Журавлев П.П. Поединок

В русской северной столице,

Где шпилей златые спицы

Реют эхом старины,

Петр венчал престол страны.

Службу ладил от солдата.

Чтобы мыслить не предвзято,

Сам про все дознать любил.

Непослушных палкой бил.

Чтобы знать молву людскую,

Он в одежину простую

Одевался, шел в народ,

Тем крепчал из года в год.

Как-то раз таким манером

Летним днем, дождливым, серым,

Не для дела, просто так,

Царь зашел в один кабак.

Праздник был, народ гуляет,

Раков пивом запивает.

Заведенье оглядел

И к солдатику подсел.

Словом за слово беседа.

Вопрошает Петр соседа:

«Из каких краев, солдат,

На Цареву службу взят?»

«Костромской», — служивый баит.

Царь в ответ ему кивает:

«С легкой прадеда руки

Мы с тобою земляки.

По какой, земеля, части

Угождаешь Царской власти?»

«Труд мой плотницкий, простой,

Я, солдат, мастеровой».

«Так и думал, я от деда

Тоже плотницкого следа

С топором там дружен всяк.

Может водочки, земляк?»

«Денег нет, оно с побудки

Зло похмелие на шутки.

И без денег праздник наш,

Под залог дадим палаш».

«Что ты выдумал, гляди,

Ночь глухая впереди.

А начнут тревогу бить.

Шапкой ворога рубить?»

Засмеялся хитрый малый.

«Я, земляк, солдат бывалый.

Долго дрыхнет генерал.

До обеда как-то спал.

Утром выкупить смогу,

И в казарму прибегу.

Ну так что, берем графин?»

«Нет, служивый, пей один».

Петр поднялся и домой.

А солдат палаш долой,

Чтобы водки заказать,

Выпил все и с песней спать.

Поутру тревога будит.

Царский смотр сегодня будет.

Одеваются спеша,

Как идти без палаша?

Долго думать не пристало.

Враз мыслишка заблистала.

Верх лучины зачернил.

Сталь щепою заменил.

Генерал и офицеры

Суетятся больше меры.

Пред Царем лицом к лицу

Полк построен на плацу.

Петр прошел туда — обратно.

Гренадеры браво, статно,

Грудью в грудь ровняя ряд,

На Величество глядят.

Заприметил Царь солдата,

Что палаш пропил богато,

И команду подает:

«Этот, пять шагов вперед».

Не моргнувши даже глазом,

Звонких пять отстукал разом.

Взор обмана не таит,

Грудь вперед, мундир как влит.

«Покажи, чему научен», —

Глас Петра в безмолвье звучен —

«Все сомненья погуби,

Палашом меня руби».

«В этот раз приказ нарушу,

Не сгублю Цареву душу,

Не смогу оружье взять,

На Величество поднять».

«Ах ты, шельма», — Царь смекает,

«Император лучше знает

Что солдату приказать.

Слышишь, нет, велю рубать!»

За палаш служивый взялся,

Ни секунды не помялся,

Чтоб приказ исполнить в точь.

Вдруг во всю воскликнул мочь:

«Царь Царей, уйми кручину,

Обрати клинок в лучину!»

Размахнулся и сплеча

В пыль разнес щепу меча.

Ни мертвы стоят не живы

Офицеры, полк, служивый.

Поп, так тот креститься стал:

«Бог нам чудо даровал!»

Петр солдату улыбнулся:

«Молодец, не промахнулся.

Я смекалистых люблю.

За проступок повелю

Гауптвахты трое суток.

Впредь с оружием без шуток.

А что носа не повесил,

Что увертлив, ловок, весел,

За находчивость и стать,

В школу штурманов отдать».

Стариной те были дышат,

Кто во что их ныне пишет,

Но в одном единый взгляд —

На Руси хитер солдат.

………………………………………………………………….

Журавлев Павел Павлович. ВВМУРЭ — 72.

Тихоокеанский флот.

4 комментария

Оставить комментарий
  1. Прям Пушкинский стиль сказания. Браво!

  2. Никита Поздняков

    Браво, Павел Павлович! И ТОФ, и ВВМУРЭ не посрамил!
    Про царя и про солдата
    ты поведал нам богато.
    Притча, может, и стара —
    дышит временем Петра!
    Стихотворный пересказ
    заблистал, что твой алмаз!

  3. Отлично!!! Просто греет душу!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *