Плахов Н. Люди и мыши (сказка для родителей 16+)

ПРЕДИСЛОВИЕ

В детстве со мной произошёл интересный случай. Если по порядку, то следует начать с одного из переломных моментов в моей жизни. Переломным моментом, видимо, следует считать такие эпизоды в жизни, которые существенно меняют отношение к окружающему миру, вносят в сознание человека что-то новое, изменяют мироощущение, привычную, сложившую в уме картину бытия. Таким эпизодом стал для меня переезд в 8-летнем возрасте из Сибири, точнее столицы Алтая – Барнаула на юг Европейской части России (тогда РСФСР) в Белгород.

С весны 1958 г., получив участок и ссуду, мы возвели из тростниковых матов на каркасе небольшой однокомнатный (4х4 м) домик, как было принято на юге называть подобные строения – флигель. А летом переселились в него, покинув флигель наших хозяев в городе – дорого ведь арендовать. Целый год мы вчетвером ютились в этом, как мы его называли – «Камышовом раю». К зиме жильцов в раю прибавилось – какими-то тайными тропами в домик проникли мыши, шуршавшие и пищавшие по ночам, прошивавшие всё жилое пространство в поисках пищи.

 В течение года строили стандартный для городского посёлка дом (8 х 7м), и к осени следующего года переселились  в него, хотя полностью дом готов не был и нуждался в отделке. Но радость от ощущения собственного гнезда подкреплялась теплотой печи, простором потолка и отдельными комнатками. По современным понятиям спаленка в 6 – 7 м², конечно, не роскошь, но после всех жилищных передряг это было пределом мечты!

А «серые сродственники» тоже потянулись за нами – кто же их кормить будет, да и жить негде, флигель-то разрушили. В широком просторе, быстро освоившись и размножившись за короткое время, они почувствовали себя силой, способной безобразно, развязно вести себя на всём пространстве дома. Поэтому хозяева решили бороться с мелкими бесенятами. Купили мышеловки и в течение недели доставали из них серых недорослей, соблазнившихся приманкой – то кусочком сыра, то пропитанным подсолнечным маслом хлебушком. В основном попадались юные несмышлёныши. Даже появилась мысль о том, что опытные отцы мышиной мафии посылали «шестёрок» проверять приманки, а эти юнцы терпели поражение, героическими подвигами вырабатывая у своих родственников осторожное отношение к новому жизненному пространству.

Мафия задумалась и, видимо, приняла решение, ведь нельзя бесконечно рисковать жизнью подрастающего поколения! Эффективность мышеловок закончилась, разнообразные приманки уже не привлекали мышиных подростков. Тогда хозяева пошли на хитрость: в одном из часто посещаемых грызунами-подпольщиками углов на кухне была поставлена 10-литровая стеклянная банка, на край горловины которой закрепили устройство из качающейся деревянной планки. Один её конец был положен на сиденье табуретки, а второй вместе с закреплённой на нём приманкой нависал над горловиной. Мышь, прошедшая по планке к лакомому куску, должна была упасть в банку, выбраться из которой шансов у неё не было.

Однажды так и случилось. Встав солнечным утром и пройдя мимо банки, я увидел в ней перепуганного, поджавшего хвост и лапки, мышонка. «Опять пустили юного родственника-разведчика испытать новое устройство» — подумал я. Решил вызволить  глупое дитё из ловушки. Выпустить его в доме или на участке было бы неправильно, поэтому надо бы отнести его подальше в поле – авось выживет, найдёт сородичей. Сунул руку в банку и тут началось! Безвольный комочек пискнул, резко подпрыгнул вверх и стал с сумасшедшей скоростью наворачивать круги по банке от дна к горловине. Моя протянутая рука оказалась промежуточной позицией для конечного прыжка зверёныша за пределы зиндана.

Я не успел опомниться, как мышонок юркнул под стоящую у стены тумбочку, за которой, по-видимому, находился потаённый лаз в мышиное убежище. «Вот тебе и дитё!» — пронеслось в голове у меня, — «Откуда такой навык? Кто его научил этому – разве может такое быть от природной смекалки?». Да, не всё нам известно об инстинктах и объективных умственных способностях животных, особенно таких малых как мыши, считая их глупыми

ЛОГОВО

Пока я сам себе задавал вопросы, маленький разведчик, пробравшись по узкой щели в просторное Подполье, ставку мышиного воинства, засеменил к папаше Хлысту, главе клана «Тёмные подпольщики» и члену совета мафии всея Чернозёмной полосы РСФСР, пребывавшим в домашнем уюте, в кругу любимого семейства. Своё  почётное прозвище и звание главы клана он получил за свой необычайно длинный и тугой хвост, которым он наводил страх и порядок среди своих подопечных, используя его как бич для наказания виновных, несмотря на их возраст, пол, заслуги и звания. Подбежав к Хлысту и представившись ему, юный разведчик доложил об обстоятельствах дела, особенно подробно рассказав об особенностях нового устройства для борьбы с грызунами. Папаша «Х», как называли за спиной главаря подростки, похвалил старательного пытливого бойца, пообещав ему продвижение по службе и наградив почётным подсолнечным семечком.

Доклад поверг главу клана в задумчивость. «Люди меняют тактику, могут придумать ещё массу неприятных вещей, — рассудил он, — надо срочно доложить о состоянии дел главарям мафии и собирать Большой совет», что и было сделано с помощью гонцов. Не прошло и недели, как в логове мышиной мафии собрались старейшины кланов на совещание, посвящённое обсуждению стратегических вопросов  и разработке правил поведения членов многочисленных семейств в новых условиях существования.

Председателем совета был назначен почётный член Международной мышиной масонии (МММ), князь темноты, член тайных подпольных и чердачных обществ барон Блэк Дюк. Это был довольно крупный лоснящийся самец — мышЪ (большой твёрдый знак в конце слова «мышЪ» придумал не я, это установка самого Блэка Дюка для обозначения половой принадлежности мышей мужского пола в отличие от слова «мышЬ» для мышей-дам) средних лет, точнее месяцев, элегантный, молодящийся, пахнущий дорогим выдержанным лигурийским рокфором деятельный мудрый советник – вылитый британский пэр. Мышиный народ  из великой любви и уважения так и звал его – ПэрДюк.

Первое слово барон предоставил папаше Хлысту, инициатору собрания старейшин. Папаша «Х» включил свой густой хрипловатый мышиный «бас»:

— Глубокоуважаемый председатель, глубокоуважаемые члены совета, с глубоким сожалением должен сказать вам, что мы недооценили умственные способности людей, потеряв по неразумению наших юных бойцов, героически павших во имя куска сыра и разнообразных лакомых обрезков. Предлагаю жестоко отомстить людям за гибель героев! Ведь мы  — грызуны, а раз природа наделила нас крепкими зубами, то надо использовать их в борьбе с мебелью и другими дорогими предметами хозяев дома, особенно с мышеловками.

В спор с папашей «Х» вступил мудрый старый ЛеомышЪ, избежавший в своё время разного рода ловушек и лишь однажды чуть не лишившийся жизни в когтях соседского кота Барсика. Молодой, сильный (тогда его звали МышЪляля́ – любитель танцев), он с необычайной ловкостью вывернулся из лап хищника, но при падении сломал левую заднюю лапку. С тех пор передвигался с трудом, поэтому редко и с осторожностью участвовал в разбоях, зато умел разрабатывать гениальные планы захвата припасов на основе разведда́нных, полученных молодыми юркими армейцами.

Надо особо отметить, что юркармейское движение в последние годы широко развернулось в закромах Родины, прокладывающей впервые в истории пути, по которым ещё никто не ходил. Появились организованные структуры, распределившие все закрома на зоны ответственности с иерархически жёсткой серооткатной пирамидоподобной системой. В каждой из зон были созданы вооружённые отряды спецназначения и разведгруппы. Сэр ЛеомышЪ  (за душепроникающий прищур он получил подпольную кличку «Паа-хан) был руководителем одного из боевых секторов системы. Проковыляв к трибуне, он произнёс:

— Позвольте заметить, я-то знаю, начнём грызть всё что грызётся, можем навлечь беду на весь наш благородный серый род. Разозлим людей, таки они заведут какого-нибудь рыжего (тут он вспомнил о Барсике),…кота…, тьфу! Чтоб он пропал! (прости меня мама,…прости меня папа!… прости меня…), короче, вы что хотите, чтоб он всех нас извёл? Я против мебели, то есть …, чтоб её грызть! Да и невкусно, а зубы жалко…!

— Справедливо! – пискнул из плотных рядов собравшихся один из старейшин, глава клана «Серые чердачники» — МышЪлен. – Учитесь у наших западных партнёров. Они уже давно остепенились, окультурились, одемократились, отолерантились…, опедер…, извините, да чё говорить – живут припеваючи и набирают вес… во всех отношениях! У них тонкие методы мести бурно разросшейся толпе людишек, и если бы не они, эта толпа была бы ещё многочисленнее! Метод прост: создана генмодифицированная линия мышоидов с низким уровнем интеллекта, но очень трудолюбивых, бесстрашных и послушных. Из их числа формируются опергруппы, бойцы которых заражаются специально созданными опасными инфекциями и разного рода паразитами. Опергруппы направляются в жилища наших врагов. Там они находят запасы продуктов, заражают их (кашляют, чихают, мочатся), но сами продукты не трогают и никаких следов не оставляют. Вот вам и эпидемии, аллергии, генетические заболевания и т.д….

Восторженные словопрения «западника»  прервал председатель:

— Да, уважаемый господин МышЪлен, нам известен этот изощрённый способ борьбы с агрессивно нарастающей людской массой. Действия наших западных коллег достаточно эффективны и прогрессивны и, конечно, заслуживают пристального внимания! Однако на нашей территории они, к сожалению, не применимы. Технологии, господа! Высокие технологии – они нам недоступны: генмодификация мышоидов, их содержание и подготовка, выращивание агрессивных штаммов микроорганизмов, заражение бойцов … А для закупки технологий, привлечения иностранных специалистов и обучения отечественного персонала … нет ни сил ни средств – жаль!

— Есть идея! – Из задних рядов к трибуне мощными прыжками, буквально перемахивая через головы собравшихся,  приближался молодой упитанный самецЪ – звали его МышЪтойфель, глава клана «Серые тойфели», известный скандалист, удачный грабитель и извращенец.

 – Гадить во всех углах! Гадить агрессивно! Только агрессивное обгаживание больших жизненных пространств спасёт нацию! Люди не выдержат и сами сбегут из своих жилищ. Предлагаю создать акционерное общество по агрессивному аврально-азартному  обгаживанию – АО «А – А – А – О!»

В логове раздался хохот!

— Господа, успокойтесь, прошу вас! – Пытаясь надеть на лощёную мордочку маску серьёзности, произнёс Блэк Дюк. – Любезный МышЪтойфель, Ваш эксцентричный взгляд на проблему говорит о высоком чувстве патриотизма, что чрезвычайно похвально! Однако возникает вопрос: кто будет обеспечивать нам всю нашу жизнь, если люди покинут свои жилища, т.е. наши дома? Кто соберёт урожай, заполнит закрома? Нет, нет и нет! Неужели нам самим, как простым диким полёвкам и землеройкам рыть норы, в жару, дождь и холод собирать по зёрнышку урожай и делать запасы, жить между корней деревьев и кустарников? Мы – избранные хозяева домашних расщелин, самые умные, благородные существа, умелые экономисты и юристы, отважные флибустьеры полей, огородов, садов и погребов! Разве готовы мы лишиться своих достижений, уюта, не обеспечить достойную сытую жизнь своему потомству! Нет, дорогой МышЪтойфель, Мы не можем и не должны принять Ваше предложение. Тем более далеко не все могут так агрессивно и аврально питаться, чтобы затем так агрессивно и азартно гадить… как Вы!

Смех и аплодисменты высокопоставленной публики посадили приверженца прямокишечной борьбы на место.

Долгие обсуждения привели к порождению большого количества предложений  — от мирного ухода в более спокойные места – дома новых хозяев до возможности объявления противникам войны путём нападения на них с перекусыванием магистральных сосудов (УЖАС!) специально подготовленными бойцами-смертниками! Все старейшины высказались, и уже брезжил рассвет, усталость сморила многих уважаемых отцов кланов. Наконец Блэк Дюк, зевая, встал и подвёл итоги собрания:

— Уважаемые господа, я хотел бы выразить благодарность всем присутствующим! Мне чрезвычайно лестно, что в вашем лице я вижу смелых, решительных, креативных патриотов великого народа, достойных представителей нашей чернозёмной плодородной Родины, а также понимание сложившейся драматической ситуации, взаимное уважение друг к другу, любовь к нашему дорогому потомству, самоотдачу и ответственность за наше будущее! Я с интересом выслушал все предложения и должен отметить, что ни одно из них не способно в полной мере решить нашу проблему. Но…! Из каждого предложения следует выбрать полезное начало и, соединив их в единый программный вектор силы, выработать состав наших дальнейших эффективных действий (старейшины напряглись, готовые выслушать мудрый алгоритм предстоящего поведения). Но на это необходимо время, – продолжил барон, — скоропалительные решения внедрять нельзя, можно себе же и нагадить …, извините — навредить! Поэтому принимается следующая программа на ближайшее будущее: требую прекратить свою бурную разрушительную деятельность, образно говоря «уйти в подполье». Не оставлять следов в закромах, не строить гнёзд в жилищах людей, действовать бесшумно и аккуратно: не пищать, не шуршать по ночам. Если вам попался большой кусок сала, сыра, колбасы, хлеба, – чего угодно, то, либо его не трогайте, либо съедайте целиком, призвав себе помощников – пусть люди думают, что случилось чудо или кусок съел кто-то из них. Тогда будет разборка, скандал, нож и кровь, что нам и нужно! Никаких крошек не оставлять! Бдительность, аккуратность и тишина – вот наш девиз теперь!

Бурными аплодисментами всех собравшихся совещание было завершено. Светало.

В доме установились покой и тишина, стало даже скучновато с непривычки. Прошло время. Очередное лето было урожайным, очень тёплым и солнечным. Но наступившей осенью стало ясно, что зима будет суровой. В первую очередь чутко отреагировали грызуны. Размножившись и отъевшись за лето, почувствовав скорое наступление холодов, эти революционные подпольщики начали массовый исход из летних садовых вилл в места обетованные, потаённые уголки дома, устраиваясь на зимовку.

За время стратегической «пэрдюковской пердышки» (что за ёрничество, ироничное отношение к судьбоносным решениям? Всё-таки народ наш любит глумиться над достойными представителями нации. В конце концов, мы же не в Одессе, а в Чернозёмной полосе — кормилице нашей. Серьёзнее надо быть и скромнее!)  представители кланов подвала и чердака морально расслабились, а дисциплина в их рядах расшаталась. Особенно это касалось появившихся на свет после исторического совещания и подросших к осени юнцов, самих уже готовых к размножению. Многие из мафиози, присутствовавших на совещании, к сожалению, покинули этот мир, а многие из решений забылись. Поэтому представители нового поколения вели себя нагло, напористо и цинично, как и заложено в генах этих «революционеров». Они быстро освоились и начали потрошить хозяйские запасы, оставляя свой помёт и грызя различные предметы, чтобы отточит свои молодые зубы.

Между тем, скоропалительно забеременевшие юные самочки спешили построить гнёзда из подручных материалов в труднодоступных местах дома. В нём опять появился специфический мышиный запах и грязь. Мышиная напасть хуже йети – малы бесенята, да смердючи! Ночью писк и шуршание не давали хозяевам спокойно спать. Надо было приступать к активным действиям по борьбе с грызунами, наглецами и разорителями.

На свет вернулись мышеловки и банка, но представители мышиного народа, даже юные его граждане, были заранее обучены не лезть на рожон. Мало того, появились хитрецы, способные снимать приманку, не попадая впросак. Впросак попали хозяева – ничего не помогало в этой вечной борьбе хозяина и вора, любителя чистоты и пачкуна. Однако в магазинах стали продавать современную разнообразную отраву для борьбы с грызунами. Успехи химии! Вредно же – дети в доме, да и дышать парами отравы не хочется. Но что поделаешь?

К вечеру хозяева разложили по углам комнат горки красных отравленных зёрен. Стемнело. И через несколько минут, привлечённые запахом зёрен юные негодяи, накинулись на приманку, обрадовавшись неожиданному изобилию. «Видимо, у хозяев одновременно проснулись совесть, страх и сочувствие», — вертелось в головах разбойников. Но уже через совсем короткое время, наевшиеся до отвала грызуны почувствовали резкую боль в своих животиках и острое чувство жажды. Воды! Воды! «Срочно пить, — раздались душераздирающие писки в разных углах, — ведь мы отравлены!».  Вся армада кинулась к заранее расставленным хозяевами плошкам с водой – это была их смертельно-коварная провокация. Распухшие от воды зёрна выдавали в кровь мышей раствор яда и разрывали их кишочки в клочья. Обильное кровотечение прекращало жизнь несчастных животных. В страшных муках погибли все, кто соблазнился даровой подачкой.

Вот она, месть хозяев зарвавшимся выскочкам, нищебродам-кусочникам, возомнившим себя королями жизненно важных закромов!

В дом вернулись тишина и покой, правда, дня через три в воздухе появился сладковатый запах тлена, а вместе с ним у хозяев – щемящее чувство вины – как-то жаль стало мелких бесов. Несмотря на нарастающие предзимние холода, пришлось открывать окна, проветривать комнаты, мыть, драить полы, перемывать посуду и протирать мебель. Но ведь все потайные подпольные места, заваленные мышиными трупами, не вскроешь – нужно было время для исчезновения флюидов. Оно же было необходимо и для того, чтобы погасить жалость, которая всё равно остаётся на полках памяти, западая всё глубже, но иногда встряхивая душу.

В недоступных подпольных и чердачных пространствах среди оставшихся в живых грызунов воцарились тоска и печаль. Немногочисленные теперь члены бывших многочисленных семейств боялись выйти за пределы убежищ, а ведь надо было чем-то питаться самим и кормить потомство. А чем кормиться – вдруг всё отравлено? Было решено послать за Блэком Дюком – у него же силы, связи, мудрые советчики.

Явившись на место трагедии, барон, прижав к носу смоченный дорогими духами платок, прошёл по местам последствий химической атаки и, ужаснувшись увиденным, отчеканил: «Всем срочно покинуть поле битвы! Надо спасать потомство! Перебраться ночью к соседям, вести себя скромно! Мои помощники добыли для вас немного припасов – на первое время хватит, никаких вылазок! С вашими «любезными» соседями-конкурентами я уже переговорил – они вас не будут беспокоить до весны». И, резко повернувшись, стремительно покинул логово.

Соседи, представители клана «Серые тойфели», конечно, не были рады новым голодным ртам. Несмотря на пламенную речь своего предводителя, теперь уже слабоподвижного и менее агрессивного МышЪтойфеля, сообщество приняло решение – взять в свой состав остатки «подпольщиков» и «чердачников», но с условиями: молодь отдать на воспитание отцам семейств, а всем работоспособным участвовать в совместных разбоях. Старики и самки с младенцами поступали в подчинение матерям семейств и должны были отрабатывать в меру сил по хозяйству. Дисциплина и послушание, труд и никаких развлечений до наступления тепла! Закатилось солнце гламура для несчастных грызунов…

Мыши, ведите себя прилично!

Запах тлена постепенно оставил поле битвы, в дом вернулся покой. Наступила зима, пушистый Новый Год белым одеялом не только накрыл землю, но и смягчил своей ароматной атмосферой души хозяев. Лыжи, коньки, санки, снежные бои – зимние детские забавы выветрили у меня неприятные чувства и мысли о судьбе мелких пакостников. Всё-таки жалко их!

Но уже по весеннему солнышку потянулись хвостатые сиротки к своему традиционному обиталищу, вернулись к мумиям своих родичей. Вели себя тихо, пристойно, старались не безобразничать, помня о последствиях своего неблаговидного поведения в прошлом и школу трагической жизни (вот что значит крепкие руки и воспитание дисциплины со стороны соседей – община!).

 А ведь размножаются мыши быстро. За лето колония разрослась, численность её восстановилась, да только традиции ушли вместе с погибшими, особенно теми, кто держал правила жизни  в своей памяти. Новое поколение пошло вразнос, безобразия опять вернулись в дом. Пришлось хозяевам снова строить пирамиды зерновой отравы. Не тут-то было! Научились разбойники различать её по запаху, не трогали зёрна. Старики успели напоследок  передать молодёжи свой опыт обходить ловушки, различать съедобное от несъедобного.

Так выкристаллизовываются правила выживания сообществ в природе, формируются принципы безопасности жизнедеятельности. Не роскошь и снобизм являются показателями цивилизованности, а умение выжить, сохранить жизнь и здоровье племени в разнообразии и многообразии его представителей. Именно закалка ума и тела, преодоление трудностей, жизненных барьеров дают толчок к развитию интеллекта и умений. Это и произошло с колонией «наших разбойников» и усилия, направленные на их уничтожение выработали у них защитные реакции в череде поколений. Происходила передача знаний, опыта от старших младшим, что, в конечном итоге, помогло колонии выжить.

Теперь этих «конкистадоров» по умению сохраняться в людской среде нельзя было сравнить по уровню интеллекта ни с лесными, ни с полевыми грызунами, а тем более с гламурными лабораторными блондинами и блондинками, красоты неписаной, но ничего не умеющими, кроме своевременного поглощения пищи, ухода за своей шёрсткой и участия в акте размножения. Безоблачная жизнь этих снобов закономерно завершается преждевременно, в очередном эксперименте – то их травят химически, то испытывают излучениями разного рода, то заражают экзотическими инфекциями, а то и с их генами играют. 

Расплата за гламур! Такова мораль существования!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Взаимоотношения людей и мышей длятся вечность. Жить в любви и согласии эти сообщества не могут – конфликт интересов! Вредоносное взаимовлияние! Грызуны могут приносить и распространять среди людей смертельные инфекции, а люди постоянно борются с грызунами, чтобы уничтожить или хотя бы на время уменьшить численность и приносимый ими вред. Но агрессия, боевые операции только на время способны снизить накал страстей.

Что же делать?

Всё просто – не надо мышеловок и отравы! Но нельзя попустительствовать паразитам – не давить ( это крайность), но и не давать – не давать возможности воровать, не давать возможности пачкать, не давать возможности строить гнёзда … Не уничтожение, а профилактика! Ставить барьеры! Всё съедобное убрать в изолирующие объёмы, не сорить самим, делать тщательную уборку, содержать в чистоте жильё и рабочие места … Короче – гигиена мест обитания!

А чему ещё учат нас мыши и иже с ними? Ведь пришла новая беда, новые «мыши». И в этой беде виноваты мы сами. Мыши эти не серые и не белые комочки из плоти и крови, а виртуальные, пострашнее и опаснее биоособей! Это грызуны мозгов, и насылает их не природа, а сам человек. Это последствие развития и одновременно деградации информационного поля. Вот эти «полёвки» интернета шныряют в наших домах и офисах со скоростью света. Они, конечно, облегчают нашу жизнь в получении и обработке информации, но несут и особо опасную болезнь – информационную зависимость! Это разрушение психики фейками, пустопорожними сюжетами, агрессивными геймами, дешёвой рекламой, завлечением в секты, навязыванием деструктивного стиля жизни и многим другим, вплоть до суицида и наркотиков.

Значительная часть потоком льющейся на нас информации стала грозным оружием. Грозным, потому что информация не материальна, не имеет ни запаха, ни вкуса, её нельзя потрогать, но она способна производить зачастую значительно большее разрушение, чем реальное оружие. И влияние на массы людей тоже более широкое, с глубоким изменением психики, поведения, стиля жизни человека.

Особую роль играет то обстоятельство, что льющаяся с экрана или динамика  информация вносит в сознание людей пассивное её восприятие, почти не возбуждая активного воображения, которое развивает эмоциональность и интеллект, способствует также и развитию памяти. Человек привыкает воспринимать действительность виртуальную, по разноцветным картинкам — комиксам. При этом он теряет способность приобретать навыки, стройно, логически мыслить, анализировать события, делать выводы, принимать правильные решения, а, главное, уметь проводить их в жизнь. За него «умные хозяева» всё продумали, инсценировали, раскрасили – кушай, милый, потребляй!

 А ведь надобно самому совершать производительные действия, развиваться духовно, умственно и физически,  чтобы быть здоровым, талантливым, активным, умелым и быть в радости …!

Что же делать? … Опять!

Ни мышеловки, ни отрава не помогут в борьбе с виртуальными «грызунами»! Ставить барьеры, выборочно  запрещать вредную информацию? Не выход… Барьеры надо ставить в голове, учить «пользователей» защите, профилактике этого вредного действия информации, учить разбираться и выбирать. Да, профилактика! Как и в случае с живыми мышами.

Информационная гигиена!

            Это сфера здравоохранения? Нет … — образования! Это формирование образа, светлого образа… Личности, в голове которой сложена картина мира добрая, яркая, красочная, жизнерадостная, но имеющая барьеры от «инфомышей», виртуальных пэрдюков, мышЪленов и мышЪтойфелей! …

Всё!

behance.net
Обновлено: 11.03.2022 — 14:55

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.