Чухраев Э. Адмиралы трагических судеб: А.В. Колчак

Финал жизни Верховного правителя России адмирала Колчака А.В.

Последняя фотография Колчака. После 20 января 1920 года

Колчак мало верил союзникам, чувствуя по их поведению, что будет предан и ими, но, после долгих колебаний, всё же решил положиться на них. Он занял купе в пассажирском вагоне второго класса, декорированном флагами Великобритании, США, Франции, Японии и Чехословакии. Французский генерал Жанен получил от высоких комиссаров письменную инструкцию обеспечить, если окажется возможным, безопасное следование Колчака туда, куда он захочет. Вслед за вагоном Колчака шёл «золотой эшелон», переданный под чешскую охрану.

Сделаем небольшое отступление. О «золоте Колчака» ходило и до сих пор ходит много слухов. Что это за золото? В 1914—1917 годах около трети золотого запаса России было отослано на временное хранение в Англию и Канаду, а примерно половина была вывезена в Казань. Часть доставшегося после Октября 1917 года целиком большевикам золотого запаса, хранившаяся в Казани (более 500 тонн), была взята у них 7 августа 1918 года войсками Народной армии (одно из первых формирований белых войск на Востоке России во время Гражданской войны) и отправлена в Самару. Из Самары золото на некоторое время перевезли в Уфу, а в конце ноября 1918 года — в Омск и передали в распоряжение правительства Колчака. Золото было размещено на хранение в местном филиале Госбанка. В мае 1919 года было установлено, что всего в Омске находилось золота на сумму 650 млн. рублей (505 тонн). Имея в своём распоряжении бо́льшую часть золотого запаса России, Колчак не позволял своему правительству расходовать золото, даже для стабилизации финансовой системы и борьбы с инфляцией. На закупку вооружения и обмундирования для своей армии Колчак потратил 68 миллионов рублей. Под залог 128 миллионов рублей получены кредиты в зарубежных банках: доходы от размещения возвращались в Россию. 31 октября 1919 года золотой запас под усиленной охраной был погружён в 40 вагонов, ещё в 12 вагонах находился сопровождавший персонал. Транссибирская магистраль на протяжении от Новониколаевска до Иркутска контролировалась чехами, чьей главной задачей была собственная эвакуация из России. 

27 декабря 1919 года штабной поезд с адмиралом  Колчаком, и поезд с золотом прибыли на станцию Нижнеудинск. 15 января 1920 года эшелон прибыл в Иркутск,  где представители Антанты вынудили адмирала Колчака подписать приказ об отречении от прав Верховного правителя России и передать эшелон с золотым запасом под контроль Чехословацкого корпуса. В этот же день чешское командование выдало Колчака эсеровскому Политцентру, который уже через несколько дней передал адмирала большевикам. 7 февраля чехословаки передали большевикам 409 миллионов рублей золотом в обмен на гарантии беспрепятственной эвакуации корпуса из России. Народный комиссариат финансов РСФСР в июне 1921 года составил справку, из которой следует, что за период правления адмирала Колчака золотой запас России сократился на 235,6 миллионов рублей, или на 182 тонны. Ещё 35 миллионов рублей из золотого запаса пропало уже после передачи его большевикам, при перевозке из Иркутска в Казань. Такова реальность о «золоте Колчака». Все остальное выдумки и слухи.

Основной причиной предательства Колчака и последующей его выдачи союзниками стали заявления Верховного правителя, сделанные ещё в Омске, что золотой запас, как и награбленные чехословаками в огромном объёме материальные ценности, являются достоянием России, и что он не допустит их вывоза за рубеж. Трагическая развязка была ускорена ставшим известным чехословацкому командованию телеграфным приказом Александра Васильевича во Владивосток о проверке всех ценностей и имущества, вывозимых чешскими легионерами на кораблях из России.

Александр Васильевич содержался в иркутской тюрьме. С 21 января начались допросы А. В. Колчака Чрезвычайной следственной комиссией, имевшие для адмирала особое значение. Адмирал держался во время допросов спокойно и с большим достоинством, вызывая этим невольное уважение у следователей, подробно рассказывая о своей жизни и охотно отвечая на вопросы. При этом Александр Васильевич старался не называть имён, и, не сваливая ответственность за те или иные события на других, брал её на себя. Осознавая, что эти допросы являются своего рода «мемуарами» и его последним словом для потомков, А. В. Колчак был довольно откровенен и открыт, стремился оставить для истории и собственные биографические данные, и сведения о важных исторических событиях, участником которых ему довелось быть. Захватив в Иркутске власть, большевики сменили председателя следственной комиссии на своего ставленника, который с первого дня нахождения в этой должности стал пытаться всячески ущемлять и уязвлять допрашиваемого.

Начиная с 3 февраля, ему были даже запрещены прогулки во дворе тюрьмы, В ночь с 6 на 7 февраля 1920 адмирал А. В. Колчак был расстрелян без суда, по постановлению Иркутского военно-революционного комитета большевиков. В соответствии с данными многих современных историков — в исполнение прямого приказа Ленина.  Согласно распространённой версии, расстрел произошел на берегу реки Ушаковка близ Знаменского женского монастыря. Тела убитых были сброшены в прорубь. Адмирал встретил смерть с мужеством, сохранив достоинство и перед лицом смерти.

Долгое время, даже в зарубежной исторической литературе, считалось, что решение — расстрелять А. В. Колчака — было вынужденным и принято на месте. Для культивирования этой версии использовалось основание, будто расстрел был совершён местными властями из опасения, что прорывающиеся к Иркутску части белой армии имеют целью освободить Колчака. Лишь в начале 1990-х годов в СССР была опубликована шифрованная записка Ленина, которая к этому моменту была известна за границей уже 20 лет — с момента опубликования в Париже издания «Бумаги Троцкого»: «Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего, а после занятия нами Иркутска пришлите строго официальную телеграмму с разъяснением, что местные власти до нашего прихода поступали так и так под влиянием угрозы и опасности белогвардейских заговоров в Иркутске. Ленин». По мнению ряда современных российских историков, эту телеграмму следует расценивать как прямой приказ Ленина о бессудном и тайном убийстве Колчака

Процесс над правительством Колчака в Омске, май 1920

В отношении А. В. Колчака дело большевиками изначально ставилось на не правовые рельсы, и при оценке личности, как политического противника, и как военнопленного. Еще важно, что решение о казни адмирала А. В. Колчака без суда было принято вскоре после официального постановления советского правительства от 17 января 1920 года об отмене смертной казни. А. В. Колчак, и «все ставленники и агенты Колчака» были объявлены вне закона ещё в августе 1919 года постановлением Совнаркома и ВЦИК Советов. Некоторые современные историки считают, что смысл действий Ленина здесь, как и в случае с убийством царской семьи, состоял в попытке снять с себя ответственность за бессудную казнь, представив дело как народную инициативу и «акт возмездия». Другие же не считают Ленина единственным виновником бессудного убийства.  В советской России в то время не существовало иной точки зрения по этому вопросу. Освобождение А. В. Колчака белыми войсками  было делом нереальным, и его расстрел был инициирован верхушкой большевистского руководства как акт политической расправы и устрашения.

Крест на месте упокоения Колчака на берегу реки Ангара под Иркутском

Символическая могила Колчака находится на месте его «упокоения в водах Ангары» недалеко от иркутского Знаменского монастыря, где установлен крест. В конце Гражданской войны на Дальнем Востоке и в последующие годы в эмиграции 7 февраля — день расстрела адмирала Колчака — отмечался панихидами в память «убиенного воина Александра» и служил днём поминовения всех павших участников Белого движения на востоке страны.  18 декабря 2006 года в Иркутске в здании городской тюрьмы был открыт Музей истории Иркутского тюремного замка имени А. В. Колчака, а в нём — экспозиция в бывшей камере Колчака.

Камера № 5 в СИЗО города Иркутск, где содержался А. В. Колчак

Семья адмирала Колчака А.В.

С. Ф. Омирова, супруга Колчака А.В.

Жена Александра Васильевича, Софья Фёдоровна Колчак, родилась в 1876 году в Каменце-Подольском Подольской губернии (ныне Хмельницкой области Украины). Её отцом был действительный тайный советник Фёдор Васильевич Омиров. Мать Дарья Фёдоровна, урождённая Каменская, была дочерью генерал-майора, директора Лесного института Ф. А. Каменского, сестрой скульптора Ф. Ф. Каменского. Потомственная дворянка, Софья Фёдоровна воспитывалась в Смольном институте и была образованной (знала семь языков, французский и немецкий в совершенстве), красивой, волевой и независимой по характеру (во многом это в дальнейшем сказалось на её отношениях с мужем).

По договорённости с Колчаком они должны были пожениться после его первой экспедиции. Ожидание этого события растянулось на несколько лет. Они обвенчались 5 марта 1904 года в Свято-Харлампиевском храме в Иркутске.

Софья Фёдоровна родила от Колчака троих детей: первая девочка родилась в октябре 1905 года и не прожила и месяца. Сын Ростислав родился 9 марта 1910 года, дочь Маргарита (1912—1914) простудилась во время бегства от немцев из Либавы и скончалась.

Софья Фёдоровна жила в Гатчине, затем в Либаве. После обстрела Либавы немцами в начале войны (2 августа 1914 года) бежала, бросив всё, кроме нескольких чемоданов (казённая квартира Колчака была затем разграблена, и его имущество погибло). Из Гельсингфорса она переехала к мужу в Севастополь, где во время Гражданской войны ждала Колчака до последнего. В 1919 году ей удалось оттуда эмигрировать. Британские союзники снабдили её деньгами и предоставили возможность ухода на корабле из Севастополя в Констанцу.  Далее она перебралась в Бухарест, а затем уехала в Париж. Умерла в госпитале Лонжюмо в Париже в 1956 году и была похоронена на главном кладбище русского зарубежья — Сент-Женевьев де Буа.

Софья Фёдоровна, сын Ростислав в форме французского офицера, внук Саша. 1939 год

Последней просьбой адмирала Колчака перед расстрелом было: «Я прошу сообщить моей жене, которая живёт в Париже, что я благословляю своего сына». Сын  Ростислав в 1919 году вместе с матерью покинул Россию и уехал сначала в Румынию, а потом во Францию, где закончил Высшую школу дипломатических и коммерческих наук и в 1931 году поступил на службу в Алжирский банк. Женой Ростислава Колчака была Екатерина Развозова, дочь адмирала А.В..Развозова (1879-1920), последнего командующего Балтийским флотом российской империи (казнен большевиками в Петрограде). В 1939 году Ростислав Александрович был мобилизован во французскую армию, воевал на бельгийской границе и в 1940 году был взят в плен немцами, после войны вернулся в Париж. Слабый здоровьем, он умер 28 июня 1965 года и был похоронен рядом с матерью в Сент-Женевьев-де-Буа, где позже была захоронена и его жена. Их сын Александр Ростиславович (р. 1933) скончался в Париже 9 марта 2019 года.

Последние годы жизни фактической женой Колчака стала его любимая женщина Анна Васильевна Тимирёва. Знакомство с адмиралом произошло в 1915 году в Гельсингфорсе, куда она приехала вместе с мужем, морским офицером С. Н. Тимирёвым. С этого момента начались многолетние глубокие романтические отношения А. В. Колчака с Анной Васильевной. Она была дочерью пианиста и дирижёра, директора Московской консерватории В. И. Сафонова. Почти на 20 лет моложе Александра Васильевича.

Встреча с Анной Васильевной увлекла адмирала и покорила его на долгие годы

Но он не оставил семью (хотя Софья Владимировна предполагала, что он в итоге с ней разведётся), однако в его жизни сложилась ситуация «треугольника». Завязалась любовная переписка. В письмах адмирал делился со своей возлюбленной не только чувствами, но и служебными заботами, своими взглядами. Эта переписка, добавляет важные штрихи к мировоззрению Верховного правителя — штрихи, через которые рельефно проступает облик патриота и вместе с тем рыцаря войны, презирающего демократию.

Анна Васильевна после развода с мужем в 1918 году последовала за адмиралом. Была арестована вместе с Колчаком, и после его расстрела провела почти 30 лет в различных ссылках и тюрьмах. Была реабилитирована, скончалась в 1975 году в Москве.

Колчак и Анна Васильевна Тимирёва

Дело о юридической реабилитации адмирала Колчака А.В.

В начале 1990-х годов академик Д. С. Лихачёв, вице-адмирал В. Н. Щербаков (вице-мэр Санкт-Петербурга) заявили о необходимости оценки законности приговора, вынесенного адмиралу АВ. Колчаку большевистским Иркутским военно-революционным комитетом. В конце 1990-х за реабилитацию Колчака высказывались занимавший в то время пост Генерального прокурора РФ Ю. И. Скуратов и начальник Генштаба ВС РФ А. В. Квашнин. В 1998 году С. Зуев, руководитель Общественного фонда по созданию храма-музея в память о жертвах политических репрессий, направил в Главную военную прокуратуру заявление о реабилитации Колчака, которое дошло до суда. 26 января 1999 года военный суд Забайкальского военного округа признал Колчака не подлежащим реабилитации, так как, с точки зрения военных юристов, несмотря на свои широкие полномочия, адмирал не остановил террора, проводимого его контрразведкой в отношении гражданского населения.

Сторонники адмирала с этими доводами не согласились. Иеромонах Никон (Белавенец), руководитель организации «За Веру и Отечество», обратился в Верховный Суд Российской Федерации с просьбой о внесении протеста на отказ в реабилитации Колчака. Протест был передан в Военную коллегию Верховного суда, которая, рассмотрев дело в сентябре 2001 года, приняла решение — не опротестовывать решение Военного суда Забайкальского военного округа. Члены Военной коллегии постановили, что заслуги адмирала в дореволюционный период не могут служить основанием для его реабилитации: Иркутский военно-революционный комитет приговорил адмирала к расстрелу за организацию военных действий против Советской России и массовые репрессии в отношении мирного населения и красноармейцев и, следовательно, был прав.

Защитники адмирала решили обратиться в Конституционный суд Российской Федерации, который в 2000 году постановил, что суд Забайкальского военного округа не имел права рассматривать дело «без извещения осуждённого или его защитников о времени и месте судебного заседания». Поскольку этот суд в 1999 году рассматривал дело о реабилитации Колчака в отсутствие защитников, то, согласно решению Конституционного суда, дело должно быть рассмотрено вновь, уже с непосредственным участием защиты. В 2004 году Конституционный суд  отметил, что дело о реабилитации Колчака не закрыто, как ранее постановил Верховный суд. Члены Конституционного суда усмотрели, что суд первой инстанции, где впервые был поставлен вопрос о реабилитации адмирала, нарушил юридическую процедуру. Процесс юридической реабилитации Колчака вызывает неоднозначное отношение и той части общества, которая, в принципе, положительно оценивает эту историческую фигуру.

В 2006 году губернатор Омской области Л. К. Полежаев заявил, что Колчак не нуждается в реабилитации, так как «время его реабилитировало, а не военная прокуратура».

Решением Смольнинского районного суда  г. Санкт-Петербурга под председательством судьи Т.П. Матусяк от 24 января 2017 года было признано, что А.В. Колчак не нуждается в реабилитации, так как не был осуждён каким-либо судебным или иным полномочным органом, а его убийство вместе с премьер-министром Всероссийского правительства В.Н. Пепеляевым 7 февраля 1920 г. в  Иркутске было осуществлено не уполномоченными на это лицами вопреки решению ВЦИК и Совнаркома от 17 января 1920 г. об отмене смертной казни на территории РСФСР. Суд квалифицировал это деяние иркутского ревкома не как репрессию, а как убийство по политическим мотивам неуполномоченными на это лицами. 

Памятник Колчаку в Иркутске. Открыт в 2004 году (автор идеи С. В. Андреев, скульптор В. М. Клыков)

 В 2009 году была опубликована книга С. В. Дрокова «Адмирал Колчак и суд истории». На основании документов следственного дела Колчака автор книги ставит под сомнение компетенцию следственных групп прокуратур 1999—2004 годов. Дроков доказывает необходимость официального снятия конкретных обвинений против адмирала, сформулированных и опубликованных Советской властью.

В современной России восстанавливается память об адмирале Александре Васильевиче Колчаке.  Мемориальные доски установлены в Санкт-Петербурге на здании Морского корпуса, который он окончил, в Иркутске на здании вокзала, во дворе часовни Николая Мирликийского в Москве (2007). На фасаде здания  Краеведческого музея (Мавританский замок, бывшее здание Русского географического общества) в Иркутске, где Колчак читал доклад об Арктической экспедиции 1901 года, восстановлена уничтоженная после революции почётная надпись в честь Колчака — рядом с именами других учёных и исследователей Сибири. Имя Колчака высечено на памятнике героям Белого движения («Галлиполийском обелиске») на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Роль Колчака в истории России раскрывают экспозиции Центра изучения истории Гражданской войны, открытого 13 января 2012 года в Омске.

Постановлением Думы Таймырского автономного округа имя Колчака возвращено острову в Карском море. Открытый в 2013 году эндемичный для Арктики и Сибири вид клещей назван в честь адмирала. В апреле 2014 года Монархическая партия РФ объявила о планах по установке памятника Колчаку в Севастополе. Эту идею поддержали и другие общественные организации.

В 2016 году депутат Госдумы Виталий Милонов обратился к генпрокурору РФ Юрию Чайке с просьбой вновь рассмотреть вопрос о реабилитации адмирала Колчака. Генпрокуратура ответила отказом. А 24 января 2017 года Петербургский суд признал незаконной установку памятной доски лидеру Белого движения адмиралу Александру Колчаку, ссылаясь на решение от 1999 года, согласно которому Колчак не подлежит реабилитации.

В марте 2019 года ФСБ России заявило, что  уголовное дело адмирала Александра Колчака рассекречено. Но исследователи в широком доступе не смогут ознакомиться с ним, так как адмирал, расстрелянный без суда, не был реабилитирован.

В январе-феврале 2020 года в Иркутске достаточно широко прошли дни памяти в честь 100-летия гибели адмирала Колчака А.В.

В Москве тоже почтили память адмирала Колчака: в столичном храме Покрова Богоматери в Красном селе прошла панихида. Кроме того, в Доме русского зарубежья состоялась выставка, где был представлен архив Колчака А.В.

Завершая этот рассказ, напомним слова: 

«Я прошу вас уяснить, как я сам понимаю свое положение и свои задачи. Они определяются старинным рыцарским девизом «Ich diene» — «Я служу». Я служу своей Родине, своей великой России, так как я служил ей все время, командуя кораблем, дивизией или флотом». Адмирал Колчак

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.