Богданов И. Как гром среди ясного неба, в третьей части от сколачивания

Флотский бульвар. Николаев lookmytrips.com

Николаев. 17 сентября 1974 года. Вторник. 09.00. Плац.

С плаца в класс. В классе: не разбери -пойми.

В этот день отмечает именины Афанасий и приняты на службу четыре первые в канадской полиции женщины-рекруты.

В первом экипаже ТАКР (что равносильно – тяжёлый авианесущий крейсер) «Киев» Афанасиев не обнаружили и похоже, что канадские кадровики сегодня «дадут жару» по случаю выполнения их директивы по укомплектованию.

А на построении в 09.00. на плацу береговой базы первый экипаж офицеров и мичманов боевой части БЧ- 4 не обнаружил своего командира капитана 2 ранга Сушко Владимира Иосифовича – его обязанности исполнял комдив первого дивизиона.

Выяснилось, что вчера командир боевой части БЧ-4 удачно приобрёл в канцелярском магазине на Советской два карандаша фабрики Сакко и Ванцетти и одну стиральную резинку –ровно, как в полевой сумке ротного армейского командира.

Выяснилось, что сегодня командир БЧ-4 убыл на побывку в город Севастополь, к любимой супруге Алле Ивановне на Остряки – ещё, когда утренняя заря не всплыла из Ингула, а голосистые Николаевские петухи только готовились славить её, и стаи дворняг ещё дрожали от страха железного скрипа в семейном общежитии на Советской-13.

Побывка – недолгое пребывание дома, в семье или родных во время отпуска (преимущественно у военнослужащих) см. подробнее в Викословарь, но почему во вторник???

Обычно на побывку срывались ещё в пятницу после обеда, и возвращались через неделю — к построению в понедельник – реально прихватывали двое суток полных и ещё треть суток. Считалка у командира БЧ-4 вчера работала безупречно, и с логикой сбоев не просматривалось, а что петух не топтал свой гарем — так это его личное дело — они были не против.

В логике офицеров и мичманов БЧ-4 нашло бы полное одобрение прибытие командира БЧ-4 с побывки через неделю, хотя бы во вторник к построению.

Так он же появится ещё в понедельник, пожертвует законные сутки своего отпуска –«сколачиванию».

Пните того самого петуха, который не топтал — под самое причинное, — который пытается крутить у виска своим грязным когтем – придайте ему ускорение прямолинейного движения к его гарему. Его дурня не назначали высокой директивой в первый экипаж гарема. Природа ткнула случайным образом к этому или к другому гарему — иди топчи и не чирикай – он же не тяжёлый, и не авианесущий.       

Офицеры и мичмана боевой части БЧ-4 ещё раз дружно одобрили стремление своего командира боевой части БЧ-4 отдохнуть, сбросить груз напряжённости, замеченный накануне, и решительно не понимают его желание — как можно скорее продолжить их (в смысле нас) «сколачивать».

Практически командир боевой части БЧ-4 умышленно лишает себя двух законных и двух плюс ещё треть халявных суток побывки, и это, с одной стороны вызывает удивление, а с другой – восхищение — горячее стремление нас (офицеров и мичманов его боевой части) «сколотить» — зачем же лишать его права на некие странности.

Возможно, искать правду нужно в словах про жизнь, которая даётся человеку один раз и её надо прожить так, чтобы не было… – дальше вспоминайте про Корчагина, а командиру боевой части БЧ-4 ещё надо добраться до Севастополя и вручить себя -в качестве сюрприза любимой жене Алле Ивановне.

А офицерам и мичманам боевой части БЧ-4 пора в класс на выполнение плана работы по «сколачиванию» боевых частей.

Однако, наконец появилась возможность разобраться с иерархической пирамидой боевой части связи первого тяжёлого авианесущего крейсера «Киев», и каждого элемента этой пирамиды, тем более, что все элементы определились, и накануне — у кадровиков случился по этому поводу «независимый хрустальный звон»-уже знаете.

Ранее на Большом Козловском — 6, разумеется, суета была неимоверная, и относительно иерархической пирамиды, и составления большой директивы, чтобы наполнить эту пирамиду живой конкретикой — формирование первого экипажа.

С большим сочувствием надо подойти к самому шустрому представителю Большого Козловского – 6, он тоже — бывший наш из Поповки, и тоже птенец нашего «папы Шульца» (а его папа у нас Корабелку вёл – помните?)  — ух, он — как заведённый сумасшедший челнок, ещё как запарился: то ваял, то согласовывал, то подписывал, то рассылал: чтобы первый экипаж поменьше мозги себе пудрил, но качественно «сколачивался».

Но, как объяснить, почему в иерархической пирамиде первого экипажа боевой части связи не все её элементы (т.е. конкретные офицеры) заполнены птенцами (т.е. конкретными офицерами) с ЧФ — париться с согласованием и «сколачиванием» и мороки было бы меньше???    

Зачем инженера первого дивизиона надо было гнать — с Балтийского, а второго дивизиона — с ТоФ-а, и в чём кроется великий смысл: двух командиров групп второго дивизиона — определять с СФ???

Мудрость кадровиков этих флотов даже и не объяснила, зачем и для каких великих целей их предписывают в распоряжение командующего ЧФ.

Их мудрость подняла правые руки вверх и указательными пальцами показала вверх, полагая, что там находится та самая Большая директива, над которой парился: он тоже — бывший наш из Поповки, и тоже птенец нашего «папы Шульца» (а его папа у нас Корабелку вёл – помните?)  — в режиме челнока, а они лишь исполняют его разнарядку — куда и зачем — им неведомо.

Было ведомо, и все точно знали, и своими карандашами фирмы Сакко и Ванцетти, нет: сначала стиральными резинками тщательно вытерли нас из своих прямоугольников в штатных расписаниях — стиральная резинка и карандаш фирмы Сакко и Ванцетти — их стратегические калибры и цирконы.       

Кадровику Балтийского флота стиральную резинку пришлось применить дважды: кандидатура Игоря Лышкова на должность инженера первого дивизиона была не очень сильно продуманной, ошибочной и к тому же подверглась мощному прессу со стороны влиятельных сил, которые спасли первый тяжёлый авианесущий крейсер «Киев» от полного невыполнения программы государственных испытаний по боевой части связи- Игорь и здесь всех достал измором.

Влиятельных сил и мощного пресса за спиной Володи Шакуро не просматривалось, и рука кадровика Балтийского флота, без дрожи — тщательно вытерла его из штатного расписания катера связи, чтобы кадровик Черноморского флота карандашом фирмы Сакко и Ванцетти вписал его в прямоугольник инженера первого дивизиона штатного расписания боевой части связи ТАКР «Киев».

Кадровик Тофа, отфутболил разнарядку по выделению одной единственной кандидатуры связиста, в первый экипаж ТАКР «Киев»- на кадровика Камчатской флотилии. 

Именно в этот момент эскадренный миноносец «Скрытный» был возвращён сначала Индийским, а затем Тихим океанами на родную Камчатку после боевой службы.

У кадровика Камчатской флотилии было обещание по «Скрытному», относительно командира группы боевой части БЧ-4, которого за два часа до отхода «Скрытного» на боевую службу снял с трата самолёта и уговорил, а подводная лодка подождёт своего героя.

Но вот незадача-то какая случилась: выполнить обещание по «Скрытному», и выполнить разнарядку по «Киеву», оказалось очень даже — принятием оригинального решения — догадываетесь?

Правильно: где у нас направление на подводную лодку героя со «Скрытного»- состряпаем ему новенькое, во исполнение Большой директивы от бывшего их из Поповки, и тоже птенца их «папы Шульца» (а его папа у них Корабелку вёл – знаете?), а мы лишь исполняем их разнарядки, а куда и зачем — нам неведомо.

Определим ему не больше двух часов: на расчёт и сборы, на попутный транспортник, и пусть с богом, и большой любовью к подводным лодкам, и с огромной любовью — любит на Черноморском — нашу ЗОЛОТУЮ КАМЧАТКУ.

Ровно через два часа доставим на трап нашему транспортному летуну — редко кому так в жизни везёт — испытать четырёх часовый миг Камчатской службы, а мы ж не знали, что так получится, мы ж хотели — как лучше.       

Там наш коллега по кадрам на Черноморском — своим карандашиком фабрики Сакко и Ванцетти: куда надо — туда и запишет — в прямоугольник иерархической пирамидки боевой части связи, главное, чтобы Камчатку нашу не забывал, и любил её ещё сильней, и лодочки подводные — тоже.

Пока разбирались с варягами с других флотов, оказавшихся в иерархической пирамиде боевой части связи ТАКР «Киев», она (эта пирамида) нарисовалась в нескольких ярусах, или уровнях, где у самого основания — на самом первом уровне: расположились выпускники 1972 года — бывшие легендарного Шапаря В.П., потом известного Порохова Г.А., и совсем неизвестного Исычко, и неизменного старшины роты, а ныне — инженера второго дивизиона вписанного карандашиком фабрики Сакко и Ванцетти в последний пустой прямоугольник иерархической пирамиды боевой части связи.

На втором уровне устойчиво прописались карандашом фабрики Сакко и Ванцетти кадровика ЧФ: выпускники 1971 года — роты Иоселева А.Р.

Третий уровень занимают комдивы дивизионов и последний четвёртый — командир боевой части связи.  

Разбивка по уровням понадобилась для чёткого понимания перспективы каждого элемента иерархической пирамиды боевой части связи первого тяжёлого авианесущего крейсера «Киев», укомплектованного, во исполнение Большой директивы, над которой парился ответственный на Большом Козловском — 6 —  он тоже из нашей Поповки, и тоже птенец нашего «папы Шульца» (а его папа у нас Корабелку вёл – помните?), а они (кадровики с флотов) лишь исполнили полученные разнарядки, а куда и зачем — им как бы было неведомо.

Очень интересным показался метод назначения в иерархическую структуру офицеров Черноморского флота — во исполнение предписанной разнарядки.    

Командиру боевой части был предложен пряник флагманского — после испытаний и ввода в первую линию ТАКР «Киев», но вопрос уже решён, и никаких возражений.

Комдивам первого и второго дивизионов: испытанный пряник на командире боевой части -пришёлся в масть и для комдивов, и для них вопрос уже решён — сопротивление не имеет смысла.

Командиру группы связи с авиацией: эффективный пряник заменили перспективной морковкой — движения по иерархической лестнице — на ступеньку комдива дивизиона, в каком-то обозрении, хотя вопрос уже решён, и лучше расслабиться от предполагаемого удовольствия.

Не мудрствуя лукаво: потрясли, якобы перспективной, морковкой и для командира группы первого дивизиона — движения по иерархической лестнице — на ступеньку комдива дивизиона, в каком-то очень далёком обозрении, хотя вопрос уже решён, и лучше предаться мечтам, мечтам, мечтам.        

Выбор на должности первого уровня — т.е. выпускников 1972 года выпуска для иерархической пирамиды боевой части связи у кадровика Черноморского был достаточным, могли легко обойтись и без варягов с других флотов, но разнарядку нарушать никак нельзя. 

На инженеров первого и второго дивизионов: прозябали Клопов — в Одессе, и Федорченко — в Николаеве — оставим их в резерве на всякий пожарный. 

Ага, с Клопова -то, как с пластилина можно лепить чего угодно, а вот относительно Федорченко, наверное, погорячились.

Шура Федорченко подозревал, что «Киев» может обернуться для него перспективной морковкой, и надо заранее застраховать все возможные варианты, чтобы избежать всякие там мечты, возражения, сопротивления, и получать какие-то там удовольствия от ТАКР «Киев». 

Железобетонный гастрит, по мнению Шуры Федорченко, мог служить надёжным оберегом от всех строящихся тяжёлых авианесущих крейсеров — и первого, и всех последующих.

И притом Шура пребывал в состоянии большой любви к Любе, на которой женился здесь в Николаеве, когда кадровик определил его место под счастливой звездой — зачем же её менять на другую — вряд ли она будет счастливей на этих ТАКРах.

Опять же хозяйство уже имеется: и кабанчик шести месяцев, в аккурат к очередному юбилею Большой страна созреет, и ещё два маленьких. Кормить их надо, благо в столовой первого экипажа не очень уважают гурманы всякие каши и супы — губы дуют от перловок и гороха. Птички всякие: индюшки, гуси, курочки — прямо конвейер, и с ягодами: то клубничка, там черешня, абрикосы — Любочка не успевает- их то на привоз в Одессу, то на рынок местный- устаёт сердечная.

Разве можно разменять всё это — на какую-то жгучую романтическую одержимость, с его железобетонным гастритом.

Они ж, хоть и мои одноклассники, но их, как замуруют на тяжёлых авианесущих крейсерах — с перспективной морковкой — до самой пенсии, как узников замка ИФ.

Будут там искать своего аббата Фарио, с его несметными сокровищами, но Монтекристо никогда не станут, и исступлённая романтичность им не поможет.

Комдиву первого дивизиона, оставшемуся старшим на рейде в боевой части БЧ-4, предложили послушать мнения с низов (как бы — из народа) — относительно «сколачивания», как бы провести мозговую атаку на «сколачивание».

Понятие мозговой атаки войдёт в обиход с появлением эффективных менеджеров, которые появятся в лихие девяностые годы, и которые успешно просрут весь авианесущий флот Большой Страны, и загонят первый тяжёлый авианесущий крейсер «Киев» в Китай — как металлолом.

Кому интересно поезжайте в Тяньцзин (10- миллионный город в 120 км к востоку от Пекина), где бывший первый тяжёлый авианесущий крейсер «Киев», станет центром тематического военно-воспитательного комплекса, соединяющего в себе черты музея и парка аттракционов.

И, уж простят те сволочные эффективные менеджеры — теперь гребут за него бешеные бабки, а нам осталась фига и не в кармане — от вас эффективные.

Отвлеклись от главного: сейчас нас надо «сколотить» — без нашего командира боевой части БЧ-4, который на пути в Севастополь на Остряки, а до этого он уже успешно нас «сколачивал» в предыдущих частях.

Давайте разберёмся – что есть «сколачивание»???

В толковых словарях Даля, Ожегова, Ефремовой, Ушакова «сколачивание» толкуется, как – процесс действия.

В качестве примера приводят процесс «сколачивания» музыкального коллектива, который должен исполнить песню, которая должна стать шлягером.

Шлягер станет шлягером после реализации последовательной цепочки действий: отрастить волосы – купить гитару – сочинить песню – «сколотить» исполнителей до шлягера.

Кто не понял — рекомендуется прочитать ещё раз и нарисовать цепочку «сколачивания», применительно к первому экипажу ТАКР «Киев», который уже активно «сколачивается», как бы до шлягера, командиром боевой части БЧ – 4, он на пути в Севастополь.

Шлягер — это «ходкий товар; гвоздь сезона»; от нем. schlagen — «бить, ударять») — популярная в какой-то период времени песня с запоминающейся мелодией (обычно эстрадной), а сколачивание – процесс действия — состоит из 12 букв, задом наперёд читается, как: еинавичалокс – ах, как давно многие отвыкли от жизненной наивности и простого взгляда на вещи.      

Давайте и на «сколачивание» посмотрим заново — и под другим углом зрения, пока командир боевой части БЧ-4 на пути в Севастополь, возможно появятся и другие мнения.

А они –то (другие мнения) уже были, но их не оценили. Мичман Фещенко Виталий Иванович трахнул форменной фуражкой о пол и заплакал – мнение о «сколачивании».   

Молчание в учебном классе от белого шума до зловещего на «сколачивании» через посредство Уставов – мнение о «сколачивании».

Бег 120-и кг. старшего инженера, быстрее лани в «Каравеллу», чтобы успеть, хотя бы, промочить – мнение о «сколачивании».

Бег, задыхающегося комдива первого дивизиона, в ту же «Каравеллу»- вслед старшему инженеру, и тоже, чтобы успеть, хотя бы, промочить — мнение о «сколачивании».

В первом предложении с низов из народа увидели целесообразность провести «сколачивание» — как бы сверху иерархической пирамиды боевой части связи, т.е. надо сначала «сколотить» самого командира БЧ-4, который ещё на пути в Севастополь.

Однако никакой Устав не позволит произвести «сколачивание» командира боевой части БЧ-4 — как бы снизу иерархической пирамиды боевой части – предложение сочли несостоятельным – многим надо отвыкать от жизненной наивности и простого взгляда на вещи и не читать «сколачивание» задом наперёд – нашлись умники.

Интересным показалось предложение проводить «сколачивание» внутри иерархической пирамиды боевой части — по группам.

Нарисовалась группа комдивов Соколова и Ефимова — они в табели о рангах чуть ниже командира боевой части БЧ-4 – пусть и «сколачиваются».

Усмотрели группу «сколачивания» из Васильева и Блытова — по признаку одноротности – они из бывшей 24 роты, ротного Иоселева, и к тому же у них там по родственной что-то завязано.

Сразу три группы «сколачивания» –как на духу: первого дивизиона в полном составе – «сколачивает» комдив Соколов; второго дивизиона в полном составе – «сколачивает» комдив Ефимов; инженеров боевой части – «сколачивает» старший инженер 120 –и килограммовый Семёнов.

Показалось разумным расчленить (скорее объединить) «сколачивающихся» по признаку назначенных с флотов – и с упорством их «сколачивать».

По признаку одноротности, разумно объединить группу «сколачивания» самой основы (низ или остов) иерархической пирамиды – бывших 25 роты — птенцов легендарного ротного Шапаря В.П., потом известного Порохова Г.А., и совсем неизвестного Исычко, и неизменного старшины роты, а ныне — инженера второго дивизиона – они ж почти «сколочены».

Вот так наши умники из боевой части БЧ-4  в отсутствии командира боевой части БЧ-4 который таки добрался до Севастополя  «сколачивались» в учебном классе береговой базы – настало их время изложить мнение, или точку зрения, относительно отвыкания от жизненной наивности и простого взгляда на вещи, и не читать, а может, всё-таки читать «сколачивание» — задом наперёд???

Умники первого экипажа авианесущего крейсера «Киев» боевой части БЧ-4 предложили возможно совершенно безумную, но свою собственную версию назначения (т.е. появления каждого в составе иерархической пирамиды боевой части связи) — во исполнении Большой директивы: все ж молчали, как партизаны.

Умники тронули очень тонкую струнку перспективы своей дальнейшей карьеры по лесенке: к своей счастливой звезде, представленной уже — либо перспективным пряником, либо ещё более перспективной морковкой, но как же всё-таки прав стервец Федорченко, относительно узников замка ИФ.

Умники смотрели под иным углом зрения и на проблему «сколачивания», возможно совершенно безумную, но свою собственную версию, в полной уверенности, что она противоречит взглядам и убеждениям командира боевой части БЧ-4, которому Аллой Ивановной накрыт стол на Остряках в Севастополе.

Очередной день «сколачивания» уже закончился и офицеры, и мичмана первого экипажа ТАКР «Киев» плавно растворялись в прелестях замечательного города Николаева – наслаждаться жизнью, потому как другой не будет, а умники из боевой части связи всё искали свою правду жизни, или ждали, когда же голосистые Николаевские петухи погонят свои гаремы на насесты.

ВЕЛИКАЯ СТРАНА СССР — Была 46 лет 07 месяцев 27 дней —уже 17 сентября 1974года в  01.00 — у семейного общежития на Садовой-13.

Черноморский судостроительный завод Николаев. ТАКР «Киев на достройке после спуска Twitter

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Ничего не понял. Но — интересно, наверное. По-эзоповски совсем!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.