Сорокин Н. Воспоминания о Великой Октябрьской Социалистической Революции

Только не подумайте, что это мои воспоминания. Я конечно тоже древний, но не до такой степени. Это воспоминания моей Бабушки. Когда я был совсем юным, она рассказывала мне и эти ее воспоминания ярко врезались в мою память. Безусловно, что раньше я не мог об этом писать, поскольку эти воспоминания сильно различались с официальной историей. Сейчас я больше не могу не написать об этом, потому, что ушла моя бабушка, уйду и я. Что останется? Советские учебники по истории? Я уже не говорю о современных.

Крестьянский дом в Тверской губернии

Итак, о Бабушке. Сорокина Агрипина Егоровна. Родилась 21 июня 1895 года в деревне Машково, ныне Вышневолоцкого района Тверской области. Раньше это был Новотроицкий уезд Васильевской волости. Она была, конечно, уникальным человеком. Прожила 95 лет. До последних своих дней много читала. Последние годы уже в двух очках. Семья ее была очень религиозной,  и она всю свою жизнь не ела мяса и рыбы и продуктов из них. Поэтому замуж вышла поздно и то за вдовца с дочкой. Кому была нужна в то время такая обуза. Чем кормить? Вспоминаю ее бедную кошку. Ну, молока ей бабушка давала. А мяса и рыбы в доме не было. Когда я приезжал к бабушке, я привозил с собой колбасу для себя. Как-то предложил накормить кошку. Отрезал колесико вареной колбасы. Бабуля тут же отняла его у меня, порезала кубиками и начинила ими кусок белого хлеба. Вы бы видели, с какой жадностью кошка ела этот «бутерброд» с колбасой. А бабушка после этого помыла руки и нож.

Крестьянский дом в Тверской губернии

У бабушки было замечательное чувство юмора. Может и мне это от нее передалось? Кроме того, что она много читала, она смотрела новости, слушала радио, особенно любила радиопостановки. Немного о чувстве юмора моей бабушки. Так, чтобы разбавить повествование. Приезжаю к ней в Тверскую область из Москвы.

Музей крестьянского быта в Тверской губернии

— А ты чего приехал-то в такой день?

— Бабуль, а какой день то сегодня?

— Как? Ты не знаешь? Сегодня же день рождения Брежнева. Тебя, что не пригласили?

— Нет!

— Вот и меня тоже.

Я почему, так подробно рассказываю о своей бабушке? Да просто потому, чтобы Вы поняли, что то о чем она мне рассказывала, она прекрасно помнила и сохранила светлую память до последних дней своей жизни.

А вот еще анекдот 19 века, который она мне рассказывала. Мне кажется, что он очень актуален сегодня:

«Барин отправляет управляющего собирать подати с крестьян. Управляющий приезжает. Барин спрашивает:

— Ну как там мужики?

— Ну как? Ругаются, говорят, что последнее отобрали

— Езжай еще раз. Собери еще.

Приезжает управляющий и говорит, что мужики плачут уже. Барин снова отправляет его за податью.

— Ну как там мужики?

— Смеются!

— Ну, значит точно ни чего не осталось»

Мы сейчас тоже смеяться начинаем.

Прежде, чем пересказать наш с бабушкой разговор о Революции ( а бабушке на момент ее свершения было 22 года), я должен напомнить, что телевидения и радио на тот момент не было. Прессы практически то же. Это трудно себе представить, но даже интернета не было.

Так вот. Году в 1972 я молодой комсомолец, воспитанный на патриотических революционных традициях, приезжаю к своей бабушке.

Красный угол в крестьянской избе

— Бабуль, ты ведь кладезь знаний! Ты же Революцию помнишь! Расскажи, как революционный пролетариат в едином порыве поднялся на борьбу с буржуазией?

— Да чего рассказывать? Я на тот момент я жила в семье Отца в Торжке. К Царю в народе относились с огромным уважением. В каждом доме рядом с иконами висел его портрет. Сначала слухи поползли, что Царя «скинули», но в это не верили. Году в 1918, приехал в наш городок какой-то человек  верхом на лошади в кожаной куртке и с саблей. Стал кричать, что царя больше нет и вся власть советам. Мужики его с лошади скинули, побили его его же саблей плашмя, лошадь отобрали и прогнали. Потом еще один приехал с пистолетом, стрелять начал. Так его вообще, прости Господи, мужики забили насмерть.

— Бабуль? Ну а как же, наконец, ты поверила в Революцию?

Интерьер крестьянской избы

— Ну как? Мы с Отцом по выходным в чайную ходили. На стол ставили большой самовар. Мужики чай пили, беседовали. Мне отец бублики покупал. Вкусные такие были. А все чайные в то время были Государственными. И  на стене обязательно висел портрет Царя. Как сейчас помню, заходят два жандарма, с усами и медными бляхами на груди и начинают снимать со стены портрет Царя. Было это в 1919 году. ВОТ ТАК К НАМ ПРИШЛА РЕВОЛЮЦИЯ!

Мне нечего добавить. Такое не придумаешь. Что было дальше, я не спросил. О чем сильно сожалею. Я и от этого рассказа в шоке был. Наверное, тоже было бы интересно.

3 комментария

Оставить комментарий
  1. Очень интересно. Крестьянство в отношениях с властью было наиболее консервативной частью общества. Вся власть от Бога — так и относились к власти. В большинстве крестьянских и казачьих изб и куреней на стенах висели в красном углу рядом с иконами портреты царей, выдающихся атаманов. До сих пор в Сибири в некоторых избах забайкальских и амурских казаков висят портреты атамана Семенова.
    А встречали революцию везде по разному. Одни с радостью и надеждой на что-то новое, а большинство наверно все же с испугом. Люди понимали, что любые такие перемены глобального масштаба могут привести только к ухудшению жизни.
    Семья моей бабушки жила в Петрограде. Когда начались пьянки, грабежи и насилие со стороны революционных солдат и матросов по призыву революции, жить стало невозможно. Мужчин грабили и убивали, женщин насиловали. Грабь награбленное — клич революции, правда потом назвали по умному экспроприация экспроприаторов. Есть стало нечего, подвоз продовольствия прекратился в Петроград. Из революционных матросов и солдат отправились по деревням продотряды — отбирать продовольствие у крестьян. И отбирали как говорили избытки. На самом деле отбирали все, что находили. И в деревнях начался голод. А в Петрограде революционные солдаты и матросы и грабили и убивали и насиловали и расстреливали без суда и следствия население города и окрестностей. И мой прадед срочно отправил двух своих дочерей в маленький городок к своему другу. Правда его семью (его самого и его жену) это не спасло. А обе дочки уцелели.

  2. Николай

    Виктор Александрович, спасибо за столь развернутый комментарий. Я тоже считаю, что любая революция ведет к грабежу населения, переделу собственности и ослаблению Государства. А тут о другом. Хочу обратиться ко всем авторам Вашего журнала с просьбой написать воспоминания своих Предков. Ведь уйдет все вместе с нами. Может быть раздел отдельный создать «памяти наших предков». Прошу всех участников этого сайта. Пишите воспоминания своих Предков. Они бесценны.

  3. Николай

    P.S. Уважаемые знатоки истории, прочитавшие этот рассказ, не кидайтесь в меня камнями. Мне же больно. Я вовсе не претендую на историческую безупречность этой истории. И, конечно, почитал исторические архивы Тверской губернии и знаю, что в 17-году в Торжке, выражаясь языком героев «О бедном гусаре…» «сподвижники и карбонарии уже были. А где их не было? Но там были и большевики и ЭСЭРы и вторая рота 293 пехотного полка, состоявшая сплошь из анархистов. В общем бардак еще тот был. Мне пишут, что мол как же люди не знали про революцию? Ведь выходила газета «Правда»! Я Вас умоляю. Мой прадедушка был приличным человеком, зажиточным крестьянином, закончил один класс церковно-приходской школы и чтил заветы профессора Преображенского не читать советских газет, ибо это вредит пищеварению. Да и можно себе представить: снял мой прадед армяк, сел в кресло-качалку возле конюшни и давай читать статью Ленина о ренегате Кауцком. Ржу не могу! Конечно в исторических документах того времени каждый стремился показать, что в его районе первыми провели маевку, больше всего людей вышли на субботник. Это как сейчас избирательные комиссии с гордостью отчитываются у кого больше за ЕР проголосовало. Но все ли было так в те далекие времена? Все ли были довольны революцией? Все ли понимали, что происходит? Представьте патриархальную семью моих предков. Работали на замле, ходили в церковь, растили детей и вдруг раз и революция! Коллективизация, экспроприация, раскулачивание, продразверстка. С какого перепугу? А бабушка моя вообще была очень далека от политики. Незамужнюю девицу вообще со двора выпускали только в сопровождении отца. И кто там кого побил на площади, анархисты коммунистов или ЭСЭРы анархистов она конечно не знала. Да и чем жандарм от городового отличался она тоже не знала. Поэтому те события она восприняла именно так, как рассказала. А я просто пересказал то, о чем она мне поведала, с присущем мне юмором.
    P.S.-2 Просьба к историкам на данный документ в своих работах не ссылаться!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *