Ткачев Ю. Побывальщины Сани Потемкина. Стёпа в катафалке

 А какой переполох мы устроили в Новороссийске! Там наш танкер «Бургас» между рейсами стал под погрузку на пирс Шесхарис. Максимальное время погрузки нефтепродуктов и решение всех накопленных проблем в пароходстве  занимало примерно три дня. Эти денёчки мы, рядовые матросы, максимально должны были использовать для отдыха перед очередным трехмесячным рейсом. Так мы и поступили. Деньги у нас были, причем в таком количестве, что потратить их за три дня было довольно сложно. Но мы умудрялись уйти в очередной рейс без рубля в кармане. Рестораны, такси, девочки…
Так вот, в один из этих дней мы с братвой посетили один из ресторанов Новороссийска. Там, все мы изрядно выпили, а мой друг Степа Филиппов больше всех. А может быть организм был у него послабее, но к концу вечеринки Степан уснул мертвецким сном прямо в тарелке с винегретом. Чтобы он своим свинским состоянием не портил наше застолье, обтерли Стёпе салфеткой лицо и стали вызывать такси. Такси не ехало. Это сейчас по первому зову тут же мчатся лихие извозчики, а тогда таксопарк даже в таком крупном городе, как Новороссийск был невелик. Двое крепких парней, Лёха и Вася, вытащили совершенно никакого Стёпу на крыльцо ресторана и стали ловить всех автомобилистов подряд. Никто не останавливался, кому же охота возить пьяных. Наконец тормознул  маленький черно-желтый автобус. Слева и справа во всю длину у него были надписи «Похоронные услуги».
— Шеф, подбрось друга до пирса Шесхарис! – попросили они водилу.
«Шеф» — здоровый и мордатый верзила ни в какую не соглашался.
— У меня внутри гроб, венки, я вообще-то боевой готовности к выезду, — сопротивлялся он.
— Заплатим в два раза больше, чем таксисту, — заверили его Степины коллеги. На двойной тариф водитель тут же повелся.
Тут Лёха подмигнул Васе.
— А гроб сколько стоит? – спросил Лёха водителя катафалка .
— Зачем тебе гроб? – удивился мужик.- Он же просто пьяный, а не мертвый.
— Хочу купить для прикола, — сказал Лёха.
Чего только в пьяную башку не втемяшится! Да еще когда денег после рейса куры не клюют. Лёха заплатил за гроб 56 рублей. Не надо напоминать что это тогда  была половина зарплаты рядового советского инженера.   Вдвоём с Васей они положили пьяное Стёпино тело в гроб и все вместе весело покатили к родимому танкеру.
Водитель-гробовщик тоже веселился с ними. А чего ж не веселиться, гроб удачно загнал по спекулятивной цене и авансом получил крупные бабки за провоз этого ценного груза.
Подъехали прямо к пирсу. Водитель посигналил, потом включил магнитофон и под звуки траурного марша гроб понесли прямо к трапу танкера. На верхней палубе под эту печальную мелодию собрался весь экипаж «Бургаса». Вася с водителем тащили гроб со спящим Стёпой, а балбес Лёха, покачиваясь, шел впереди и нёс венок. Под трапом остановились, опустили гроб на землю. Водитель сел в свой катафалк и уехал, а  двое наших шутников остались у гроба.

— Кого это нам принесли? – заорал сверху старпом.
— Стёпу Филиппова, — ответил почетный караул снизу, — кажется он умер!
— Что значит, кажется? – разволновался старпом. — Вы что не проверяли? Может он ещё живой?
Командование танкера спустилось с трапа. Стёпа лежал, смирно, как покойник. Капитан, старпом и помполит сняли головные уборы.
Прошло несколько печальных секунд. Потом Стёпа зымычал, привстал в гробу и его начало тошнить сразу во все стороны. Отскочить вовремя никто не успел. Брюки у стоящих заляпало ресторанными винегретом и салатом.
— Э..эй, моряк! Ты слишком много плавал! – запел дурным голосом Стёпа.   Ему было хорошо. Потом Стёпу бесцеремонно вытряхнули из гроба, привели в чувство морской водой вылитой на него прямо из брандспойта, и утащили по трапу наверх. Когда мы вернулись из ресторана, он мирно спал  в своей койке. Наутро Стёпа ничего не помнил. Когда ему рассказали, что его привезли на катафалке и в гробу, он очень удивлялся, не верил и хохотал. Гроб потом еще долго валялся на пирсе, пока кто-то его не уволок на хозяйственные нужды. Двух этих придурков, Лёху и Васю, полгода потом склоняли разными словами на судовых собраниях экипажа танкера.

На фото: Саня Тёмкин ( в жизни — Потёмкин), матрос танкера «Бургас».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *