Сафаров А. Перестройка

Она началась у нас сразу после того как Меченный стал болтать: «Больше демократии! Больше гласности!» и призвал строить социализм с его лицом, с директивы политуправления, из которой следовало, что об офицере, отныне, следует судить по его отношению к перестройке. То есть теперь можно было ни хрена не делать и числиться хорошим офицером, если всё время говорить о том, как тебе перестройка нравится. Политработники писали кипятком, уж теперь-то они, несомненно, самые главные.

Просто удивительно, с какой быстротой они меняли портреты вождей в своих кабинетах, не успеет вылупиться, а уже висит на месте мгновенно забытого предшественника. Кажется, портреты начинали печатать сразу после назначения председателя похоронной комиссии, ибо была такая безошибочная примета: кто на похоронах председательствует, тому нами и руководить.

Ветераны рассказывали, что снятие Хрущева совпало со сборами политгрупповодов флотилии. Открыл их ЧВС, и, прогибаясь в пояснице, вдохновенно вещал с трибуны:

— Такие руководители как Никита Сергеевич рождаются раз в столетие! Мы счастливы служить под его мудрым руководством!

На следующий день стало известно, что Никиту турнули за все его выкрутасы, и ЧВС тяжело поднялся на трибуну.

— Трудно стало работать — утирая обильный пот со лба сказал он.

Бурные аплодисменты заглушили продолжение речи, и махнув безнадёжно рукой, он слез с трибуны, как спускается макака с безопасной ветки нагадившая на тигра и не знающая ушел он или в кустах затаился.

Сменив портреты в своих кабинетах, замполиты берутся за нас, и впервые проводят это мероприятие с доставкой к месту висения. Родимое пятно на лысине почему-то отсутствует.
Я давно уже портреты вождей на своём корабле не вешаю: в каюте- Ушаков, в кают-компании- Н.Г. Кузнецов. Достойные люди, и замене не подлежат. А портреты генсеков, я аккуратно складывал под диваном в кают-компании. Не то чтобы партноменклатура меня раздражала, просто не вызывала положительных эмоций, и я считал, что под диваном им самое место.

Когда замполит притащил цветной портрет Горбачева, я, не дожидаясь его ухода, исправил красным фломастером допущенную художником неточность, после чего вырезал портрет из рамки и вызвал дежурного по кораблю.

— Положи под диван в кают-компании — сказал я, протягивая рамку, а полотно собственноручно выбросил в иллюминатор, нарушив инструкцию о предотвращении загрязнения Каспийского моря.
Лицо зама в этот момент было достойно кисти художника, а дар речи он потерял еще во время моих экспериментов в живописи.

— Ты что, против перестройки? — спросил зам, когда речь к нему вернулась — а мне незачем перестраиваться! Я как служил на совесть, так и буду! Перестройка это для вас, может делом, наконец, займётесь!

— А новый генсек Тебе, чем не угодил?

— У него глаза предателя: хитрые и подлые. Он много вреда стране принесёт!

— Он же за демократию!

— Какая еще демократия? У нас, итак уже, матросы офицеров на х.. посылают., две недели назад матрос с ПЖС пытался, приняв меня за гражданского, продать мне анаболические стероиды и шприцы, а вчера я приводил их в чувство после того как их командир сбежал от неуправляемой толпы, в которую они превратились.

Зам ушел в полной уверенности, что я не совсем нормален. На самом деле в своих умозаключениях я основывался не только на внешних признаках. Когда на съезде советов, представительница малой народности Камчатки предложила всем депутатам говорить на родном языке, я уже не сомневался в том, что страну развалят.

— Ну, а как Тебе Ельцин? Он с привилегиями борется, на трамвае ездит.

— Откуда данные про трамвай? — интересуюсь.

— По телеку показывали.

— Враньё всё это! Один раз проехался, и то в сопровождении телевизионщиков. А, вообще- то нужно на него посмотреть — говорю я, потому, что до этого разговора никогда мифического борца с привилегиями не видел.

— Ваш Ельцин патологический лгун, мерзавец и пьяница, он точно страну развалит, если его к власти допустить. Одного взгляда достаточно, чтобы определить в нем тупого, подлого и лживого властолюбца — сказал я после того как ЕБНа, естественно, по телевизору увидел —
Удивительно, что вы этого не видите. Как же вы с людьми работаете?

— На Тебя не угодишь! — махнули на меня рукой, а зря. Все мои прогнозы, к величайшему сожалению, оправдались.

Наверное, вам интересно будет узнать, что я думал о нынешнем? Одно дело ругать тех, кто уже не у дел, совсем другое того, кто сейчас у власти. Извольте. Ученик Собчака и ставленник Ельцина, по определению не вызывал и не вызывает у меня ни доверия, ни уважения. Он так явно купил своё президентство, заплатив за него неприкосновенностью и царским содержанием не только самому величайшему негодяю, но и всей его семье, причем расплатился из нашего с вами кармана. А его высказывание: «Разворовали страну? Да ну Бог с ними!» к лицу мелкому проходимцу, а не главе государства. На днях, говоря о предстоящих выборах, по телевизору один из ведущих политологов сказал:

«Путину, на фоне вечно пьяного Ельцина, было легко завоевать авторитет у народа, а вот его приемнику будет сложней, ему придётся кое что для народа делать!». А то, что он не пьёт, не курит, сам ходит, не мочится на шасси и не дирижирует оркестрами, это не аргумент для того, чтобы такого главу государства уважать. Потом, в 91, наш зам разносил по кораблям Натовские сухие пайки с истекшим сроком хранения, и учетные карточки коммунистов, и стало очевидно, что без этого продажного племени вооруженные силы при любой власти не обойдутся.

3 комментария

Оставить комментарий
  1. Ну, да, эта политрабочая мерзость, хуже любого вируса — неистребима!
    Вот кого, как бешеных собак, отстреливать необходимо.
    Помните в «Гадюке»:
    -Попался бы ты мне в поле!
    Но, увы … их ген, повторюсь, неистребим.
    Сейчас тоже, я слышал, каких-то замом по какому-то воспитанию ввели… Наш режим, ему до царского ох как далеко, очень близок к народу, и своих офицеров без рядом расположенного стукача представить не может.
    Ну, и на хрен они нужны, отдайте их зп строевому офицеру да введите нормальный дисциплинарный устав, да дайте о/с особые права и определённый иммунитет.
    На склоне лет я вижу для себя один путь партийно и корпоративно не связанного песионера:
    Постараться быть приличным человеком. Стыдно за эту толстовщину, но другие чувства стараюсь сдерживать.
    А вчера по зомбоящику смотрел на нашего ВВП: опять полотнища, огромные портреты. всеобщее ликование, а вокруг куча стандартных ублюдков-жополизов. А у меня двое здоровенных сыновей достойную работу найти не могут. А в случае войны именно им придется идти защищать эту погань. И что для народа поменялось. А революции, вроде, нам и не нужны.
    Да, не нужны. но как хочется передернуть затвор.

    1. Согласен на 100%. Как перестроить и заставить нашего ВВП, чтобы защищал права не только богатых, но и всех людей России? Как заставить его заботился об улучшении жизни не частички своих личных друзей, а всех людей России? Как научить его отбирать во власть не только тех людей, кто хорошо ворует, а именно тех, кто не ворует и не будет воровать ни при каких обстоятельствах. Помню, что как-то на встрече с людьми ОН сказал, что если всех кто его окружает посадить за коррупцию, то не с кем ему будет работать. Так и хочется сказать ему в глаза, что надо отбирать себе в помощники и друзья, не тех кто ворует и склонен к коррупции и нескромности в любых вопросах, а тех, кто не ворует и способен сочувствовать боли людей. Каждое повышение на десятки или сотни тысяч рублей зарплат депутатам, министрам, себе — ничего не вызывает, кроме чувства гадливости и неприязни, как и повышение зарплат и пенсий простым людям всего на сотни рублей вызывает те же чувства. Ведь лучший друг его сказал, что денег нет и не будет, ан нет повысили себе зарплаты в разы опять, дабы не отстать от других «друзей». Нескромно и некрасиво по отношению к людям. Может, он не понимает, что эти «друзья» его же при первым случае и предадут первыми? Или истории не знает? Не хочется писать о пенсиях. Не буду, хотя тоже хочется написать.

  2. Николай

    Спасибо, Александр Сергеевич, что подняли эту тему. Сам много раз пытался написать про это племя дармоедов, которое только кровь нам портило и служить мешало. Но у меня не получилось. С первых строк в голове возникали только не литературные выражения. А Ваш рассказ замечательный, веселый и серьезный одновременно, отлично изложены события. А главное, за этими строками явно виден Офицер!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *