Хаецкий А. Поэма о Крайнем Севере

Посвящается друзьям и сослуживцам — северянам

В краю заснеженном, холодном,

Открыт ветрам со всех сторон,

Стоит на острове бесплодном

Наш отдаленный гарнизон.

Над ним полярное сиянье,

Под ним твердь вечной мерзлоты.

Вокруг одних снегов мерцанье

Да камня черного пласты.

И пусть почти две трети года

Зима безжалостно пуржит,

Он, презирая все невзгоды,

Как символ мужества стоит!

Здесь помнят берега немые

О том, как русский зверобой

Сюда карбас привел впервые,

Да поглотил его прибой…

Но сын отважного помора

Пробился в край заветных мест

И в память предка весь в узорах

Поставил на утесе крест.

 Веками смелые поморы

 В плену у призрачной мечты

 Рвались на дикие просторы,

 Оставив нам одни кресты.

Кресты скупые воскрешают

Опасный прадедов маршрут,

Нетвердых духом устрашают,

А сильных к подвигу зовут.

 Теперь и мы здесь обитаем

 На ветре, стуже, под дождем,

 Друзей надежных обретаем

 “клянем” погоду, почту ждем.

Но уж когда приходит лето

И солнце сутками стоит,

Едва-едва лучом согрето,

Здесь все от радости кричит.

Шумят пернатые базары,

Пестреют камни от яиц,

Снуют нырки, кричат гагары,

Клокочет царство диких птиц.

Обложка книги Л. М. Саватюгина «Архипелаг Новая Земля. История, имена и названия», 2017г.

 И как крылатая ракета

 Летит ликующий кулик…

 Свети же солнце! Здравствуй лето!

 Пронзает тундру птичий крик.

О, сколько птичьих сил, отваги

Пленила тундры красота,

Чтоб эти гуси, кайры, гаги

Обжили здешние места.

 Но лето слишком быстротечно,

 Улыбка солнца так бледна…

 Над снежным кровом, будто вечно,

На небе царствует луна.

Флагштоки звоном режут ухо

От пляски бешенной пурги.

И стылый воздух  снежным пухом

Забит и в двух шагах – ни зги.

И снова ветер губы сушит,

С ресниц срывает корку льда,

А вьюга кружит, кружит, кружит,

И рвет стальные провода.

И снова в бой – за жизнь схлестнутся

С пургой, что может погубить,

Пусть в три погибели согнуться,

Стихию надо победить!

И пусть нам трудно, как мужчинам,

Без женской ласки и семей,

Не одолеет нас кручина

В плену тоски и мглы ночей.

Порой тоска в углах гнездится

Змеею в комнате твоей,

В часы бессонницы стремится

Ужалить так, что нет больней.

И если все же ты ужален

И горло душит гадкий ком,

Не заглушить твоей печали

Ни спиртом и ни табаком.

Мыс Дровяное, Новая Земля. Худ. Тыко Вылка, 1950-е гг.

Отбрось коварные сомненья,

Смелее оглянись кругом,

Стряхни покров оцепененья –

Ведь мы семья твоя и дом.

Смотри, какая жизнь вскипает:

Еще ни свет и ни заря,

А уж копаться начинает

В снегу народ совсем не зря.

Стоянки грейдеры ровняют,

Гудят натужно трактора.

Фонтаны снежные бросают

Машины шнекоротора!

Гудят машины боевые,

Кивают весело рули,

И, наконец, винты стальные

Родную песню завели.

Маточкин Шар, Фактория. Худ. Тыко Вылка, 1950-е гг.

Вот »стрекоза» рулит на взлете

В ночной нарушенной тиши,

Натуженно жужжа в полете,

К зимовью дальнему спешит.

На точках ждут ее, как бога:

Была метель, там ждут давно,

Она развеет все невзгоды –

Доставит почту, хлеб, кино.

Пусть без обеда экипажу

Сегодня суждено побыть.

Но дело сделают и скажут,

Что так оно должно и быть!

Здесь не изнежены комфортом,

У нас в семье такой народ:

Раз надо, значит, отдых к черту!

Раз надо, стало быть, вперед!

Вгрызались в недра тундры дикой,

Взрывая каменную твердь.

На этот труд, на труд великий,

Нельзя без гордости смотреть!

И вот раздвинулись все дали,

И отступила ночи тьма.

Огнями окон засияли

Многоэтажные дома!

Я верю, гений Человека

Растопит снег, расплавит льды,

И зашумят в грядущем веке

На нашем острове сады.

Исчезнут жгучие морозы,

И вьюги перестанут выть.

Тогда своим любимым розы

Мы сможем запросто дарить.

Быть может, в старости глубокой

Мы сядем на ракетный борт,

С Большой земли, такой далекой,

Сюда примчимся на курорт.

Мы вспомним дней далеких были,

И внуки спросят неспроста:

“Cкажи ка, деда, как Вы жили

В далеких северных местах?’’.

Да, мы расскажем, как мы жили,

Как бремя Севера несли,

Как мы служили, как любили,

И как все вместе мир спасли.

Как свой престиж поднять сумели

И противостоять смогли

Имперским блокам оголтелым

На море, с воздуха, с земли.

Расскажем, как своим терпеньем

Не дали факел войн зажечь,

Как человечество с презреньем

Швырнуло прочь кровавый меч.

Ну, а пока, чтоб это было,

Чтобы приблизить этот час –

Черпай у будущего силы,

Оно прекрасно и – за нас!

3 комментария

Оставить комментарий
  1. Матренин Юрий Михайлович

    Уважаемая редколлегия интернет-журнала «За тех, кто в море!»!
    Большое спасибо за публикацию Поэмы о Крайнем Севере А.Р.Хаецкого. С капитаном 2 ранга Хаецким я служил в штабе Новоземельского ядерного полигона с 1978 по 1984г.Он запомнился мне как человек, как офицер, который своей жизненной позицией и отношением к служебным обязанностям снискал достойное уважение у своих сослуживцев! В 1984г.перед моим убытием к новому месту службы, Анатолий Хаецкий подарил мне свою Поэму.
    К сожалению, А.Р.Хаецкий прожил прожил недолгую жизнь. Он скончался в 90-х годах в г.Севастополе.
    Так как Поэма посвящена друзьям и сослуживцам-северянам, меня не покидало желание опубликовать ее, чтобы внести свой вклад в увековечивание памяти этого замечательного человека, романтика, влюбленного в красоту, в природу Крайнего Севера, настоящего морского офицера!
    И вот с Вашей помощью, Виктор Александрович, мое желание осуществилось!
    Спасибо Вам!

  2. Поэма очень понравилась! С Хаецким служил с 1979 по 1984 год. В гарнизоне А.Р. Хаецкиий пользовался большим уважением у сослуживцев и жителей гарнизона.

    1. Здорово в стихах почувствовать дуновение Арктики и свою молодость, которую, как ни жаль, не вернешь. Очень хорошая поэма и стихи сами складываются в узоры. Кажется по другому и не скажешь. Спасибо Матренину и автору, которого к сожалению с нами уже нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *