Сафаров А. УМЛ

УМЛ. У нас двоих помощников командиров в Университет Марксизма-Ленинизма учиться послали. На два года. У нас всегда туда по двое посылают, чтобы группа Марксистско-Ленинской подготовки не распалась.

Комдив с удовольствием и оставшихся туда загнал, да кто ж ему позволит.

А УМЛ штука хорошая, вроде и люди при деле, свой идейный уровень повышают, и время на них тратить не нужно.

Для тех, кого послали тоже удобно, в день занятий со службы раньше слинять можно, при этом ходить туда совсем не обязательно. Лучше всего посещать семинары, посидел, послушал, чего-нибудь к выступлению самого добросовестного добавил, выловив это что-нибудь из ранее сказанного, и зачет тебе обеспечен. А частенько этот самый зачет только за сам факт присутствия ставят. И никаких тебе конспектов, и прочей ерунды. Так все по очереди и учились.

Вот и отправились двое слушателей, как-то, на семинар, а с ними еще двое просто так за компанию увязались. А в окружном доме офицеров, доложу я вам, хороший буфет.

Посидели ребята первый час в буфете, а когда почувствовали себя готовыми к обсуждению любой темы, отправились на занятия. Как выяснилось, речь шла о работе Ф\Энгельса «Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии», и к моменту появления наших героев все свои знания полностью исчерпали, пауза неприлично затянулась, и преподаватель стал уже сомневаться в глубине знаний офицерского состава, как вдруг, неожиданно для самого себя Юра Ст-ев поднял руку.

Было это неожиданно, ибо Юра в списках слушателей УМЛ не числился. Но стоит ли обращать внимание на такие мелочи, когда под угрозой честь мундира.

— Раз ТОВАРИЩ Людвиг Фейербах сказал, что этой самой философии пи@дец, значит пи@дец! – сказал он слегка растягивая слова — И не хрен с ним спорить!

Трое друзей радостно зааплодировали, аудитория оживилась, все задвигались и развеселились. Семинар обрел второе дыхание. Правда, преподаватель куда-то пропал.

Больше в УМЛ наших не посылали, пока комдив не сменился.

PS Я несколько раз пытался рассказать эту историю разным молодым людям. Не смеются.

— Ну и что? — смотрят на меня удивленно и плечами пожимают.

— Как что? Товарищ Людвиг Фейербах!!!- настаиваю я и вижу по в их глазах сомнение в состоянии моего рассудка.

— Ну и что??? Какое нам дело до того, что какой-то еврей сказал? И почему вы должны были это обсуждать? — теряют мои собеседники терпение — Не видим в этом ничего смешного/

И тут до меня доходит, что они о Фейербахе от меня впервые услышали. А ведь у большинства из них высшее образование.

Когда я писал этот рассказ, то собирался ограничить выступление Юры словами: «ТОВАРИЩ Людвиг Фейербах.», чтобы избавить читателей от его нецензурных умозаключений, но общение с молодежью изменило, мои намерения и фраза будущего адмирала вошла в сей опус без купюр.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Хорошо что их науки называли по кличкам, вернее по партийным псевдонимам. Интересно если бы называли по фамилиям, что было бы — Ульянизм, Джугашвилизм, Бронештейнизм. Ну а если был крупный партийный теоретик по фамилии Ананьев, то наверно назвали бы Ананизм

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *