За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Блытов В. Мы-плавсостав. Наказание. Метаморфозы

Метаморфо́зы (др.-греч. μεταμόρφωσις «превращение») — превращение, преобразование чего-либо во что-то другое, качественное изменение и преобразование состояние предмета.

Песня «Метаморфозы» в исполнении Игоря Талькова

В военном санатории за столом в одном из элитных номеров за столом сидела Наташа и рыдала. Мать стояла над ней и пыталась успокоить. А отец ходил вдоль стола, чесал голову и не знал, как утешить жену и дочь.

— Ты все рассказала нам? – спросил наконец строго отец.

— Да все. Миша очень хороший человек папа и ему надо помочь – сквозь слезы попросила отца Наташа.

Отец был зеленой армейской рубашке с погонами генерал-полковника, на зеленых брюках были красные двойные лампасы.

— Наташенька, милиция разберется, что к чему, лучше нам в это дело не ввязываться, Тем более он гражданский человек.

— Как ты не понимаешь. Он мне не безразличен. Он спас меня.

— Как его фамилия? – нахмурился отец.

— Я не знаю — опять разревелась она.

— Ну вот она не знает с кем гуляет, с кем проводит время. А мы должны что-то делать – развел руки отец, глядя на мать.

— Илья Степанович! Ты, что старый совсем одурел от своей военной службы – вмешалась мать, скривив губы – нашей дочери плохо, ей нужна помощь. А ты рассказываешь ей про какую-то милицию. Парень спас от вооруженного преступника Наташу. Ее ограбили, угрожали ножом, чуть не убили. Он встал на ее защиту, а его за это посадили. А ты – она махнула рукой и тоже заплакала, всхлипывая и прикладывая к глазам носовой платок.

Генерал быстро заходил по комнате не зная, что предпринять. Он чувствовал себя виноватым и не представлял, что надо сделать, чтобы успокоить своих женщин. Он был боевой генерал, прошедший в пехоте войну с первого дня до окончания большой войны. Но с женскими слезами он не знал, что делать.

— Ладно, ладно – махнул он рукой — я сейчас пошлю Сережу разобраться что к чему. Пусть выяснит, что там происходит. Ну не мне же в форме и с этими погонами ехать в отдел милиции – он развел руки.

— А мог бы и сам съездить – всхлипнула жена – может это будущий зять, отец твоих внуков сейчас сидит в камере, ни за что? И его еще посадят за то, что он заступился за нашу Наташу – и обе они снова разрыдались.

Генерал только развел руки, а потом махнул и вышел.

В соседнем номере жил его адъютант капитан Нежин Сергей Петрович. Он читал какую-то книгу и когда вошел генерал, то сразу вскочил с дивана.

— Сережа дуй сейчас в этот отдел милиции, где допрашивали Наташу.

— Какой номер отдела милиции?

Генерал махнул рукой:

— От них сейчас ничего не добьешься. Они ревут. Найди сам, куда отвезли сегодня преступников с набережной. Спроси у ментов – скажут или позвони 02.

— Понял сделаю Илья Степанович. Что там?

— Узнай все, что необходимо по этому делу, та фигурирует какой-то Михаил из Феодосии. Раскопай все данные по нему, кто он, что он, откуда и как. Поговори со следователем. Узнай кто здесь начальник горотдела милиции и сообщи мне, кстати найди телефон начальника крымского управления УВД и узнай его имя и отчество, фамилию и звание. Парню надо помочь. Это друг нашей Наташи. И я боюсь, что он может пострадать безвинно.

— Понял, сделаю Илья Степанович.

Через час ситуация в комнате была та же. Женщины рыдали, успокаивая друг друга, а генерал мерил комнату шагами. Постучал капитан и хотел войти, но генерал замотал руками, вытолкнул адъютанта назад в коридор и вышел вслед за ним вышел сам.

Тот хотел доложить в коридоре, но генерал замахал руками

— Пойдем к тебе.

Когда они вошли в комнату генерал предложил сесть за стол, и они сели.

— Ну что?

— Докладываю — открыл тетрадь капитан – этот Михаил – он усмехнулся — фамилия его Степанов, по отчеству Александрович. Лейтенант с войсковой части 26952. Я уточнил на флоте – это вертолетоносец «Севастополь». Сейчас корабль находиться в Феодосии на испытании самолетов. Командир группы специальной связи. Год назад закончил ВВМУРЭ имени Попова.

— Что это за хрень с таким мудреным названием?

— Так у нас товарищ генерал в Петергофе.

— А начальник, там контр-адмирал Кудрявцев Григорий Капитонович. Помню, помню встречались на каких-то сборах. Мы его там не Капитонычем, а Капитанычем называли – рассмеялся генерал – и вообще, что за звание контр-адмирал, так и хочется сказать контра. То ли дело наши звания — генерал-майор, генерал-лейтенант. Красиво звучит. По-офицерски. Все понятно и нет проблем. Ладно продолжай – сказал генерал, увидев, что капитан хочет еще что-то сказать.

— Сам он из Калининграда. Отец капитан 2 ранга – помощник оперативного дежурного Балтийского флота, мать ….

— Не надо про мать. И так понятно – махнул рукой генерал. Про него что есть еще?

— Не женат, характеризуется положительно. запросил кадры флота, дали положительную характеристику.

— Что там произошло, по данным милиции?

— Грабеж. Ведет дело следователь капитан милиции Ищенко Бронислав Семенович. Вооруженные преступники Гриднев и еще один пока не задержанный до сих пор главные фигуранты дела. Гриднев выпущен месяц назад из лагеря, где сидел за грабеж. Грабили на пляже одиноких женщин – кольца, серьги, цепочки, часы, деньги. Милиция не могла их поймать уже месяц. По их данных у них восемь таких эпизодов, но возможно есть еще. Гриднев был вооружен ножом. Они ограбили Наташу. Этот лейтенант Степанов разоружил его и сдал в милицию.

— Так лейтенант молодец?

— Молодец.

— А за, что его посадили?

— Да не посадили – досадливо сказал адъютант – разбирались.

— Нет парня героя, который выполнил работу милиции, держать в камере с преступниками? Это что разбирательство?

— Понятно. Его уже выпустили.

— Так все нормально?

— Нет, его передали в комендатуру для разбирательства. Теперь, он там сидит.

Генерал задумался, потом встал:

— Фуражку мне. Едем в комендатуру.

— Да это здесь почти рядом. Можно пешком дойти.

— Тогда идем – генерал встал и пошел за фуражкой.

— В его номере была тишина. Супруга генерала прошла в умывальник и приводила себя в порядок, а Наташа сидела за столом.

Генерал посмотрел на нее, взял фуражку и направился к дверям:

— Пап ты куда?

Генерал посмотрел на нее улыбнулся и ответил:

— Я Наташенька еду выручать твоего Ромео.

— Я с тобой.

— Нет милая. Я сам. Приеду все доложу. Возможно привезу его с собой. А вы ждите здесь.

Генерал вышел. В коридоре в форме и фуражке его уже ждал адъютант.

Когда генерал-полковник вошел в комендатуру в сопровождении адъютанта, дежурный по комендатуре чуть не проглотил ручку, которую держал у рта. Любят некоторые сосать ручки и видимо у дежурного была та же плохая привычка.

Генералов в полной форме да еще с адъютантом эта комендатура не видела видимо со дня основания.

— Смирно!

Все находившиеся в комендатуре приняли стойку смирно

Он выскочил из своей комнаты:

— Товарищ генерал-полковник дежурный по комендатуре старший лейтенант Перепечко.

— Так старлей. Проводи меня к коменданту.

Когда генерал-полковник вошел в кабинет коменданта, коменданту чуть не стало плохо. Он никогда в своем кабинете не видел такого начальства.

— Товарищ генерал-полковник комендант города Ялта подполковник Семенченко.

— Садись подполковник, я к тебе по делу — сказал генерал усаживаясь в кресло коменданта, который сразу подвинулся и встал напротив

— Генерал-полковник Серебряков. Командующий округом — представился генерал.

Каким округом генерал не стал уточнять, да и не надо было это. Подполковник с завороженным взглядом смотрел на погоны генерала. Адъютант и дежурный по комендатуре остались стоять в дверях.

— Здесь подполковник Семенченко тебе сегодня передали из милиции лейтенанта Степанова. Что можешь об этом сказать?

— Прошу прощения товарищ генерал полковник. Я не в курсе. Я отъезжал — испугался подполковник.

Генерал усмехнулся, покачал головой, и усмехнулся.

— Ну вы даете

— Сейчас мои помощники доложат. Дежурный – он обратился, к стоящему соляным столбом – Глаголева ко мне. Быстро.

Через две минуты в кабинет влетел старший лейтенант в армейской форме и фуражке и сразу и обратился к сидевшему в кресле коменданта генерал-полковнику:

— Товарищ генерал-полковник. Помощник военного коменданта города Ялта старший лейтенант Глаголев. Прибыл по вашему приказанию.

— Доложите, что у нас там по лейтенанту Степанову, переданному вам сегодня милицией.

Старший лейтенант закрыл глаза видимо, что-то вспоминая и или думая, как лучше сформулировать ответ:

— Лейтенант Степанов, задержанный ранее милицией за участие в задержании опасного преступника, отправлен мной на автобусе к месту службы в Феодосию. Помощник коменданта Феодосии подтвердил его личность, документы у него в порядке. Я его посадил на автобус, и он уехал.

— Где теперь его искать?

Старший лейтенант замялся немного, а потом сказал:

— Я не знаю. Из неофициальных источников мне стало известно, что этот лейтенант служит на вертолетоносце «Севастополь» — он выдохнул и продолжил, видимо понимая, что утаивать уже поздно – командованием корабля он за что-то был арестован, и отправлен на гауптвахту в Феодосию на пять суток — так мне рассказал помощник коменданта. По просьбе лейтенанта, он был отпущен помощником коменданта, на один день в Ялту провожать свою девушку. Видимо были причины, чтобы принять такое неординарное решение.

Старший лейтенант посмотрел на генерала и увидел, что у генерала от изумления поднялись брови:

— Это что у вас на юге все, так сидят на гауптвахте? С отпуском, выходными, проводами девушек или еще какими-нибудь изысками? У меня в Ленинграде такого быть не может. А если узнаю, то эти коменданты или их помощники живо поедут служить туда, где Макар телят не пас.

У всех присутствующих стало скорбное выражение лица. Уехать из Ялты туда, где. В общем далеко от Ялты. На коменданта было страшно смотреть,но он решился защитить честь ялтинской комендатуры. А что делать в такой ситуации?

— Никак нет, у на в Ялте тоже такого .snm не может – доложил комендант Ялты – я бы своим помощникам не позволил такого. Мы все же армейские и у нас армейская косточка. ау них там флотская комендатура. Флотские. И у них свои порядки и бардак.

— Ну ты Цицерон подполковник, приятно послушать. Бальзам на душу пролил за наших армейских. Ладно, понятно – махнул рукой генерал-полковник – спасибо за информацию. К вам претензий не имеется. Вы сделали все правильно.

Он встал и вышел из кабинета. За ним последовал его адъютант.

Когда они шли по набережной генерал снял фуражку платком вытер пот со лба, потом тулью фуражки.

— Жарко. Ты чего-нибудь понимаешь? Что за лейтенант? – спросил он у адъютанта.

Тот пожал плечами и улыбнулся.

— Ну орлы – продолжил генерал улыбнувшись – сидя на гауптвахте уехать в Ялту провожать дочку генерал-лейтенанта, не зная этого, разоружить вооруженного преступника, которого милиция не могла взять целый месяц. Ха – он рассмеялся — я бы в своем полку в войну этого лейтенанта взял бы разведвзводом командовать минимум. Молодец лейтенант. Мне это нравится. Недаром Наталья там так рыдает – он опять усмехнулся, остановился, посмотрел на адъютанта и серьезно сказал – а знаешь, что? Я хочу видеть этого лейтенанта, который претендует на право стать моим зятем, и даже возможно отцом моих внуков. Хочу с ним познакомиться лично. У Натальи были конечно ухажеры из студентов. Но так она рыдает впервые из-за лейтенанта. Видимо все очень серьезно.

Адъютант посмотрел на генерал-лейтенанта и видимо подумал, что тот явно не в себе.

— Вызвать лейтенанта в санаторий?

— Нет таких зверюг лучше всего рассматривать в естественных условиях, прежде чем сделать вывод о нем. Продумай Сережа, с кем из флотского командования, мы можем обсудить вопрос посещения этого корабля в Феодосии или самой Феодосии.

— Так у нас здесь три дня, как командующий Черноморским флотом отдыхает со своей супругой. Я с его адъютантом познакомился. Хороший парень капитан-лейтенант Борзов Сергей.

— Во…. Это правильно, мне надо встретиться с этим командующим флотом, но в спокойной обстановке, чтобы Лидия Петровна и Наташа ничего не знали и не подозревали. Переговори-ка пожалуйста с этим Борзовым. Пусть доложит своему адмиралу, что я хочу с ним встретиться не в санатории, а на нейтральной территории. лучше в кафе или ресторане

В номере генерал доложил своим женщинам, что Михаил Степанов уже освобожден и уже в автобусе следует в Феодосию.

Наташа сразу надулась:

— Уехал и не попрощался даже. Вот так верь этим мужчинам.

— А он знал, где тебя искать?  — начал оправдывать Мишу генерал — что он о вообще тебе знает? Расскажи-ка доченька милая моя, что ты ему о себе, обо мне или всех нас рассказала?

— Ну – подумала Наташа —  я рассказала, что учусь в ЛГУ на филфаке, закончила третий курс. А больше ничего?

Генерал усмехнулся:

— И кто твой папа он знает?

— Нет, думаю не знает. Я ему даже фамилию нашу не называла.

— Адрес, телефон знает наши в Питере?

— Мы не успели обменяться – вдруг зарыдала Наташа – как мне теперь его найти?

— Ой – вздохнул генерал – не безделушка ты, если ты ему дорога, то сам тебя найдет.

— Как? Когда? – еще громче зарыдала Наташа – знаешь сколько женщин может за это время встретиться у него на пути?

— Если встретятся? Значит туда ему и дорога. Значит он тебя не достоин. Ты у нас бриллиант и тебя надо быть достойным.

— Он достоин я знаю. Это такой парень. Мне первый раз такой в жизни встретился с которым не просто хорошо, а очень спокойно.

Генерал тяжело вздохнул.

— Мать ты понимаешь, что говорит наша дочь? Она выросла что ли у нас. А мы этого не заметили?

— А ты что не видишь, что она вполне сформировавшаяся девушка со своими взглядами на жизнь и не всегда наше с тобой мнение будет для нее решающим. Ты себя помнишь в ее возрасте.

— Так я на фронте под Москвой в ее возрасте танки подбивал рвущиеся к Москве со своим взводом.

— А у нашей Наташеньки появился свой танк. Вот так

— Слушай мать. Ответь мне на вопрос. Объясни почему у нашего старшего сына Сережи так все просто. После школы в училище Верховного Совета, потом с ГСВГ, старлей, капитан. Далее в академию Фрунзе. Я даже не знаю как он служит. А дочкой все так сложно? Непонятно.

— Да потому, что это девочка и она пока ты служил превратилась в девушку. А ты этого не заметил.

— Ладно с вами дискутировать – себе вреднее.

В комнату постучал и зашел адъютант.

— Тебе чего Сергей – спросил генерал.

Тот подошел и тихо доложил тихо на ухо:

— Товарищ генерал-полковник, командующий Черноморским флотом адмирал Тихомиров Федор Григорьевич принял ваше предложение и собирается сейчас гулять по набережной. Предлагает вам составить ему компанию.

— Понял. Но надо переодеться наверно? Как ты думаешь? А то в форме светиться на набережной, не самое хорошее.

— Так точно адмирал будет в партикулярном платье.

— Тогда надо переодеваться и генерал быстро прошел в спальню и начал быстро переоделся.

Когда он вышел супруга строго спросила:

— Ты куда намылился? Дочке плохо, а ты куда-то рванул.

— Я пошел по ее делу. Только тихо – шепнул генерал ей на ухо и выскочил из номера вслед за адъютантом.

На набережной было жарко они зашли в ресторан на набережной. Им сразу выделили отдельный, отгороженный от общего зала кабинет. Там они заказали коньячок и Илья Степанович рассказал адмиралу всю историю лейтенанта Степанова.

Командующий флотом покачал головой и рассмеялся:

— Накручу я хвосты командиру базы и командиру этого «Севастополя». Они что там совсем совесть потеряли?

— А зачем крутить хвосты? Хотя я тоже, если бы узнал о таком, накрутил бы своим хвосты. Но здесь иное Федор Григорьевич. Надо тоньше. Давай сначала по единой — за содружество видов и родов войск.

Они чокнулись и выпили.

Генерал продолжил:

— Здесь все сложнее — честь девушки замешана. Надо тоньше.

— Какой девушки – икнув спросил адмирал.

Генерал поморщился и ответил:

— Я тебе не говорил, но здесь честь моей дочери замешана. Поэтому я с тобой и встретился и разговариваю сейчас.

— Понял не дурак – встрепенулся адмирал – давай рассказывай.

— Парень провожал мою дочь. Он заступился за ее честь, когда ее ограбили. Все кончилось нормально, ничего не случилось. Лейтенант-герой. он задержал и разоружил вооруженного ножом преступника

— Да — герой. У нас на флоте все такие?

— Да Бог с ним Федор Григорьевич. Я тебе предлагаю не обращать внимание на эти нарушения. Сам знаешь, как у нас из мухи любят слона раздувать – сказал генерал наливая адмиралу и себе коньяку из графинчика – у тебя, что в молодости не было такого?

— Такого не было —  усмехнулся адмирал, поднимая свой бокал – давай выпьем

Они чокнулись и выпили.

— Другое было не хуже и даже интереснее — улыбнулся вспомнив что-то адмирал.

— Ну каждому свое. У нас с тобой война все же была в жизни – он развел руки и задумался видимо что-то вспоминая – а у них наверно свои проблемы. Ты где воевал?

— Я Илья Степанович здесь на Черноморском флоте воевал на торпедных катерах.

— Стоп, погодь малек – генерал почесал щёку – этот лейтенант рассказывал моей Натахе, что у него отец воевал тоже на торпедных катерах, но, по-моему, они сейчас на Балтике. Тебе знакома эта фамилия Степанов по службе?

— Степанов – задумался адмирал – весьма распространенная фамилия на флоте. У меня был в дивизионе служил командир катера Степанов Саня. А, как отчество этого лейтенанта?

— Александрович – усмехнулся генерал.

— Ха – сказал адмирал – не может быть. Мой Степанов Саня геройский был парень. Помню высадку в Новороссийске, его катер первым сквозь огонь подлетел прямо к причалам и высадил десант. Его ранило осколком снаряда в бедро, двух матросов убило.  А он истекая кровью довел катер до базы. Мы тогда в Фальшивом Геленджике стояли на реке Мзынта. Его заслужено «Красной звездой» наградили, а надо было героя давать. Но не дали тогда разнарядки на трех героев, только на двух, и мы подали, только тех, кто посмертно. Знаешь же, как было. Не мы диктовали, а геройские кадры.

— Знаю, помню я тоже не в тылу лаптем щи хлебал. Лихие нам достались годы – вздохнул генерал, что-то вспоминая свое  – помянем наших ребят, не вернувшихся войны.

— Они встали и не чокаясь выпили.

Генерал поставил свой бокал, улыбнулся и весело сказал:

— А наш лейтенант Степанов тоже парень геройский. Надо бы тоже представить хотя бы «за отвагу». Все же безоружный пошел на нож ради моей дочки. Может все же сын твоего Степанова?

— Не знаю, надо будет узнать. Хотел бы я конечно своего Саню повидать – почесал ухо адмирал — потерял я его после войны. Его на Балтику перевели командиром дивизиона.

— Так видишь на Балтику, Калининград тоже в цвет.

— Да заинтриговал ты меня Илья Степанович. А может быть и тот лейтенант. Надо бы посмотреть на него, а вдруг похож?

— Я предлагаю вот, что сделать?  — генерал заговорщически наклонился к адмиралу, потом посмотрел на адъютантов, сидящих за соседним столиком и продолжил —  а если взять наших женщин — мою Лидию Петровну, Наташу и твою супругу – он посмотрел на адмирала.

— Ольгу Николаевну – подсказал адмирал улыбаясь

— Ну да Ольгу Николаевну – повторил генерал — всем вместе съездить в Феодосию и посмотреть на этого лейтенанта в естественной среде. Тем более, что если он сын твоего сослуживца, боевого товарища. Он же тебе тоже интересен.

Адмирал задумался, потом сказал:

— Согласен заинтриговал ты меня этим лейтенантом. Надо посмотреть. Но завтра я не могу — процедуры, а вот послезавтра корабле управления можем и в Феодосию. Они зайдут как раз в Ялту за мной. Мы в Пицунду собирались сходить. Мой Член военного Совета идет проверять базу. А зачем нам сама Феодосия? Можно прямо к борту этого корабля подойти. Посмотрим, что там и как. Заодно я проверю, как у них дела с испытаниями самолета. Давай покажем корабль нашим благоверным и твоей Наташе. пусть посмотрит лейтенанта на службе Думаю, что им понравиться

— А это возможно? Мы ничего не нарушим? Я никогда не был на военном корабле. Да и моим девушкам будет интересно все посмотреть. Я думаю, что и Наташе будет интересно увидеть своего спасителя, А то она там у меня рыдает.

— Давай нарушим все что можно? Или мы не орлы? – усмехнулся адмирал – давай еще по одной за успех задуманного. А знаешь, как во время войны мы на катере за водкой в Геленджик ходили. А Мишка Петров в Геленджик перед выходом убежал к своей любимой. А потом чуть не опоздал на выход. А это как минимум трибунал. Так он прибежал пешком через гору. Успел — адмирал тяжело вздохнул.

— Чего тяжело вздыхаешь Федор Григорьевич?

— Да не вернулся он потом из того похода. На катер успел, а их подбили у Новороссийска. Вот и вздыхаю. Знаешь, как тяжело друзей терять?

— Знаю – генерал посмотрел на адмирала почти трезвыми глазами – давай за них!

— Давай Илья Степанович. за наших ребят оставшихся на той войне.

Они встали, и опять не чокаясь выпили.

Генерал посмотрел на адмирала и усмехнулся.

— А лейтенант у тебя боевой. Я бы его к себе взял.

— Не отдам — усмехнулся адмирал – он мой флотский. А если Санькин сын, то тем более не отдам.

Они сидели еще целый час и вспоминали войну, друзей и не было конца и края этим воспоминаниям.

Адъютанты сидели перед входом в кабинет за своим столиком, беседовали друг с другом, пили сок, и присматривали за своими начальниками, чтобы те не перебрали больше, чем можно. Иначе могут проблемы с женами.

Впереди была увлекательная поездка в Феодосию на корабле управления «Ангара»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme