Христова И. Гражданская война в Мозамбике. История Ночного Клуба в Lourenço Marques (Мапуту)

Ночной клуб в Мозамбике (Мапуту) travelask.ru

На работе чувствовалась какая-то скрытая напряженность, которую я раньше не замечала, но как новенькая, могла бы и пропустить. Причинами могли послужить: ожидаемый приезд нового шефа и пополнение отдела сотрудниками. Решила „разузнать“ у моего „крестного“, инженера Митушева, благодаря которому я прилетела сюда работать. Занятая налаживанием „новой жизни“ и знакомством с работой, я не успела рассказать о нем. Он  считался „старожилом“, работал в ателье уже несколько лет, многое знал. На мое замечание о „легком запахе пороха“ в воздухе, туманно ответил, что „земля“ полна всевозможными слухами о новом начальстве, но совсем скоро, с его приездом, все утихомирится. Однако как позднее выяснилось, нас ожидали совсем нелегкие времена…

Хоть и „разбавленный“, ответ меня удовлетворил и я переключилась на мою архитектурную „разведку“ о таинственном заброшенном здании напротив белоснежного Собора. Конечно   Митушев был моей единственной надеждой: знал язык и смог бы расспросить местных коллег. Не теряя времени, в обеденный перерыв, сделав небольшой крюк по дороге к дому, я показала ему строение, подпрыгивая на месте от любопытства и нетерпения услышать хоть что-нибудь. Он, насколько я смогла заметить, взглянул на него с жалостью и пониманием,  молча кивнул… и мы продолжили путь. Но дойдя до нашего подъезда, уже знал кого расспросить и узнать все возможное о здании! Хорошее начало!

И! Такой сюрприз! Спустя пару дней, наш коллега, симпатичный мулат, лет 50, подмигивая и  широко улыбаясь, рассказывал нам, а точнее Митушеву преинтереснейшую историю о грустном, покинутом здании, я же присутствовала больше в качестве „украшения“ компании, понимая только отдельные слова.

В нем, во время португальского „владычества“ помещался шикарный и популярный Ночной Клуб с Гостиницей! Услышав перевода я просто не поверила. Напротив парадного входа   Кафедрального Собора??!! Через улицу?! В моем архитектурном „восприятии“ и уважении к религиозным чувствам людей, соседство было скорее абсурдным, нежели богохульным. В Европе такого не увидишь, да и наверно во всем  христианском  мире. В самой Португалии всегда строго следили за чистотой нравов и клеймили беспощадно пороки! А здесь Такое!!!

Но в Африке вероятно всегда было немножко по другому. Религиозный фанатизм и жесткий догматизм быстро рассасывались из-за слишком больших расстояний от метрополии. Сказывалось влияние жаркого климата и свободная  интерпретация Библии священниками и миссионерами… Так наверно произошло и с первыми католиками в Мозамбике. Африканцы очень религиозны, но как-то „по-домашнему“, без перегибов. Коллега, видя наши, мягко говоря удивленные лица, громко расхохотался, качаясь на стуле и маша руками. Глядя на него, было невозможно удержаться и мы посмеялись вместе с ним от души. Мужчина зажмурившись от удовольствия, рассказывал о чем шептало ему воображение: „После разгульной ночи и грешков с обворожительной девицей, Senhor X. выйдя утром из Клуба, сразу направлялся в Церковь напротив. Там, привычно заходил в „коробочку“ исповедальни покаяться священнику, получал отпущение, делал щедрое подношение и… шел уже с „чистой душой“ домой к жене, детям и после семейного завтрака на работу. Блеск!“ Глаза рассказчика прямо светились от мелькавших перед его мысленным взором сцен  воображаемого  сценария. В ожидании перевода  я  подумала, что здесь, может и нечаянно, сработала простая арифметика: сумма минуса („греха“) с плюсом („покаяния“) равна Нулю! То есть… полное обнуление зла, быстро и качественно! Не поделилась моей математикой. „Пусть останется радость греха!“ — заулыбалась я, слушая перевод.

Часто прогуливаясь мимо Кафедрального Собора отмечала его величественность!

Профессиональным взглядом подметила, как его подняли  на высоком постаменте с торжественными лестницами, ажурным парапетом и показали возвышенную роль Храма в жизни. Строго и символично указав и на более низкий статус увеселительного заведения напротив. С чисто архитектурным интересом любовалась умением строителей ненавязчиво и умело ставить акценты, подчеркивая контрасты на века вперед!

Поклонившись величию, я вновь с интересом поворачивалась к забытому и унылому двухэтажному строению напротив Церкви. Оно покоряло даже в этом потрепанном и понуром виде. Вокруг него „порхала“ какая-то легкость, бесшабашность и… грусть. Но только как дымка, как тихий звон струны…

Видно было, что оно старше всех окружающих зданий, уже более современных и высоких, являясь прекрасным примером легкой, колониальной архитектуры конца 19-ого века. Деревянная двухэтажная конструкция с элегантной металлической колоннадой и интересным запоминающимся фасадом. Второй этаж прямо парил над первым, обрамленным легкой верандой вокруг центрального ядра. Шиферная крыша, с прорехами от старости неуклюже пыталась “сберечь“ остатки и былую красоту здания. Непонятно почему весь комплекс, с его ностальгией по прошлому, в сочетании с неряшливым видом, напоминал мне пожелтевшие фотографии колониальных домов в Луизиане и особенно в Нью Орлеане… Еще чуть-чуть и прислушавшись, можно было услышать тонкое завывание черного  джаз-саксофониста с его завораживающей грустью…

По историческим данным, Ночной Клуб с Отелем был задуман как социальный центр с Казино. По официальной информации строительство в 1898 году начала фирма Rochell & Smith, по проекту архитекторов фирмы Wells & Inc. Не смогла уточнить расхождение в датах (это для историков), но существуют 7 фотографий Lourenço Marques,(старое название Мапуту)одного фотографа из ЮАР, сделанных в 1889г., где здание уже существовало. В 1906г было продано и превращено в Ночной Клуб с Отелем. Являлось примером т.н. „металлической архитектуры“, которую использовали в строительстве коллониально-тропических домов до 1900г. Ее самым характерным элементом являлась  широкая галерея вокруг всего дома, которая создавала идентичную террасу на втором этаже, покрытую вогнутой шиферной крышей. Всю эту воздушную конструкцию поддерживала и обрамляла стройная колоннада изящных  металлических колон, делая игру между ярким солнечным светом и глубокой тенью еще более завораживающей, что придавало незабываемый облик традиционных индо-португальских террас. Здесь этот стиль был соблюден до мелочей.

В 1990г., это так приглянувшееся мне старое здание было полностью и с мастерством отреставрировано французами. Они вернули ему  первозданную красоту, служившую эталоном стиля  ушедшей эпохи, а городу и его жителям подарили радость от общения с классикой. Французы умеют это делать. Казалось, что проходя мимо, ощущался еле уловимый аромат: то изысканных французских духов, то свежей лаванды… кому как.

Так я воспринимала это культовое здание в те далекие времена, когда впервые прибыла  в Мапуту. Да и откуда могла бы знать больше в самом начале моей, как оказалось потом долгой жизни в Африке. Хорошо, что наши воспоминания не остаются навсегда нетронутыми, они как живые: развиваются, пополняются со временем, одни остаются, другие уплывают в водах забвения…

Но с бывшим Ночным Клубом история неожиданно пополнилась, доказывая, что в жизни, многое на поверхности кажется одним, а со временем, узнавая больше, глубже и лучше, понимаешь, что наше восприятие изменилось, приобрело другой смысл…

Спустя 15 лет, уже в Анголе, куда забросила меня судьба, пополнила свои „познания“ о Ночных Клубах и вообще о ночной жизни в португальских колониях  до 1975г.

Senhor Bento Costa, муж моей болгарской подруги, которому тогда уже было за 70, оказался знатоком этой незнакомой молодежи и иностранцам из Восточной Европы эпохи, таким как я.

На редкость колоритная личность, (необычно для португальца), бывший плантатор, обладатель неиссякаемого  чувства юмора. Он с ностальгией и упоением рассказывал о жизни тогда. Его превосходный  португальский и невероятные истории незабываемы!

На „жиденькую сказочку“ ,поведанную мною о Ночном Клубе с Отелем в старом Lourenço Marques, Bento только весело подмигнул и рассказал нам, как все это было на самом деле: без фальшивой чопорности, но с тонким соблюдением „доброго тона“ и меры дозволенности. Без сплетен, пикантных „изюминок“, или многозначительны намеков.

Это был образ жизни португальской аристократии и среднего класса, которые и составляли правящую колониальную администрацию, высшую военную элиту, владельцев фабрик и плантаций. Мужчины занимались управлением и бизнесом, женщины- семьей.

Днем мужья трудились. После работы занимались семьей: женой, детьми, легким перекусом, коротким отдыхом. Поздно вечером, в полном наряде отправлялись в шикарный ресторан, ночной клуб, бар. Там, за столом с подобранными винами, закусками, едой и хорошей компанией решались БИЗНЕС вопросы (без шуток) и политика. „Шутники“ долго не задерживались на плаву. Потеря престижа настигала таких незамедлительно. „Дамы для компании“, белые, являлись контингентом заведения и были всегда доступны для беседы, бокала вина, потанцевать… или как „ десерт к ужину“ в номере отеля, но не обязательно. Каждый решал для себя. Ничего аморального! Это не считалось изменой, „дамочка“ не любовница! Просто конец ночи…

Мужчинам не соблюдавшим ЭТОТ образ жизни, было трудно, а точнее невозможно вести дела или продвигаться по карьерной лестнице, особенно в столице и больших городах. При этом, неодобрительно относились и к тем, кто ради любовниц, азарта, алкоголя или просто легких женщин, достойно не обеспечивали материально и морально свою семью. Все должно быть в меру!

Вот так жили, при „отсталом“ колониализме португальцы: богато, правя с умом, создавая  блага для себя, для метрополии и остального мира. Бразилия, Ангола, Мозамбик, Сан Томе, Острова Зеленого Мыса, Гоа, Макао — везде они созидали и любили свои Ночные Клубы!

Приехав  на 2 года в Африку, но прожив 25 лет там поняла, что все, что читала и слушала о ней, ну почти все, оказалось крайне неточно (скажем так). Типичное англо-саксонское вранье, (Фейки по современному). Наблюдала, изучала, сопоставляла, старалась понять где правда, где ложь? Вернулась в Европу, надеясь „погрузиться“ в их хваленную Демократию и Свободу.  Нашла то-же самое, что оставила в Африке: беспощадный закон джунглей… Продолжая обследовать Мапуту, мой натренированный „архитектурный“ взор уже заметил, что напротив памятника вождя Samora Mashel красуется еще одно совершенно необычное строение, но о нем… в следующем эпизоде…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.