Кают-компания. Флотские истории. Надо ли помогать человеку, попавшему в беду?

— Вопрос кажется простой и не требует особой дискуссии – сказал Михеич на очередном вечернем чаепитии в кают-компании офицеров большого противолодочного корабля.

— А что здесь такого особого – пожал плечами замполит – это даже не риторический вопрос, а можно сказать принцип действия любого советского человека-коммуниста. Сам погибай, а товарища – выручай – лозунг бойца советской армии и тем более флота.

— Не так всё просто, как кажется – немного улыбнулся Михеич – поэтому я хочу рассказать вам один случай произошедший со мной ещё, когда я был молодым старшим лейтенантом.

— Ну рассказывай – махнул рукой старпом, поднося к рту стакан чаем – а мы послушаем и покритикуем тебя. Ты же про себя рассказываешь?

— Про себя конечно – согласился со старпомом Михеич – это было наверно в году 1975. Мы на новом БПК вернулись с государственных испытаний в завод в Николаев. Всю весну и лето выполняли задачи в полигонах боевой подготовки и прибыли на ревизию в родной завод.

— Ну да для тех, кто не знает, что все корабли после прохождения государственных испытаний и приёмки флотом у завода, возвращаются по окончании в завод и устраняют выявленные недостатки и только по окончании этого принимаются флотом – пояснил старпом лейтенантам, которые слушали очень внимательно.

— Постольку поскольку я отпуск не гулял в том годы – тяжело вздохнул Михеич — меня мои отцы-командиры отпустили в отпуск, но не на полный месяц, а всего на неделю, так как слишком много надо было выполнить работ по моей части. И я взял тогда ещё беременную жену на седьмом месяце, и мы решили навестить её родителей в Калининграде. Загодя купили для них подарки, кое-что я привез из Севастополя и выехали в Николаевский аэропорт. Из Николаева прямых рейсов на Калининград не было, и мы решили лететь до Киева, а уж оттуда добираться до Калининграда. Все же три самолета за день. До Киева мы добрались почти без проблем, правда уже поздним вечером. С такси были какие-то сложности, и мы добирались из «Жулян» в «Борисполь» на какой-то машине местного «навозного жука».

— Непонятно, какого «навозного жука»? Это что новый вид транспорта? – спросил лейтенант минёр.

Все офицеры дружно рассмеялись.

— Ха – усмехнулся старпом – с такси во многих городах Украины тогда было довольно сложно, надо было выстоять большую или я бы сказал огромную очередь. Но можно было нелегально доехать за деньги у частника, правда ломили больше. Под вечер гораздо больше. Но если надо ехать, то значит надо ехать.

— Нельзя продумать властям просто было бы пустить больше автобусов между аэропортами — проворчал капитан лейтенант с большими усами.

— Это сложный вопрос — усмехнулся замполит — порой возникает крамольная мысль, что кому-то из руководства это выгодно, чтобы были очереди и частники наживались на нормальных людях, которым нужно добраться.

— Да у меня жена беременная. Уже седьмой месяц, да давиться в транспорте в таком состоянии не хочется. А потратить часа три на стоянку в очереди за такси на ногах, тем более не хотелось. Встали стоим минут тридцать. Очередь ни с места. Подошёл к нам какой-то мужик жуликоватого типа в кепочке с золотыми зубами:

— Командир до «Борисполя» за полчаса за 10 рублей. Согласен?

— Это вполне по-божески – сказал молчавший и думавший видимо о чем-то своём замполит – я заканчивал Киевское политическое и знаю все эти расценки – усмехнулся он.

— Посмотрел на жену. Вижу она никакая после перелета в самолёте. Смотрит на меня жалобными глазами. И я согласился — вздохнул Михеич.

\- Любой бы здесь согласился — поддержал Михеича замполит.

— Да всё было хорошо, кроме жуликоватого вида этого человека и его непонятной кривой усмешки – продолжил Михеич – кроме нас севших сзади в «жигулях» сидел ещё какой-то молчаливый мужчина рядом с водителем и курил. Я попросил его не курить, так как жена беременная. Он согласился. И мы не став больше никого брать поехали в «Борисполь». Киев не знали ни я не жена, но каким-то внутренним чувством я понял, что едем мы не туда. Город закончился, и мы выехали на какую-то загородную дорогу, а потом свернули на просёлочную. Я спросил водителя — куда мы едем? Он спросил меня – а ты что Киев знаешь? Куда и как ехать? Пришлось ответить, что знаю, но на всякий случай я взялся за горлышко бутылки Муската игристого, которую я купил ещё в Севастополе для родителей жены. Все же какое ни есть, а оружие. Жена тихонько толкала меня коленом, вытирала слёзы и делала мне какие-то знаки. Но я и так понимал, что не все нормально, будет драка – значит надо защищать свою семью. Но назад дороги уже не было. Смешно за десять рублей отдать жизнь наверно очень дорого. Машина остановилась во дворе какого-то дома на окраине небольшого села. И подумал я, что здесь скорее всего и придётся принять свой последний бой.

— Да ситуация неприятная – согласился замполит – там бывают такие. Убьют и ограбят, а потом тела найдут вниз по течению Днепра. Днепр там был?

— Был как раз за селом виднелся в свете звёзд, как в картинах Куинджи «Ночь над Днепром» — сказал Михеич.

— Да в сложный вы попали переплёт и как вы выпутались – спросил замполит, поставив свой стакан чая на стол.

— А что такое «Жуляны» и «Борисполь»? — вдруг спросил лейтенант связист – выпускник Калининградского ВВМУ.

— «Жуляны» и «Борисполь» – это главные воздушные ворота Киева – пояснил с видом знатока замполит – будете в Киеве обязательно посетите, как Киево-Печерскую лавру. Обязательно – поднял он палец вверх.

— Вышли эти оба мужика из машины, и я выскочил с ним и с бутылкой. Вы это куда спрашиваю. На же в аэропорт надо.

— Так мы это на секунду сейчас поедем — пояснил шофёр поглядывая на молчаливого – здесь рядом. Хочешь флотский попробовать нашей украинской горилки самодельной. Не хочу отрезал я – сжимая бутылку за горлышко готовясь дать отпор. Ну не хочешь, так как хочешь – вздохнул молчаливый – а шампанское зачем вытащил? Боюсь что разобьётся – ответил я и ещё крепче сжал бутылку. Ну, ну усмехнулся молчаливый. Подождите недолго и вас отвезут. Они ушли в дом. Их недолго продолжалось минут тридцать. Потом пришёл один шофёр и мы поехали. Действительно Борисполь был недалеко.

— Так и отпустили? – спросил замполит.

— Так и отпустили – ответил с улыбкой Михеич – что на них повлияло я не знаю. Но отвёз и деньги не взял, сказал мол за задержку и беспокойство извините.

Замполит усмехнулся

– Непонятно почему отпустили. У нас там бандитов столько и люди пропадают постоянно. Хорошо, что ты оказался от выпивки. И возможно потому что ты был в форме.

— Наверно так и было, потом я в какой-то части убедился в этом – сказал Михеич. Приехали мы в аэропорт уже поздно вечером. Билетов на Калининград нет и не ожидается. Переночевали в креслах. Утренний самолёт улетел без нас. Пошёл я в умывальник умыться и побриться. Сами понимаете, что офицеру в форме в таком виде не след появляться в общественном месте. В умывальнике ко мне подходит мужичонка на полголовы ниже меня говорит ласковым голосом: — мол помоги мне старлей, я попал в нехорошую ситуацию.

— Хм – усмехнулся замполит – знаешь сколько таких попрошаек ходит в аэропортах и на вокзалах. А самим на выпивку не хватает. Типа ограбили, потерял, надо добраться домой. Не один раз встречал таких попрошаек. Куда милиция смотрит?

— И я также подумал – ответил Михеич – под глазом фингал. На голове и грязной майке, ещё не смытая и не застиранная свежая кровь. Какие-то оборванные шорты и вьетнамки. Небритый дня два. Доверия не вызывает никакого. Я полковник авиации говорит. Летел в Сочи из Калининграда. Там жена отдыхает в санатории. Товарищ полковник вы в зеркало себя видели – усмехнулся я.

— Во – поднял вверх указательный палец замполит – товарищи офицеры не верьте подобных прохиндеям. На деньги просто хотят вас развести в лучшем случае, если не ограбить. Есть пока такие родимые пятна в нашей советской стране. Но выведем. Обязательно выведем.

— Он посмотрел на себя в зеркало, а потом говорит, что да поверить мне очень сложно. Вот смотри удостоверение личности и показывает мне удостоверение личности офицера, такое же как у меня лежит во внутреннем кармане тужурки с отпускным билетом. Вижу фотку. Непохож. Говорю мол посмотри это же не твои документы. Я уже к этому времени побрился и хотел уже уходить, но чем-о он меня заинтересовал. Говорит. Понимаю, что непохож, но потеряй старлей минутку и выслушай меня. Я полковник авиации и называет фамилию.  — Хорошо. Рассказывай – говорю ему я. Одна минута. Там меня ждёт беременная жена.

— Так Михеич давай закругляйся – посмотрел старпом на часы – скоро на вечернюю поверку.

— А я и закругляюсь — ответил Михеич – рассказал, что летел из Калининграда от друга в Сочи. Прилетел вечером в «Борисполь». Надо добираться до «Жулян», чтобы лететь дальше. Такси перегружены, взял частника. — В кепке с золотыми зубами – спрашиваю я. — А ты откуда знаешь – удивился он. — Он был не один? — Да впереди сидел какой мужик. Приехали в какую-то деревню. Предложили выпить. Прошёл в избу выпили. Тут мне по голове и трахнули чем-то тяжёлым. Видишь шишка – показывает мне среди грязных нечёсаных волос. – Не вижу, но продолжай – желания трогать его волосы не было никакого. – Вскочил я тут меня в глаз стукнули и ещё раз по голове. Очнулся здесь в «Борисполе» в сточной канаве в этой одежде, рядом со стоянкой такси. Пошёл в милицию, выгнали и пообещали посадить на пятнадцать суток. Чуть документы не отобрали. Вот так и скрываюсь от них в туалете и надеюсь, что найдётся добрая душа и поможет. – Сколько надо — спросил я. – Сто рублей хотя бы – отвечает. – Зачем так много? — так чуть купить себе надо чего-нибудь привести себя в человеческий вид. Так же не полетишь? – спросил он заглядывая мне в глаза.

— И ты дал? – спросил старпом – поверил этому прохиндею?

— Не поверил – твёрдо сказал Михеич – Сложно поверить. Но что-то в нём и потом в наших ночном путешествии на частнике, говорило, что человеку надо помочь. Может, если бы мы сами не был в подобном состоянии в той деревушке на Днепре, возможно и не поверил бы. Дал ему сто рублей. Хотя было всего у нас на весь отпуск триста. Но там родители помогут понятно – подумал я.

— Так и дал? А он убежал с концами? – как-то заискивающе спросил замполит.

— Нет попросил мой адрес. Я ему дал адрес родителей жены в Калининграде.

— Понятно, что с концами товарищи офицеры. Не верьте все м прохиндеям, встречающимся на вашей дороге. Хоть до Калининграда добрались? – проинформировал всех замполит

— Добрались – опять усмехнулся Михеич видимо вспоминая это – через Москву. На Калининград из Киева билетов не было, зато были на Москву, и мы полетели. А уже оттуда в Калининград добрались в этот же день.

— Так к чему Михеич этот рассказ. Сути не понял – вдруг возмутился старпом.

— А суть в том, что утром пришёл мне перевод из Сочей сто рублей. И приписка, что если нужна помощь в службе, обращайся по телефону. Я служу в главном штабе ВМФ.

Все аж выдохнули от такой неожиданной концовки.

— Обращался – спросил старпом.

— Нет конечно. Не обращался. А зачем? И так хорошо – почесал затылок Михеич.

Все громко рассмеялись.

— Все на построение. Товарищи офицеры не опаздывать – скомандовал старпом вставая.

— Значит действительно помог хорошему человеку, попавшему беду. Молодец Михеич – пожал Михеичу руку, проходя мимо него капитан-лейтенант из механиков с длинными усами.

И все офицеры проходя мимо Михеича уважительно жали ему руку.

Кают-компания военного корабля

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.