Блытов В. Чёрное золото. Глава 30. Тревожная ночь

К вечеру «Туман» зашел в свою бухту для заправки от, стоявшей там баржи. Корабль с берега охраняли несколько автоматчиков из экипажа «Тумана». Руководил обороной Ким. Заняли три позиции в районе причала. Расставили пулемёты. На каждый блокпост выдали переносные радиостанции на которых можно было связаться друг с другом или с «Туманом» В ходовой рубке находился постоянно Кузьмин в готовности отскочить в море.

— В лоб они не пойдут, скорее всего. Но диверсанты могут подойти скрытно – инструктировал Ким все посты – если есть сомнение сразу по связи докладывайте. Задача не дать взять себя тёпленькими во сне. Спать по очереди.

Ким оборудовал три лёжки. Замаскировались на небольших холмиках, чтобы было видно. Накрылись ветками с пальм, ветками кустарников. На каждом посту было два человека – пулемётчик с пулемётом, и снайпер с снайперской винтовкой. Немного было людей на «Тумане», но что могли сделали. 

Полищук с Устюжаниным со своими спецназовцами и морпехами организовали дальнее охранение, так сказать первую линию обороны.

— Задача не геройствовать – инструктировал Полищук свои посты – не стоять насмерть, постреляли немного и отошли на следующую позицию.

Вторую линию обороны организовали ополченцы из деревни и матросы взвода морской пехоты со «Стерегущего», которую возглавили староста деревни Пуринами Салим, и помощник командира «Стерегущего» старший лейтенант Михайлов. И третья линия обороны была у деревни из числа ополченцев и в обоих кораблей блокпостами. В районе «Тумана» руководил Ким, в районе «Стерегущего» старпом Мещеряков.

— Если будет сильный бой на берегу, то отскакивайте от причалов — инструктировал командиров, командиров блокпостов и назначенных офицеров Полищук – если понадобится помощь кораблей, то мы передадим по связи куда стрелять. Но помните, что они могут атаковать нас и с моря и будьте готовы отразить нападение оттуда. На том американце есть серьёзная аппаратура подавления локации и связи. Надо быть готовыми, что могут их использовать. Поэтому все катера, доставшиеся нам от пиратов должны быть готовыми охранять корабли в случае выхода в море. И на всех должны быть готовы экипажи, как минимум командир, моторист и пулемётчик. То есть они должны находится в катерах. На ходовых рубках на борту, которым корабли стоят к берегу должны быть оборудованы пулемётные посты. Пароль на сегодняшнею ночь назначаю 12. Спрашивающий кричит любую цифру, отвечающий должен прибавлять к ней цифру 12. Пример кричат вам 34. Ответ 46. И не перепутать. Ошибка может стоить жизни. Неправильный пароль – сразу стрелять. С Богом друзья! Но сначала пароль и только потом стрелять. У нас у передового охранения немного по-другому. Мы пароль не спрашиваем и не стреляем. У нас для этого есть ножи.

К 21 часу все посты заняли свои места. Тучки скрыли звёзды и луну. Ветер развевал ветки кустарников и пальм. Ночь была очень темной, как всегда в тропиках и весьма волнительной для всех. Всё было на нервах, ждали нападения. Шорохи личтвы будоражили и без того напряжённые нервы. Ким всю ночь перемещался между постами и иногда поднимался на «Туман».

В ходовой рубке сидел Кузьмин и рядом с ним находился лейтенант Кромченко.

— Что у вас? – спрашивал озабоченно Кузьмин.

— Пока тихо – отвечал с улыбкой Ким.

Улыбки его не было видно, слишком темно было в ходовой рубке. Свет не включали. Было слышно, как работали насосы, перекачивая мазут с баржи в чрево «Тумана».

— Ну, ну. Давайте нам ещё час заправляться. Потом пойдём на рейд охранять со стороны моря «Стерегущий». Вам дадим знать по связи.

— Посты будем снимать? – спросил Ким – все же мы линия обороны.

Ким почувствовал, что Кузьмин напрягся, видимо не зная, что ответить.

— Посмотрим – сказал он после некоторой паузы – посоветуюсь с Сан Санычем. Как он скажет, так и сделаем.

Внезапно проснулась связь:

— Второй, я первый – раздалось в абсолютной тишине.

— Я второй – ответил Кузьмин, взяв с ВПСа трубку связи.

— Принято – ответил «Стерегущий».

— Каждые полчаса проверяют – пояснил Кузьмин Киму.

— Правильно делают. Только надо взять все на гарнитуру, чтобы не разносилось по всем окрестностям — сказал подумав Ким.

— Давай гарнитуру Александр Юонгович, только подлиннее провод, чтобы если, что можно было к борту подойти.

— Что есть, то и дадим – ответил с усмешкой Ким.

Кузьмин заметил в темноте блеск его глаз.

Страшно не было. Ответственность за корабль и людей наверно убивала все страхи Кузьмина.

У пулемёта на сигнальном мостике со стороны моря просматривался силуэт сигнальщика.

— Все нормально? – спросил сигнальщика Ким.

— Отлично, но слишком темно – раздался голос Токарева.

— Сейчас принесу гарнитуру. Есть там у нас одна. Взял на «Стерегущем» – сказал Ким и заскользил на руках вниз по трапу.

В радиорубке старшина 2 статьи Ушаков быстро нашёл гарнитуру, и Ким отнёс ей в ходовую рубки.

Тускло светились лампочки приборов. На берегу не было видно ни огонька.

Кузьмин взял переносную станцию и вызвал посты Кима:

— Берег я море. Прием.

— Я первый.

— Я второй.

— Я третий — отозвались по очереди посты.

Ким прикрепил гарнитуру к ВПСу (выносному пульту связи) и проверил связь:

— Первый я второй.

— Я первый – раздался сразу ответ теперь не на динамике, а на наушниках.

Ким протянул наушники Кузьмину:

— Алексей Сергеевич. Всё готово. Связь есть. А я пошёл к своим. Буду на втором.

— Добро Александр.

И Ким почувствовал, как Кузьмин тихо пожал ему локоть.

Значит в через час мы снимаемся и выходим. Вам оставлю на всякий случай катер, чтобы была возможность уйти, если припрёт.

Ким в темноте кивнул головой и не стал отвечать, а скользнул вниз по трапу.

На палубе он достал из кобуры пистолет «Берету», прихваченный им на складе и как тень скользнул на причал. Ходить неслышно в тайге его учил еще дед.

Как тень он неслышно скользнул к своему посту и лег на землю на брезент рядом со матросом Савельевым.

— Тихо вы товарищ капитан-лейтенант ходите – сказал захваченный врасплох Савельев.

— Ты чего курил? – спросил недовольно Ким.

— Больше не повториться — тихо ответил Савельев.

— Дыхни – потребовал Ким.

Савельев дыхнул. От него табаком не пахло.

— Кто курил – растерялся Ким.

— Я потихоньку и не в затяжку – ответил, лежавший по другу сторону Евстигнеев.

— Так не пойдет товарищи матросы – прошептал недовольный Ким – запах табака разносится в тайге ночью на 100-200 метров. Они же вас учуют.

— Здесь же не тайга – прошептал Савельев.

— И что? Что тайга, что джунгли – поучительно сказал Ким

— Больше не повторится – прошептал Евстигнеев.

— Честное слово – сказал Савельев.

— Ладно верю. Здесь же на войне. Не вы их, так они вас. Или в яме сидеть понравилось? Ладно, проехали. Вы лежите, а я проверю другие посты и приду к вам – прошептал Ким и скрылся в темноте ночи.

Через час он прогулялся на причалы и увидел, что «Туман» растворился в темноте тропической ночи, а у борта баржи стоит катер.

— Кто старший? – поднялся он на баржу.

— Боцман Глотов товарищ капитан-лейтенант. Ждем здесь на всякий случай.

— Оружие есть?

— Пулемёт, два автомата – отозвался Грозин.

— Ладно понял. Хорошо бы ничего не было.

— Посмотрим сказал Ким и тихо скользнул к себе на центральный пост.

— Связь проверяли? – спросил он у Савельева.

— Так точно проверяли. И сказали, что исполняют буки, буки. А что это значит?

— Это значит, что они ушли на рейд охранять с морских направлений наш «Стерегущий».

Полежали немного, прислушиваясь к шумам.

Ветер под утро стал стихать и шумов становилось меньше.

Горизонт краснеет уже – показал Савельев на восток.

— Действительно на востоке начало что-то краснеть. Потихоньку краснота начала расползаться по всему и заполнять всю восточную часть горизонта, а в центре начало даже желтеть. Становилось светлее. В воздухе пахло тропической листвой свежим воздухом.

Ноздри Кима жадно втягивали в себя воздух. Так всё быстро пролетело. Море, боевая служба, плен, яма, бой и теперь за свою свободу надо снова биться. Он вспомнил налитое кровью лицо Ибрагима Хвана, Девенторо Джемала, Бамбанга.

Ким не заметил, как задремал. Когда его потихоньку растолкал Савельев. Он встряхнул головой, но понял, что проспал. Было утро, пели какие-то тропические птицы, а солнце заливало уже ярким цветом все море.

— Товарищ капитан-лейтенант с «Тумана» Кузьмин передал, чтобы мы возвращались на корабль.

— Когда? – протер глаза встрепенувшийся Ким.

— Минуту назад.

— Вы ответили?

— Так точно, сказал, что приняли команду.

— Я что уснул? – протирал глаза Ким.

— Немного. Я же не спал и не стал вас будить.

— Ничего себе проспал минимум три часа – подумал Ким – стыдно перед матросами.

Евстигнеев с какой-то хитроватой улыбкой посматривал на Кима.

— Вот незадача – подумал Ким – опозорился.

В районе баржи кто-то купался. Наверно баркасники купаются подумал Ким, что неплохо было бы и окунуться сейчас в это замечательной голубой воде.

— Тогда снимаем все посты и двигаемся к барже – сказал Ким Савельеву.

— Они тоже получили приказ вместе с нами и наверно уже снялись – сказал Савельев, поднимая пулемёт с лентами и магазинами.

— Давай магазины сюда, я сложу в чемодан. Оказалось, что у Евстигнеева с собой зелёный морской чемодан.

У баржи Кима ждал сюрприз. На сходне сидела Сю Инь в длинном цветастом платье. Увидев Кима, бредущего по песку она вскочила и бросилась к нему:

— Кима, Саня я тебя ждала. Все холосо?

Ким обнял её прижал к себе её лёгонькое тело, прижал её одной рукой к себе и поцеловал в щёку.

Она тут же поцеловала его.

Неудобно было перед матросами, но ничего. Они, видимо все понимая, тактично отвернулись

— Я пойду с вами на «Туман» – шептала она ему на ухо – так сказал можно сделать дедуска.

Киму было с ней хорошо, и он с удовольствием согласился.

Он разрешил матросам окунуться, а сам сел на сходню и разговаривал с Сю Инь. А она что=-то рассказывала ему. И ему было приятно, что она рядом с ним.

 «Туман» был на ходу. Он перемещался вдоль берега. Катер подошел к борту, и все матросы забрались на борт, а Ким подсадил Сю-инь, и она легко залезла на борт корабля. За ней вспрыгнул на борт Ким.

— Три корабля курсом на остров раздался доклад радиометриста в ходовой рубке.

— Сю Инь иди в в каюту и жди меня. Сейчас разберёмся что там – погладил Сю Инь по щеке Ким, а сам побежал наверх по трапу.

— Наши идут со «Страшным» танкер и буксир – встретил его рукопожатием Кузьмин – как там?

— Вроде ничего – ответил Ким – только я под утро уснул и Савельев меня не разбудил.

— Под утро самый сон хороший – сказал Кузьмин – так и берут тепленькими, часов в пять утра. Самый сон.

Киму показалось, что он над ним смеётся.

Эфир в ходовой рубке запенился радиообменом между «Страшным» и «Стерегущим». Матвеев приветствовал прибывшего комбрига и советовал ему место якорной стоянки. В бинокль Ким разглядел на гафеле «Страшного» красный флаг с одной звездой и в верхнем углу Андреевский флажок.

— Вымпел комбрига — подумал он.

«Страшный», Танкер «Александр Михайлов» и буксир «Святослав» встали на якоря в назначенных комбригом точках. Мористее всех встал на якорь «Туман».

— Жду командиров кораблей на «Страшном на совещание в одиннадцать часов. Форма одежды повседневная в кремовых рубашках – раздался голос комбрига – я Приз-один. Как поняли прошу подтвердить.

Связь была по закрытому спецаппаратурой каналу, и все командиры кораблей подтвердили получение приказание.

— Пойдем готовить рубашки – тяжело вздохнул Кузьмин.

— Не Алексей. Ты готовь рубашку, а я останусь на корабле. Кто-то же должен здесь остаться?

Кузьмин тяжело вздохнул, усмехнулся и побежал в каюту.

А из каюты к Киму тут же поднялась Сю Инь.

— Кима – пойдем позавтракаем – предложила она — я тебя буду кормить.

Ким посмотрел на Кромченко, тот отвернулся и сделал вид, что ничего не слышит.

— Так Кромченко, давай на завтрак, а потом пойду я – приказал Ким.

И довольный Кромченко улетел по трапу вниз.

Ким и Сю Инь остались в ходовой рубке вдвоём. Ким не видел сигнальщика, но тот отвернулся, чтобы не смущать офицера. А Сю Инь не обращая внимание на сигнальщика подтянулась на цыпочках и стала целовать Кима. И он почувствовал, что по её щекам текут солёные слёзы.

— Кима. Любимый — шептала она по-русски и что-то по-китайски ещё. Она гладила его щёки, целовала лицо. И ему тоже захотелось заплакать. Вроде и недолгое было расставание, а она встречает его, как будто они не виделись уже целую вечность

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.