам самим.

— Спасибо вам за интересный и поучительный рассказ – встал старпом и пожал руку капитану 2 ранга – товарищи офицеры. Прошу не опаздывать на построение – и с замполитом, что-то обсуждая (видимо рассказанную историю) пошли на выход.

Капитан 2 ранга пропустил всех офицеров и только после этого пошёл на выход. В дверях его ждал невысокий стройный, можно сказать даже худенький лейтенант.

— Товарищ капитан 2 ранга лейтенант Егоров – командир ЭНГ. Я был среди этих курсантов и помню вас. Спасибо, что перевели нас на эсминец. Практика получилась интересной и очень познавательной. Правда написали мы тогда, что не старпом — дурак, а намного грубее.

— Ну так и что? Итак хорошо для рассказа в кают-копании. А суть та же.

Капитан 2 ранга пожал офицеру руку и усмехнувшись сказал:

— Тесен мир на флоте. Не ожидал, что встречу вас здесь.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Спасибо! Жаль, что свою жизнь уже не повторить. Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *