Кают-компания. Были и байки плавсостава. Как морпехи якорь продавали

Высадка морского десанта с БДК фотографии с Rus.postimees.ee

Эсминец вышел на боевую службу в Средиземное море. На эсминец подсадили морских пехотинцев во главе с капитаном Колей.

Целыми днями морские пехотинцы отрабатывали на юте приемы рукопашного боя. При проходе Босфора морские пехотинцы охраняли верхнюю палубу.

Вечером уже в Средиземном море капитан Коля пришел как-то на вечерний чай, и старпом предложил ему рассказать интересную историю.

— Я могу только про морскую пехоты – удивился капитан, что морякам интересна его история.

— Рассказывай — милостиво разрешил старпом

— Хорошо – согласился капитан, окуная в стакан чая баранку – слушайте.

Михалыч переглянулся с усатым механиком и улыбнулись друг другу.

— Высаживали мы десант на Балтике на песчаное побережье. Сначала пошли МДК (малый десантный корабль) и несколько «подушек», выбрасывавшие разведку для захвата плацдарма, потом БДК высаживающие основную силу десанта, а потом еще «подушки» с небольшими подразделениями, танками и БТРами, имеющими свои задачи.

— Коля ты пояснил бы нашим лейтенантам, что такое «подушка», а то наверно не все знают – предложил усатый механик.

Капитан усмехнулся, надо же кто-то не знает десантные высадочные средства, подумал и продолжил:

— Это малые десантные корабли на воздушной подушке, называются МДК ВП. Выходят прямо на берег. Проект 12322, называется «Зубром». Может передвигаться над ровной поверхностью над землей. У нас в Балтийске чуть не сел на крышу штаба.

— Свистишь? – удивился старпом – на какую же высоту он поднимается?

— Метров до пяти наверно, а может и больше – пожал плечами капитан.

— Так, что там у вас случилось? – спросил заинтересовавшийся замполит.

— Высадка, как высадка. Учение давно отработано. На берегу трибуна, где сидит все командование, в том числе и из Москвы. Я был командиром ПТ-76М.

— Капитан поясняй, что такое ПТ-76М. А то говоришь аббревиатуры, а у нас их не понимают – предложил старпом.

— ПТ-76М это плавающий танк. На вооружении морской пехоты. Я тогда был молодым лейтенантом и еще не знал всех особенностей. Двигатель для движения в воде водометный. Сами понимаете, что для движения в воде должны быть задраены все технологические отверстия, чтобы не утонуть.

— А вы забыли их задраить? – спросил лейтенант связист, сверкая глазами.

— Естественно. Я виноват, что не проверил все. А механик-водитель был молодым, что-то ремонтировал, раскрутил, а назад забыл поставить.

— Ничего себе? Это как на лодке погрузиться с открытым люком – удивился старпом.

— А такое и было в Севастополе вышла лодка на отработку погружений – пояснил Михалыч – по моему командир каплей Белозеров. Что-то забыли там задраить и когда начали погружаться вода пошла в кормовые отсеки, и лодка воткнулась кормой в грунт. Ушла метров на семь и встала почти как карандаш.

— Спасли? – с придыханием спросил замполит.

— Приезжал главком лично заниматься спасением – пояснил Михалыч – а где высокое командование, там спасения не жди. Но подводникам повезло, командир их заставил спасти лодку. Кто паниковал – сразу бил в морду. Откачали воду из кормовых отсеков и к удивлению главкома, и его свиты, сами всплыли.

— Насосами откачали? – спросил старпом.

— Нет командир расставил всею команду вдоль лодки и заставил воду таскать через все отсеки в первый, откуда выбрасывали за борт. А в кормовых отсеках насосы не работали почему-то. В бесках, пилотках, баночках матросы и офицеры трое суток откачивали воду. И всплыли.

— Спасение утопающих – дело рук самих утопающих – резюмировал замполит – давайте капитан рассказывайте ваш случай.

— Наш случай прост. Прыгнули с аппарели в воду, и вода стала топить танк снизу. Вижу дело плохо. Командую покинуть танк. Все выпрыгнули. Люки настежь. Всплываю, а водителя нет. Нырнул вижу наполовину вылез из своего люка и за что-то зацепился и уже не шевелиться, только руки вверх подняты. Бросился к нему, что смог обрезал ножом, а самого его со всей дури дернул, порвал что-то, но вытащил.

— Да сложно у вас служить – покачал головой усатый механик.

— У вас не проще – парировал капитан – глубина там метров десять. Танк наш ровненько на дне лежит. Всплыл и с наводчиком поволокли механика к берегу. Сделали искусственное дыхание. Морпех выжил, сдали его санитарам, а сами пошли в атаку в цепи с нашими.

Наверно на трибунах никто не заметил нас. Во всяком случае шуму не было. Оценку получили хорошую. Вернулись к себе, а комбат говорит мне – бери танк и вытаскивай свой. Я и поехал.

— Это все – спросил разочарованный замполит.

— Нет конечно, то что я хотел рассказать, то есть самое главное только начинается. Слушайте, что было дальше. Приехали к месту высадки. Я нырнул, прицепил к своему танку длинный буксир и его вытащили на песок. Стоит вода с него стекает, а сзади какая-то хрень болтается. Залез я в танк и обмер. А там внутри не понятно как попал прямо в мой люк, валяется якорь небольшой и оборванная якорьцепь. Понятно, что кто-то из мелких десантных кораблей потерял.

— Ничего себе? Откуда это – удивился старпом.

— Как потом выяснили дело было так. Когда БДК отошли на берег выскочили «подушки» выпустили танки и БТРы, отошли в море и встали на якоря. И надо же было такому случиться, что отдавая якорь, попали якорем прямиком к нам в мой люк. Якорь вошел и зацепил «подушку» изнутри. Хорошо стоят, крепко «грунт» держит, а вот когда выбирать якорь стали лапы зацепили за башню и естественно танк поднять не могут. Якорьцепь лопнула, и «подушка» без якоря ушла. Учения понимаете все красиво должно быть и быстро.

— Ничего себе – покачал головой усатый механик – и что вы делали с этим якорем?

— Понятно, что нам якорь не нужен. Но там внутри нам разворотили все наше, повредили приборы. Наши, еще чего-то там потеряли с другого танка, поехали тоже к месту высадки и мне рассказали, что моряки с «подушки» ныряют и не могут понять куда девался якорь с якорьцепью. И им рассказали, что один «подводный танк» пришел с якорем.

— Класс – сказал старпом – им же теперь можно этот якорь за хороший коньяк продать.

— Ну да, так и было. Они там якорем внутри нам тоже много переломали. Хорошо снаряды не зацепили. Вообще приехали моряки к нам с коньяком свой якорь выкупать. Накрыли мы поляну и вместе отпраздновали решение их и наших проблем.

— А механик-водитель как? – спросил усатый механик.

— Никак – пожал плечами капитан – пришел через две недели из госпиталя с резолюцией, что нуждается в воспитательном воздействии. Я его тоже потом как-следует проинструктировал, что так нельзя. Всех нас мог утопить. Пришлось для профилактики ему кое что надраить.

— Если бы он погиб, то ты бы звездочки потерял, как минимум – вздохнул старпом.

— Не погиб же. А танк дернули, просушили, поменяли разрушенное якорем и через неделю он был в строю.

— Вот товарищи офицеры. Какие надо сделать выводы – спросил замполит и обвел глазами офицеров.

— Якоря чужие тырить надо – усмехнулся Михалыч.

— Нет – поднял вверх палец замполит – технику надо свою, как следует, проверять перед ответственными учениями. Тогда и проблем не будет.

— Товарищи офицеры прошу всех не опаздывать на построение – сказал вставая старпом – а вам капитан большое спасибо. Очень поучительный пример.

Малый десантный корабль на воздушной подушке фотография с zr.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *