Чечельницкий В. (полковник Чечель) Светлой памяти штурмана Олега Сливко посвящается

Печальная весть вчера пришла в наш кишлак. После вторичного попадания с covid в госпиталь ушёл из жизни штурман  Морской авиации СССР и России, подполковник запаса, Олег Сливко.

        «Встречается порою человек
         И вашу душу странно освещает
         Как та звезда, что совершая бег,
         Вам свет даёт, но вас не замечает.

         От одного присутствия его
         Встаёт мечта неясная о счастье.
         Но он прошёл, не ведая того,
         Что жизнь его и вам близка отчасти…»
                (Константин Ваншенкин)
        Штурман  Морской авиации Олег Сливко вошёл в мою жизнь в прошлом году стремительно и неудержимо. Примерно также, как у меня зародилась дружба с Голтисом, Виталием Сундаковым и ещё с несколькими замечательными людьми типа КВС «Аэрбаса-320, 321», пилота-инструктора Сергея Шевцева, в прошлом военного лётчика; пилота стратегического лайнера ТУ-160, подполковника Александра Быхалова – оба мои активные читатели, кстати, и ещё ряда замечательных ребят, чьи имена ещё не пришло время обнародовать. Именно с прочтения моих незатейливых опусов начиналось наше тесное общение.

       Так было и с Олегом. Сначала пришло от него короткое письмо в личку, что ему нравятся мои авиационные рассказы, и он бы хотел для ознакомления прислать мне воспоминания о войне своего отца, провоевавшего всю войну на пикирующих бомбардировщиках ПЕ-2. После моего «Добро, шли», штурман Сливко прислал мне несколько эпизодов боевой службы отца, и я ахнул, таких примеров я не встречал ни в одних мемуарах военных лётчиков, хотя прочитал их немало. Например: отец пишет, что ненависть к врагу была так велика, что толкала пилотов на, казалось бы, безрассудные поступки.

      В частности, когда бомбы были сброшены, а боезапас расстрелян до последнего патрона, лётчики снижались на высоту менее одного метра и, проносясь над фрицами, рубили им головы плоскостями и винтами. В итоге, после посадки техники обнаруживали, что у самолётов крылья в крови, а сам старший лейтенант Сливко привёз однажды голову немецкого солдата,  неведомо как, застрявшую в стойке шасси. Или как отец, дотянув до полосы с двумя отказавшими двигателями, был поставлен перед фактом, что на том месте ВПП, куда он планировал приземлиться, находятся остатки машины, которая сгорела там после немецкого налёта на аэродром.

       Казалось бы, «аллес»-приехали, но и в этом безвыходном положении отец Олега Сливко нашёл правильное решение. Он отдал штурвал от себя, грохнул самолёт о полосу перед машиной, и, сделав «козла», перелетел через препятствие. Где, в каком учебнике по Авиации вы найдёте подобный приём? В общем, опыт оказался уникальным. Я сразу попросил разрешения его опубликовать на своей страничке прозы.ру., и после получения оного, стал печатать среди своих рассказов. А потом пришла мысль, если отец так не обделён литературным талантом, так может и сын от него что-то перенял?

      Бросил эту «гайку» Олегу: «А ну, давай колись, какие «приключения» были у тебя в воздухе, которые было бы полезно знать лётному составу с точки зрения обмена авиационным опытом, которого никогда не бывает много?» Штурман Сливко прислал несколько своих воспоминаний, и я ахнул второй раз: «Слушай, Олег, в тебе пропадает талант писателя, давай я тебе помогу разместить твои опусы на прозе под своей фамилией, в том числе и мемуары отца? Это будет справедливо и правильно». На что Сливко ответил:  «Нет, Василий Васильевич, во-первых, Вы дополняете своими комментариями мои истории штурмана, как лётчик и командир, и они сразу становятся в два раза ценнее, именно с точки зрения обогащения, как Вы говорите, лётчиским опытом.

      Во-вторых, у Вас уже имя, Вас читают, а до меня когда ещё читатели доберутся. В-третьих, ведь для желания писать особое состояние души нужно, которого у меня нет. Так что пока оставим всё, как есть, а дальше посмотрим. В общем, я специально не считал, но с помощью штурмана Олега Сливко мы разместили на моей страничке более 10-15 рассказов, и по рецензиям читателей видно, что они упали в благодатную почву. Проживи Олег дольше, возможно, авиационный мир узнал бы ещё одного талантливого писателя с очень романтической душой. Чтобы это доказать, я вам приведу лишь несколько строк начала рассказа «Ночной полёт»:

        Oleg 11:37   «Добрый день, Василь Василич ! Спасибо за видео и песни Визбора ! Ночные полёты любил особенно . . . Отрываешься от Земли и уходишь в Ночь , к Звёздам . . . Это состояние невозможно описать словами»…

       Рассказывая об Олеге, считаю своим долгом упомянуть ещё два факта его биографии: первый – он закончил Военно-Морское училище в Севастополе и должен был служить на кораблях ВМФ, но гены отца-лётчика и собственное желание – летать, привели к тому, что он, как и Тимур Апакидзе в  своё время, написал письмо Главкому ВМФ, в котором попросил направить служить в Морскую авиацию, и обосновал, почему он хочет это сделать. В результате, Главнокомандующий Военно-Морским Флотом СССР дал «Добро», и молодой лейтенант оказался на Дальнем Востоке на должности второго штурмана противолодочного самолёта ИЛ-38. Далее интереснейшие полёты, причём, не только в СССР, но и за границей, повышение лётной квалификации, и непростой путь от лейтенанта до подполковника – звание, в котором Олег ушёл в запас.

      И второй момент, который обязательно надо указать, говоря о штурмане Сливко – он всегда и везде был настоящим другом. Он успел в своих рассказах поведать о своих командирах и друзьях, к сожалению, из-за такого неожиданно раннего ухода на Небеса, далеко не о всех, о ком планировал рассказать. Но именно от Олега я впервые услышал фамилии: Ханахбеев, Ворожбянов, Бутырских, Коптев, Литвин, Сидоренко и о других пилотах и штурманах. Многим он открыл глаза на писателя Чечеля, помог им приобрести мои книги, а некоторым их просто подарил.

      Мы планировали этим летом встретиться, и единственное, о чём просил Олег, приглашая нас с Ириной к себе в Евпаторию в гости, это уведомить об этом заранее, т.к. у них с женой Светланой, кстати, Мастером Спорта СССР по спортивной гимнастике, гостеприимный дом, и часто кто-нибудь отдыхает.  Когда Сливко сообщил, что их направляют в госпиталь на лечение от covid, я, конечно, расстроился за друга, многие мои друзья уже переболели этой «бякой», но поначалу за семью Сливко сильно не переживал.

      Тем более, что недели через три Олег доложил, что их выписали, и здоровье «абге махт», а вот когда не прошло и семи дней, как их (или его, тут я не владею обстановкой) — он доложил, снова направляют на долечивание, мне, признаюсь, стало не по себе, и тревожно заныло сердце. Уже находясь в реанимации, Олег прислал мне смс, что заказывает три моих 18-х книги «Там, за облаками», которая должна скоро выйти из печати. Я ответил: «Есть, Ваш Бродь, будет исполнено, Ваш Бродь», — но тогда же возникло это горестное предчувствие: «А не последние ли это его слова?».

      С этого момента я стал посылать свою энергию Олегу, (поверьте, пройдя курсы экстрасенсев в своё время, я это умею) и периодически повторять: «Держись, дружище», — но, увы, болезнь оказалась сильнее. Ира, когда узнала эту печальную новость, всплеснула руками: «Что же это за год такой?  Сначала генерала Анатолия Быкова сбила машина, и он в тяжёлом состоянии попадает в реанимацию. Мы туда не звоним, не беспокоим, понимая, что там не до нас. Но спустя три месяца я отправил Анатолию смс: «Толя, как здоровье? Если можешь читать, пришлю книгу в подарок, чтобы не скучал?»

      (Дело в том, что генерал Быков три года назад уже приобрёл две моих книги, и дал высокую оценку их содержанию. Причём, первую я ему вручил, когда он приехал к нам в Москве в гости, (мы были проездом на Урал), как подарок. Но Толя наотрез отказался её брать бесплатно, со словами: «Вася, это твой труд писателя, он должен быть оценен», — и насильно вручил мне деньги. Так вот, мне на телефон пришло сообщение, что моя смс дошла – но ответа на неё не последовало.  Тогда со своего айфона позвонила Ира, (раньше мы с Быковыми периодически перезванивались). Вызов идёт, но никто не берёт трубку. Так и остался этот «реКбус» пока неразгаданным для нас.

      «Потом 18 мая ушла на Небеса наш друг Лидия Нилова, в Белоруссии», — продолжила Ира, — «И вот теперь – Сливко»… В общем, светлая тебе память, друг, пусть земля будет пухом. Ты прожил достойную интересную жизнь. Я сейчас потихоньку верстаю 19-ую книгу, с рабочим пока названием « Каждый выбирает по себе» — (женщину, религию, дорогу…), она будет посвящена тебе, Олег. Спи спокойно, дружище… Мы тебя не забудем…

                ИЗ РАССКАЗА СЛИВКО «НОЧНОЙ ПОЛЁТ»

       Все земные проблемы остаются где- то там, внизу . . .  Нам предстоит длительный полёт от 10 до 12 и более часов в далёкий район Океана , со снижением на малую высоту до 30 м , где нужно выполнить поставленную задачу . Пролетаешь земные огоньки посёлков , деревень и вот суша заканчивается , промелькнул , последний огонёк , замигал на прощание и исчез . . .

       А впереди только бескрайние водные просторы морей и усыпанный Звёздами Млечный путь пятого океана . . . Летишь в неизвестность , как в захватывающую Сказку , с ещё не понятным концом ! Ровный гул двигателей располагает к работе и ты весь уходишь в это «зазеркалье» , где всё знакомо , понятно , никто не мешает и растворяешься в навигационных расчётах по определению места самолёта . . . НАВИГАТОР — очень сложная романтическая профессия ! А Ночной полёт для Лётчика — это всегда взаимодействие совокупности всех умственных , физических , моральных и психологических сил Человека со стихиями Вселенной . . . . Не всем дано и не всем понятна прелесть таких Испытаний . . . .

© Copyright: Полковник Чечель, 2021
Свидетельство о публикации №221061201453 

fishki.net

Скорбим!

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Сергей Прядкин

    Как прочитал заголовок, содрогнулся! Это же мой однокашник по ЧВВМУ им. П.С.Нахимова. С первого курса Олег учился вместе с нами на корабельном факультете, на третьем перевелся в авиакласс берегового факультета по специализации авиационное ракетное оружие МРА ВМФ. Весельчак, всегда в прекрасном настроении, организатор всех атак на чужие ворота в футболе, который он прекрасно играл. Лет 15 назад из интернета в «Одноклассниках» я узнал от него , что Олег из вооруженцев уже на Тихоокеанском флоте перешел в штурманскую службу и все время летал на противолодочных Ил-тридцатьвосьмых. Переписывались вплоть до последнего времени. К слову, многие снимки американских авианосцев и палубных самолетов, которые их облетывали и сопровождали с воздуха и размещенные в интернете, выполнены им. А сколько своих воспоминаний о полетах над Индийским океаном он мне поведал! А сколько лично им сделанных фотографий переслал! И еще видеофайлов о своей профессии, которой он, буквально, бредил. Поверить не могу в эту страшную весть! Отец Олега — военный летчик-фронтовик. И, вот, Олег, ушел к нему в небо навеки. Светлая о тебе память, Олег! Ты навсегда в наших сердцах!.

  2. Очень жаль, когда уходит человек… Вдвойне жаль, если уходит хороший человек… Царствие ему Небесное!
    Хочу поделиться своим опытом защиты (профилактики или борьбы?) от ковида. Работая на «Скоро помощи» водителем, постоянно приходится общаться с врачами, бывающими на вызовах к больным или контактным пациентам. Почти все врачи, фельдшера и водители у нас переболели ковидом. Мой предшественник 3 месяца болел тяжело ковидом, вместе с женой, фельдшером, попав в реанимацию. Им повезло — оба выжили и поправились…
    Однажды в воцапе я узнал о способе лечения и профилактике ковида при помощи спиртовых ингаляций. Вскоре последовало «опровержение» по ТВ от Малышевой и Ко. Типа, нельзя дышать парами спирта — лёгкие сожжете. Но старые фельдшера на работе сказали, что они так и делают. Если и заболевают — то в легкой форме. Просто на маску из бутылочки с рассылителем со спиртом делать несколько пшиков, и вдыхать. Чем чаще, тем лучше. Не забывая про руки. Обрабатывать продукты из магазина! На даче есть прецедент: мужчина с семьёй в эпидению ковида перебрался подальше от неё, на дачу. Сходил в магазин. Заболела вся семья. От больницы отказался, на следующий день отказали руки и ноги. Через 10 дней в реанимации умер. И было ему всего 50…
    Мне нельзя болеть: у жены онкология и проблемы с сердцем. Всех научил и заставляю дышать парами спирта! Особенно после и в больнице, поликлиники. ДЕЛЮСЬ СОБСТВЕННЫМ ОПЫТОМ.
    Надеюсь, кто-то захочет прочесть и пожить подольше здоровым.
    Всем желаю здоровья и удачи!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *