Блытов В. Блытова О. Живые — помните погибших. Гибель транспорта «Печора»

С началом 1-ой мировой войны перед Балтийским флотом встала задача защитить столицу Санкт-Петербург (Петроград) от возможности прорыва сильного флота Германской империи.

Командующий Балтийским флотом Российской империи адмирал Николай Оттович фон Эссен с объявлением войны дал команду о немедленном выставлении минных заграждений, перегораживающих Финский залив.

Для создания невозможности прорыва линейных кораблей большого моря Германской империи в Финский залив, создается, так называемая крепость Петра Великого – система обороны столицы от возможности прорыва в Финский залив.

История России изобилует случаями прорыва вражеских кораблей и десантов в Финский залив и вражеских десантов, ставящих задачу захват Санкт-Петербурга. Это и шведские корабли в различные русско-шведские войны и английские корабли и многие другие. Поэтому создание безопасности столицы было необходимым. 

Морской транспорт «Печера» на якоре в Моонзунде

Крепость создавалась в течении нескольких столетий и ее начало положил Петр Великий, разработавший и построивший Кронштадтскую крепость, но в единую систему ее объединили русские фортификаторы и моряки Балтийского флота.

Морской транспорт «Печора» с Моонзунде

Крепость  состояла из перегораживающих Финский залив комплекса многорядовых минных заграждений и ряда береговых позиций (фортов), позволяющих держать Финский залив на всем протяжении под прицелом крупнокалиберной береговой артиллерии.

Были разработаны и созданы, так называемые Центральная артиллерийская позиция, флангово-шхерная артиллерийская позиция, Або-Оландская шхерная артиллерийская позиция, Моонзундская артиллерийская позиция, передовая Кронштадтская артиллерийская позиция, тыловая артиллерийская позиция, включающие в свой состав крепости, форты, батареи и укрепления, вооруженные крупнокалиберной артиллерией.

В состав передовой позиции входил город Кронштадт и ряд фортов, построенных как на северном, так и на южном берегах финского залива, простреливающих фактически весь финский залив.

В 1909 году Генштаб утвердил план, по которому в 60 км западнее Санкт-Петербурга в месте сужения Финского залива — пролив Стирсудден — создавалась передовая минно-артиллерийская позиция Кронштадта. Её ядром стали два новых береговых форта, каждый из которых был способен успешно вести артиллерийскую дуэль с линейным флотом и препятствовать тралению мин. На южном берегу залива на прибрежной возвышенности у деревни Красная Горка было начато строительство форта Алексеевский, на северном берегу на мысу у поселка Ино (Приветнинское) — форта Николаевский. Их передовые батареи на мысу Серая Лошадь на южном берегу и у поселка Пумала (Пески) на северном были вынесены ещё на 6 км западнее.

Форты «Николаевский» и «Алексеевский» проектировались с учётом самых современных достижений российской инженерной мысли и носили ряд основных черт так называемого «Русского форта» выдающегося фортификатора К. И. Величко. Существенным отличием проекта форта «Ино» от классического форта К. И. Величко было наличие крупнокалиберной артиллерии (собственно, с этой целью он и строился). Причем орудия калибра 305 мм применялись в береговых укреплениях впервые.

Задача, стоявшая перед кайзерлихмарине, была прорвать эти позиции, уничтожить Балтийский флот, защищающий их и прорваться к Петрограду.

Передовой позицией минно-артиллерийской позицией Финского залива стал Рижский залив. Артиллерийские батареи мыса Царель с острова Эзель (Сааремаа) перекрыли своими залпами весь Рижский залив, не давая немецким тральщикам убирать мины с линии минных заграждений.

Немецкая армия топталась у ворот Риги, а немецкий флот не мог войти в Рижский залив. Корабли Балтийского флота в Рижском заливе обстреливали немецкие войска постоянно, срывая наступление на Ригу. А немцам нечего было противопоставить.  

Корабли Балтийского флота  базировались на порты Пярну и Куйвасту (на острове Эзель), периодически выходя в море для защиты минных заграждений от траления и обстрела немецкий войск.

Кайзер Германской империи неистовствовал, но командующим немецким флотом принц Генрих ничего не мог поделать с русским флотом и минно-артиллерийскими позициями русских.

Одной из основных задач, стоявших перед командованием Балтийского флота, было снабжение сил флота Рижского залива всем необходимым — и прежде всего боеприпасами, топливом, продовольствием и людьми.

Задачей немецкого кайзерлихмарине было по возможности прервать это снабжение, оставив русские корабли Рижского залива без боеприпасов, топлива и продовольствия. Для это в Рижский и Финский заливы периодически прорывались немецкие подводные лодки, которые выставляли минные банки на форматерах движения кораблей или обстреливали корабли с помощью торпед.

Многолетний опыт эксплуатации миноносцев в русском флоте настоятельно требовал создания разветвленной системы базирования этих кораблей на предполагаемых театрах боевых действий. 

Вопрос о плавучих базах для снабжения и ремонта миноносцев, отдыха их команд неоднократно поднимался и даже кустарно решался путем приспособления барж и плашкоутов, однако кардинально эта проблема была решена только после Русско-японской войны, когда руководство флота пришло к мысли об обеспечении базирования миноносных соединений с помощью специально построенных вспомогательных судов. С таким предложением в 1906 году обратился в Морской генеральный штаб (МГШ) командир 7-го флотского экипажа капитан 1 ранга А.А. Кононов.

Обсуждение и дальнейшую разработку этого предложения поручили Особому совещанию под председательством контр-адмирала Н.А. Римского-Корсакова. После всестороннего рассмотрения вопроса члены совещания пришли к выводу, что для имеющихся в составе флота 70 минных крейсеров и миноносцев необходимо сформировать три плавучие базы, состоящие каждая из трех угольных транспортов, боеприпасов, транспорта-мастерской и водолея.

Первые пять транспортов предполагалось строить с одинаковыми корпусами и механизмами, что позволяло существенно ускорить и облегчить как разработку проекта, так и постройку судов (водоизмещение 2000 т, скорость 10 уз, район плавания 750 миль). Предусматривалось, что транспорт-мастерская получит необходимый комплект оборудования для ремонта механизмов минных крейсеров и миноносцев, каждый угольный транспорт оборудуется для хранения и перевозки 830 т угля и 70 т «машинных припасов и провизии», а транспорт боеприпасов — «всех необходимых предметов минно-артиллерийского снабжения соединения миноносцев».

Стапельная сборка корпусов всех транспортов началась 1 октября 1909 года, сразу же после утверждения теоретического чертежа, а официальная церемония закладки судов, за исключением «Оки» (в июле 1910 г. ГУКиС сообщил заводу, что трем угольным транспортам присваиваются наименования «Мезень», «Печора» и «Сухона», транспорту боеприпасов — «Ока», транспорту-мастерской — «Кама»), заложенной 20 ноября 1910 года производилась в день спуска на воду. Приказом по Морскому ведомству от 4 февраля 1911 года все суда зачислили в списки судов Балтийского флота. Работы по корпусной части велись хорошими темпами, и через десять месяцев после начала строительства угольные транспорты приготовили к спуску. После проверки отсеков на водонепроницаемость, в августе 1910 года «Печора», «Мезень» и «Сухона» сошли со стапелей. В октябре спустили на воду «Каму», а спуск «Оки» в связи с ледоставом на Неве отложили до весны будущего года.

Отрицательно на мореходных качествах сказывались тупые образования носовых оконечностей, вызывавшие к тому же сильное волнообразование. По этому поводу командующий Балтийским флотом адмирал Н.О. Эссен писал: «Неизвестно, для чего их носовой части дано такое образование, ведь льда по своей слабости машин они все равно не могут вмять».

Несмотря на некоторые конструктивные недостатки, которые, без сомнения, следует отнести к отсутствию опыта в проектировании и строительстве судов такого типа, транспорты, тем не менее, сыграли большую роль в снабжении и обслуживании боевых кораблей на Балтике в годы первой мировой войны, полностью оправдав свое назначение плавучей базы флота. По данным на конец 1916 года, «Ока» находилась при Минной дивизии, базировавшейся на Ревель, «Мезень» — при Шхерном отряде в Або, а «Кама» и «Сухона» входили в состав Отряда транспортов.

«Печора» погибла 12 августа 1915 года у острова Вормс, в результате торпедной атаки германской подводной лодки «U-26».

В ночь 12 августа 1915 года из Ревеля (Таллина) вышел большой конвой в Куйвасту с грузами для обеспечения кораблей флота. В составе конвоя шли тральщики 15 и 13, транспорт «Водолей-1», транспорт «Печера», и замыкали конвой тральщики № 18 и 16.

Зорко вглядывались в блески волн сигнальщики и впередсмотрящие, пытаясь заметить легкие буруны следа торпед или минные банки.

В двадцать часов сорок шесть минут в районе Суропского маяка впередсмотрящий на баке транспорта «Печера» плотник Иван Чупахин заметил след идущей с правого борта торпеды в 35-40 саженях (75-100 м – сажень составляла 2,13346 м.)  и оповестил ходовой мостик.

Стоявший на крыле борта командир транспорта прапорщик по адмиралтейству Каминский Петр Богуславович  и его помощник Юлле Андрей Мартынович сразу увидели след двух расходящихся торпед (мин Уайтхеда), идущих с направления указанного впередсмотрящим в носовую и кормовую части корабля. Что-то сделать было практически невозможным, как и уклониться от подходящих торпед или совершить маневр уклонения.

Единственное, что успел командир до взрыва – остановил машину, приказал команде срочно задраить водонепроницаемые переборки.

В двадцать час сорок семь раздался взрыв напротив нижнего командного помещения в носовой части транспорта. Столб взрыва, был выше мачты с черным дымом. Оторвало нос транспорта. После момента взрыва, носовая часть была разворочена, на обе стороны с заворотом корпуса наружу. Телеграф не действовал, так как антенна была порвана и стеньга на которой она крепилась сломана. Оповестить о взрыве и подводной лодке флот и корабли было невозможно

Вторая торпеда прошла по корме, не причинив кораблю вреда. Корабль сразу стал погружаться на нос.

Оценив обстановку и поняв что бороться за живучесть транспорта бесполезно командир транспорта прапорщик по адмиралтейству Каминский приказал спускать шлюпки и начать грузить раненых при взрыве.

Спустить смогли только две шлюпки шестерку и четверку. Отправив помощника заниматься спуском шлюпок и посадкой в них людей, командир побежал спасать радиотелеграфные коды, вахтенные журналы, казенные деньги и флаг транспорта.

После отхода шлюпок он побежал с боцманом Акимовым Василием Афанасьевичем контуженым матросом Крашевским Александром на корму, надеясь, что все же есть возможность отбуксировать корабль за корму на ближайшую мель. Но корабль слишком быстро погружался носовой частью в воду.

Помощник сбегал то, что осталось от бака и проверил, нет ли в районе носовой части плавающих людей. По его докладу

Подошли шлюпки с кормовых тральщиков. Командир приказал, скрипя сердцем оставшемуся экипажу садиться в подошедшие шлюпки и эвакуироваться

Последними в шлюпки сошли боцман, помощник и командир. Шлюпки направились к «Водолею № 1», который был ближе других кораблей. Он маневрировал разными курсами в саженях 300 от «Печеры» и стрелял из орудий. Район подрыва обстреливали и тральщики, пытаясь все же уничтожить потопившую транспорт немецкую ПЛ.

После погружения «Печеры» «Водолей № 1» подобрав шлюпки, направился к Ревелю, где  пересадил раненых и членов команды на эскадренный миноносец «Страшный» для доставки в Таллин.

В результате оперативных действий командир транспорта прапорщика Каминского было спасено 31 человек. Погибло в основном в момент взрыва и умерли от ранений и контузии 21 человек.

Можно и нужно обратить внимание, что если бы не правильные действия командира, то жертвы могли бы быть более крупными.

Но именно командир и его ближайшие помощники смогли предотвратить более большую катастрофу и гибель многих людей.

Подлинный доклад командира транспорта «Печера» прапорщика по Адмиралтейству Каминского начальнику штаба Балтийского флота:

КОМАНДИР Транспорта «ПЕЧЕРА» Начальнику штаба Командующего Балтийского моря
12 августа 1915 года
№ 712

РАПОРТ

Доношу Вашему Превосходительству, что 11-ого сего августа, идя из Ревеля в Моонзунд, с полным грузом Кардифского угля, машинными материалами  и минами Уайтхеда, находящихся на палубе, в кильватер транспорту «Водолей № 1» на расстоянии 2 ½ каТранспорт вез так небоходимыебельтовых от него имел еще сзади следующие за мной тральщики №№ 18 и 16.

В 8 часов вечера, пройдя с проводником у наргена сетевое и минное заграждения. Легли на курс W до траверса нижнего Суропского маяка, ходом в 8 узлов в час. Приблизительно в 8 час. 23 мин.  Вечера, пройдя траверс нижнего Суропского  маяка легли на курс SW 700  по Главному компасу и в кильватер «Водолею № 1».

В  8 час. 46 мин. Вперёдсмотрящий на баке, плотник Иван Чупахин, заметил в 30-35 сажаниях, идущую сч правого борта мину и крикнув с «права  мина» побежал с бака, после чего моментально последовал взрыв с правого борта, против нижнего командного помещения. След от взорвавшейся мины был виден ясно, которую также заметил, но очень близко и мой младший помощник. Вторую мину я заметил в 5-8 саженях, прошедшую сзади по корме.

Перед моментом взрыва, я спустился было с мостика, убедился все ли задраены помещения и нет где лишних огней, оставив на мостике своего помощника. После взрыва, я вбежал на мостик и остановив машину, стал давать тревожные свистки, так как транспорт с оторванной носовой частью начал медленно погружаться.

В это время «Водолей № 1» открыл огонь по следу прошедшей и взорвавшейся мины, а мной было приказано – спустить шлюпки – команде спасаться.

Были спущены шестерка и четверка, так как другие спустить было невозможно и команда, помогая раненым и контуженным стала садиться в шлюпки.

Отправив от борта нагруженные обе шлюпки, я с младшим помощником, боцманом и контуженным матросом Крашевским надеясь еще подать по возможности буксир за корму для буксировки к берегу «Печеры»

Желая убедиться нет ли раненых и плавающих людей на носовой части и желая спасти радиотелеграфный код для переговоров с наблюдательными постами, я вбежал на мостик.

Осмотрев носовую часть, людей плавающих не было, кроме отдельных частей тела и захватив коды спустился с мостика к себе в каюту взять казенные деньги 4400 рублей я посмотрел в машину, думая что там еще остались люди крикнул – все ли вышли наверх.

Транспорт в это время все медленно погружался носовой частью. Видя неизбежную гибель транспорта я приказал помощнику, боцману и матросу Крашевскому садиться в подошедшую с тральщика № 18 шлюпку  и вместе с ними отчалил от борта к «Водолею № 1», который маневрировал разными курсами в саженях 300 от «Печеры» и стрелял из орудий.

Высадившись на «Водолей № 1№и мы подобрали шестерку с оставшимися людьми, осмотрели кругом не было ли видно где близко лодки, чтобы было безопасно подойти к «Печере» не атакованному.

В 9 часов 15 минут «Печера начала медленно скрываться под водой носовой частью и через 30 минут после взрыва затонула.

Помощник доложил, что вся носовая часть транспорта разворочена на обе стороны с заворотом корпуса наружу. Столб взрыва, был выше мачты с черным дымом. В пробоину с ревом врывается морская вода.

Хотел дать телеграмму о взрыве и предупредить флот о наличии в районе подводной лодки, но телеграф не действовал, так как антенна была порвана и стеньга на которой она крепилась сломана.

После погружения «Печеры» «Водолей № 1» подобрав еще четверку с людьми, следовал в Ревель, где перед входом у о. Нарген в ворота сетевого заграждения, вся вверенная мне команда и офицеры были пересажены на эскадренный миноносец «Страшный».

Список команды, оставшихся в живых на транспорте «Печера» 11 августа 1915 года.

  1. прапорщик Каминский Петр Богословович — командир
  2. Юлле Андрей Мартынович — младший помощник командира
  3. Шарапов Александр Николаевич — старший судовой механик
  4. Лапшин Валентин Константинович — младший судовой механик
  5. титулярный советник Курбатов Василий Александрович — лекарский  помощник
  6. боцман Акимов Василий Афанасьевич
  7. водолаз Александров Арсений Федорович
  8. матрос 2 разряда Беккер Карл Яковлевич
  9. матрос 2 разряда Буров Лука Павлович
  10. кочегар 1 разряда  Веревкин Иван Матвеевич
  11. ученик содержателя Глазко Александр Евгеньевич (действующий служащий)
  12. телеграфный унтер-офицер Денисюк Владимир Викторович (действующий служащий)
  13. машинист 2 разряда Дмитриев Моисей Иванович
  14. кочегар 1 разряда Зверев Николай Павлович
  15. комендор Злобин Иван Миронович (временно прикомандированный)
  16. машинист 1 разряда Кабанов Илья Кузьмич
  17. старшина кочегаров Качалов Иван Иванович
  18. машинист 2 разряда Коншин Василий Григорьевич
  19. ученик содержателя Лебедюк Тимофей Степанович
  20. ученик писаря штаба дивизиона Макеев Николай Михайлович (действующий служащий)
  21. сигнальщик Новиков Яков Петрович (действующий служащий)
  22. буфетчик Панасенков Григорий Игнатович
  23. сигнальщик Плечков Алексей Сергеевич (действующий служащий)
  24. старшина машинистов Ребин Яков Александрович
  25. машинист 1 разряда Симченко Сергей Григорьевич
  26. повар Соловьев Петр Андреевич
  27. кочегар 1 разряда  Чамаев Никита Алексеевич (вольнонаемный)
  28. моторист Яшков Иван Степанович

  Находятся на излечении в лазарете в городе Ревель:

  1. содержатель казенного имущества Андренюк Роман Иванович
  2. кочегар 1 статьи Васягин Никифор с миноносца «Разящий» (временно прикомандированный)
  3. ученик комендора с транспорта «Русь» Долгих Иван (временно прикомандированный)

Погибли с транспортом:

  1. матрос 2 разряда Крашевский Александр
  2. телеграфист Мартышенко Иван Иванович (действующий служащий)
  3. матрос 1 разряда Мерит Юрьян Крышевич
  4. старший рулевой Мосяйкин Михаил Николаевич
  5. писарь штаба дивизии Уланов Алексей (временно прикомандированный)
  6. плотник Чупахин Иван Андреевич
  7. матрос 2 разряда Шейбакович Константин Игнатьевич

Список погибших членов команды транспорта «Печера» 11 августа 1915 года:

  1. машинист 2 разряда Богинский Фабиян Петрович – Волынская губерния, Ровенский уезд, Седлицкая волость, слобода Броницы, холост
  2. кочегар 1 разряда Водилин Андриан Федорович – Калужская губерния, Козельский уезд, Косьяновская волость, с. Косьяново, женат, 3 детей
  3. машинист 2 разряда Крылов Степан Иванович – Симбирская губерния, Ардатский уезд, Козловская волость, д. Знаменка, женат, 3 детей
  4. кочегар 1 разряда Курбацкий Иван Лукьянович – Могилевская губерния, Гомельский уезд, Красовская волость, д. Жабино, холост
  5. машинист 2 разряда Макаров Иван Макарович – Тверская губерния, Старецкийй уезд, Прасковская волость, д. Степанцево, женат, 1 ребенок
  6. водолаз 1 разряда Маколдин Василий Андреевич – Вятская губерния, Котельнический уезд, Гвоздевская волость, д. Маколдино, холост, 1914 года призыва
  7. матрос 1 разряда Малышев Антон Гаврилович — Тамбовская губерния, Тамбовский уезд, Углоцкая волость, женат, 2 детей, 1914 года призыва
  8. электрик Петров Константин Петрович – Вологодская губерния, Кадниковский уезд, Двинская волость, д. Женмино, вдов, 1 ребенок, 191 года призыва
  9. матрос 1 разряда Подолецкий Иван Емельянович – Пензенская губерния, Городищенский уезд, Базарная – Кенши волость, с. Базарное – Кенши, женат, 1914 года призыва
  10. матрос 2 разряда Пурам Иван Анцевич – Лифляндская губерния, Вольмарский уезд, волость Гейнаш, с. Гейнаш, холост, 1914 года призыва
  11. водолаз 1 разряда Сопин Егор Абрамович – Тамбовская губерния, Тамбовский уезд, Угловская волость, с. Угол, женат, 2 детей
  12. кочегар 1 разряда Терру Александр Федорович – Лифляндская губерния, Эзельский уезд, Пихтласская волость, холост
  13. матрос 1 разряда Токарев Андрей Александрович – Нижегородская губерния Семеновский уезд, Рожновская волость, д. Петрово,  женат, 2 детей, 1913 года призыва
  14. матрос 1 разряда Черный Иван Михайлович – Киевская губерния, Радомижский уезд, Чернобыльская волость, д. Залесье, женат, 1 ребенок, 1914 года призыва

Подписал: командир транспорта «Печера» прапорщик Каминский

12|VIII— 1915 г.

Верно:

Флагманский делопроизводитель


«Печера» загружается в Ревеле

После войны, из официального немецкого издания «Война на Балтийском море» выяснилось, что «Печеру» атаковала подводная лодка «U-26» под командованием капитан-лейтенанта барона Эгельвольфа фон Боркхейма, уничтожившая русский крейсер «Палладу» в 1914 году. Немецкая подводная лодка «U-26» периодически проникала в Финский залив и атаковала различные русские корабли, в том числе уничтожила транспорт «Печера».

В Германии победы немецких подводных лодок вызвали бурное ликование Капитан-лейтенант барон  Эгевольф фон Беркхайм (1881-1915) был объявлен национальным героем. U-26 уничтожила за два года войны крейсер, минный заградитель и три транспорта.

«Печера» стала последней жертвой этой немецкой подводной лодки. В августе 1915 года U-26 не вернулась из очередного похода, предположительно  подорвавшись на минах у берегов Финляндии. Весь ее экипаж, включая командира, погиб.


Экипаж U-26 перед походом

Практически до революции Балтийский флот накрепко запечатал вход в Рижский залив для кораблей германского флота.

И только революция, развратившая экипажи, отказывавшиеся выходить в море на боевые задачи, позволили немцам крупными силами прорваться в Рижский залив и захватить Моонзундские острова. А впоследствии выйти даже на северные и южные берега Финского залива и угрожать Кронштадту и Петрограду.

Постройка серии вспомогательных судов разнородного назначения, призванных полностью обеспечить деятельность миноносных соединений, при создании которых использовались унифицированные корпуса и механизмы, явилась беспрецедентным для того времени случаем не только в отечественном, но и мировом судостроении.

Много позднее, в годы Второй мировой войны, в составе американского флота появилось большое число различных вспомогательных судов с одинаковыми корпусами и механизмами.

Несмотря на определенные трудности при постройке, транспорты плавучей базы Балтийского моря следует считать в целом удачными судами, оправдывающими свое назначение. Они неплохо зарекомендовали себя при обслуживании кораблей флота, многие годы находясь в составе русского и советского ВМФ.

Литература: 

  1. Бережной С, Лысикова Т., Гигаури В. Корабли и вспомогательные суда советского Военно-морского флота (1917-1927 гг.). М.: Воениздат, 1981. С. 487, 493-494.
  2. Догин А. Вспомогательные суда плавбазы эсминцев // Советский флот. 1987. № 12. С.28-33.
  3. Платонов Г. Вспомогательные суда в огне двух войн // Морской флот. 1988. №4. С.24-27.
  4. РГА ВМФ Фонд 479 опись 23, дело 480 стр. 53-54
  5. Яровой В. Вспомогательные суда плавучей базы Балтийского флота // Судостроение. 1981. №1. С.32-35.

Интернет-ресурсы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *