Сафаров А. Прозвище

caricatura.ru

Точно замечено, что прозвище, особенно если оно дано в среде военных, является точным слепком с характера. Поэтому я сильно удивился когда обнаружил себя на сайте училища под прозвищем «Малютка Джон».

Наследил таки хороняка. Но во первых, меня так никто и никогда не называл. По крайней мере я об этом ничего не знаю. Во вторых оно мне совершенно не подходит. Несмотря на мой небольшой рост, назвать меня Малюткой мог только слепой, габариты не позволяют.

Мелкими делами я никогда не интересовался, так что и черты характера здесь не причем. И стал я вспоминать свои прозвища за всю жизнь. Так уж получилось, что большинство их давались с моей подачи.

В детстве , как это обычно бывает, прозвищем стала производная от фамилии. И это мне жутко не нравилось потому, что звучало слишком на мусульманский манер.

В подростковый период жизни его сменило «Граф». Сказалось увлечение романтическими героями Дюма и Грина. Да и как было не увлечься, если у деда в станице Славянской (ныне город Славянск на Кубани), где мы отдыхали каждое лето, из книг были только « Граф Монте Кристо» и «Даурия». Поэтому в школе меня называли Графом, а мать за природный чуб, который она называла «мечтой казака», пыталась присвоить мне обращение «Упрямый казачина», а когда я решил связать свою жизнь с морем- «Грэй».

Но идеи матери широкого распространения не имели. Когда в последний год школьного обучения меня перевели в другой класс, там уже был свой «Граф». Два дворянина на один класс это, как понимаете, слишком и я остался без титула.

В училище меня окрестили «Патрицием» из-за дурацкой привычки говорить: 

— Ну Ты плебей!- когда мне казалось, что человек сморозил глупость. — Тоже мне Патриций.- отвечали мне.

Так и прилипло. Потом кто-то отпустил сомнительный комплимент насчет моего носа, а Качуров, в профиль значительно превосходивший Н.В. Гоголя, ехидно хихикнул. Нос у меня…. Хороший такой нос, как говаривал гардемарин Белов, поэтому я влёт ответил: «По сравнению с тобой я курносый!». И стал Курносым. Благо прецеденты были и лысых частенько величали Кучерявыми. 

Но на четвёртом курсе в Новогодней стенной газете нашей роты появился юмористический стишок, посвященный моим однокашникам, где обо мне были такие строки: 

Смотри какая рыба Сказал Сафаров- наша Глыба. 

Так я стал «Глыбой», и продержался в этом качестве до самого выпуска. 

На военной службе принято обращаться по званию, фамилии или должности. Даже от имени своего отвыкаешь. Матросы обращались ко мне «Товарищ командир», за глаза называли «Кэп», начальство не без злобы Правдолюбом и Смутьяном, но это скорей было ругательством чем прозвищем, ибо всегда звучало в сочетании с фамилией. Потом начальство сменилось на вполне вменяемых, а высказывание командующего насчет моих глаз привело к появлению прозвища «Печальный рыцарь» ( не путать с «Рыцарем печального образа», хотя намёк на то, что я воюю с ветряными мельницами, пытаясь изменить Мир, хотя бы вокруг себя, присутствовал.). Но вменяемые начальники обычно надолго не задерживаются, и вскоре всё вернулось на круги своя. И прозвища тоже. 

Став начальником штаба ссыльного дивизиона и начав жестко наводить там хоть какое-то подобие порядка, я получил прозвище «Грозный», а после того как я, вопреки сложившейся традиции, передал в военный трибунал двух матросов за годковщину, оно закрепилось за мной на все три года. Зато все узнали, что любую попытку свалить ответственность за свои действия (как сейчас говорят ПОДСТАВИТЬ ), подвести других или отплатить за доброе дело черной неблагодарностью, я воспринимаю как личное оскорбление и не прощаю. И не потому, что я человек мстительный, а потому, что убеждён – ОТСУТСТВИЕ СОВЕСТИ И ЧЕСТИ нужно выжигать калённым железом, чтобы хотя бы страх перед последствиями сдерживал от подлости. Правда, после того как я был переведён с дивизиона на ГКС, уже через месяц ко мне пришла делегация с просьбой вернуться. 

— Весь ваш бардак и «демократию» я подавлю как Пиночет в Чили! И если вам кто-то сказал, что я добрый дядя, то не верьте. Можете проконсультироваться на моём прежнем месте службы.- сказал я при первом знакомстве с экипажем, и стал «Пиночетом». А повариха Щербаченя подтвердила: «Ну теперь нам П….Ц!!!». Просуществовало прозвище недолго, и отпало само собой когда экипаж убедился в том, что лютовать я не собираюсь и жесткость проявляю только тогда когда это необходимо. 

На турбазе «Красная поляна», где я прекрасно отдыхал 21 день за 25 рублей (это для тех кто сейчас говорит о доступности отдыха) меня выбрали замполитом группы, но учитывая мою стойкую неприязнь к этому сословию и то как я отвадил от наших девчат прилипал из местных, меня называли Ирбис (Барс), а через год на турбазе «Терскол» я уже был командиром (причем был избран заочно, ибо от организационного собрания уклонился) и получил прозвище «Султан», за то, что со мной сдружились три самые красивые девушки в группе. 

Сейчас друзья называют меня Саней, а родственники, в том числе старшая сестра и её муж – Дядькой. Так что никакой я не «Малютка Джон». Привет от Дядьки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.