Рогожкин С. Охота и рыбалка

Охота и рыбная ловля являются древнейшими развлечениями человека. По популярности, пожалуй, превосходят футбол, и лишь незначительно уступают сексу. Когда автора спрашивают, является ли он поклонником рыбалки либо охоты, последний затрудняется дать однозначный ответ. Фанатом и даже страстным рыболовом (охотником) Вашего  покорного слугу назвать никак нельзя, несмотря на значительный общий вес выловленной рыбы. А вот несколько забавных и поучительных случаев упомянуть хотелось бы.

Давайте сначала о рыбалке. Во время службы на Белом море, автор вкусил все её прелести. При чём во всех видах. В условиях естественного заповедника (погранзона и немногочисленное население) рыбачить можно было на любую конкретно желаемую рыбу всего в радиусе двух – трёх километров. Захотел леща или плотву – идёшь на одно озеро, захотелось окуня либо щучки – идешь на другое. В речушке, буквально огибающей деревню, можно добыть форель и кумжу. В море же (а оно тут с трёх сторон), вообще изобилие. Ставишь сетку «тридцатку» – получаешь сига, камбалу, навагу, корюшку, ревяка, пиногора и другие, не менее экзотические экземпляры. Ну а если раскинуть «семидесятку» — гарантированно будешь с зубаткой, треской и/или с сёмужкой. В условиях такого изобилия и приложения минимальных усилий для лова рыбы – такая рыбалка быстро наскучивает и не вызывает необходимых положительных эмоций. Поэтому автор моментально согласился на предложение северодвинских гостей сходить на морской подлёдный лов. Про себя ещё и досадовал: как сам-то раньше не догадался?! Ведь и море находиться всего в двадцати – восьмидесяти метрах от дома! Двадцать – по приливу; восемьдесят – по отливу. Да и на  зимнюю удочку в детстве приходилось ловить, только с моста и летом…

И вот мы на льду. Поскольку первоначальные навыки имелись, инструктаж корефанов был краток: буришь лунки и ловишь! С лункой пришлось с непривычки повозиться, поскольку толщина льда на Севере не маленькая. Затем, с первобытным трепетом, была насажена на крючок наживка и бережно опущена в лунку. Первое время взгляд от удочки не отрывается и, буквально буравит сторожок, в надежде на скорую поклёвку. Это не менее важно чем «быстрый» гол в футболе! Всё так и происходит у моих друзей соседей. Первым выловил сижка мой тёзка, а затем и Василий – его родственник. Ваш покорный слуга довольствовался пока лицезрением открывшихся необычайных красот местного пейзажа. Солнце, как по заказу, выкатило свой полный диск и по-весеннему ласкало лица. Лёд переливался различными оттенками, коим может позавидовать даже радуга. Дом попыхивал печной трубой, благодаря стараниям жены Василия, и всем своим видом демонстрировал надёжный тыл, а также готовность в любую минуту принять в своё лоно замерзших рыбаков.

Далее ребята выудили ещё по одному приличному экземпляру, а восхищённый взор хозяина переместился на красоты леса и прилегающих холмов. Прошло более получаса, и впору было бы сверлить другую лунку, однако толщина льда удерживала от этого разумного шага. В конце концов, если рыба есть, она есть везде, — успокаивал себя автор. А рыба действительно была. О чём свидетельствовали не прекращающиеся поклёвки у Василия и Серёги. Единственное, что утешало в данной ситуации, это то, что леска автора почему-то не обмерзала, и не надо было пропускать её через рот, чтобы сбить льдинки. А вот соседям приходилось проделывать эту процедуру с незавидной регулярностью.

Минуло более часа. У автора ни одной поклёвки. Уже и солнышко заглядывало за облака; лёд стал отливать серыми, тёмными и свинцовыми красками; родной дом и то не манил незадачливого рыбака. Не стало ободряющих слов от соседей. Серёга только оторвался от поклёвок и, заинтригованный, подошёл к автору. Ну, как тут у тебя? – склонился над лункой тёзка. Только статус гостя сдержал его гомерический смех.

«Борисыч! Да у тебя здесь воды нет!!!» — только и выдавил он. Он же первым принял на себя весь запас нецензурной лексики автора.

Больше я ни разу не был на зимней рыбалке. А  как подо льдом образовалась воздушная пробка, не ясно до сих пор.

Теперь об охоте. Зверья и птицы в наших краях было не меньше чем рыбы. Птица «сплошняком» сидела на придорожных деревьях, и абсолютно не боялась изредка проезжающих ротных машин. Молодые, но крупные зайцы, выходившие по отливу к морю за солёной водой, вообще отлавливались четырьмя – пятью офицерами руками. О каком охотничьем азарте в таких условиях может идти речь?

Именно поиски азарта гнали автора на поиски росомахи – хитрого и коварного зверька. Два года периодически ходил за ней, но так и не взял! Пойдешь по следу, а она сделает крюк и уже за тобой идёт. Что только не делал. Даже обессиленным и спящим притворялся. Всё без толку. Молодой был, бестолковый. Добро ещё дуэль не закончилась в пользу зверя! Только спустя время это понял, проштудировав литературу о самом крупном представителе семейства куньих…

Не меньше эмоций подарила зимняя вылазка за более безобидным зверьком – зайцем. Редкий выходной выпал на солнечный и почти безветренный зимний день. Прихватив мелкашку*, автор встал на лыжи и направился прямиком в лес. Для молодого поколения скажу, что лыжи в ту пору, представляли собой нечто среднее между современным «Фишерами», «Росигнолями» и неошкуренным бревном. Таким образом, глубокий снег им был глубоко по … (извиняюсь, заговорился).

Полюбовавшись с пригорка фантастическим видом северного моря, некогда рыбацкой деревушки, автор, в самый не подходящий момент, увидел косого. Самый не подходящий потому, что никак не ожидал такой быстрой встречи, и не был готов к ней. Винтовочка за спиной, да к тому же ещё не заряжена. А зайчишка, видимо, уже давно наблюдает за охотником. Голова и тело дилетанта начали работать автономно, но иногда их действия совпадали. Горе-охотник зачем-то присел, и начал медленно доставать винтовку. Заяц видел человека наверно впервые, а генетическая память его спала. Эта удача позволила снять ружьишко и медленно зарядить его. «Теперь ты мой» — сверкнула мысль в мозгу. Эта мысль имела право на существование, т.к. автор с молодости был отменным стрелком.

Сухой щелчок выстрела лишь на миг прервал первобытно-девственную тишину. Заяц в ответ едва заметно поменял положение. Надо же, промах, — про себя досадовал Ваш покорный слуга. И этот издевается, не убегает. Ну, берегись, животное! Из кармана тут же были извлечены два патрона (уже неуверенность), один из которых по прямому назначению был загнан в патронник, а другой, для удобства, зажат губами. Второй выстрел повторил судьбу первого. Реакция зайца – идентичная. Бурно выражать негодование не дал шанс всё-таки подстрелить беляка. Последний патрон лёг в канал ствола. Эмоции были отброшены, и автор выверено выстрелил…

Косой стоял, как стоял и лишь нагло по-заячьи заулыбался. Оставалось только подняться во весь рост, махнуть ружьём и обругать победителя дуэли. На все эти манипуляции заяц никак не отреагировал. Секрет открылся, когда охотник подошел вплотную. Бедолага попал в чей-то силок, и жизнь его покинула уже более часа назад. Слабым утешением послужили три дырочки в замерзшей тушке от малокалиберных патронов.

На зверюшек я тоже больше не охотился…

* мелкашка – малокалиберная винтовка. Прим. автора

Обновлено: 14.07.2018 — 07:11

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.