Сикорская Л. Бал

Часть вторая. Мечты сбываются, если в них верить по-настоящему

«Если вы хотите иметь то, что никогда не имели, вам придется делать то, что никогда не делали. Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать» . К. Шанель.

Оля сидела в учебной комнате и зубрила анатомию. На большом ватмане, она нарисовала скелет человека, как могла схематически, и тщательно подписывала по-латыни название костей.

— Оля! Ты еще здесь и не одета? Ты что, не собираешься с нами на танцы в «Ленком»? — подруги с вопросами ввалились в отведенный уголок для занятий студенческого общежития.

— Идите без меня. Перездача завтра коллоквиума. Не сдам — к сессии не допустят, — ответила расстроенная девушка и с завистью посмотрела на красивые наряды подруг.

— Ну, как хочешь. Мы побежали.

          Когда дверь за ними закрылась,  девушка посмотрела в окно, глубоко выдохнула с обидой и стала продолжать подписывать ребра.

          Дверь снова отворилась и появилась голова парня. Это был Костя, староста группы.

— Кирилина! Поесть есть чего? — спросил он, и Ольга заметила в его руке бутылку пива.

— Спицын! Смойся! На пиво ты деньги нашел, а на еду у тебя вечно нет.

          Спицын, по всей видимости, уходить не собирался.

— Кирилина, ты вчера варила борщ. Все на этаже знают.

— Может на этаже знают, что у меня и колбаса есть?

— А есть? Дай!

          Девушка схватила пенал и со всего размаха бросила его в парнишку. Тот,  просчитав ее маневр, сначала дверь закрыл, а когда раздался стук падающих карандашей , дверь открыл.

— Так, как на счет борща и колбасы?

— Костя! У тебя совесть есть? — Оля, поняв, что  Спицын уже не даст ей заниматься, закрыла книгу и вышла в коридор, — Пошли, дам тебе кусок хлеба и проваливай. У меня коллоквиум завтра!

          Оказавшись в комнате, где пахло уютом и домом, Костя расслабился и с любопытством стал рассматривать все вокруг: ровные полки книг, заправленные кровати, выглаженные занавески и цветущая герань на подоконнике.

— Богато живете, сестры милосердия, — произнес  парень, усаживаясь на стуло поудобнее.

          Когда у самого носа запахли в тарелке щи, Костя поднял голову на Олю и возмущенно произнес :

— Это щи? А борщ?

— Ты очумел совсем? Какая разница?

— Какая? Все знают, что ты борщ варишь с тушенкой, а щи на одних овощах с подсолнечным маслом.

          У Оли закончился словарный запас.

— Ешь, я сметану добавлю. Нет у меня тушенки. Нет! Бутерброд сделаю.

          Счастливый Костя стал с аппетитом  ужинать , поглядывая на стену.

— А это кто? — полюбопытствовал он, указывая ложкой на  рисунок, который висел над кроватью.

— Пират, — резко ответила девушка.

— Кто?

— Пират Ее Величества Королевы!

          Спицын перестал есть.

— Твой родственник? Англичанин?

— С чего ты взял?

— Ты английский в группе знаешь лучше всех.

— Нет. Я его сама придумала  и нарисовала.

          Дожевывая бутерброд, воспринимая спокойно все сказанное девушкой, Костя  неожиданно попросил салфетку и, вдруг, спохватившись, произнес:

— Вот! Я уже веду себя, как на приеме во дворце! Я не могу вытереть рот скатертью! Мне стыдно!

          Оля улыбнулась.

          Костя продолжил:

— И как Его звать?

— Адвен. Это по-латыни «незнакомец».

— А почему он пират?

          Оля опустила глаза и задумалась.

— Он моряк. Только из другой эпохи.

— Понимаю. Визуализация любви! — с певучей растяжкой произнес  Костя, довольный от сытости, — Ты не на тот факультет поступила, душа моя. Тебе надо было в психиатрию.

          Девушка вспылила.

— Наелся и проваливай.

— Ладно, ладно…- замахал  руками Спицын, — Ухожу. Учись.

          Уже у самой двери, Костя повернулся и внимательно посмотрел на Олю.

— Необычная ты, словно из другой планеты. Это  правильно делаешь, что занимаешься. Нечего тебе по танцулькам бегать в эти военные училища. Кому надо — сам тебя найдет!

          Когда двери за Спицыным были закрыты, Оля собралась на кухню мыть посуду. На минуту она задержала свой взгляд на рисунке.

— Мы обязательно встретимся, Адвен. Ты пригласишь меня на танец. На мне будет самое красивое платье. Ты будешь в мундире.  И мы будем танцевать! Эх!

          Вернувшись в учебную комнату, девушка снова подписывать по-латыни ребра скелету. Но грусти уже не было в ее глазах. Ведь в этот момент она мысленно танцевала вальс с самым отважным на свете  моряком Адвеном!

          Где-то через неделю, в дверь  к Ольге кто-то постучал.

         Это была Маша, ее подруга.

— Можно к тебе? Оль, я с просьбой. Ты хочешь сходить в «Мариинку»? Я билет тебе могу принести на эту субботу, — предложила она сразу с порога, — Будут балеты Михаила Фокина : » Лебедь» и «Видение Розы».

— Правда? — Оля, сидевшая за столом, даже подпрыгнула вместе со стулом  от неожиданного предложения, — А билет дорогой?

— Не волнуйся. Я его тебе просто так дам. Только вот что, — Маша сделала паузу, — Ты мне можешь ключи дать от комнаты на время, покуда будешь в театре?

          Оля, сразу  поняв прямой недвусмысленный намек,  перестала улыбаться и тихо произнесла.

— Хорошо.

          Такой красоты на сцене Кировского Театра Ольга никогда еще не видела.

          Одноактный балет Михаила Фокина на музыку пьесы «Приглашение к танцу» по мотивам стихотворения Теофиля Готье «Видение розы», был поставлен в труппе Русского балета Дягилева в начале века и шел практически в неизменном виде.

          В основу сюжета положен сюжет, в котором юная девушка беседует с призраком цветка, который был накануне на её бальном платье:

Развей девические грёзы,

Что нежный сон тебе соткал,

Гляди, гляди, я призрак розы,

Тобою сорванной на бал.

          Девушка под впечатлением от первого бала в её жизни, вернувшись, опустилась в кресло и заснула. Ей приснился  сон, где в окне появился призрак розы, который, пройдя полупустую комнату, пригласил её танцевать. Их танец оборвался с первыми лучами солнца. Призрак розы исчез, и девушка проснулась.

          Оля не дышала! Она была той девушкой о которой был балет. А призраком розы — ее Адвен!

          Это было настоящее чудо ожившей сказки окруженное божественной музыкой К.М. Вебера.

Ещё вчера была одета

Я утра трепетной росой,

Но в суете и блеске света

Ты вечер провела со мной.

          Вернувшись поздно со спектакля, Оля постучала в дверь убедиться, что там никого нет. Ответа не последовало. Войдя, она обратила внимание, что все было прибрано. Гости ушли. Включив свет, Ольга начала  раздеваться. Неожиданно, ее взгляд упал на столик у зеркала. Там лежали мужские часы. » Завтра отдам Маше», — подумала она и приготовилась идти в душ, но  дверь неожиданно приоткрылась и раздался мужской голос:

— Извините, я часы забыл.

— Да, сейчас. — Оля набросила быстро халатик, взяла часы, открыла дверь и обмерла.

          На пороге стоял Адвен.

          Олино состояние было близко к обмороку.

— Спасибо, — ответил парень и неожиданно отдал честь девушке, приложив как положено ладонь к бескозырке.

          Лицо его расплылось в улыбке и серые глаза показались девушке шагом до бездны.

          ***

          Командир авиалайнера  «Москва — Симферополь», объявил о снижении. Всю дорогу Оля вспоминала те далекие студенческие годы, и тихо улыбалась. Сколько времени прошло, а словно все это было только вчера.

— Вам воду или сок? — обратилась к ней стюардесса.

— А чай можно? — ответила она и посмотрела в иллюминатор.

            ***

          Вернувшись из душа, Ольга включила ночник и неожиданно обнаружила, что рисунка на стене нет. Она стала смотреть везде, не упал ли. «Адвен, не прячься. Ты где?»,- шутя обратилась она к своему вымышленному Герою. «Странно», — подумала  уже засыпая.

          И приснилось ей, что это она, не сказочная принцесса идет на бал. И на ее платье приколот цветок пиона.

Открой глаза и отпусти на волю

Пугливых снов и радость, и смятенье.

Я здесь, смотри, я снова здесь, с тобою,

Пион я с платья бального виденье.

          Сон был почти явью. И даже слышался так близко неизвестный голос: » Всю ночь мой призрак будет плясать у твоего изголовья. И ты не сможешь изгнать его, потому, что это будет танец царствующего пиона…».

          Утром, Оля выпила крепкий чай  и снова все осмотрела в поисках рисунка. Но, увы, его она  так и не нашла.

          На лекции, она подсела к подруге и тихо спросила:

— Маша, ты не видела, куда со стены делся рисунок?

— Это тот, что рисованный карандашом? Рисунок пирата?

— Да, — с надеждой ответила Ольга.

— У меня его Андрей попросил. Он его как увидел, очень удивился.

— Чему удивился?

— Хорошо нарисован. Оль, это же ты нарисовала. Еще нарисуешь. Тебе что, жалко? — Маша переходила на капризный и требовательный тон.

— Ясно. Да нет, мне не жалко. Просто это был Адвен, — с грустью произнесла Ольга и отсела от подруги на первые ряды лекционной аудитории.

              ***

          Приближался Новогодний праздник. В студенческом общежитии все готовились к предстоящему балу.

— Кирилина, — в дверь ввалился Спицын, — Может ты чего прочтешь? Стихи, например. У тебя есть чего поесть вкусненькое?

— Костя, изыйди. Нет у меня ничего.

— Совсем ничего?

— Совсем! — терпение у Оли заканчивалось.

— А стихи прочтешь? Я тебя записываю. Чтоб потом не отнекивалась.

          На вечер Ольга опоздала. Задержалась на почте. Мама посылку с конфетами прислала.

— Кирилина, совесть имеешь. Тебе через пять минут стихи читать, — с криком обрушился на нее староста.

— Я готова. Успокойся. Иду — ответила девушка и направилась в сторону сцены.

— Внимание! Тишина! Сейчас Кирилина Олька, студентка факультета акушерства и гинекологии, прочтет нам свои стихи. А, после них, будем веселиться и танцевать! Оля, прошу.

В зале все гости затихли. Оля несмело начала.

Я рисую портрет Моря,

Но выходит, что вижу Тебя.

Голубые глаза с бирюзой споря —

Получается волна.

Волос дыбом — морской ты ёжик,

Жемчуг просится на уста.

Чайка брови дополнить сможет,

Ну скажи,  разве я не права?

А характер — вот это сила:

Шторм , а следом — Соранг.

Счастье к берегу прибило,

Лаской рук укротив мустанг.

Я рисую у пирса лодку,

Черный китель тебе идёт.

Как при качке твою походку,

Не исправит уже никто.

Я рисую, и улыбаюсь,

Море, Ты — не разобрать.

И рисунком я умиляюсь,

Продолжая мечтать…

          Бурные аплодисменты раздались на все общежитие.

До Нового года оставалось совсем чуть-чуть.

          ***

— Товарищи пассажиры, наш самолет, следующий рейсом «Москва-Симферополь», окончен. Температура сегодня в Симферополе — 25 градусов тепла. Прошу всех оставаться на местах, до полной остановки двигателей, — голос стюардессы был очень  приятен.

          Спустившись к ленте  выдачи багажа, Оля задержала свой взгляд на девушке, которую встретил молодой лейтенант. Он подхватил ее и закружил. Как же это было красиво! Оля улыбнулась.

          ***

— Оля, добрый вечер! С наступающим Новым годом! Вы сегодня прочли удивительно хорошие стихи. Спасибо! — обратился к девушке курсант, который был вместе с Машей, — И рисуете вы прекрасно. Я у вас рисунок забрал и разместил на нашей выставке в училище. Приходите к нам после каникул. Пришлю  обязательно пригласительную.

— Спасибо, — смущенно ответила Ольга, боясь поднять глаза на курсанта, — Я приду.

          Неожиданно для себя, девушка сделала вид, что кого-то ищет и под этим предлогом выбежала из актового зала.

          Поднявшись к себе, она достала конфеты и  расплакалась. Оля заскучала по дому, по маме, а еще — парень, который ей так понравился, встречается с ее лучшей подругой.

          Каникулы прошли даже не быстро — стремительно! Первый семестр был пройден! Все вернулись к занятиям и к обычным студенческим будням.

— Оля, тебе Андрей передал пригласительную, — Маша протянула Ольге конверт, — В эту субботу в ВВМУПП им. «Ленинского комсомола» пройдет конкурс рисунка. Там твоя работа  будет выставлена. Андрей просил, чтобы ты позвонила по телефону, который указал на конверте, и сказала, какое название дать рисунку.

— Хорошо, — ответила Ольга, — А ты пойдешь?

— Нет. Мы вечером в кино  с Андреем.

          В большом актовом зале, с тяжелыми красными бархатными занавесями, располагались деревянные подставки, на которых были прикреплены произведения будущих моряков-подводников. Оля не сразу нашла свой рисунок. Сердце забилось при виде Адвена. Она к нему подошла и внимательно присмотрелась. Он показался ей каким-то новым, свежим, более ярким. Под рисунком была надпись : » Гроза морей — пират Адвен» Автор: Кирилина Ольга  Первый ЛМИ им. Павлова.

— А почему Адвен? Кто он? — неожиданно спросил кто-то за Олиной спиной.

          Она обернулась. Это был Андрей.

— Адвен — на латыни означает » незнакомец». Море — стихия, которая никогда не станет человеку подвластна, но именно эта необузданная сила – открытое поле для разворачивания удивительных и поэтичных историй.

— Серьезно? — Андрей был сражен этой фраз на повал, -Удивительно, что это говорит девушка. И какую историю хранит этот пират Адвен?

— Ну, если вы так хотите ее знать, я могу рассказать.

          Оля подняла голову и посмотрела  на собеседника.

— Когда-то давным давно, он встретил в далеких краях девушку. Молодые люди полюбили друг друга. Но моряка всегда ждет море. И, отправляясь туда, Адвен пообещал вернуться. Но суровый шторм разбил их корабль и выжившие из команды оказались на необитаемом острове.

— И что здесь необычного? — спросил разочарованный курсант, ожидавший  услышать небанальную историю любви, — В то время часто случались такие истории. Парусный флот!

— Дело в том, что его девушка не смирилась с простым ожиданием. Она добилась , чтобы было отправлено спасательное судно «Пандора» на поиск пропавших моряков.

— Спасательное судно на поиск пиратов? Ну, уж нет! — Андрей продолжал относится  к словам Ольги, прямолинейно скептически.

— Возможно вы были бы правы, Андрей. Но тот, к кому девушка обратилась — был адмирал Дрейк.

          Молодые люди встретились глазами, как на поединке.

— Пират-адмирал  Дрейк был так богат или его так разжалобили женские слезы?

— Ни то и ни другое. Пиратская жизнь — это своего рода и есть ящик «Пандоры», в котором до краев — человеческие пороки. Но, если их все выпустить на волю, освободить — на дне окажется НАДЕЖДА! Понимаете, Андрей, на дне, ибо это самое большое зло, продлевающее мучения.

— Оля! На дне — спит ненависть!

— Я не договорила. Надежда, как благодетель, может быть только при условии, если она скреплена Верой и опирается на Любовь. Именно эти слова сказала Дрейку девушка, желающая спасти возлюбленного. И он понял и услышал ее.

— Интересные у вас мысли, Оля. Но они грустные какие-то.  Я должен раскланяться. Мне пора. Но я думаю, что у нас выпадет еще такая возможность и мы как-нибудь  поговорим на эту тему.

— Мысли грустные? Но они касались только этого рисунка.

— Пожалуй, что да. Но мне пора. Всего, вам доброго.

          Домой Оля возвращалась  уже поздно. Она медленно шла от метро к общежитию, вспоминая каждую фразу произошедшего разговора.

***

          Прибыв на место,  расположившись  в предложенной ей квартире,  Ольга вышла на балкон.  Город расцеловал ее щеки морским ветром. Ей ужасно захотелось выпить чашечку кофе именно сейчас и здесь! Она мгновенно поставила стул на балкон. Аромат моря и кофе смешались в обоняние единого союза.

          Перед глазами Ольги был город Севастополь!

          Вытащив платье из чемодана,  стала его приводить в порядок. Достала туфли, заколку, сумочку. Настроение поднималось и шептало:«Все будет необыкновенно и чудесно!».

***

           Подруга позвонила неожиданно. Олька даже удивилась.

— Машка, привет! Почему не отвечала на мои письма? Или ты их не получала? Я через Горелкиных не раз их пепедавала.

— Оля, не обижайся. Я все расскажу при встрече. Мне нужна твоя помощь. Гле встретимся и в какое время?

— Давай на Невском, в нашем кафе, помнишь? В 17 часов.

          Любимое кафе «Балканы» располагалось на противоположной стороне метро «Невский проспект». Сейчас оно уже так не называется, но когда-то, подруги бегали каждый месяц, получив стипендию, чего-то вкусненького поесть. Хватало ровно на один окорочок с салатом.

          Оля немного опоздала. Сколько лет не виделись! Немного успокоившись от эмоций, они сели за столик и стали разглядывать друг друга.

— Рассказывай! Как вы там на Севере? Как Андрей? Уже, наверное, в высоких чинах! — Олю распирало от любопытства —  Ты фотографии принесла? Мне так все интересно.

— Сначала ты. Слышала, что ты ребенка усыновила. Оля, почему? Ты же могла выйти замуж, сама родить.

          Оля смотрела на подругу и была искреннае рада ее приезду.

— Могла. И не раз. Но… Ладно, не будем об этом.

— Расскажи, что произошло. Прошу тебя. Мы же никогда ничего не скрывали друг от друга в молодости.

— Малыша подкинули к дверям роддома в Новогоднюю ночь. На улице было минус двадцать пять. Маша, это рассказать невозможно. Это чудо, что этот мальчик выжил. Чтобы его согреть и сохранить, мы меняясь, постоянно по очереди и  лежали с ним рядом: медсестры, врачи, нянечки. У кого была свободная минута — все у подкидыша. Он должен был постоянно чувствовать тепло  человека. Все брошенные дети чувствуют холод предательства. Это почти нереально, но он выжил. Отдать в детский дом его я не смогла. С Спицыным мы оформили фиктивный брак. Усыновили. Правда, потом разошлись, но мальчик остался со мной.

— Как ты его назвала?

— Андрей.

— И Спицын платит тебе элементы будучи женатым на другой женщине?

— Он помогает мне. С Андрейкой у него  прекрасные отношения. Мы никогда не скрывали от мальчика правду. У нас вообще не поднимается эта тема. И с его женой я дружу. Она же у нас была анестезиологом. Все происходило у нее на глазах. У них сейчас две девочки  Ангелина и Ариадна.

— Олька, ты всегда была ненормальная. Всю жизнь свою под откос ради какого-то чужого ребенка!

— Маша, ну я такая. А что у тебя? Как вы там живете в этой Западной Лице?

          Маша опустила глаза.

— Я уже там не живу. Мы с Андреем расстались.

          Эта новость ошеломила Ольгу. Она замерла от услышанного, не в состоянии поверить, что сказала подруга.

— Почему? Вы же так любили друг друга!

— Любовь проходит, милая Ольга, как приходят трудности. Тебе этого не понять. Ты осталась в Питере, после окончания института. Рестораны, музеи, кафе, магазины… А я видела одни сопки и подводные лодки. Я и мужа не видела. То в море, то на учениях, то у него «экипаж»!

— Маша! Я не могу в это поверить! Андрей тебя просто боготворил!

— Боготворил! Нам не стоит говорить об этом. Ты меня понять все равно не сможешь. Да и как тебе вообще меня понять, если ты и замужем-то толком не была! У тебя хоть любовник был? Или так, еще в девицах еще?

          Оля от сказанных слов застыла. Маша тоже замолчала, поняв, что обидела подругу.

— Прости меня. Вырвалось.

— Я не обижаюсь. Я не была фактически замужем. Это факт. Но у меня есть сын. А у тебя сейчас никого. Так, что мне тебя  пожалеть  больше надо и понять.

          В это время подошел официант и принес заказанные два бокала вина. Маша, не произнеся ни слова, залпом выпила.

— В госпитале Андрей сейчас. Пожар на лодке был, он лейтенанта молодого прикрыл во время взрыва. Я уехала.

          Оля молчала.

— Осуждаешь! Презираешь! Знаю же весь твой максимализм!

— Нет. Не осуждаю. Я не имею на это право. Маша, я пытаюсь тебя понять.

— Помоги лучше. Мне надо найти работу. Я не работала по специальности ни дня.

— Надо пройти переподготовку. Я знаю к кому обратиться. Ты остановилась где? Может ко мне? — Оля при этих словах внимательно наблюдала за Машей.

— Я встретила другого человека. Мы сейчас вместе. Только не спрашивай кто он. Со временем  познакомлю. Все у нас хорошо, но у него принцип — женщина должна работать.

— А сама ты как? Хочешь вернуться практическим врачом?

          Маша вместо ответа попросила официанта принести бутылку вина.

— Маша, а Андрей где сейчас?

— В Мурманске. В ожоговом центре госпиталя. Там есть кому позаботиться о нем. Персоналу платят зарплату.

          После третьего бокала, Маша повеселела и стала рассказывать какие-то несвязные истории, которые Ольга просто не слышала. Она думала об Андрее.

          Вернувшись домой после встречи, забрав сына из продленной группы в школе, Оля взялась за ужин. Маленький Андрейка кружился возле нее, рассказывая все, что с ним за день произошло. Неожиданно для себя, Оля спросила сына:

— Андрейка, а как ты думаешь, если мы купим билет на самолет и улетим в Мурманск на несколько дней? Там очень заболел один человек, которого я когда-то  знала. Ему нужна помощь. И мы можем ему помочь и поддержать.

          Сын внимательно посмотрел на мать и произнес:

— Мама, летим!

          В этот момент Ольга поняла, что люди обычно  просят совета только для поддержки решения, которое они уже приняли.

          В палате было очень солнечно и тепло. Полярный день во всю «полярничал». Андрей лежал с закрытыми глазами и лицо его было повернуто к окнам. Перевязанным было все тело и видно, что в гипсе были обе ноги, на которые «не дотягивалось» одеяло.

          Ольга и Андрейка, войдя в палату, стояли тихо, ожидая, когда на них больной обратит внимание. Так, простояв некоторое время, мальчик первым подбежал к кровати со словами:

— А мы прилетели сюда на самолете!

          Андрей открыл глаза и повернулся к ребенку.

— Тебе понравилось? — ответил он, приняв неожиданных гостей за посетителей, которые ошиблись палатами.

— Очень! — ответил Андрейка, присаживаясь на стул, который стоял рядом, — Мы еле вас нашли.

— Меня?

— Да. Вы же Андрей Дмитриевич Соколов?

— Я. А ты тогда кто?

— Я — Андрей Константинович Кирилин.

— Ух ты! Как звучит гордо!  А  маму твою как зовут?

— Мама Оля.

          Андрей повернул голову и внимательно посмотрел на стоящую перед ним женщину. Он узнал ее, но не мог поверить, что это именно она.

— Как вы здесь оказались?

— Мы приехали вам помочь. Что нужно сделать? — бойко ответил мальчик.

— Андрейка, просто обними меня.

          Маленькими ручками мальчик обнял мужчину.

— Ну вот. Завтра гипс снимут и можно меня уже выписывать.  Ты вот что, возьми в тумбочке конфетки. Вчера приезжали сослуживцы. Угостись.

          Пока Андрейка искал конфеты, Оля присела на стульчик рядом.

— Ты Машу видела? Это она сказала, что со мной случилось?

— Да, — коротко ответила она, — Мне хотелось тебя увидеть.

          Минутная пауза сняла напряжение в разговоре.

— А ты знаешь, твой Адвен всегда со мной. Ты удивлена?

          Оля промолчала.

— » Надежда, как благодетель, может быть только при условии, если она скреплена Верой и опирается на Любовь». Помнишь эти слова? Это же ты мне когда-то сказала. Твой рисунок всегда для меня был гарантом спасения. Поэтому, я брал его всегда с собой, когда уходил в море. Вот, случилась со мной беда — и ты приехала. Приехала не смотря ни на что. Как же твой муж счастлив, что у него такая жена.

— Андрей, мы придем и завтра. Самолет у нас только вечером. Чтобы ты хотел вкусненького. Мы у Горелкиных остановились. С твоим лечащим врачом я разговаривала. Здоровью уже ничего не угрожает. Идешь на поправку. Может, что купить надо?

— Все у меня есть. Вот только… Если можно, конечно, перец фаршированный. Люблю его очень. Мама вкусно его так готовила. Хоть один.

— Конечно приготовим…

          Когда Оля была уже у самой двери, Андрей ее окликнул. Она остановилась.

— Ты самая прекрасная женщина, которую я знал в своей жизни. Я это понял еще, когда впервые тебя увидел. Помнишь, когда часы забыл.

— Мы завтра придем. Отдыхай. Набирайся сил. Жизнь только начинается. Она всегда начинается, когда Надежда идет под руку с Верой и Любовью по середине…

БАЛ

Теперь не умирают от любви —

насмешливая трезвая эпоха.

Лишь падает гемоглобин в крови,

лишь без причины человеку плохо. ( Юлия Друнина)

          Бал! На всех языках мира это слово звучит одинаково и несет одинаковый смысл – это мероприятие повышенной торжественности.

          Правила его проведения во всех странах различные. В одних – это привилегия их устраивать королей, у других – это частная инициатива. В России  культура бала началась с Петра Первого, который назвал их  ассамблеями.

Особенный бал описал в своем произведении  Булгаков в  произведении «Мастер и Маргарита».

          Бал бал у Наташи Ростовой и Анны Карениной, и  у Золушки. И в каждом случае, он был разный, как и смысл его назначения.

          Есть такой танец, который мы называем «Белый». И он называется так не потому, что в нем  дамы приглашают кавалеров, а дамы обычно в белом. И не потому, что по этикету, все танцы на балу расписаны по номерам.  Кавалеры, зная порядок вальсов и мазурок, ангажировали разных дам, которые чтоб не запутаться, записывали в некую «Белую книгу» их имена, чтобы не забыть.

          Белый танец получил такое название совсем по другому поводу.

          В  то время, когда в Зимнем дворце собирались на бал вся знать, то особо торжественный вальс исполнялся в Белом (Гербовом) зале.

          Более значимого по пышности танца нет! Он не вкладывал  в себя ничего личного, кроме торжественности, красоты и сильного разграничения женского и мужского.

          Ольга   была мало похожа на булгаковскую Маргариту.  Она вообще  не понимала, зачем надо было столько «городить» героине романа, ради спасения любимого ею Мастера. В  Олином понимании, достаточно было Его просто ЛЮБИТЬ!  А если нет, то зачем показывать: до какой черты может дойти женщина, уже заранее разделив с ним его  грехи, понимая, что любовь – это  единственная дорога, которая обоих приведет или в рай или в ад.

          Наша Героиня собиралась на бал совсем по-другому и с другими мыслями.

          Готовясь к такому торжеству, самое главное – это внутренняя гармония и желание ее удвоить.

          Нарядное убранство, детали, которые необходимы для такого случая, прекрасная улыбка – это далеко не все.  Мы забыли про украшения!

          Бриллианты на шее – это признак возраста. В  давние времена их одевали только замужние дамы, чтобы показать статус в обществе.

          Украшения должны гармонировать не только с одеждой, но и ни в коем случае добавлять возраст.

          Поэтому, учитывая эти детали, понимая, что не  королева, Оля решила выглядеть , как  принцесса.

          Ее прическу украсит только заколка, так мило предоставленная семейством шефа.

          И вот, самый долгожданный момент настал. Оля стояла у зеркала и не могла поверить, что это она. Все было подобрано правильно, со вкусом и изыском. Нанеся несколько капелек духов, поставив флакон на столик, «принцесса» степенно отправилась к выходу, тем более, что внизу ее уже ожидало такси.

          Севастопольский бал!

          От Графской пристани — торжественных ворот города, под звуки оркестра, начинает рождаться атмосфера настоящей сказки. Пары отправляются на другой берег морскими экипажами, как и полагается  — с корабля на бал! Дам и кавалеров встречает на рейде парусник » Херсонес». Моряки всех Флотов страны приезжают сюда в этот день, где в один вечер соединяются духовность Великого Российского Флота, его отвага и неповторимая торжественная красота.

          Завораживающее зрелище начинается  при свечах на исторической площади  Михайловской батареи, где под музыку Штрауса — пары начинают танцевать. Венский вальс сменяет мазурка, фокстрот, танко.

          Оля прибыла на торжество. Она одной рукой приподняла платье и вступила туфелькой на досточки Графской пристани. На глазах маленькими бриллиантами заблестели от счастья слезки. «Неужели все это происходит на самом деле?» — мелькнула мысль, — » И я не сплю…».

          От причала отошел теплоход…

          Олю встретил матрос, который, взяв пригласительный билет, провел ее к столику у самой сцены, на котором стоял букет розовых пионов. Везде стояли букеты из роз, но только на ее столике были ее любимые цветы. » Таинство начинается!» — сердце «принцессы» забилось от волнения.

          Все стали усаживаться на свои места. Приглашенные сидели парами, и только у Ольги оставалось свободное место.

          Подали шампанское.

          Началось представление единственного в мире военно — морского бального  парада на плацу легендарного севастопольского равелина. » Это чудо какое-то! Настоящее чудо!» — шептала себе Ольга, -» Я не удивлюсь, если сейчас сюда зайдет корабль Адвена, он присядет на это свободное место, выпьет шампанское и скажет: » Ольга, вот я и приехал к тебе».

          Зазвучал вальс  Доги. Все притихли. На сцену вышли ведущие.

— «Унынью никогда не поддавайся!

Ты только жди… Пусть даже целый «век»…

И он придёт, ничуть не сомневайся…

Твой самый главный в жизни человек!

Он чувство обязательно докажет…

И только лишь одну тебя любя,

Обняв покрепче, очень тихо скажет:

«Я бы не смог жить больше без тебя!»* — причитала стихи красивая дама.

          И в этот момент, Оля увидела Андрея.Он шел к ее столику в парадном белом мундире, кортиком.

          Когда Андрей присел рядом, от неожиданности и смущения, Оле захотелось спрятаться за букет пионов, чтобы он не увидел ее испуг.

— Оля, здравствуй! Сейчас будет «Белый танец», я рассчитываю, что ты меня на него пригласишь.

          И будет танец, и будет море, и будет то, что Господь назвал Любовью.

          Самое главное, что женщина ищет в мужчине — это защиты и безопасности. Она должна чувствовать, что есть кто-то сильнее.  Для нее очень важна определенность, ощущение того, что мужчина выбрал именно ЕЕ. Она отдаст то, что нужно мужчине, если он даст ей то, чего ищет она: защиту, признание ее единственности и уникальности. И рядом с такой женщиной мужчина всегда будет сильным, и лишь потому, что за его спиной будет та,за которую ему должно сражаться.

— Как ты меня нашел? — спросила Ольга Андрея, когда они после бала шли вдоль набережной.

— После того, как вы уехали с Андрейкой, я очень хотел тебя найти и приехать. Но я думал, что ты замужем, счастлива. Я давил в себе чувства.  И, может, мы бы никогда больше не увиделись, если бы  в питерском метро не встретил случайно Спицына. Костя узнал меня первым, окликнул. Мы разговорились, зашли в кафе. Вот тогда-то он мне и рассказал все, что произошло. Я узнал, что ты уехала в Москву, работаешь в  роддоме. Ну, а дальше —  все знаешь…

          Все небо озарили огни салюта.

          Парусник «Херсонес» шел под парусами в морскую даль.

          В жизни все приходит к тому, кто искренно верит, что мечты сбываются. Надо только не спешить, потому, как быстрая вода до моря не доходит….

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.