За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Сафаров А. Форсаж

— Наш пароход даёт форсаж только при входе в базу. Для форсу!
Эта фраза следует немедленно после предложения стармеха:
— Командир. А не дать ли нам форсаж?!
И происходит это сразу после прохождения траверза острова Нарген. Это уже традиция. При каждом входе в бухту, Михалыч ( стармеха зовут Анатолий Михайлович Никифоров) выползает на мостик и выступает с неизменной инициативой. Следом за ним всегда тащится электрик Тоха Чернутский , и не балуя нас разнообразием, комментирует предложение своего начальника. После этого между ними возникает дискуссия на тему, отвалится ли у парохода днище при форсированной работе дизелей, или пронесет. Корабль старый как окаменелое дерьмо мамонта, и повод для спора отнюдь не надуман. Михалыч еще древней, морячит на ГКСе больше чем я живу на свете, и помнит его ещё молодым. Второй спорящий попал на корабль из любопытства, в смысле, что ему не нужно было уклоняться от службы в армии. Остальную гражданскую часть экипажа на флот привело страшное слово Афганистан. Ну не хотели они выполнять интернациональный долг в жаре и антисанитарных условиях. Тоха жары не боялся, имел освобождение от призыва по состоянию здоровья ( рука у него в локте плохо сгибалась и разгибалась, что не мешало ему демонстрировать свою руку по локоть в широко распространенном на флоте жесте когда требовалось подать электропитание куда-нибудь кроме камбуза), и в море разгуливал по кораблю в патриотических красных трусах.
Кабельные трассы на корабле давно высохли, замеры сопротивления изоляции частенько показывали «0», то есть сверхпроводимость, и приборы к которым они были протянуты, с завидным упорством информировали нас о погоде в южном полушарии, независимо от их назначения. Всё это, и еще многое другое породили бесконечные споры между командованием флотилией и инспекцией безопасности мореплавания о том, списать ли корабль на иголки, или еще немного погодить. Нехватка денег у государства на строительство нового корабля, склоняло результат спора в сторону «погодить», но Инспекция, которой на наши трудности было наплевать, на всякий случай, подпись в формуляре корабля не ставила. Так и проплавал ГКС без обеспеченной безопасности, но зато под моим командованием семь лет сверхсрочно. У нас так всегда, пока не утонет. А вот если бы утонул, вот бы шум поднялся!
Чтобы не утомлять вас техническими подробностями, перейдем к делу. Остались мы как-то без связи. Не то чтобы её совсем не было, но слышали нас, почему-то, не дальше двух миль, и мы отвечали всем взаимностью. Ежу понятно, что дело тут в антенно-фидерных устройствах. Менять их надо. А тут у начальства , как это часто бывает, засвербело. Думаю не нужно пояснять где. У целой кучи кораблей сроки замеров истекли, и нужно эти самые замеры, кровь из носу, провести. Не ставить же пол флотилии на прикол. Дошли до начальника штаба, и он с адмиральской мудростью принял решение: « Выходить на замеры. А связь поддерживать через обрабатываемые корабли.»
— С начальством спорить, что львицу трахать!- говаривал мой бывший замполит Клюха- Страху много, удовольствия мало!
Вот мы и пошли, благо погода идеальная, на море полный штиль, на небе ни облачка, не выход, а морская прогулка. Пришли в полигон, на якорях растянулись, донную базу поставили и устроили себе курорт, в смысле купание. Под килем семьдесят метров, вода чистая как слеза, никакой толкотни…, одним словом это вам не пляж. А из воды выйдешь, и к твоим услугам пресный душ, и крепкий чай в эмалированной кружке. Кружка горячая, обжигает, и ты её между глотками на что-нибудь ставишь. Красота! Купаемся час, купаемся два, купаемся три… Надоедать стало, поработать захотелось для разнообразия.
А кораблей всё нет и нет. Забыли о нас что ли? Тоха даже на мачту залез, чтобы дальше видеть. Пришлось согнать, а то он своими красными трусами всех проходящих мимо в заблуждение введет, подумают, что мы артиллерийские стрельбы проводим. (прямоугольный красный флаг «НАШ» на ноке означает « Веду артиллерийскую стрельбу»).
Правда и вокруг нас никого, только на горизонте погранец маячит. Не зря! Ох как не зря учили нас только на технические средства не полагаться! Вижу море, при полном безветрии, морщить стало, как в стакане с чаем при следовании по железной дороге. Сыграл экстренное приготовление, и донную базу приказал, как можно быстрей выбирать. Тут надо сказать, что шторм на Каспии начинается за считанные минуты. Только что всё тихо было, а через пять- десять минут, ветер с ног валит, темно как ночью и волны с дом величиной как взбесившиеся на корабль несутся. Помигал погранцу, хотел предупредить. Он на нас нуль внимания. Только выбрали донную базу, как началось. Кормовой якорь выбрали без проблем, он с подветренной стороны, а вот носовой не идет, мощности шпиля не хватает. Пришлось машинами помогать, дашь ход вперед и шпилем якорь-цепь подбираешь. Снялись с якоря и пошли. Болтает так, что на ногах удержаться невозможно, а волны мостик заливают. Пришлось выход на верхнюю палубу запретить, а самому к мачте монтажным поясом пристегнуться. Когда носом на волну повернули, полегче стало. Тут смотрю, нас погранец догоняет. Левого якоря у него нет, видать второпях вместе с цепью обрубили. Скорость у него побольше нашей, то есть времени ему чтобы до укрытия добраться меньше надо, если, конечно, удастся. Смотреть на него страшно. Это у пограничников он- корабль, а на флоте- катер. Маленький, легкий… Вот его волнами и подбрасывает метра на три, видно как винты в воздухе бешено вращаются, потом плюхается в воду, и все сначала. Не корабль, а летучая рыбка. Предложил моим бортом прикрыться, но погранцы гордые оказались, а, может быть решили, что выиграв в силе качки, проиграют во времени её воздействия, и связываться с нами не стали. Тут-то я и вспомнил про форсаж, вызвал машину и сказал, стармеху что возражать не буду если он до самого Наргена лихость проявит.
— ГКС дает форсаж только при входе в бухту!- неожиданно но традиционно ответила мошина голосом Тохи- Для форса!!!- но два узла сверх нормы из дизелей выжала.
Остров служил естественным волнорезом и укрытием от северного ветра. Стали на якорь в паре кабельтовых и принялись пост НИС вызывать. Молчат гады как будто и их укачало. Тут вижу из за острова спасательный отряд во главе с ПЖСом выползает, никак нас спасать идут. Помигал им. Обрадовались и к нам подгребают на голосовую: « А мы вас уже потонувшими считали. Даже родным сообщили (это они шутят). У начальника штаба еле пистолет отняли, стреляться хотел. Зато Касум неприлично радовался, но его заверили, что ты ему такого подарка не сделаешь.»- проорали и рядом с нами на якоря стали. Теперь успокоить НШ и лишить командующего надежды на мою гибель- их дело, а я контрольные пеленга взял, вахту из не совсем укачавшихся выставил, и могу, наконец, обсушиться и поспать. В отсутствии связи, всё же, есть свои преимущества, не будут глупыми вопросами досаждать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme