Бойко В. Трагедии Тихоокеанского подплава. Гвардейская атомная ракетная подводная лодка К-56 «Красногвардеец»

Атомная ракетная подводная лодка проекта 675. Унаследовала гвардейский Военно-Морской флаг подводной лодки С-56 (тип «Щ» IX-бис серии).

30 мая 1964 года заложена на стапеле судостроительного завода им.Ленинского Комсомола в г.Комсомольск — на — Амуре, как крейсерская подводная лодка. 10 августа 1965 года спущена на воду. 1-10 октября 1965 года в транспортном ДОКе была переведена на ЗСО «Восток» в п.Большой Камень для достройки и прохождения сдаточных испытаний. 14 апреля-26 августа 1966 года прошла государственные испытания и вступила в строй.

   9 сентября 1966 года подводная лодка зачислена в состав Краснознаменного Тихоокеанского флота. Вошла в состав 26-й Дивизии подводных лодок КТОФ с базированием на бухту Павловского.

Гвардейский военно-морской флаг ВМФ СССР

14 июня 1973 года гвардейская атомная подводная лодка К-56 возвращалась в базу после успешного завершения программы экспериментальных ракетных стрельб крылатыми ракетами П-6 с надводными кораблями — крейсером «Владивосток» и большим ракетным кораблем «Упорный».  

К-56 со скоростью 12-14 узлов шла в надводном положении.

На подходе к мысу Поворотному с К-56 дали «Радио» на корабли: «Благодарим за обеспечение. Следуйте своим курсом. Мы идем в свою базу. Всего доброго».

Подводной лодке  предстояло вскоре сделать поворот, а надводным кораблям следовать на Владивосток. Через некоторое время на РЛС кораблей обнаружили, что на подводную лодку идет какая-то цель, опасно сближаясь по курсу, о чем с крейсера «Владивосток» и было немедленно сообщено подводникам. С К-56 был получен ответ, что расхождение будет нормальным…

Через несколько минут подводная лодка и цель слились на экранах РЛС кораблей воедино: К-56 полным надводным ходом столкнулась с БМРТ «Академик Берг».  

Мощный удар в правый борт сотряс корпус подводной лодки. Подводная лодка дала крен на левый борт. В пробоину во 2-м отсеке хлынула забортная вода. Спустя мгновение во 2-м аварийном отсеке раздалась резкая команда: «Задраить переборку!». Приказ исходил от командира электромеханической боевой части капитана 2-го ранга Пшеничного. Переборку мгновенно задраили. Так ценою собственной жизни механик и 26 находившихся вместе с ним подводников, изолировав себя во 2-м аварийном отсеке, давали возможность спастись остальным и сохранить на плаву подводную лодку, выполнив свой долг до конца.   

Как только во 2-м отсеке задраили переборку изнутри, со стороны 3-го отсека в клинкет переборки вставили болт, наглухо блокировав 2-й. Потом из 2-го постучали чем-то тяжелым. Из 3-го ответили также стуком, мол, слышим вас. Но во 2-м внезапно все стихло. Произошло это минуты через 1.5-2 после катастрофы.

В 3-м отсеке почувствовали запах хлора, который просачивался по вентиляционной трубе из 2-го отсека. В 3-м поняли, что вода там залила аккумуляторные батареи, идет ее гидролиз, вследствие чего началось активное выделение угарного хлорного газа. И, очевидно, подводники во 2-м отсеке вначале отравились хлором, а уже после этого отсек окончательно затопило забортной водой.

В 1-м отсеке, где находились двадцать подводников, форштевнем научно-поискового судна «Академик Берг»  была образована пробоина примерно один метр на 90 сантиметров, в которую с шумом стала поступать вода…

19 июня 1973 года на кладбище поселка Тихоокеанский похоронили погибших подводников.   С июня 1973 года по 19 февраль 1974 года  подводная лодка прошла аварийно-восстановительный ремонт на ДВЗ «Звезда».

15 января 1978 года переклассифицирована в Крейсерскую подводную лодку. В 1991 году принято решение об использовании  К-56 в районах БД и БП.

В соответствии Директивы ГК ВМФ подлежала списанию в 1992 году. Входила в состав 29-й Дивизии подводных лодок 4-й Флотилии подводных лодок КТОФ (п.Ракушка, Приморский край). 28 апреля 1992 года отнесена к подклассу АБПЛ. Присвоен новый тактический номер Б-56.   

3 июля 1992 года Б-56 исключена из состава ВМФ СССР и поставлена на прикол в заливе Владимира. В 1994 году переформирована в состав 129-го Дивизиона подводных лодок  4-й Эскадры подводных лодок  ТОФ с прежним местом базирования.

В мае 1996 года переформирована в состав 8-й Отдельной Бригады строящихся и ремонтирующихся кораблей Приморской Флотилии разнородных Сил ТОФ. Хранилась на плаву в бухте Павловского.

4 декабря 1997 года атомная крейсерская подводная лодка  К-152 проекта 971 унаследовала Гвардейский Андреевский флаг от АБПЛ Б-56.

В 2007 году атомная большая подводная лодка Б-56 находилась в бухте Павловского. Проведены мероприятия для подготовки подводной лодки для буксировки на ДВЗ «Звезда» для последующей утилизации. 3 июня 2007 года отбуксирована на ДВЗ «Звезда» для утилизации.

В 2008 году  подводная лодка утилизирована с формированием реакторного блока. Блок оставлен для временного хранения на плаву в бухте Разбойник.

Подводная лодка К-56 столкнулась с судном «Академик Берг». Залив Петра Великого. 13 июня 1973 года.
ПЛАРК К-56 и исследовательское судно «Академик Берг». Коллаж.
Братское захоронение погибших подводников К-56. Городское кладбище. Фокино. Приморский край.
Памятник «Скорбящая мать» погибшим подводникам К-56.
Городское кладбище. Фокино. Приморский край.
Памятник «Скорбящая мать» погибшим подводникам К-56.
Городское кладбище. Фокино. Приморский край.

Вечная память погибшим подводникам:

Список погибших на гвардейской атомной подводной лодке «К-56» 14 июня 1973 года:

  1. капитан 1-ранга Сучков Ленислав Филиппович — заместитель командира дивизии ПЛ, 1929 года рождения
  2. капитан 2-го ранга Логинов Анатолий Фёдорович — офицер УРАВ ВМФ
  3. гвардии капитан 2-го ранга-инженер Пшеничный Леонид Матвеевич -командир БЧ-5, 1937 года рождения
  4. гвардии капитан 3-го ранга Бацуро Геннадий Васильевич — помощник командира
  5. гвардии капитан 3-го ранга-инженер Дрюков Пётр Алексеевич — командир электротехнического дивизиона, 1940 года рождения
  6. капитан 3-го ранга Якус Владислав Алексеевич — помощник флагманского специалиста РТС соединения ПЛ, 1941 года рождения
  7. майор Медицинской службы Климашевский Валерий (Иван?) Семенович — начальник медицинской службы (похоронен в городе Барановичи, Минской области)
  8. капитан-лейтенант-инженер Батищев Владимир Григорьевич — командир группы КИП (похоронен в городе Севастополе)
  9. гвардии капитан-лейтенант Василенко Александр Михайлович
  10. гвардии капитан-лейтенант Климентьев Валерий Семёнович, 1944 года рождения
  11. гвардии капитан-лейтенант-инженер Пеньков Александр Фёдорович — командир БЧ-4-начальник РТС, 1943 года рождения
  12. гвардии капитан-лейтенант-инженер Цветков Сергей Николаевич, 1943 года рождения
  13. гвардии старший лейтенант-инженер Марков Анатолий Васильевич — командир группы ДУ, 1946 года рождения
  14. старший лейтенант Людвиков Валерий Афанасьевич, 1947 года рождения
  15. гвардии лейтенант Абрамов Анатолий Филиппович — командир гидроакустической группы, 1947 года рождения
  16. гвардии мичман Вахрушев Борис Михайлович, 1944 года рождения
  17. мичман Горюнов Николай Тихонович — специалист СПС, 1952 года рождения
  18. гвардии мичман Самохвалов Валерий Николаевич, 1952 года рождения
  19. гвардии мичман Семенычев  Павел Васильевич — старшина команды гидроакустиков, 1942 года рождения
  20. мичман Донских Виктор Мелитеевич, 1946 года рождения
  21. главный старшина Лысенков Александр Сергеевич, 1952 года рождения
  22. гвардии старшина 1 статьи Чмир Владимир Сергеевич, 1953 года рождения
  23. гвардии старшина 1 статьи Шамаев Владимир Борисович
  24. гвардии матрос Симоненко Юрий Михайлович
  25. гвардии матрос Ахмадеев Салимьян Зайнуллович, 1954 года рождения
  26. матрос Седых Владимир Алексеевич, 1952 года рождения
  27. Старший инженер ЦНИИ «Гранит» Тельнов Николай Иванович

Вот как описывает трагедию капитан 1 ранга Курьянчик Н.Н.

В момент столкновения «Академик Берг» шёл со скоростью 9 узлов и ударил подводную лодку в стык 1 и 2 отсеков.

В первом отсеке находились 22 моряка, сумевшие сохранить воздушную подушку и боровшиеся за живучесть, пока подводную лодку не посадили на отмель.

Погибли 27 человек – 16 офицеров, 5 мичманов, 5 матросов и старшин срочной службы и один гражданский специалист.

На лодке для надёжности находились практически два экипажа — капитана 2 ранга Четырбока (сдавший) и капитана 2 ранга Хоменко (принявший). Старшим на борту был заместитель командира соединения капитан 1 ранга Сучков. Казалось бы, все трудности позади, стрельбы завершены успешно и… летний отпуск сдавшему экипажу.

Вот он, мыс Поворотный — Приморье, залив Петра Великого — а там и родная база в бухте Павловского. Последняя ходовая вахта, заступившая в 00.00 и — к пирсу. В работе один реактор и две турбины. На мостике командирскую вахту нес старпом, капитан 3 ранга Петров (будет разжалован до капитан-лейтенанта), а также там находился капитан 2 ранга Четырбок. Вскоре после заступления вахты вниз прошла команда: «Видимость более 20 кабельтовых, прекратить подачу туманных сигналов, выключить МРК!» Противотуманные сигналы — это гудки («Тифон», «Сирена»), удары в рынду. МРК — навигационная радиолокация. Проблескового огня на лодках тогда еще не было. Вроде, все нормально…

Но за мысом Поворотный неожиданно наскочили на полосу плотного тумана. Видимость — ноль! Последовала команда: «Включить МРК!», но уже прошло около часа с момента выключения, и электронные лампы успели остыть. Для прогрева и начала работы МРК требовалось время — около 20 минут. Застопорить ход не успели. В 01.05 из тумана выплыл кованый форштевень ледокольного типа — «Академик Берг». Столкновение неизбежно!

«Обе турбины — реверс! Лево руля!» — скомандовал с мостика вахтенный офицер, но было поздно. Форштевень колуном въехал в правый борт лодки, ее нос отбросило влево, и корабли «разошлись». «Берг» удара даже не ощутил и ходом в два с половиной узла как ни в чем ни бывало пошёл дальше. Его нашли и задержали только через два с половиной часа после столкновения со слегка поцарапанной краской на носу.

Лодке удар пришелся в переборку между первым и вторым отсеками, больше во второй по ходу. В носу удар был столь сильным, что многие получили травмы и шок, а в корме он был еле ощутим. Прочный корпус получил пробоину высотой в 3,7 м и площадью в 2,5 кв. м. Это означает, что второй отсек был затоплен практически мгновенно. Борьба за живучесть в нем длилась всего две с половиной минуты. Но и это короткое мгновение высветило своих героев и героев не очень…

Шестеро человек успели покинуть аварийный отсек, но за это их никто особо не попрекал: остались живы — и ладно. Это начхим, замполит, два молодых матроса-вестовых и двое ракетчиков — гражданский и представитель ракетно-технической базы. Начхиму удар форштевня пришелся прямо в голову, а затем на него обрушился столб воды. Он был в шоке и побежал, схватившись за разбитую голову. Остановили его только на Пульте ГЭУ в седьмом. Замполит и несколько офицеров играли в «кошу» после вечернего чая в кают-компании, вестовые убирали со столов.

Во втором отсеке находилось тридцать три человека. Большинство спало — они уже не проснулись никогда. Был во втором и командир БЧ-5 капитан 2 ранга Пшеничный Леонид Матвеевич, бывший штангист, кандидат в мастера спорта. Он-то и загерметизщировал кормовую переборку второго отсека, подавил панику и ценой жизни спас корабль. После вскрытия отсека его так и нашли — на рукоятке переборочной двери.

Он также вышел на связь по аварийному телефону (слышат все, кто снял трубку), правильно оценил обстановку и дал рекомендации по спасению личного состава аварийного отсека. Но… на нее в Центральном не успели отреагировать.

Последние его слова были: «…до подволока один метр, прошу разрешения перейти в первый отсек, иначе мы все погибнем!» На лодках этого проекта все переборочные двери расположены на верхней палубе, в первый тоже поступала вода, и до подволока оставалось всего полтора метра. Но там все остались живы. Там тоже были свои Герои и свои проблемы — не на всех хватило аппаратов ИДА-59.

Смерть у большинства спящих во втором наступила от утопления, а у тех, кто успел проснуться и выбежать на верхнюю палубу — от удушья. Дело в том, что во втором отсеке размещалась одна группа аккумуляторных батарей, и при заливании морской водой из неё обильно выделяется хлор (это выяснилось сразу после вскрытия отсека).

Впоследствии подводники предлагали спорткомитету по тяжёлой атлетике проводить ежегодный турнтир на приз памяти Пшеничного в честь своего богатыря-спасителя. Но «компетентные органы» отказали в этом малом признании великого подвига Сильного Человека. За державу обидно: настоящие подвиги Сынов Отечество всячески пытались скрывать и замалчивать, и, как результат — появились «новые русские», подонки, которые предали и продали нашу Родину за мнимые «общечеловеческие ценности» западной цивилизации, где нам места под солнцем нет…

Мгновенное затопление второго и первого отсеков снизило запас плавучести и продольной остойчивости практически до нуля, привело к ряду коротких замыканий в основной силовой сети и срабатыванию аварийной защиты реактора и турбин. К счастью, эта лодка по обводам и архитектуре гораздо ближе к надводному кораблю, чем к классической современной подводной лодке, напоминающей дирижабль. В надводном положении на ходу она не зарывается, а выходит на редан.

Лодку мог спасти только ход и решительные действия командира, самоотверженность экипажа. Первый шок прошёл, и началась борьба за живучесть. При срабатывании АЗ вся нагрузка падала на одну оставшуюся группу батарей в третьем отсеке, и она разрядилась до 70 вольт (против допустимых 170). Дизель-генератор без погибшего механика запустить не решались и шли полным возможным надводным ходом, на грани фола. С таким состоянием аккумуляторных батарей и основной силовой сети навигационная авария могла запросто перейти в любой другой вид аварии с последующей гибелью всего корабля с экипажем. Люди отлично понимали это и действовали соответственно. Штурман лихорадочно искал отмель, в которую можно было бы ткнуться носом, не разбившись о камни. А на помощь уже спешил морской буксир-спасатель и спасательное судно ТОФ «Жигули». Наконец, в одной из бухточек смертельно раненая лодка нашла отмель, но стоило застопорить ход — и она сразу теряла остойчивость, начинала валиться на борт. Борьба за живучесть продолжалась.

Первым к аварийной лодке подошёл торпедолов с начальником электромеханической службы соединения капитаном 1 ранга Бойко, который сразу же возглавил дальнейшую БЗЖ лодки. Запустили дизеля, начали вывод главной энергетической установки, приняли питание от спасателей, вывели личной состав из первого отсека и сняли съёмный лист погрузки АБ во втором. Оттуда сразу же пахнуло смертельным запахом хлора. «Идашкой» для спасения попытался воспользоваться только корабельный врач, но и он не успел. Живых во втором не было. Снарядили двух нештатных водолазов — офицера-КИП-овца и мичмана-трюмного. Через некоторое время водолазы выскочили из второго отсека, как ошпаренные: «Они там живые, шевелятся!!!»

В подводной невесомости погибшие моряки свободно парили в вертикальном положении и казались живыми. Стоило к ним слегка прикоснуться или даже приблизиться, как они начинали двигаться, шевеля руками… их лица и позы были ужасными. Экипажные водолазы не были психологически подготовлены к такой встрече, пришлось для извлечения тел погибших вызывать боевых пловцов ПДСС, которые ещё и не то видели.

К аварийной лодке прибывали все новые силы и средства. В дальнейшем борьбу за живучесть возглавил заместитель Командующего ТОФ вице-адмирал Маслов. Пробоину в первом заделали быстросхватывающимся цементом. В ее заделке участвовал сам замкомандующего, и здесь произошёл курьёзный случай. Боцман, заметив нерасторопность какого-то «матросика», наехал на него по полной схеме: «Эй, боец, раз твою так, ты что шевелишься, как …?! Ты чей вообще? Что-то я тебя не припомню…»

Матросик слегка опешил, а потом представился «как учили». Тут уже боцману сделалось дурно: «Прошу прощения, тащ адмирал! Боцман К-56 мичман такой-то!» Адмирал ответил: «Ничего, ничего, боцман, работаем дальше. Чего шевелишься, как … ?» Боевая ничья…

Первый осушили, ко второму прикрепили понтоны, и лодку отбуксировали в док, в Чажму. Похоронили погибших… В доке временно заделали пробоину и ушли в Большой Камень на восстановительный ремонт.

Конечно, провели расследование, взяли со всех подписку о неразглашении. Виновных строго наказали, отличившихся особо не отмечали, никого не наградили — даже посмертно. Что ж, может, оно, конечно, и правильно?

Нестандартные инициативные действия командира лодки капитана 2 ранга Хоменко по борьбе за живучесть оценили по достоинству: не сняли, не разжаловали, не посадили. На вопрос комиссии: «Почему вы приняли такое оригинальное решение по БЗЖ?» он отвечал: «Меня так учил заместитель командира соединения по ЭМС капитан 1 ранга Бойко.» Что ж, была школа, была Система. И кто говорит, что она была неэффективна — плюньте тому в лицо. Через шесть месяцев (!!!) 19 февраля 1974 года после завершения ремонта лодка вышла на ходовые испытания. Представьте себе такое нынче — при «эффективной рыночной экономике» России! Но и теперь предостаточно людей «от власти», предпочитающих все скрывать и замалчивать. Их страусинные действия смертельно пагубны…

И — немножко о собственно виновнике-то аварии, о БМРТ «Академик Берг». Он шёл на ВЫХОД по ВХОДНОЙ линии фарватера безо всяких мер предосторожности и безопасности. И ему, по сути дела, ничего не было, хотя основная вина за столкновение на нем! А на самом деле БМРТ «Академик Берг» был разведывательным кораблём (БРЗК проекта 394б), замыкавшимся в своём подчинении на ГРУ и Генштаб. Ледокольного типа, водоизмещение — 4300 тонн (у ПЛА в надводном положении — 4500 тонн), мореходность неограниченная, автономность 100 суток, дальность плавания 13000 миль (это из «Справочника ВМФ СССР 1945-1991 гг.» Кузина и Никольского). ГРУ и Генштаб в то время имели и вес, и силу, а потому своих в обиду не давали. Тем более, что удар пришёлся лодке в правый борт…

Ещё совсем недавно А. Ю. Грушев — а он работает механиком на пожарном буксире-спасателе в морпорту Петропавловска-Камчатского) наблюдал своего «старого знакомого» — недоброго старого знакомого — в рыболовном предприятии «Акрос», но, видать, время берет своё, и он тоже пошёл «на иголки» корейцам или китайцам… Вот такая история.

Источники: материалы военного историка Алексея Суконкина, ИА PrimaMedia, fleetfoto.ru, topwar.ru

Подводная лодка проекта 675 (фотография из сети)
таблица создана автором

Хроника событий:

13 июня 1973 года, Японское море. АПЛ К-56 (проект 675) следует в надводном положении на базу в бухте Павловского. На мостике СПК капитан 3 ранга В. Петров. Видимость 10-20 кабельтовых. На борту лодки два экипажа: экипаж К-56 и экипаж АПЛ К-23.

За мысом «Поворотный» К-56 вошла в плотный туман, из которого появился БМРТ «Академик Берг» – судно промысловой разведки, идущее с рейда города Находки.

Из показаний капитана БМРТ «Академик Берг» Ивана Марченко:

«Академик Берг» фото из сети
Таблица создана автором

…В 00 часов на вахту заступил 2-й помощник С. Куксенко. Тогда же видимость ухудшилась до 1-1,5 мили. В 00 часов 05 минут видимость уже ухудшилась до 0,5 мили. В этот момент и произошло столкновение. Часы показывали 01 час. 00 минут…

«Академик Берг» форштевнем ударил АПЛ К-56 между первым и вторым отсеком. В пробоину 5×1 м хлынула вода. В первом отсеке 20 человек, во втором больше тридцати. После удара из второго отсека в третий переходят несколько человек и командиры обоих экипажей. По команде командира БЧ-5 капитана второго ранга Леонида Пшеничного второй отсек задраен.

В первом отсеке борьбу за живучесть возглавил мичман Вячеслав Теличко, боцман К-56. Из его рассказа:

…. я приказал запустить помпу… но воды поступало в отсек больше, чем помпа откачивала.. у нас имелась связь с центральным, попросили дать в отсек ВВД… Если бы нам не помогли воздухом, весь наш отсек погиб бы… уровень воды в отсеке продолжал подниматься…она шла с примесью хлора из второго. Мы стали задыхаться… Связались с центральным … был один ответ: «Крепитесь. Идем на мель…» Все понимали, что осталось жить минут 30-40. Но паники и суеты не было. Ребята в основном молчали. Вода поднялась выше пояса, дышать становилось все труднее и труднее, и тут пришло спасение: над нами открыли носовой люк и велели покинуть отсек…

Во втором отсеке 25 моряков и два гражданских специалиста. Вода попала в аккумуляторную яму, стал выделяться ядовитый хлор (хлорный водород) – люди погибли раньше, чем затопило отсек. Никто не успел воспользоваться средствами защиты. Позже, капитан второго ранга Леонид Пшеничный был обнаружен у переборки, ведущей в третий отсек, а заместитель командира дивизии, старший на борту К-56 капитан первого ранга Л. Сучков у переборки в первый отсек. Офицеры до конца выполнили свой долг.

Командир АПЛ К-56 капитан второго ранга Леонид Хоменко оценил обстановку : первые два отсека затопляются, со вторым связи нет, по трубам вентиляции очевидно появление хлора. Лодку мог спасти только ход. Штурман определил маршрут к ближайшей отмели, и вскоре лодка оказалась на мели у мыса Гранитный.

Спустя шесть месяцев гвардейская атомная подводная лодка К-56 вернулась в строй. В 1992 году была выведена из состава ТОФ и утилизирована.

3 комментария

Оставить комментарий
  1. Геннадий Коростелёв

    Поправки к тексту: Пульт ГЭУ на ПЛАРК 675-го проекта находился в *-м отсеке,а не в 7-м; Болт вставляли со стороны третьего отсека не в клинкет, а кремальерный запор переборочной двери; Руководил борьбой за живучесть в 1-м отсеке командир БЧ-3 лейтенант Кучерявый Александр Николаевич.

  2. Барсуков Александр Сергеевич

    Не ядовитый хлорный газ, а хлористый водород!!

  3. Барсуков Александр Сергеевич

    Не угарный хлорный газ, а хлористый водород!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *