Сафаров А. Цыпа

Флоту нужны сильные люди, такие про которых говорят «кремень».

Володька Перетятько был мягким. Единственный сын в семье рафинированных интеллигентов, впервые столкнулся с необходимостью заправлять за собой постель, первый камбузный наряд вызвал шок, а отправка на приборку гальюна привела к состоянию близкому к обмороку. Утешился он только тогда, когда выяснилось, что все мы всё делаем неправильно: неправильно ходим, неправильно говорим, и ту же койку заправляем тоже неправильно.

Ему стало легче, ибо не нужно было переучиваться. Мать с детства называла его Цыпой и он не очень удивился когда однокашники стали называть его также. Поражала только безошибочность, с которой однокашники выбрали ему прозвище. Отец говорил ему: «Учись сынок, будешь инженером, а не выучишься, будешь офицером!», и Цыпа искренне удивлялся тому обилию наук, которые следовало освоить, чтобы стать офицером.

Но ему очень хотелось доказать окружающим и, главное, самому себе, что истинно мужская профессия ему по плечу. И он очень старался. Перед отбоем вокруг Цыпы собирались любопытные посмотреть как он раздевается. Там было на что посмотреть. Обладая необычайно подвижными лицевыми мышцами, он, стягивая тельняшку, выделывал ими такое, что просто удивительно. За 15 минут до окончания самоподготовки, отведённые для доведения до нас разного рода информации, Цыпа учил нас жить. Руководствуясь пособием под авторством адмирала Соколана, выпущенном в Севастополе и неизвестно как к нему попавшим, он объяснял неучам, как следует вести себя за столом, как одеваться на официальные приёмы, с чем пить красное вино, а с чем белое, что, сами понимаете, особенно нас интересовало, и еще много чего интересного. Некоторые его высказывания врезались в память каждого из нас.

— Станцевал с девушкой,- говорил Цыпа- отнеси туда откуда взял!- и мы неуклонно следовали его совету.

С недостатками тепличного воспитания Цыпа неустанно боролся, стремясь превзойти нас во всем, что касалось нарушений, и поэтому чаще других бегал загорать на дамбу, или устраивал пикник в пампасах, охотно вызывался сгонять на пивзавод за пивом, реже других приходил из увольнения трезвым, а при следовании на практику, всегда одним из первых надирался и терялся в вагоне.

Всё это, в конечном счете, привело его к распределению на ЧФ. Тут необходимо пояснить, что распределение на ЧФ считалось у нас наказанием. Котировались Северный флот и Каспий, ТОФ считался слишком далёким, Балтика- слишком мелкой. Поэтому на пятом курсе мы частенько слышали в адрес проштрафившихся: «Вместо Севера поедет служить в Севастополь!»

В первый летний отпуск родители решили остепенить своего расшалившегося отпрыска, познакомив с серьёзной девушкой. Цыпа общения с противоположным полом избегал, комплексуя по поводу своей внешности и панически боясь вызвать смех своими ужимками. Так что относить девушку туда, откуда взял ему, к моменту родительского эксперимента, ни разу не приходилось. Как это происходило, он рассказывал нам в вагоне поезда по пути в Севастополь.

— Только я наполнил себе рюмку — начал своё повествование Цыпа, как она мне говорит « Водка вредна для здоровья! Она убивает клетки мозга. Мы это в институте проходили.» ( девушка закончила первый курс медицинского института).

— Отставил я рюмку- тяжелый вздох – и потянулся вилкой к солёному огурчику, как она опять: « Огурцы это смертельный яд! Все кто умер в последние годы, при жизни ели огурцы! Я об этом в журнале «Здоровье» читала.

— И так обо всём к чему бы я не потянулся. Представляете? Сбежал я на кухню, залудил стакан водяры, закусил солёным огурцом и салом…, а ей сказал, чтобы она поменьше вредные журналы читала, потому, что, начитавшись «Здоровья» мы у самого здорового из нас внематочную беременность обнаружили. Она обиделась и ушла. А я потом нормально весь отпуск отгулял.

Встретились мы через несколько лет на Рыбальском острове в Киеве. Цыпа вёл строй матросов с ужина, я был с юной очаровательной спутницей, и, может быть поэтому, разговор не получился.

Не знаю как у других, но у меня при встрече с теми, кого давно не видел, разговор дальше чем «Как ты?» и «Где ты?» с соответствующими короткими ответами не идёт. Нужно время чтобы привыкнуть друг к другу.

Выяснилось, что Цыпа в Киеве в командировке, принимает на «Красной кузнице» строящийся МПК, а живут они в Учебном отряде на Рыбальском. Пока мы беседовали, матросы разбрелись и принялись глазеть на мою спутницу.

И тут Цыпа так на них рявкнул, что мы с ней только переглянулись. Потом Цыпа повёл строй, а я отправился «относить девушку туда, откуда взял.»
Cвидетельство о публикации 207271 © САФАРОВ А. С. 26.06.08 16:00

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *