Трофимов Н. Орден

Орден «Отечественной войны»

Каждый День Победы мы всей семьёй идём в колонне Бессмертного полка по Невскому проспекту с портретами наших родных, воевавших в Великую Отечественную войну против коричневой чумы, против иноземных захватчиков, немецких, да и не только, фашистов. Воевавших за свободу и независимость земли нашей, за будущее всего народа. Все мужчины из семьи моих родителей прошли войну и все вернулись домой. Повезло, хотя постоянно были в самом пекле. Мои отец и дед, мой дядя не любили рассказывать о войне, но кое-что я всё-таки от них узнал, а уже в зрелом возрасте я смог получить доступ к архивам и узнал очень и очень много. Они воевали и служили достойно! Были в их жизни такие моменты, которые можно было бы экранизировать, но, боюсь, они настолько неправдоподобны для живущих сейчас, что их сочли бы придуманными не очень талантливым сценаристом. Но я сейчас хочу рассказать не о них, а о деде моей жены, Ларисы, — лейтенанте Фёдоре Алексеевиче Папаяни, командире танкового взвода 258 отдельного Островского танкового полка 54 армии. У нас осталась всего одна его фотография. Он воевал с первых дней войны до 17 сентября 1944 года. Фёдор не дожил до Победы меньше восьми месяцев и умер от ран после тяжёлого боя в Эстонии, когда огненная колесница войны уже катилась на Запад, когда уже стало ясно, что вот она – Победа, совсем рядом! Его взвод выбил немцев из деревни Харгла Валгаского уезда Эстонии, но в этом бою его командирский танк был подбит. Похоронен в братской могиле вместе с другими погибшими в этом бою. Когда-то за этим захоронением ухаживали ученики местной школы, а что с ним сейчас, когда Эстония чтит не тех, кто её освобождал от фашизма, а легионеров ваффен-СС, — я не знаю. Я попытаюсь найти его могилу. После войны у его жены Анны Сергеевны и маленькой дочки остались только его фотографии в военной форме и орден Отечественной войны 1-ой степени, который вручили им сотрудники военкомата. Другие награды почему-то им не отдали. Но этот орден и фотографии хранили бережно. Анна Сергеевна жила в городе Крымске Краснодарского края. Её дочка – Алла — превратилась в прекрасную женщину, вышла замуж за моряка и родила, в свою очередь, дочку Ларису. И вот с этой Ларисой мы рука об руку уже много лет идём по жизни. В том числе и в колонне Бессмертного полка со своими сыновьями и невестками.

В 2012 году, 7-го июля, мы возвращались с Ларисой из поездки в Милан. Около 10 часов утра в Пулково, пока стоял в очереди на паспортный контроль, включил смартфон и наконец-то дорвался до быстрого Интернета. Открыл новостной сайт и сразу молотом по голове: «Катастрофическое наводнение в Крымске… улица Луначарского наиболее пострадала… до сих пор под водой… связи нет…». Уже рано следующим утром мы не ехали – мы низко летели на машине в Крымск. Один раз остановили ДПСники по поводу скорости, но увидев забитый продуктами, лопатами, одеждой, вёдрами салон внедорожника, только спросили: «В Крымск?» Потом нас эстафетой передавали от одного поста к другому по рации. Расстояние в 2130 км мы проехали за 21 час. Вода только сошла. Родители спаслись – пересидели на чердаке всю ночь и утро, пока не сошла вода (теперь на чердаке всегда есть вода, сухари и тёплая одежда!). Но пропало всё. Остался дом. Пустой. Точнее – не пустой, а забитый непонятной массой из ила, рыбы, бумаги, вещей, обломками мебели. Осознание того, что уничтожены все домашние архивы, документы, письма, фотографии, что исчезли все материальные свидетельства прошлого – пришло позже. Начались бесконечные дни разбора завалов, очистки дома от ила, тяжеленого, как свинец, вывоза его тачкой к дороге, где его сваливали в кучу, которую потом вывозили камазами. Надо было удалить ил из дома и с территории нашего участка – иначе он встал бы, как цемент. Из всего, что было в доме, сохранилась лишь та одежда, которая была на тесте и тёще в момент наводнения. Больше ничего! Но один раз, во время погрузки в ведро очередной партии ила, Алла Фёдоровна опустила руку в ил по локоть и когда вытащила её и разжала кулак – на ладони лежал орден ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1-ой степени! Это было невероятно, это было больше похоже на фантастику, но это правда! Единственное, что сохранилось от прежней жизни. Потом, когда всё наладилось, когда мы привели дом и участок в нормальное состояние, когда в доме уже появилась новая мебель, техника, одежда – в общем, уже можно было жить – ко мне подошла мама (я так называю свою тёщу) и передала мне на хранение этот орден. Для Ларисы и для наших сыновей! Фёдор Алексеевич был из-под Мариуполя, из греческого поселения на берегу Азовского моря. Мы не знаем, сохранились ли ещё его хотя бы дальние родственники. Алла Фёдоровна смогла связаться со своими родственниками из деревни Саханка (которая ныне снесена с лица земли карателями из украинских нацбатов) и свершилось небольшое чудо – ей прислали сохранившуюся – одну-единственную – фотографию лейтенанта Фёдора Алексеевича Папаяни. Теперь мы разместили её в галерее «Дорога памяти». Таким он и останется в нашей памяти – весёлый, жизнерадостный и загорелый, счастливый грек в форме лейтенанта-танкиста. И священной реликвией хранится у нас вместе с орденами моего деда и отца и орден Ларисиного деда – оставшегося вечно молодым одного из миллионов героев, отдавших жизнь за свободу и независимость нашей Родины!

Лейтенант Фёдор Алексеевич Папаяни

4 комментария

Оставить комментарий
  1. Илья Костылев

    Прекрасный материал

  2. Храните для будущих поколений!

  3. Никита Александрович, здравствуйте! Прекрасный рассказ. Я не хожу в колонне Бессмерного Полка по возрасту, но своих родственников и ближних моих основных 4 родов (по линиям дедушек и бабушек) я не только помню, но и поминаю каждый день во время чтения утреннего молитвенного правила. В конце утреннего молитвенного правила есть 2 молитвы: о здравии и о упокоении. В молитве о упокоении я поминаю своего отца и трёх его братьев, участников ВОВ, и еще 12 человек, двоюродные дяди и т.д., всего 16 человек, семеро из которых остались на полях ВОВ. Что интересно, в моей семье (Анфимовых) четверо братьев воевали в ВОВ и все остались живы. Более того, один мой дядя (Петр Васильевич) поле войны 8 лет воевал в Латвии с лесными братьями, а второй (Алексадр Васильевич) 10 лет воевал с бандеровцами, и обы выжили. В значительной степени они такой судьбой обязаны своей матери, которая была очень верующим человеком, вырастила 5 сыновей и 4 дочерей. Детей своих она крестила или в день родов или на следующий день. И вот результат: когда бабушку отпевали в пределе Успения Пресвятой Богородицы 22 сентября 1971 года, на следующий день после праздника Рождества Пресвятой Богородицы, все ее 9 детей были на отпевании (2 генерала, подполковник, гвардии капитан и старший лейтенант, плюс четыре дочери). Мой отец воевал под Ленинградом, служил на Дальнем Востоке, воевал с японцами и год воевал в Корее, был там тяжело ранен. В Корею их (военных советников) в 1950 году летело 27 человек, а возвращались через год не то 8 не то 9 человек. Я к чему это пишу: молитесь за своих живых и усопших родственников, и Господь будет Вам помогать в этой жизни, направляя Ваши пути.

    1. Никита Трофимов

      Спасибо Вам большое за высокую оценку рассказа. Я человек верующий. Каждый раз в Николо-Богоявленском соборе в Санкт-Петербурге (я очень люблю этот собор) я вспоминаю и всех живых своих родных, и ушедших. Как Вы правильно сказали — у Бога все живы!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *