Дементьев Ю. Праздник

Калининградское ВВМУ

Я тогда на кафедре кораблевождения преподавателем служил. Капдва. А время было такое, что получить капраза можно было только, если что-то сломаешь или построишь, но обязательно за бесплатно. Хапспособом.

          Начальник училища — Пилипенков, щирый хохол, не мог прожить дня без новой идеи и без того, чтобы что-то для училища (и себя, конечно) не спионерить.

          Хитрый, завистливый, мстительный, волевик и необразованный. Но был у нас как рыба в воде. А что – малоземелец! Торпедными катерами в размере дивизиона под Новороссийском командовал. Его сам Брежнев знал! Видишь, какую территорию отхватил! Это он просто ночью забор передвинул. А когда городские власти жаловаться стали, он взял и письмо Брежневу отправил, что малоземельцев обижают. Больше на него никто не жаловался.

Да, я же о звании. Вышел срок у меня на капраза. Пилип меня к себе вызывает и говорит в том смысле, что звание вышло, а в училище круглый юбилейный праздник, план написан объемный, и мне доверено большое и важное дело.

Способен ли я поднять на высоту (100м!) крейсерский военно-морской флаг? Он также добавил, что не только у меня, но и у других товарищей офицеров, вышли сроки присвоения очередных воинских званий, но он представления до окончания праздничных торжеств отправлять не намерен. А посмотрит, как справятся с заданиями офицеры, и только уже потом примет окончательное, но правильное решение.

Сказал, что по понятным причинам и вследствие холодной войны, добиваться поставленных передо мной ответственных целей я должен самостоятельно, но должен также обязательно составить и представить ему на утверждение собственный план работ, согласованный по времени с общеучилищным, и производить доклад по пятницам в 17.00 еженедельно.

Я сделал серьёзнейшее лицо, показал ему своей строевой стойкой и явно видимой работой мысли, что впитываю каждое слово начальника, и после короткого «Разрешите исполнять», покинул кабинет.

Настроение в целом было отличное: я уже примерял погоны капраза. Дело не казалось сложным, и замысел созрел еще на этапе инструктажа.

— Ну, а ты чего бы делал?

Конечно, набрал бы воздушных шариков, надул бы их – и всё: флажок поднят! Легко и просто стать капразом! Я чуть не прыгал от такого «ответственного» задания.

И я тут же начал план составлять и матобеспечение под него изобретать. Итак, нужен был флаг, веревки тонкой (ладно, фала, конечно) метров 150, шарик воздушный, газ какой-то и … и всё!

Херня, думаю, за день управлюсь. Вышел пройтись по территории после напряженной умственной деятельности: это вам не по трём пеленгам определяться. Я целый флаг поднимаю! Гордый тем, что всё быстро придумал и сам такой — аж хитрожопей всех, шагаю по территории и на конкурентов смотрю. А на территории… Ничего себе! Нет, ни себе чего!

Калининградское ВВМУ

Группа курсантов копает по руководством каптри с кафедры ракетного оружия яму под столб. Поверху столба такая вогнутая крестовина прихерачина, рядом – сплетённое, как корзина, отдельно гнездо.

— Вася, это что у тебя?

— Здесь птицы счастья – семья аистов жить будет, за ними уже поехали. Завтра матросик из роты обеспечения привезет. Сегодня установим, и, думаю, раствор за ночь схватится.

Смотрю, а на столбе перекладины набиты, скобы, чтобы и руками держаться, под гнездом что-то типа полочки крепко так приварено на уголках.

— ??? На х…я?

— Это кормить лягушками их будут, личный состав уже расписан, а полочка для банки с лягушками.

— А где брать-то лягушек?

— Рота назначена, тут болота за железной дорогой или даже искусственно разводить будут в нашем озерце у плаца! Всё решено!

Однако. Смотрю дальше: столб покрашен, внизу зачернен. Все в лучшем виде.

От такого зрелища мне даже тревожно стало: может, я чего-то не понимаю?

А на плацу десятка два художников из курсантов, освобождённых приказом от занятий, пишут красками из больших банок сразу три картины. Одну – самую большую в Европе, или вторую по величине, уже не помню, на которой десантная операция, кажется, изображалась. Это, что параллельно железной дороге, вторая – на торце плаца, ей перпендикулярно – морской бой нашего карманного авианосца с проклятыми империалистами. Там: всё стреляет, дымит, побеждают наши, горит супостат. Третья картина совсем скромная, всего три на восемь метров – подводная лодка. Это, сравни с первой: та — где-то семьдесят на двенадцать, если ни выше, а эта – так место прикрыть в конце дорожки.

Что-то не то, думаю: почему за флажок и картину — самую большую в Европе — цена одинаковая?

А тут стройными рядами роты на плац выходят. Строятся и залезают на что-то вроде ступеней. И перед ними Петруччо — первого ранга с кафедры БСФ встал. Оркестр сбоку пристроился. Грянули «Варяга», курсанты запели, а Петруччо у них за дирижера! Чудеса.

Я потом у него спросил:

— Петя, а ты, когда музыкальную школу закончил, что так классно руководишь хором?

-Да у меня и слуха совсем нет, и в музыке я совсем не понимаю. Просто прибежал Колька из учебного отдела и велел в училищном плане расписаться, что я – дирижер. Я расписался и к начальнику. А он мне:

— И ничего, что ты нот в глаза не видел, а слух твой никому и не нужен. Он у дирижера оркестра имеется, наверное. Зато ты — самый длинный и лицо у тебя подходящее. А хор, уже точно, —  самый большой в Европе!

Иду назад в мыслях грустных, а у трибуны уже орудие 45-мм устанавливают: из арсенала привезли и боезапас в ящике для пробной стрельбы. Ребята с кафедры арторужия лично пальчиками показывают, куда анкера в асфальт забивать. Я в кабинет зайти не успел, как пушка грохнула.

И, как оказалось, не напрасно меня стали сомнения тревожить: звиздец подкрался ко мне совсем не заметно.

Для начала, когда под личную ответственность мне со склада крейсерский шёлковый флажок выдали, оказалось, что вес у него больше 2 кг.

Я за шариком в метеоотдел флота. А там ничего нет. Я — на улицу Зоологическую – к гражданским. У них зонды с какой-то смешной грузоподъёмностью, проблемы с выдачей, оплатой. Целая головная боль. Там даже КГБ процессы на контроле держит! И понимаю я, что связка из таких шариков – крайнее решение задачи. Ищу: нигде ничего нет вообще. Никто не желает запускать шары в воздух!

А время идет, что я в пятницу доложу? Скажу, что ядрёную бомбу придумал, а средствами доставки не обеспечил? Так пришлось и докладывать. Ну, Пилип такую рожу скривил, что уже не до нового звания, а как бы это сохранить.

-Думайте лучше, инициативу проявляйте, учитесь выполнять поставленную задачу, вы же пока! — целый капитан второго ранга!

И всем понятно, что это «пока» может качнуться в любую сторону. Конечно, вряд ли меня в третьего ранга переведут, но можно капраза никогда и не получить!

Нашел я походящий шар, наконец, в филиале местном какой-то полярной экспедиции. Видишь, есть у нас и такие организации. Клюнет петух в жопу – и полярную, на хер никому не нужную, экспедицию найдешь! Скажи: что я потерял на этом долбанном Северном полюсе?

Ладно, а чем основной и единственный шарик, за водяру мне доставленный, надувать? Гелием, конечно, атомный вес 4. Нашел я гелий, целый баллон гелия в метеослужбе области. Дали на время. Но не поднял он мой флаг. Сказали, только водород нужен с атомным весом 1. Ищу водород, а его вообще нигде нет!

На плацу уже весь репертуар прошли, клетку с мишкой перед столовкой поставили, звиняйте, перед камбузом! Маяк построили, и он, как настоящий, по кругу луч гоняет, а у меня газа нет. И, как оказалось, не только газа, но и тонкой лёгкой и очень прочной нити. Эта самая нить должна была не только скомпенсировать подъёмную силу водородного шара, но и порывы ветра на стометровой высоте. И легкой должна быть, так как грузоподъемность шарика была мала.

Через курсанта я нашел немного водорода, всего на три-четыре заправки. И подъемную силу я обеспечил. Но у меня не было веревки! Леска в 1 мм, самая толстая, которую можно было купить, была явно слаба. Мне же не только поднять надо было, но и на всё время праздника держать флаг на высоте и потом торжественно спустить!

Чего я только ни придумывал. Все не то! А время близится к ночи. Пилип на меня злой, а я, как бобик, шарюсь по городу, телефоны обрываю.

И нашел! Это была, не помню, откуда, 2-мм леска. Как камень с души свалился.

Знаешь, у нас самодельный открытый бассейн был? Ну, мы за его оградкой расположились, чтобы сигналы с трибуны видеть, и на генеральной репетиции таки возвысили флаг на 100м.

Пилип доволен, начкафедры – тоже: его ведь тоже из-за меня дерут, однако. Ну, и я сам от себя тащусь!

Вот и праздник наступил. Гостей понаехало. Обком, горком, флот, ввмузы, администрации области, города и района. Курсанты сотни девчонок привели, родителям приказано было явиться, чувствуешь? Бомонд!

Мишка в клетке ревет, его конфетами кормят девчонки, он с непривычки обосрался, а уже взрослый, на девиц член вываливает, все смеются. Олени пятнистые по территории гуляют, и одинокий без семьи аист в гнезде цепочкой прикованный торчит. Вахта надраена. Хор – в белых перчатках. Петруччо – в парадной форме. Командование — золотом сверкает. А я со своей командой в засаде в бассейне за кустами притаился. Но – тоже в парадной форме.

Наступила минута, речи произнесены! Хор рванул «Варяга», пушка стала стрелять как настоящая, мне отмашку с трибуны. А шар накачан, водорода в нем – под завязку, лесочка на катушке очень аккуратно намотана. Тормозное устройство соорудили. Катушку привинтили к оградке бассейна, что из уголка 45 на 45. Стали мы флаг поднимать. А по громкой рассказывают пораженным зрителям, что флаг героического военно-морского флота впервые в истории этого флага будет поднят на высоту 100 метров!

Тут все флаг стали искать глазами, и нашли, и захлопали, и даже – закричали на разные голоса. А флаг прямо рвется, порывы ветра его туда-сюда бросают, но он – всё выше и выше! Все, подъём закончен! Леска звенит от напруги.  Дотронуться страшно: вот-вот лопнет! Я знак подал. Диктор таким приятным баритоном (тоже выбирали) пояснил, что флаг реет на высоте ровно 100 метров над точкой подъема.

Все ещё захлопали, смотрят, как его ветер клонит и развевает!

И тут… вот именно: и тут!

Ветер дунул, блин, нить наклонилась и чиркнула по уголку стальному конструкционному 45 на 45. Не выдержав трения, оборвалась. Флаг как со старта подпрыгнул вверх и резко полетел в сторону центра города. Толпа как заорёт в восторге! А диктор нашелся и в таком духе, что для ВМФ не только море, но и воздушная стихи, как родная, и что 100 метров для нас не предел! Оркестр сообразил и «Прощанье славянки» сбацал. Кстати пришлось!

Флажок никто больше не видел и не встречал, он на мне до сих пор числится, если не списали.

Что ты говоришь про аиста на цепи. А не дали за аиста Ваське капдва, целый год перехаживал. Это совсем другая история, но кратко суть вот в чем.

Пилип услышал песню Софии Ротару про аиста на крыше, прослезился, но инновацию, старый идиот, придумал. Решил символ счастья в системе прописать навсегда, маразматик, мудозвон старый. Плохо, когда у тебя начальник необразованный.

Он вызвал матроса из роты обеспечения, местного. Дал ему 10 суток отпуска и приказал парочку аистов привезти. К его приезду гнездо и сооружали: всё по плану, японский городовой.

Соорудили, посадили птичек, дали лягушек. Лягушек они съели или проглотили, а потом дружно поднялись и улетели. Так что напрасно целая рота целые сутки сачками специальными по болотам лягушек искала.

Пилип утром перед камбузом доклад принимает, а дежурный в позе пингвина – улетели, мол, и ничего не сказали. А куда – не сообщили.

Пилип матроса за цугундер и под свои светлые очи: ты, что, думаешь, что я тебе вот так постоянно по 10 суток отстёгивать буду, а ты меня, заслуженного адмирала, фронтовика, на—вать, товарищ, матрос?

Вот тебе трое суток отпуска – и всё в исходное. А может ты меня обманул, орнитолог, твою мать, и не парочку привез, а двух птиц одного пола? А? Ну, и о задержке демобилизации на полгода ясно дал понять.

Матрос через трое суток привез только одного аиста. Второго, другого пола, поймать не сумел.

Аиста посадили на цепочку, так как были обоснованные резоны, что и он свалит от бесплатных лягушек. Кормили его по плану, но очень скоро после торжеств он сдох. Столб оказался не нужен, и его тоже выкопали.

Медведь без медведицы стал реветь, а когда девчонки шли на танцы в клуб, то рвал прутья клетки и радовал их своим огромным хозяйством. Пришлось сдать в зоопарк.

Пятнистых оленей задрали волки. Да, да, волчица приводила выводок, волки преодолевали двухметровый деревянный забор со стороны железной дороги и резали оленей. Патрули ходили с оружием и убили штык-ножами одного или двух волчат, которые не смогли обратно через забор удрать.

Пушку увезли назад в арсенал. Бассейн засыпали.

Картина самая большая была построена без учета розы ветров, и в ноябре, не выдержав давления ледяного ветра, упала и разбилась. Мышка здесь махнула хвостиком как следует, если крепёжные толстые забетонированные трубы вырвало с корнем. Попутно основная часть картины преодолела забор и упала на провода и рельсы электрифицированной ж/д Калининград-Светлогорск. Но никого не убило. Но ж/д зачем-то подняла скандал. Но потом все обошлось, и электрички возобновили маршрут. А не шути с явлениями природы!

Пилипа уже не было, и произведение искусства из фанеры растащили мичмана на дачи. Такая же судьба и у других шедевров.

Маяк стоит, но лампочка не светит.

Звания все, кроме Васьки с аистом, получили. И я, конечно. Потом и Васька.

Аиста жалко.

Такая, блин, жизнь! Говорят, что она прекрасна… Кому как.

4 комментария

Оставить комментарий
  1. Это оно как бывает! А картина — просто замечательная! Как и рассказ.

  2. Александр

    Успешно строил картину под руководством зам. нач. родного факультета капитана второго ранга Вдовиченко и преподавателя капитана второго ранга Николая Николаевича Чуракова. Шара была — бригаде строителей «автоматом» экзамены шли!Как-то леса начала шататься и поползли — мы как воробьи с них слезали и спрыгивали. Работы прекратили по соображениям безопасности.Наутро пришли к картине — Вдовиченко на лесах самой верхотуре сидит и спокойненько говорит: «Ну чего стали? Продолжаем!» Смелый мужик был. А ЯК-38-е на картине очень на зелёные огурцы смахивали.

  3. Уважаемый Юрий Владимирович! Начальником КВВМУ был — вице-адмирал Пилипенко! И все курсанты его уважали!!!

    1. Юрий Викторович. Возражений против уважения начальника училища курсантами нет никаких

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.