Травин А. Голова боцмана

Боцман fotoprizer.ru

Знающие, услышав эту фразу, подумают, что имеется в виду кнехт – приспособление, к которому крепятся швартовые концы или швартовы, так будет проще для понимания.

А как известно всем морякам, нельзя садиться на кнехт, ибо это очень сильно может обидеть старшего боцмана – ведь это все равно, что сесть ему на голову. Я едва не сел на него в первый же день своего пребывания на «ЧОНГАРе» (такое имя носил наш корабль, получив его в честь одного из укреплений белогвардейцев в Крыму). От этой оплошности меня уберегли сослуживцы из боцкоманды, расписав мне в красках тяжелый нрав  Ахрарыча.

Ахрарычем называли главного боцмана все, кто его уважал, а порой и побаивался за его резкий и своенравный характер. Все – это мы – матросы и старшины срочной службы. Но следует сказать, что под горячую руку мог попасть и лейтенант, только что пришедший из училища. Нет, конечно, субординацию никто не отменял, но авторитет – он и в Африке авторитет, коим и пользовался старший мичман Али Ахраров. Каждого из нас он так мог приструнить, что нам и раки были не страшны, которые где-то там зимуют. Мичман, который из своих 35 лет 15 отслужил на корабле, был в общем человеком с юмором, только довольно своеобразным. Особенно он любил шутить на зарядке. Всех без разбору называл «обмороками» и, когда отправлял бегать по причальной стенке, обязательно добавлял: «Бегаем от меня и вон до того…завтрака». А это означало, что бегать нам почти час. Неплохая разминка. А после этого еще как-то служить надо.

Но зарядка со старшим мичманом – это еще цветочки, ягодки обычно ожидали впереди. Если товарищ старший мичман видел, что кто-то бросил фантик от конфетки «Карамель мятная», то совершенно спокойно подзывал «провинившегося» и говорил: «Что ты только что сделал, дорогой? А ну-ка, подними! И чтобы через час принес мне 700 фантиков! И собери из них большую гирлянду!» —«Но, тащ мичман», –пытался возразить накосячивший матрос…А мичмана уже и след простыл…А вы, уважаемые читатели, как бы решили эту «задачку на смекалку»?

Через час, как правило, 700 фантиков, нанизанными на нитку, висели напротив каюты Ахрарыча. С «хабариками» была та же ситуация, но посложнее, а почему, думаю, тоже догадаетесь…

И как тут обойтись без забавных случаев! Представьте себе..Июньское утро, слегка ветрено. Большая субботняя приборка для всего экипажа вот-вот должна закончиться. Я уже напялил на себя КЗИ (костюм защитный индивидуальный), чтобы не облиться с ног до головы, поскольку верхнюю палубу мы мыли с пожарных гидрантов (ПГ). И вот значит, мою я палубу, взял да и направил ПГ за борт в сторону ПЖС (противопожарное судно), так, ради забавы. Да на мою беду на пятой палубе стоял старший мичман и курил, к тому же в тот день он был дежурным по низам. Легкого дуновения ветра хватило, чтобы брызгами от воды и сигарету потушить, и Ахрарыча окатить.

Это был полностью мой «косяк», и разделить кару за него с сослуживцами не удалось. Слава Богу, Ахрарыч меня пожалел (добрейшей души человек!) и влепил за этот незапланированный душ всего лишь три наряда вне очереди…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.