Дементьев Ю. Бюрократ равнодушен, а мины ждут своего часа!

Я занимаюсь разминированием в Калининградской области с 2008 г. Так уж случилось, что с выходом на пенсию пришлось переквалифицироваться. В то время я не имел даже самых общих представлений об актуальности этого вопроса.

Автор статьи

Прошло 13 лет. Многое стало понятнее, но в принципе, в проблеме очистки от ВОП территорий области ничего не изменилось. Но теперь уже мне состояние минной опасности в области представляется перманентной и серьезной проблемой.

Но вернемся к истокам, а именно, в основном к 1945г. Точнее к периоду между 13 октября 1944г. и 9 мая 45г.

В 44г. началась Восточно-Прусская операция 3-го Белорусского фронта, ее первый и в целом неудачный этап. Но наши войска все же вторглись, продвинулись и захватили плацдарм на территории Германии. «Вот она, проклятая Восточная Пруссия!»

Затем, через 3 месяца 13 января 45г. начался второй этап операции, который продолжался до капитуляции вооруженных сил Германии.

Ко второму этапу готовились основательно (по 5-6 боекомплектов на ствол).

Рисунок 1 – это буксируемая гаубица на гусеничном ходу БМ-4, калибр 203-мм. Во время штурма Кенигсберга стреляла прямой наводкой по зданиям, погребая под развалинами многоэтажек огневые точки противника. Похожая ситуация и на этом рисунке: ствол почти горизонтален. Снаряд в зависимости от назначения имеет массы от 100 до 146 кг. Видна тележка для перемещения снаряда и подъемное устройство для перегрузки на лафет.

Рисунок 2 гаубица-пушка МЛ-20, калибр 152-мм (крейсерский калибр) ведет стрельбы на позиции по настильной траектории.

Рисунок 3 – батарея МЛ-20 ведет огонь с закрытых позиций по противнику. Траектория зд. – баллистическая, снаряды фугасные или осколочно-фугасные. Зд. нет тележек – снаряд весит около 36кг.

Рисунок 4 – дивизион 76-мм пушек ЗИС-3 ведет огонь по противнику по баллистической траектории.

Так что снарядов не жалели, процент отказов неизвестен, но судя по многочисленности обнаруживаемых советских боеприпасов, отказавших после выстрела, достаточен, чтобы работать саперам еще долго. Это понятно: изношенная материальная база к концу войны на заводах, низкоквалифицированный труд женщин и детей. Постоянное недоедание и недосып работников на производстве. И плохие резьбы. Это наш бич.

Но, с другой стороны, сейчас это плюс: есть большая надежда, что в обнаруженном снаряде с навинченным взрывателем, прошедшим канал ствола, за 76 лет через неплотную резьбу во взрыватель проникла вода, и он внутри подвергся коррозии, и его подвижные части прикипели друг к другу и потеряли подвижность. Противник же массово минировал подступы к узлам сопротивления, на путях отхода, здания, дороги. Об этом подробно пишет генерал Отто Ляш (комендант Кёнигсберга) в своих мемуарах «Так пал Кенигсберг». Конечно, мины – оружие слабых.

Рисунок 5 – интересное фото: немецкий сапер устанавливает противопехотную осколочную прыгающую мину SP-35. Нажимной взрыватель ввинчен. Два других он установит позже. Интересен самодельный круговой датчик цели из 6 радиально проложенных проволок с центральным кольцом. Такая система очень эффективна.

Скорее всего, такие мины в настоящее время не опасны: у них должен отсыреть пороховой столбик к петарде, сама петарда, заржаветь терочный механизм, и вышибной цилиндр приржаветь к корпусу собственно мины. Но лучше не трогать. И не бросать в костер.

Рисунок 6 – это уже наши саперы осторожно выкручивают очень чувствительный нажимной взрыватель SP-35. Справа — обезвреженная мина SP-35.
Рисунок 7– противотанковые немецкие мины извлечены. Но пока взрыватели ввинчены.
Рисунок 8– это группа разминирования снимает перед немецким проволочным заграждением в один кол немецкие противотанковые мины. Скорее всего, это свежее немецкое минное заграждение и сапер вывинчивает взрыватель просто рукой.

Боевые действия шли тяжело, наши армии продвигались в боях, упорных и тяжелых. В пределах общей операции фронту пришлось провести несколько частных операций, прежде чем противник был окончательно побежден. Накопленный на операцию боезапас уверенно снижался. Снарядов не жалели. Конец войны был очевиден.

Мы прошли, перемогли, достигли, расстреляли боезапас и победили. Пришло победное время. Что представляла из себя в 45году Восточная Пруссия. Это разгромленная и опустошенная территория с детским, женским и престарелым мужским немецким населением. Голод. Разруха. Преступность. Вначале войска, а потом переселенцы сороковых годов встретились с массовыми разрушениями и, не побоюсь этого слова, сплошным засорением территории боеприпасами. Сейчас их называют нейтрально взрывоопасными предметами (ВОП).

Армия, что смогла, разминировала в своих интересах, собрала, уничтожила. И ушла. Местные слабые органы власти остались наедине с серьезной проблемой.

Рисунок 9– опять интересное фото –наши саперы умели работать, дело знали. Масса немецких противотанковых мин, снятых в спешке и оставленных на месте временного хранения. Все мины с навинченными взрывателями (возвышения в корпусе мины). Сапер в кирасе передает комвзвода (комроты) вывинченный взрыватель от мины. Потом он вывернет остальные.

Армия продолжала войну с Японий, её параллельно сокращали, демобилизовывали, перебрасывали, до разминирования руки толком не доходили. На своей территории разминировать пространство было некому. А тут – ненавистная Германия или уже не Германия? Органы советской власти и НКВД, в чьи функции входила очистка наших территорий в глубоком тылу еще не пришли в полной мере в Восточную Пруссию. Непонятна была и собственно судьба области, некоторые районы были безлюдны и через несколько лет после войны. Повторюсь, но ВОПов было столько, что к ним привыкли.

Даже в наше время я часто в нелюдных местах встречаю россыпи самых разных боеприпасов и довольно редкие экземпляры, как показано ниже.

Рисунок 10 – редкий 210-мм снаряд от гаубицы Б-17 чешского производства с нашими доработками. По данным автора такие орудия были в распоряжении 11гвА и 43А при штурме Кенигсберга.

В ходе боев и потом были сняты основные минные поля, какие-то площади и объекты целенаправленно разминировались на незначительную (10-30см) глубину, но основная территория оставалась очень опасной.

Послевоенные полевые работы видимо стали тем многолетним циклическим периодом, когда удалось из поверхностного плодородного слоя (культурного слоя) выворотить плугами и культиваторами массу минометных мин и снарядов и собственно мин, конечно. Постепенно снизилось число подрывов и самоподрывов, снизилось и количество несчастных случаев, особенно среди подростков.

Армия продолжала разминировать территории нашей области. Приводим подлинный документ об эффективности проведенной работы.   Документ приводим в полном объеме ниже.

Масштабные мероприятия по разминированию области, которые проводились не один раз в масштабах Прибалтийского округа, тем не менее, до сих пор окончательно не завершены.

Об этом честно докладывалось. А работа проведена огромная и тяжелая. Но не до конца!

И мы имеем зд. официальное признание специалистов о наличии проблемы. Проблема напрямую связана с безопасностью людей и материальных средств.

Но, судя по тому, как к минной опасности относятся руководители области, то они со своих должностных позиций такой проблемы как бы и не видят, а потому она и как бы не существует.

Но есть несколько иная реальная статистика. У нас небольшая организация, но каждый год мы при разминировании обнаруживаем и сдаем на вывоз и уничтожение по актам группам разминирования Минобороны или под охрану полиции в самых различных местах области сотни взрывоопасных предметов.

Это при том, что закона, постановления, указа об обязательном разминировании (очистке от ВОП) участков, выделенных под хозяйственную деятельность, в области нет.

Строители же не спешат тратить средства на разминирование и удорожать строительство, поскольку минной опасности официально не существует.

И только ГУ МЧС России в нашей области всегда на страже и выписывает предписания на очистку социально значимых территорий, в соответствии с руководящими документами. Хотя мониторинг минной опасности не является ее видом деятельности и обязанностью.

Что и говорить, городу Кенигсбергу и провинции Восточная Пруссия во время войны сильно досталось. Чего стоят только две бомбардировки города английскими ВВС 26-27 и 29-30 августа 1944года! Несколько районов Кенигсберга были полностью разрушены и сожжены. Погибли (сгорели и задохнулись) тысячи людей. И никто за это преступление не ответил.

Если поговорить о Калининграде, то в пределах предполья линии фортов и в полосе фортов (третьего вального кольца), в полосе первой линии обороны, второй линии обороны в самом городе, особенно в южном и западном секторах штурма города, до сих пор в земле лежит множество ВОП.

Центр города – тоже не исключение: прошлой весной в зоопарке наши сотрудники обнаружили больше десятка ВОП. А раньше там, где стоит на площади храм – минометную мину, а на реконструируемой площади Василевского – несколько снарядов, а на Гагарина у школы №2 – английскую авиабомбу и et cеtera. Список бесконечен.

А ведь эти территории с 4-го по 7 апреля 45г интенсивно подвергались авиабомбардировкам и обстрелам гаубичной в первую очередь артиллерией 122-, 152-, 203- и даже 210-мм. Работала артиллерия и более крупного калибра. Наше командования для штурма подогнало сюда даже гаубицы Б-17 калибра 210мм. Чешская модель с нашими коррективами. Всего-то их было 19 единиц, из них две – в опытной эксплуатации. Нам «посчастливось» обнаружить два снаряда: один в районе ул.Кошевого, второй на ул.Маршала Борзова, т.е орудия Б-17 были, по крайней мере, в 11гв.А и 43А.

Обстрел велся снарядами фугасного действия с целью разрушить укрепления, т.е. снаряды должны были проникнуть в объект и взорваться внутри. Поэтому неразорвавшиеся снаряды таких калибров летели по баллистической траектории и очень часто находятся за пределами глубин обнаружения штатными миноискателями. А это те-же 30-40см.

Если ВОПы находятся в пределах глубины промерзания грунта, то постепенно, от сезона к сезону, они выталкиваются льдом к поверхности, и когда-то очищенная территория может вновь стать миноопасной.

Мало того, снаряды крупного калибра и авиабомбы способны проникнуть на глубины в несколько метров. Они лежат без подвижек: фактор промерзания грунта там не работает. Обнаружить их можно пассивными ферроградиентометрами («бомбоискатели»), или геолокаторами или системой электроразведки.

Но в случае поиска собственного магнитного поля ВОПа ферроградиенометрами можно столкнуться с принципиальными трудностями. Магнитное поле авиабомбы или снаряда крупного калибра может быть само по себе слабым: здесь играет роль способность к намагничиванию оболочки снаряда, а также то, что напряженность постоянного (собственного) магнитного поля ВОПа обратно пропорциональна расстоянию до антенны градиентометра. Повышение чувствительности градиентометра может оказаться неэффективным вследствие влияния магнитных полей других источников, расположенных выше ВОП. Если они (магнитные аномалии) по протяженности невелики, но многочисленны, то при высокой чувствительности они «забьют» слабое магнитное поле ВОПа, и на него не обратят внимания, а мелкими целями, которые явно не ВОПы, заниматься не станут. Чтобы избавиться от мелких ферроэлементов, чувствительность загрубляют, но тогда можно просто не принять сигнал от ВОПа (пропустить сигнал).

Этот случай характерен для населенных пунктов с высокой засоренностью территории ферроэлементами. Опять же факт массового применения артиллерии и авиации общеизвестен, этим мы даже гордимся. Но жить 76 лет на собственных условных минных полях неразумно. Разве не так?

Я пока совсем не говорю о районе Северной горы («Семиозёрка», что от Арсенальной до Пехотной улиц), там был Кенигбергский арсенал, который дважды взрывался в 1918г. и 10 апреля 1920г., да так, что вагоны на нынешнй ж/д ст. Кутузово-Новое сбрасывало взрывной волной с рельсов, а снаряды разлетались в радиусе до 1,5 км). Близ ул.Пехотной мы вывозили их тачками. И их там еще море.

Рисунок 12 – взрыв арсенала в Ротенштайне (маленький северный пригород Кенигсберга), ныне – район ул. Арсенальной и Краснокаменной.

А что в области? Нет, не лучше!

За пределами Кенигсберга боевые действия велись или вдоль созданных линий обороны (в районе г.Гумбинена (нын. г.Гусева) или Инстербурга (Черняховска), вдоль линии «Дейма», на линии «Фришинг», вокруг Хайльсбергской линия обороны, линия обороны от Волитника до Хайлигенбайля, это основание полуострова Бальга, вдоль имперского шоссе №1 (шоссе от Калининграда до Ушаково) и это место ужасных боёв, или вдоль фронта на Земландском полуострове где-то с 5 февраля по 13 апреля 45г., или за крайне опасный от ВОП район в пос. им. А. Космодемьянского и вокруг него и др.) или имели очаговый характер вокруг одного или группы населенных пунктов и даже одиноких строений или группы зданий. Например, дом лесника в Модиттене, что слева от шоссе на Балтийск перед окружной дорогой, или перед Зеленоградском есть местечко Сосновка, бывшее Блядау. С 29 января по 3 февраля там были непрерывные бои за т.н. «Кранцевский котел», когда наш 54ск ген. Ксенофонтова, пытался отрезать 28пк Вермахта ген. Гольника, отступавший по Куршской косе из Мемеля. Все населенные пункты в полосе от нын. п.Мельниково до п.Сосновки и до автодороги на Светлогоск и до пос. Романово (п.Побетен) были или полностью уничтожены или очень сильно разрушены. Но кто помнит или знает об этом? Поезд на Зеленоградск идет мимо.

Таких очагов сопротивления было множество. Большинство из них просто стерто с поверхности боями, временем и людьми.

Но снаряды за пределами лемеха плуга или глубины обнаружения миноискателем остались, даже если эти территории разминировались!

Есть изречение: «Мины ждут своего часа». Это точно. Но часто высказывается мнение, что ВОПы со временем теряют способность к подрыву.

Да, это так, если нарушена детонационная цепь, либо источник возбуждения начального импульса отсутствует: или поврежден (заржавел терочный механизм в запале гранаты или не выкатились предохранительные шарики во взрывателе или перекосило ударник, и он не достиг капсюля-воспламенителя или отсырел пороховой замедлительный столбик и т.д.) и, если не предпринимаются действия, чтобы этот механизм запустить (бросить ВОП в огонь, разбирать взрыватель, оказывать другие механические воздействия).

Будьте уверены, ваши заблуждения развеются, но озарение будет коротким.

Все это так, но, обнаружив ВОП и поняв, что он прошел канал ствола и то, что взрыватель потенциально взведен, а детонационная цепь похоже вполне исправна, мы не знаем собственно причины отказа. Взорвется – или не взорвется? Брать в руки и полюбопытствовать или пройти мимо?

И может вполне взорваться, когда ковш экскаватора сминает аэродинамическую оболочку и давлением сдвигает застрявший когда-то на полпути ударник к капсюль-детонатору.

Ниже реальная картина, случившаяся несколько лет назад, впрочем, – типовая. При строительстве начали рыть котлован на неочищенной от ВОП территории в заведомо очень опасном месте. Экскаваторщику «повезло»: он загрузил в ковш 122-мм 24-килограммовый снаряд к гаубице М-30.

Рисунок 13 — земляные работы на поле летом 2014 г. без спецсопровождения. В результате 122-мм снаряд в ковше экскаватора.

Рабочие отказались работать. Работы остановлены. Пригласили аварийно наших представителей. Начальник отдела разминирования – Карюкин И.В. извлекает артснаряд из ковша.

Рисунок 14 — 24-килограммовый артснаряд с головным взведенным взрывателем успешно извлечен. (Снаряд прошел канал ствола, но почему-то не взорвался). Повезло всем

Надо помнить, что за редким исключением и взрывчатые и инициирующие вещества сохраняют свои заводские свойства. Т.е. могут взорваться и через много лет. Поэтому не подходите к одиноко горящему в лесу костру! Берегитесь и обходите стороной одиноко лежащие минометные мины и любые предметы непонятного вам назначения.

В конце войны в Кенигсберге и в Германии в целом стало плохо со взрывчаткой, поэтому использовались нештатные и очень опасные смеси (например тротил частично заменяли гексогеном) и запрещенные к использованию вещества (пикриновая кислота, соли которой – иницианты по своим свойствам: любой удар, трение, накол – и взрыв!). Тут внешне нет изменений, но фактически перед нами может быть уже не штатный боеприпас, но мина-ловушка. Взял, осмотрел, отбросил. Взрыв! А какие красивые 50-мм минометные мины Вермахта! Но у них очень слабый и очень опасный, даже для стреляющего, взрыватель. Берегитесь, не трогайте, обойдите.

Есть ВОПЫ вообще не похожие на привычные всем мины-снаряды. Это немецкие кассетные авиабомбы SD-1 и SD-2, в которых установлен всебойный взрыватель. Это просто квадратные цилиндры 76 х 76 -мм с отгнившим проволочным датчиком цели. Цилиндр герметичен. Взрыватели немцы делали из качественных материалов: латунь, бронза, нержавеющая сталь, мелкая резьба, резиновые прокладки. И, скорее всего, они в полном порядке и готовы к начальному импульсу – тепловому или механическому. Эти предметы нельзя даже шевелить! Взрыватель же всебойный! Прецедент подрыва такого изделия с тяжелыми последствиями пару лет назад произошел: пострадавший просто не знал, что у него в руках.

Каждый год шторма в районе Бальги или Ушаково или Мамоново выбрасывают на пляж снаряды и авиабомбы, из береговых откосов вываливаются снаряды, а из глубины промерзания медленно и неуклонно приближается все взрывоопасное.

Рисунок 14 — пляж в районе бывшего Кальхофа на Бальге. На снимке автор статьи.

Но областным руководителям, нашим депутатам до этого дела нет. Как там у Бендера про спасение утопающих?

Вывод очевиден: не стройте, не осмотрев участок. Опасно и чревато.

Но гром не грянет – мужик не перекрестится, надежд на это ничтожно мало: по Марксу, прибыль важнее чужих жизней.  Но все же, услышьте меня!

Потому с нами часто заключают договора строители только после нахождения ВОПа в ходе земляных работ.

Тут им уже некуда деваться: люди отказываются работать, техника простаивает, контролирующие органы фиксируют предпосылку к ЧС. А ведь что проще: заключи договор и разминируй участок! Кстати, вывоз и уничтожение обнаруженных ВОП госструктуры (МО РФ и МЧС России (авиабомбы в городской черте) производят совершенно бесплатно. Механизм прост: обнаружили ВОП, позвоните в полицию, и нам, конечно.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Браво, Юра! Ты мужественный человек и грамотный специалист, удачи тебе!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.