Сафаров А. Узун

По туркменски- Узун, а по русски- Длинный.Старший лейтенант Тразанов действительно был длинным, за два метра перевалил, и все, даже матросы, звали его, естественно, Узун.

Вы спросите, почему по-туркменски? Во первых, потому, что корабль его был прикомандирован к Красноводску, который в этой героической республике располагался, а, во вторых, на этом корабле служил единственный в дивизионе, а может и на всем флоте матрос-туркмен, плюгавый такой матросик, и ростом полтора метра. Когда его вели на корабль, он упирался всеми четырьмя копытами и что-то бормотал по-своему. Когда же бедняга увидел своего командира, то совсем сомлел, и только одно слово произнес отчетливо. Естественно, этим словом было УЗУН.

А флагманский алкоголик дивизиона капитан-лейтенант Казанцев еще добавлял Зятек-Узун.

Зятьками он называл еще многих офицеров и мичманов по причине родственных чувств, возникших в результате совместных ( по одиночке и скопом) посещений местной маркитантки Светланы Щербачени, и весьма довольных тем, что алименты ей платили всего двое: один, давно уволенный за пьянство, имя которого история не сохранила и старший лейтенант Кукушкин. Такая вот мафия, в смысле семья.

Мне пришлось столкнуться с этой дамой, когда после перевода Кукушкина к новому месту службы она пришла требовать немедленной выплаты алиментов, не желая дожидаться, когда это сделает финчасть в которую несчастный Кукушкин отнес свои яйца.

— Как е…ь, так всем дивизионом! — орала маркитантка в коридоре — А как кормить кукушат, так друг на друга валите!

И зятьки всех размеров разбегались в разные стороны.

Пришлось вмешаться мне, и выставить скандалистку за ворота. Второй раз она встретила меня в коридоре ГКСа, куда я был назначен командиром, и громко оповестила экипаж:

— Ну теперь нам п…ц!!!.

Ворот на корабле не было, и, кроме того, маркитантка по совместительству трудилась поварихой, так что выставить её удалось не сразу. Но это совсем другая история.

Несмотря на размеры Узун, не попадался мне на глаза больше года, как тот неуловимый Джо, которого никто поймать не может, не потому, что это трудно, а просто он никому на … не нужен.

Скрывался он в Красноводском госпитале, где пол года провалялся с переломом ноги, а в первый же приход после выписки на корабль, свалился с трапа и сломал ключицу, после чего вернулся в ставшее родным лечебное учреждение, где и провел еще пол года. По этому поводу дивизионный врач высказал мнение, что Узун крепок только на голову, а вот кости у него легко ломаются и плохо срастаются.

Решили мы корабль в командировке сменить. Долгое нахождение вдали от начальства разлагает, поэтому разлагаться нужно в порядке очереди.

Пришли в Красноводск двумя кораблями: МВТ ( морской водоналивной транспорт) и МДК ( малый десантный корабль). В порт впустили только МДК, а нам велели ждать на внешнем рейде, чтобы вместе со смененным кораблем отправиться на остров Огурчинский дать островитянам воду. Узуна на корабле не оказалось. Он, в очередной раз, что-то себе сломал и находился на излечении.

Кораблем лихо правил боцман. Пришлось взять управление на себя.

Тразанов прибыл в Баку на пароме через месяц и сразу угодил на подтверждение допуска к самостоятельному управлению кораблем. Это я им свинью подложил. До этого все морячили как Бог на душу положит, и давно превратились в обычных извозчиков. Но, во первых, корабли дивизиона один-два раза в год привлекались на учения флотилии по высадке морского десанта (мне пару раз приходилось командовать десантным отрядом в который включили два МДК и два десантных катера из этого героического соединения, и я не по наслышке знал как они подготовлены), а, во вторых, не все же собирались здесь всю службу дурака валять.

Большую часть зачетов у командиров должен был принимать я, поскольку дивизионные специалисты возглавляли список хронических алкоголиков, и сдача зачетов вылилась бы в грандиозную пьянку.

Так я впервые встретился с Тразановым. Он молча зашел в мой кабинет, остановился недоходя нескольких шагов до стола, и принялся поверх моей головы разглядывать что-то за окном.

— Вы ко мне?- попытка поймать его взгляд не увенчалась успехом.

— У.у.у.- прогудело где-то под потолком.

— Да!- невольно мелькнула мысль- Таким длинным дрыном хорошо дерьмо в бочке размешивать!

Сидеть в присутствии Узуна было неудобно, создавалось впечатление, что ты из положения лежа на спине созерцаешь забравшегося на стол нахала, и я встал. Но этого, явно, было недостаточно.
— Нужно влезть на стул – подумал я, и задрав голову поинтересовался — Вы меня там наверху слышите?

-У.у.у.у – донеслось откуда-то над люстрой-

Зачеты пришли сдавать?-У.- Что сдавать будем?-У. У.- Расшифруйте, пожалуйста, -У- Вы будете говорить или нет?

— Нет.- неожиданно четко донеслось из под потолка, и с грацией жирафа Узун выкатился из кабинета, второпях задев плечом люстру, и почти став на четвереньки в дверном проеме.

Поделиться впечатлениями я отправился к комдиву и невольно стал свидетелем его разговора с Тразановым.

— Можно я Вам зачеты буду сдавать? — не видя меня, просил Узун сопливым голосом.

— Зачем же мне? Есть начальник штаба, ему и сдавай.

— Я его боюсь!!!

Всё! Дальше я обежал эту каланчу вокруг, приставил стул, влез на него, заглянул ему в глаза и шепотом спросил:

-Меня боишься?

Того, что произошло дальше не ожидал никто. Тразанов сел на пол. Теперь он смотрел на меня снизу вверх. Вот теперь всё! Теперь и бояться можно!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *