Блытов В. Черное золото. Отдых (приключенческий морской роман)

Высокая напряженность флотского труда требует и хорошего отдыха. Чем больше сил отдает моряк службе, вахтам, тем больше внимания надо уделять их восстановлению Это наиболее актуально в дальних походах, где отсутствуют условия для нормального отдыха, а нагрузка на людей очень большая,

У спущенного на воду трапа с левого борта стояли оба корабельных баркаса, а вдалеке в воде ждал своей очереди командирский катер.

Погода была великолепная. Светило солнце, дул небольшой ветерок. Непривычно голубая вода с каким-то бирюзовым отливом была прозрачной. Штиль полный и волн почти не было видно. Легкое волнение. С борта корабля даже на глубине метров тридцать просматривалось дно, были видны какие-то зеленые водоросли, и более темной полосой ближе к берегу был виден проходивший вдоль берега коралловый риф.

Немного в стороне виднелся большой остров, обильно покрытый зеленой растительностью, в воде под кораблем проплывали какие-то большие рыбы, таращившие свои глаза на большой для этих мест корабль.

— Эх, нырнуть бы с борта? Водичка загляденье – сказал, потягиваясь штурман Киму, стоявшему у надстройки.

— Я вам нырну с борта. Наныряетесь еще. Надоест – сказал тихо старпом, что-то отмечавший в своем блокноте — Кузьмин и Ким вы идите и готовьте обе шлюпки к спуску. Пойдете на берег шлюпках. Ваш остров – этот – старпом показал рукой Кузьмину на маленький островок утопающий в зелени – а ваш Ким островок тот и он показал на отстоявший в стороне тоже маленький островок весь в зелени с узкой желтой полосой песка — посмотрим, как вы под парусами или на веслах доберетесь до своих островов. Грузите в шлюпки акваланги, ласты, маски. Готовьте людей. А ящики для кораллов и рапан мы позже доставим вам баркасом. Ким вы обеспечили все баркасы, катер и шлюпки радиостанциями?

— Так точно. На каждом катере, баркасе и шлюпке идет сигнальщик с радиостанцией «Причал». Позывные радистам и старшим групп выдал. Позывной корабля – Порт Веди, позывные шлюпок – Парус-1 и Парус-2, позывные баркасов – Баклан-1 и Баклан-2, остров — Земля и катеров командира и адмирала —  Снег-1 м Снег-2. Связь на 6 канале УКВ. На корабле вахтенный офицер использует радиостанцию «Рейд» на этой же волне. Позывные ему выданы.

Старпом пробурчал что-то нелицеприятное для связиста и про снег в тропиках, но замечания делать не стал.

Строй матросов в выцветших темных тропичках, как называли матросы тропическую форму одежды, тронулся с места и начал приближаться к трапу. Перед выходом на «Стерегущий» выдали тропическую форму одежды и дырявые тапочки, как называли матросы. Тапочки подводника, как числилось они в ведомостях снабженцев. Но постольку поскольку, новой тропической формы одежды на флоте давно не было, выдали форму БУ (синие брюки от роб, отрезанные у колен и синие голанки с отрезанными рукавами). Эта форма не раз видела корабли и моря и была с многочисленными дырками, аккуратно зашитыми матросами и состиранную почти до светло-синего цвета. Синие пилотки командир заказал сам в пошивочной мастерской для всего экипажа, понимая, что флот и так сделал все что смог. Вид у матросов и офицеров в этой форме был весьма комичный.

— Стоять – закричал начмед – сначала садятся медик, связист и аквалангист и только потом все остальные.

Вахтенный офицер усмехнулся и прошептал про себя:

— Когда же закончиться этот дурдом?

— Пять морпехов с прапорщиком и оружием сначала – прокричал лейтенант Устюжанин – мы безопасность купания обеспечиваем.

Старпом кивнул вахтенному офицеру головой

Матросы зароптали, но остановились, пропуская вперед морпехов.

— Федорчук. Грузите на баркас не более 25 человек. Считайте садящихся. Александр Николаевич. Вы же старший. Руководите – закричал старпом – Не стойте как-будто вы не при чем. Объявите матросам, что все успеют отдохнуть и искупаться. Вы объявили, чтобы брали с собой все трусы, носки, тельники, майки, мыло и прочее, если там есть речка, смогут в пресной воде постирать белье.

— Взяли всё Сергей Иванович. Не переживайте так. Мы их предупредили заранее – ответил досадливо Федорчук.

По трапу быстро за морпехами сбежали вниз фельдшер с сумкой с красным крестом, сигнальщик с флажками и радиостанцией «Причал» через плечо. За ними спустились особист и в полной форме морпеховской форме старший лейтенант Полищук и лейтенант Устюжанин.

— Товарищ капитан 3 ранга, а я как пойду со своими механиками когда? – спросил старпома, стоявший в стороне командир трюмной группы Потоцкий.

— Вас Вячеслав Игоревич выбросим позже баркасом. Пока отдыхайте. Вот на тот остров пойдете ловить кораллы и рапаны – показал старпом на третий маленький остров, видневшийся вдали  — пойдете вместе с Машкой  и Мишкой, но немного позже, когда все наши вернуться с купания. Готовьтесь пока. Видите, лишних плавсредств у нас нет, и всех спустить сразу на берег мы не можем. Не имеем права. Знаете, как в уставе про это написано, тем более мы на боевой службе – не более 30%.

К старпому спустились со шкафута командир и адмирал.

Старпом хотел скомандовать, но адмирал остановил его жестом:

— Занимайтесь старпом. И быстрее надо – посмотрел адмирал на часы – мы не можем устраивать здесь отдых экипажа на несколько дней. Работайте быстрее. Отправляйте баркасы и людей. Помощник и постройте мне тех, кто пойдут ловить кораллы и рапаны. Когда вы планируете их отправлять?

— На шлюпках пойдут, как только мы отправим баркасы – ответил за помощника старпом.

Помощник сжал губы и побежал на шкафут звать Кузьмина, Кима и Потоцкого, ушедших со своими людьми проверять шлюпки.

— Вахтенный офицер отправляйте баркасы по мере загрузки. Быстрее. Не тяните – скомандовал командир.

Когда первый баркас загрузился людьми, вахтенный офицер Кузяев вышел на трап и скомандовал:

— Баркас номер один проверить связь с кораблем, и если исправна, отойти от трапа в рейс по маршруту «корабль-остров-корабль».

— Есть «корабль-остров-корабль». Связь проверена. Исправна — прокричал смуглолицый лейтенант Кромченко, стоявший рядом со старшиной баркаса, и дал приказание отойти от трапа.

Баркас отошел от трапа и направился к острову, желтевшему вдалеке полосой песков и зеленью пальм. Адмирал посмотрел вслед бурунному следу, выделявшемуся на фоне идеально бирюзовой воды.

— Красота командир. Какая красота. Здесь только лежать бы на песке и отдыхать — сказал адмирал вытирая, снимая пилотку и щурясь от яркого солнца, как мартовский кот – жить бы здесь, а то нашему народу бог дал Сибирь, где такой красоты нет и быть не может.

— У нас своя красота Максим Юрьевич – улыбнулся командир – и здесь такой красоты, как наша, днем с огнем не найти.

— Ну, это вы преувеличиваете товарищ капитан 2 ранга.

В разговоре между собой командир называл адмирала по имени отчеству, как это всегда было принято на кораблях ВМФ, а адмирал называл командира только по воинскому званию видимо, чтобы постоянно показывать, кто здесь начальник.

— Купаться пойдешь командир?

— Нет, товарищ адмирал. Я командир и покину корабль последним, только если он будет тонуть или уйду вместе с ним, как это сделали командиры «Охотника», «Енисея, «Гавриила», «Адмирала Ушакова», «Константина», «Свободы», нашего предшественника «Стерегущего» и многие другие командиры русского флота.

Адмирал усмехнулся:

— Красиво говорит командир – подумал он – а как придет время, побежит первый, расталкивая других. Видели мы многих.

Мишка и Машка прятались за строем матросов, изредка высовывая любопытные мордочки и разглядывая издалека адмирала.

— Адмирал идет – который раз, пугал медвежат, высокий светловолосый матрос с БЧ-5 Евстигнеев.

Медвежата тут же прятались за матросов, обхватив чью-то ногу своими мохнатыми лапами, но через какое-то время опять высовывали любопытные и потешные мордочки.

— Уж скорее бы на берег – говорил, потягиваясь руками, штурманский электрик Гнездилов – годок Евстигнеева. Подальше от начальства, хоть на часок.

Евстигнеев согласно кивал головой.

К сходящим на берег, подошла группа летчиков в светлоголубых комбинезонах. Капитан Балуев подошел к старпому:

— Сергей Иванович. Когда летчикам можно будет сойти?

— По сменам. На том ушедшем баркасе пойдете – он показал на видневшийся вдали почти у самого острова бурунный след – сойдут только один экипаж, а второй сойдет со второй смена после обеда. Такие корабельные правила. Мы вам объявим по трансляции, когда подойдет ваша очередь.

— А на вертолете нельзя сойти?

Старпом усмехнулся:

— Сойти можно. Но разрешения не было от адмирала. Если разрешит, то пожалуйста.

Балуев только махнул рукой:

— Сойдем, как вы сказали на баркасах.

Старпом усмехнулся и отвернулся к строю матросов:

— Если второй баркас загружен отправляйте. Командирский катер к трапу.

Второй баркас нагруженный почти до воды. Пошел к острову. На этом катере со стороны рассматривали корабль, прижимаясь к Евстигнееву и Гнездилову, медвежата Мишка с Машкой. Мишка прикрывался от солнца своей толстой лапой, как бы смотрел вдаль.

— Катер у трапа – доложил вахтенный офицер.

— Товарищи летчики – прокричал вслед, уходящим летчикам старпом – пожалуйте в катер – пожалуй, пойдете сейчас.

Балуев, Перепелица и Фещенко, заулыбавшись, быстро побежали к трапу. А Красук и Верейко с грустью смотрели им вслед с борта, облокотившись на леера.

— Товарищи летчики на леера на корабле облокачиваться нельзя – сказал тихо, подошедший к ним помощник – как и браться руками за медные поручни трапов или садиться на кнехт.

Летчики, как обожженные, отдернули руки от лееров.

На правом борту адмирал инструктировал, построенные группы ловли кораллов и рапан.

Три группы стояли построенные в одну шеренгу. Впереди каждой группы стояли офицер – Кузьмин, Ким и Потоцкий. В каждой группе были помимо командира девять человек и среди них были старшина шлюпки, боевой пловец, сигнальщик-радист и фельдшер, остальных офицеры набрали из матросов подчиненных подразделений.

— Все умеют плавать – поинтересовался адмирал.

— Так точно – ответил Кузьмин – все проверенные пловцы и разрядники.

— Хорошо. А как вы планируете их защитить от обдирания кожи кораллами? От всякой напасти?

— В БЧ-5 всем сварили такие трезубцы длиной полтора метра. Они могут использоваться как захваты. Видите зубцы не в ряд, а по кругу. Удобно сначала пробовать, а потом захватить. И если нападение, то можно обороняться в воде.

— А плавать в чему будут?

— Это мы тоже продумали – ответил за всех опять Кузьмин. У каждого ест легкие спортивные костюмы. У кого нет тренек, мы обеспечили офицерским нижним бельем — Кузьмин улыбнулся.

Адмирал улыбнулся тоже:

И не боитесь своими кальсонами распугать всех рыб в округе?

— Нет. Они же под цвет воды. Даже хорошо.

— Документы берете с собой? – спросил адмирал.

— А зачем? Не рыбам же и крабам нам их предъявлять? Мы когда уходили на службу все документы и деньги сдали на сохранение заму по воспитанию. Такое было приказание командира.

Адмирал посмотрел на командира и тот кивнул головой, подтверждая слова офицера.

— Это правильно – одобрил адмирал, и уже обращаясь ко всем объявил – вам товарищи моряки доверена особо важная задача. Вы должны заняться ловлей кораллов и рапан для руководства страны и флота. Надо отбирать самое красивое и самое интересное. Будьте аккуратны, не сломайте. Кораллы весьма хрупкая вещь.

— Для укладки кораллов и рапан им  подвезут на баркасах ящики из-под ЗИПов и ветошь для упаковки – сказал командир – мы это продумали.

— Хорошо – ответил адмирал – мы с Бергером и Аталгиреевым пожалуй сойдем на берег после обеда. Мой катер подготовьте к этому времени. И чтобы охрана была на должном уровне.

— Кстати командир, а почему они у вас в таком зачуханом виде? Что тропичку было не получить? Зачем выдумывать обрезание рабочего платья

— Так нет на флоте тропички и на ВМФ нет. Командующий тылом лично занимался и только развел руками.

— Почему я об этом не знаю товарищ капитан 2 ранга?

— Так и без этого дел было не слишком много. Форма не главное, это всего лишь антураж, а главное корабль подготовить было. Помощник по снабжению нашел такой вариант решения проблемы. Я согласился. Пилотки синие сами сшили за свой счет. А тапочки с дырками флот нашел.

— Это как?

— С экипажа деньги собрали, материал купили синий ХБ и в мастерской заказали за свой счет.

Адмирал усмехнулся:

— Это что-то новое в подготовке кораблей на боевую службу. А почему мне все нашли на флоте?

— Вот поэтому и нашли единичный экземпляр. Для офицеров и мичманов мы собрали с других кораблей у кого, что осталось.

— Это называется бардак командир. И все это надо было доложить мне. Я бы поставил вопрос на самом высоком уровне.

— Так вы прибыли за три дня до выхода. Уже все должно было быть решено.

— Будешь строжайше наказан командир

Командир кивнул головой. Повернувшись, адмирал направился к надстройке.

Командир подождал, пока он отойдет подальше и тихо сказал:

— Вы ребята главное не утоните и не станьте пищей для акул и прочей нечисти. А на кораллы и рапаны, если честно мне наплевать. А я как-нибудь прорвусь и вас поддержу, как смогу.

— Постараемся – ответил Кузьмин опять за всех.

— Вы уж не просто постарайтесь, а сделайте то, что я прошу.

— Ну что шлюпки на спуск? – сказал, улыбаясь чему-то Кузьмин, когда командир скрылся за тяжелыми дверями надстройки.

Ким кивнуло ему головой.

— Разойдись. Шлюпки к спуску.

И все матросы захватив с собой все что брали пошли грузить в шлюпки.

— А спорим Кузя, что мы больше кораллов поймаем – вдруг сказал Ким.

— Вам хорошо ребята вы идете сейчас и у вас свои шлюпки, А нам ждать, когда баркасы освободятся – проговорил смущенный Потоцкий.

— А вам граф и спешить некуда. С вами Мишка и Машка для охраны пойдут. И было бы три шлюпки на корабле вы бы пошли с нами. А так извините. Только привет и добрые пожелания конструкторам.

Граф была подпольная кличка Потоцкого.

— Все имущество в шлюпки. По два матроса в шлюпки и спускать обе шлюпки – скомандовал Кузьмин – шлюпки под выстрела левого и правого борта. Там будем садиться все.

— Кузя ты сухпаи взял. На всякий случай – вдруг спросил Кузьмина Ким.

— А как же на двое суток на каждого и воду взял в анкерке и в бутылках.

— Я тоже.

— Запасливый ты мой любимый кореец. Но хвалю.

Когда командир поднялся в ходовую рубку, адмирал разглядывал там карту, лежавшую на штурманском столе.

— А ты не боишься, командир отпускать сразу связиста и штурмана одновременно? – спросил адмирал, когда командир подошел к нему.

— А вы же сами сказали, что съемки не будет, пока люди не вернуться. Отдых для экипажа важен, а так мне нужен на корабле любой офицер. А в вопросах ныряния они оба хороши. Штурмана может заменить в случае необходимости мой зам. У него есть штурманский диплом. А у связиста мичман толковый – старшина команды. Не один раз выполнял за него обязанности.

— Вот это что за точка нарисована? — спросил адмирал, разглядывая карту и ткнув в нарисованную красную точку транспортиром.

— Это точка рандеву с танкером для пополнения запасов. Через четыре дня мы должны быть в этой точке.

Адмирал на бумажку записал ее координаты и сунув бумажку в карман пошел к дверям.

Командир посмотрел ему в след.

— Вахтенный офицер в четырнадцать часов катер адмирала к правому трапу. Он будет сходить на берег.

— Есть адмиральский катер в четырнадцать часов под правый трап — ответил вахтенный офицер, поправляя на рукаве красно-бело-красную повязку.

Шлюпка Кузьмина с легким шуршанием, ткнулась в песчаный берег.

— Весла в воду — скомандовал Кузьмин – Кравчук пошел.

Весла шлюпки тихо опустились в воду.

Мичман флотского спецназа тихо, почти бесшумно спрыгнул на берег и бесшумной тенью заскользил вдоль береговой черты. Пробежав по окружности место высадки, он скрылся в густых зарослях.

— А что он там делает? — спросил Кузьмина старшина шлюпки старшина 2 статьи Громов.

— Мы фактически на войне и все может быть. Мичман специалист в этих вопросах и должен произвести разведку с целью обеспечения безопасности обеспечения нашей работы. В этом районе бесследно исчезли несколько наших танкеров. По некоторым данным они были захвачены местными пиратами. Надо на всякий случай, быть готовыми ко всему.

Через двадцать минут мичман Кравчук лениво вышел из зарослей, держа автомат в левой руке

— Можно выгружаться. Остров пустой.

— Выгружаться. Прежде всего выгружать оборудование, палатку и  воду и пищу – скомандовал Кузьмин – радист передайте на Порт Веди, что начали работу.

Через минуту радист-сигнальщик доложил:

— На корабле наш доклад принят. В сети прошел такой же доклад от Паруса -2.

Кузьмин усмехнулся:

— Понятно. Значит и Ким приступил к работе.

— Работаем так. Мерцалов – обратился он к радисту-сигнальщику – у тебя сколько запасных аккумуляторов?

— Еще один, кроме основного. А больше у нас нет в боевой части – ответил Мерцалов.

— Насколько времени их нам хватит?

— Один на часа четыре непрерывной работы хватает, если не выходить на передачу. Но они у нас старые. А новых не выдают.

— Маловато будет – протянул, задумавшись Кузьмин — восемь часов это максимум, если не выходить на передачу. А реально часа на два. Понятно, что непонятно. Передай на корабль, что будем выходить на связь, каждые четный час на пять минут. А потом рацию выключай, будем беречь аккумуляторы. Здесь нам зарядить их негде.

— Бабаев и Орлов идите на ту сторону острова. В зарослях устройте себе лежку и внимательно наблюдайте, чтобы никто незаметно к нам не подошел. Если что появиться сразу доклад мне. Понятно?

— Так точно товарищ старший лейтенант. А мы искупаться можем?

— По очереди и аккуратно, а то черт знает, что там в воде. А потом, когда вас сменим и вы будете нырять здесь. Но прежде всего нам надо обеспечить свою безопасность. Так проинструктировал командир. Я конечно не верю, что на виду военного корабля кто-то может на нас напасть, но береженного бог бережет, а не береженного караул провожает в последний путь. Вперед.

Бабаев и Орлов, взяв с собой ножи, направились вдоль береговой черты. Они шли по воде и о чем-то громко разговаривали друг с другом.

— Мерцалов, Громов, Жилин ставят палатку санитара и потом страхуют всех. Наблюдать внимательно за кораблем и плавсредствами. Закрепите, как следует шлюпку, чтобы ее не унесло, а лучше вытащите на берег. Остальные готовятся к погружению. Ковальчук вам можно в воду обследовать окрестности. Автомат на всякий случай отдайте Громову. Все кораллы, рапаны, звезды складываем у палатки. Кому непонятно? Грозин, Савельев, Железнович и я идем в воду.

Ковальчук проверил баллон, отдал автомат подошедшему Громову и потом быстро надел акваланг, взял подводный пистолет и пошел в воду. Через минуту его уже не было видно.

Вода была теплой и прозрачной. В районе кораллового рифа плавало много рыб различных оттенков. Такой красоты Кузьмин еще не видал.

Все ныряльщики были с ластами, с масками и трубками и лишь один Ковальчук плавал с аквалангом, держась мористее кораллового рифа, идущего параллельно береговой черте.

Спустя полчаса Ковальчук подплыл к Кузьмину:

— Товарищ старший лейтенант у меня воздух скоро закончиться. Надо его беречь.

— Да не продумали что-то наверху, что воздух в баллоне может закончиться, аккумуляторы разрядиться. Нас почти на весь день отправили, а они ведь это не выдержат. Ладно плыви Данила Иванович на берег. Что делать. Бери трубку и так охраняй. И попроси заодно радиста выйти на связь с кораблем и запросить могут ли они зарядить и привести нам пару баллонов к аквалангам и заряженные аккумуляторные батареи к радиостанциям.

К вечеру привезли на баркасе ящики для выловленных кораллов и рапан, два баллона для акваланга, две зараженных батареи для раций и  сухих пайков и воды.

— Тебе Леха и твоим ребятам сказали ночевать здесь. Литовченко вне себя. Орет, что вы не растаете от одной ночи. Переночуете на острове. Так и сказал, чтобы завтра начинали прямо с утра ловлю. Потоцкого уже давно высадили с его группой на его острове. И Киму сказали передать тоже самое, что и вам. Ночевать. Командир даже поругался из-за этого с Литовченко, но тот и слушать его не хочет, Орал на командира, как зарезанный – рассказал Кузьмину пришедший на баркасе лейтенант Свирелин.

По очереди, меняя друг друга в воде и охранников на другой стороне острова, незаметно прошел день, и начало быстро темнеть. У палатки скопилось огромное количество кораллов, рапан, каурий и звезд, которые Громов с Мерцаловым аккуратно упаковывали в ящики.

Кузьмин приказал всем закончить погружение, отозвать охранников с обратной стороны острова и начать приготовление пищи. Скоро у палатки запылал большой костер. Такие же костры светились на соседних островах, где были группы Потоцкого и Кима. Облаков не было совсем и звездное небо над головой сверкало  массой звезд.

— Спать будем в шлюпке и палатке – объяснил всем Кузьмин. У костра организуем постоянное дежурство по два часа по два человека.

Скоро у костра зазвучали интересные истории, а потом стали дружно петь песни.

Вдалеке светились огни родного корабля, и это придавало уверенность.

Кузьмин не заметил, как глаза его закрылись, и он сначала просто задремал, а потом и уснул.

Море, воздух и свежий ветер сделали свое дело.

— Товарищ старший лейтенант, товарищ старший лейтенант – растолкал Кузьмина, дежуривший у костра Орлов – просыпайтесь. «Стерегущий» полчаса, как ушел в море. Нет его.

— Как ушел? Не может быть – встрепенулся Кузьмин.

Он посмотрел на место, где был вечером «Стерегущий», но огней не было видно.

— Может что с освещением?

— Да нет. Я сам видел, как снялся с якоря и ушел.

— Радист – окончательно отошел от сна Кузьмин – вызывай корабль. Срочно вызывай.

— Порт Веди, я Парус один – начал вызывать, включивший рацию радист.

Ответом было молчание.

Внезапно прорезалась радиостанция второй группы:

— Парус один я Парус два. Где Порт Веди? Вам что-нибудь сообщили? Куда он ушел? А как же мы?

— Ким это Кузьмин. Нам ничего не сообщили. У нас была выключена рация. А связь с Потоцким, вернее третьим имеешь?

— Нет, на связь не выходили. Наверно спят. А эти рации дальше трех миль не берут. Черт их побери.

— Парус три я парус один – начали  вызывать группу Потоцкого.

Ответом было молчание.

— Саня а ракетницы у тебя есть?

— Есть и зеленая и красная.

— Это хорошо.

Откуда-то начал дуть холодноватый ветер. И все начали на себя натягивать на себя всю одежду.

Кузьмин подозвал Ковальчука:

— Данило Иванович. Обстановка непонятная и сложная. Непонятно, что ожидать. Ты с Железновичем отойди в заросли, и страхуйте нас оттуда из темноты. Мало ли что?

Ковальчук ни слова не говоря взял у Громова автомат, свой подводный пистолет и через минуту скрылся в зарослях леса.

— Парус один, я Парус два, что будем делать Леха?

— Снять штаны и бегать Саня, а что нам еще делать остается. Если бы не твои рации мы бы знали куда и почему ушел корабль. А других раций у тебя не было?

— Не было Леха. Спасибо, что хоть эти дали. Были сто восьмые станции, но там аккумуляторы приказали долго жить, сто четвертые тоже. А таких аккамулей больше нет, возможно, что больше не изготовляются. Перед выходом еле выбил эти. Они давно списаны и подлежали уничтожению, зато аккумуляторов много дали и специальные зарядные устройства. Но дальность действительно хромает. Утром распространение получше, попробуем узнать, возможно, к ним и достучимся. Это называется сверхдальним распространением УКВ, но только в утренние часы. А пока давайте спасть. СК.

— Подожди ка минутку. Выключиться всегда успеем. Для полноты ваших чувств назначаю себя старшим на рейде, за неимением других кандидатур. И прошу не спорить я командир БЧ-один. Первой боевой части – подчеркнул Кузьмин – как я понимаю, других кандидатур нет и быть не может. БЧ-ноль пока никто не придумал. Поэтому командовать парадом буду я и прошу мне подчиняться всех. Понимаю, что аккумуляторы, будь они прокляты, могут сесть окончательно, и постоянно требовать присутствие всех на связи не буду. Но если появиться наш корабль прошу дать зеленую ракету. Они должны быть у всех сигнальщиков. В случае срочных проблем прошу дать красную ракету. Это уже беда и нужна помощь и мы придем на помощь друг другу на шлюпках. И объявляю всем, что выход на связь в нули минут каждого часа и без опозданий и пропусков – скомандовал Кузьмин.

— Второй понял каждый час на пять минут.

— Третий понял каждый час на пять минут. У меня нет ни шлюпки ни катера. Мы брошены совсем.

— Третий, почему так долго молчали?

— А что говорить? И так понятно, что все плохо, раз нас не сняли, а бросили. Нам Мишку с Машкой привезли, так они беснуются без корабля. Спать не хотят паразиты. Какую-то обезьяну на пальму загнали и теперь достать хотят. Поиграть с ней, а она дура не понимает.

— Леха, а может всем собраться в кучу на один остров? На шлюпках догребем. А Потоцкий огонь разожжет – покажет курс.

— А имущество, ящики с кораллами будь они не ладны, в шлюпки не влезут. Здесь бросать. До утра осталось четыре часа. Потерпим. Авось доживем. Всем спать. Мишке с Машкой тоже. Обезьяну оставить в покое. Вот теперь СК.

— СК – доложили оба корреспондента.

Кузьмин потянулся, положил на землю ласты и потом сказал, так чтобы слышали все:

— Радист по связи и мне докладывать каждый час, особенно если  будут проблемы или кто-то не выйдет на связь. В случае красной ракеты будить немедленно всех. Зеленой тоже.

Радист ответил, что все понял.

— Громов организуйте наблюдение за акваторией. Минимум два человека с той стороны острова и два с этой. Неуютно как-то, если кто-то пощупает нас не вовремя за вымя сзади. Меня включите также в график наблюдения и Железновича.

— Сделаем — ответил Громов и стал распределять вахты.

Кузьмин сел и крикнул в сторону зеленки:

— Кравчук ты слышишь меня?

— Так точно. Слышу —  раздался голос из кустов

— Ты наша вторая линия обороны в случае чего. Приготовь на всякий случай акваланг. Если будет все плохо, то уходи водой. Но я надеюсь, что до утра все будет хорошо. Хотя чем черт не шутит. Не нравиться мне все это. Но нас никто не спрашивает.

— Понял. Сделаю.

Из кустов появился Кравчук, забрав акваланг и свои причиндалы, снова исчез в зеленке.

Потихоньку отдыхающие начали укладываться в шлюпку и в палатку.

Кузьмин еще раз осмотрел свое спящее и бодрствующее воинство в свете костра, хмыкнул и положил голову на ласты.

– Хорошо, что нас хоть не на севере забыли. А то замерзли бы на первом скачке – мелькнула мысль, и глаза сами закрылись.

Темное небо и яркие звезды светили над островами. Где-то вдали за горизонтом алело какое-то зарево, а с другой стороны полыхали далекие зарницы, освещая порой половину неба.

В три тридцать, когда глаза караульных сомкнулись окончательно, неслышно скользя по воде, словно тени ко всем трем островам направились катера под командованием пиратов Кувата, Агунга и Гунтура.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *