Сафаров А. Классика

Жизнь на кораблях идёт по распорядку дня. Неотступно. Это классика. Без неё никак нельзя. Иначе все начнут бесцельно шляться по территории и заниматься неизвестно чем.

Вот, распорядок дня, почему-то называемый типовым, и ограничивает свободу нашего перемещения: в это время нельзя никуда ходить, и следят за этим внутренние патрули. По понедельникам это политзанятия, по вторникам и четвергам- занятия по специальности, даже для физподготовки время определено, а вот о ЗОМП (защита от оружия массового поражения) в распорядке дня ничего нет.

Попасть в распорядок дня со своими мероприятиями- мечта каждого флагманского специалиста. Для него это как для писателя или поэта попасть в школьную программу- тебя признают классиком, хотя начинают меньше любить. И новый начальник химической службы флотилии капитан 2 ранга Кащеев смириться с пренебрежением к своей персоне не мог и добился того, что в распорядок дня включили отработку норматива №13 (пребывание в защитной одежде и противогазе). Теперь по пятницам, ч 09.00 до 13.00 нам предстояло жить на условно зараженной местности, то есть в противогазе и нашем флотском химгондоне.

Первыми стали возражать политбойцы, у них по пятницам политинформация предусмотрена, а проводить её в противогазах согласитесь не совсем удобно. Выход, как это обычно бывает, нашелся: стало считаться, что на кораблях проведена дополнительная герметизация корпуса и включена ФВУ (фильтровентиляционная установка ), создано избыточное давление и потому можно обходиться без противогазов. Вот и сидели все на кораблях, и химик был весьма доволен собой и окружающими, поскольку корабельные хитрецы выказывали готовность и СВЗ (систему водяной защиты) включить, и даже не «условно» так как в сорокоградусную жару это не помешало бы, лишь бы химгондоны не натягивать. А химик всё это под жесткий контроль поставил, шлялся по дивизионам совершенно не защищенный от ОМП, потому, что химиков ни радиация ни отравляющие вещества не берут, а кроме того он только о нас думал, о себе забывая напрочь.

—Главное людей сохранить!- говорил он, и готов был пожертвовать собой ради нашего спасения.

И продолжалось это до тех пор пока не приехала комиссия ОУС (организации устройства службы) . Бродила эта комиссия по пустынной территории и просто диву давалась как четко у нас распорядок дня соблюдается, когда заметила бредущего со стороны завода капитан лейтенанта…в противогазе. Тут они еще сильней удивились и жестами его к себе подозвали. Подошел он, руку к уху приложил, и что-то невнятно бормочет, наверное, представляется.

— Снимите противогаз. Побеседуем.- ему говорят, а он только башкой вертит, мол не могу, вокруг всё заражено.
Такая дисциплинированность настораживала. Комиссия настаивает, каплей ни в какую не соглашается, мычит сквозь резину, что еще пожить хочет. Поуговаривали его минут пять, да и сорвали с него шлем-маску. Лучше бы они этого не делали, в нос им такое ударило, куда там хлорпикрину, слёзы из глаз так и брызнули, и на соленые огурчики потянуло.

Скопившиеся под противогазом спиртовые пары сражали наповал. Занюхали они это дело рукавом за неимением лучшего, с каплем разбираться не стали, потому, что он и без противогаза ничего членораздельного сказать не мог, а сразу пошли командующему докладывать… о том, что отработка норматива №13 в таком виде может привести к невозвратным потерям среди личного состава. Они понимали, что в такую жару противогаз может надеть только вусмерть пьяный.

Командующий это тоже понимал, а чтобы химик не обижался, решили, что достаточно будет если противогазы будут носиться в походном положении, то есть на боку. И людей сохраним, и распорядок дня менять не надо.
На флоте из любого положения всегда выход найдётся!
Классика!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *