За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Нахимов А. О российских дворянах Нахимовых (продолжение)

НА СМОЛЕНЩИНЕ ПОСЛЕ РЕФОРМ АЛЕКСАНДРА II.

С  приходом земельной реформы 1861 г. некоторые наследники, не собиравшиеся хозяйствовать на земле, спешили заложить своё имущество, а то и продать, чтобы поездить по Европам и заморским странам…

Волочку откровенно повезло, в лице вдовы Нила Николаевича Ольги Викторовны Тимофеевой, оставшейся с двумя малыми сыновьями в неполные 25 лет и без малейших колебания взвалившей на себя всю ответственность за семью и немалое хозяйство. Одной только удобной земли в имении Никола-Немощённый и Фастово до начала 1-ой мировой войны было до 4600 десятин, а ещё сенные луга и строевой лес…

Начала она с того, что призвала на помощь себе мать, Елизавету Григорьевну Тимофееву, урождённую Рясовскую, чрезвычайно деятельную личность, никогда не отступавшую перед жизненными неурядицами. Она сможет приобрести просторное место на 4-м участке дворянского некрополя в Московском Донском монастыре вблизи малого храма и установит величественный обелиск из серого гранита над семейным склепом, когда в 1875 г. скончается её супруг инженер-подполковник Виктор Тимофеевич Тимофеев. В нём же в 1913 г. упокоится и его сын Владимир Викторович Тимофеев Рясовский.

В 1931г. богоборческая власть и культуртрегеры, безжалостно расправлявшиеся с историческим наследием Великой Русской Державы, решились на неслыханное святотатство ‒ снос символа нашей стойкости в непримиримом противостоянии с Европой Храма Христа Спасителя в Москве. Геростраты XX века оправдывали свой варварский разбой  корпоративным мнением о, якобы, низкой архитектурной ценности творения К.А.Тона…

Перед обрушением здания серией взрывов 5 декабря  успели демонтировать изумительные мраморные скульптуры и 3 скульптурных горельефа ‒ панно работы скульптора А.В.Логиновского,  располагавшихся на внешних стенах здания. Всё это было перевезено в Донской монастырь и установлено в полукруглые ниши восточной части  крепостной стены монастыря.  В этот же период многие захоронения, примыкавшие к площадке, где размещались скульптурные шедевры, подверглись разорению. Исчезли плиты и массивные чугунные отливки с именами упокоенных. Их могли использовать в качестве подкладок при фиксации хрупких мраморных творений.  Такое произошло с могилой Повалишиных-Зиловых и Тимофеевых, неожиданно превратившихся в безымянные. Склеп Тимофеевых лишился и своего верхнего обрамления цепью, подвешенной на шести четырёхгранных пирамидках.

Автору совместно с Андреем Владимировичем Тимофеевым, родным племянником Николая Владимировича Тимофеева-Ресовского (зубра по известной повести Д.А.Гранина

[Германа]), приезжавшего специально из Ленинграда, удалось добиться в июне 2000 г. разрешения у Наместника Московского Донского ставропигиального мужского монасты-

ря архимандрита Агафодора на проведение восстановительных работ на захоронении Тимофеевых. С этой целью была отлита и доставлена из Петербурга чугунная плита с именами трёх, покоящихся в склепе, и восстановлена цепь по периметру основания памятника.

В 1883 г., радением Ольги Викторовны, рядом возникнет родовая усыпальница Нахи-мовых, в склепе которой найдут приют: Николай Нилович Нахимов (1853-1883 гг.), Вла-димир Сергеевич Нахимов (1907-1908 гг.),  Михаил Сергеевич Нахимов (1911-1927 гг.),

                                          Памятник на склепе Тимофеевых в дворянском

некрополе Донского монастыря в Москве

Сергей Николаевич Нахимов (1884-1939 гг.), Мария Владимировна Нахимова (1882-1969 гг.), Анастасия Сергеевна Нахимова (1911-2001 гг.) Над склепом возвышается строгий обелиск из габбро работы Компиньони.

В нескольких шагах от них возникнет могилка Д.Ф. Повалишина, его супруги В.В. Повалишиной (Тимофеевой), их дочери Елизаветы Дмитриевны Зиловой и их родственников.

Памятник на склепе Нахимовых в дворянском

некрополе Донского монастыря в Москве

     С появлением Елизаветы Григорьевны на Смоленщине можно связать возникновение брачных союзов дочери Веры Викторовны с Д.Ф.Повалишиным, владельцем имения Васильевское и сына Александра Викторовича с Марией Сергеевной Ивановой, владелицей имения при селе Тёсово в том же Сычёвском уезде.

Вдова скончавшегося к 1854 г. Нила Николаевича Нахимова  Агния Дмитриевна горевала недолго и вышла вторым браком за хозяина имения в селе Тёсово того же Сычёвского уезда Сергея Сергеевича Ив′анова, известного в губернии своими опытами по подбору кормовой базы для интенсивного и доходного животноводства в условиях тощих почв уезда. С.С.Иванов избирался на два срока губернским предводителем дворян, Мировым судьёй. Дочь Мария, окончившая с серебряной медалью Московскую консерваторию по классу С.И.Танеева, унаследовавшая Тёсово, выйдет замуж за лейб-медика, директора дома призрения душевно-больных им. Александра III, что в Удельном парке Петербурга, Александра Викторовича Тимофеева-Рясовского.

Усадебный дом Тимофеевых в с. Тёсове Сычёвского уезда Смоленской губернии

Лейб-медик, директор Дома призрения душевно-больных в Удельном парке  Петрограда  Александр Викторович Тимофеев, Николай Владимирович Тимофеев-Рясовский, будущий известный биолог, радиационный генетик, Татьяна Александровна Тимофеева дочь А.В.Тимофеева. Тёсово 1917 г.

Александр Викторович был в числе специалистов, принимавших роды императрицы Александры Фёдоровны наследника Алексея, к нему в Удельное каждую неделю прикатывал на велосипеде из Колтуш Иван Петрович Павлов. На другой из  сохранившихся фотографий видно, что великий академик был левшой, городошную биту он метает именно левой рукой.

Академик Иван Петрович Павлов на прогулке в Удельном парке с лейб-медиком Александром Викторовичем Тимофеевым, его дочерью Татьяной и сыном Александром

 Дочь Александра Викторовича Татьяна, Озерецковская в замужестве, вела переписку с Львом Николаевичем Толстым в процессе согласования отправки российских духоборцев в Канаду на средства, полученные писателем в качестве гонорара за роман «Воскресенье».

Эта история сблизила Тимофеевых с супружеской парой  Владимира Дмитриевича и Верой Михайловной Бонч-Бруевич, активно подготавливавших и сопровождавших в путешествие от  Одессы семей духоборцев через моря и океан.  Владимир Дмитриевич, в последствии Управляющий делами Совнаркома РСФСР,  не однажды приходил на выручку в критических жизненных коллизиях нашей семье.

Таким образом, Нахимовы через дочь Агнии Дмитриевны Марию Сергеевну Иванову ещё раз породнились с Тимофеевыми-Рясовскими.

Родня из Тёсово, Владимирского постоянно гостила в Волочке, также как и Ольга Викторовна регулярно с сыновьями навещала свояченицу в Тёсово и сестру во В асильевском.

И лишь 4-й сын Елизаветы Григорьевны Владимир Викторович отец «зубра», известный и за рубежами России строитель железных дорог, не приобретёт родства на Смоленщине, а свяжет свою судьбу с калужской дворянкой Надеждой Николаевной Всеволожской и обоснуется с семьёй в доме жены в с. Конецполье.

Тёща Владимира Викторовича Софья Васильевна Всеволожская вела молочное хозяйство, ежедневно поставляя в  московские молочные с ночным поездом сотни литров охлаждённого цельного молока.

 Дом Всеволожских в с. Конецполье Калужской губернии.

Бабушка Мария Владимировна, бывавшая в Конецполье, рассказывала мне, как она  с интересом наблюдала за процессом охлаждения молока, пропускаемого через змеевик,   орошаемый проточной студёной водой.

В начале 90-х  Ольга Викторовна решает открыть собственное дело, приглашает в Волочек специалиста-сыродела из Швейцарии Вальтера Альфреда Стеттлера, организовавшего ранее изготовления в Дугине т.н. кефирных таблеток для закваски молока при производстве сыров.

Он перебирается с семьёй в Волочек,  организует на новом месте выпуск таблеток и само производство сыра в пристройке к главному дому. Волочковские  сыры пользовались устойчивым спросом в Москве, Петербурге и других городах, везде, где объявилась специализированная торговля молочными продуктами. Это были сети молочных ученика лейтенанта флота Н.В Верещагина ‒ А.В.Чичкина или отставных флотских офицеров  братьев Владимира и Николая Бландовых.

Впрочем, с Владимиром Бландовым мы также вступили в  родство.

Стеттлер помимо прекрасных сыров оставил после себя любопытные свидетельства

своей деятельности в России и обстановки в смоленской глубинке почти за 10 лет.

Вальтер Альфред Стеттлер с дочерью Ольгой на охоте в окрестностях с. Волочка

 Он почти каждую неделю отправлял пространные письма в Цюрих своей сестре. Письма эти со штампом Волочка сохранились, и в середине XX века его внук напечатал их небольшим тиражом.

И вот в 1970-ые он с другом приезжает в СССР, чтобы самому увидеть места, о которых так трогательно отзывался дед в своих посланиях из России. Они в сопровождении молчаливых спутников появляются без предупреждения в Волочке, который с 1953 г. стал называться селом Нахимовским. Несколько экземпляров сборника писем деда Стеттлер великодушно подарит Нахимовской школе.  Посетили они и другие места, упоминавшиеся Стетлером. В следующий свой приезд, пришедшийся на правление Ельцина, Стеттлер пожертвует 500 долларов Нахимовской средней школе.

Эта история, возможно, получит  своё продолжение: правнук внебрачного сына деда

автора, родившегося в Волочке в 1904 г., Николай Петрович Киселёв, успешный детский кардиолог, переехал с семьёй из Петербурга в Швейцарию и поселился в Цюрихе невдалеке от дома Стеттлера, планирует при случае познакомиться с потомками сыродела.

Подросших сыновей Ольга Викторовна определит: старшего Николая ‒ в Смоленскую гимназию, а младшего Сергея ‒ в Морской кадетский корпус в Петербурге.

18 ноября 1898 г. на 45-летие Синопской победы в Севастополе открывался памятник адмиралу П.С.Нахимову, приглашались здравствующие  участники боя и  родственники. В торжестве приняли также участие ветераны Крымской войны.  Из репортажей газет известно, что родственники стояли отдельной группой, и  Николай I к ним специально подходил. Наверняка, заметил деда Сергея в форме морского кадета, но разыскать фотографии, зафиксировавшие момент общения императора с родственниками адмирала Нахимова, пока не удаётся.

Кадет 5-й роты Морского училища (Морского кадетского корпуса)

Сергей Нахимов в гостях у директора дома призрения душевнобольных

А.В.Тимофеева в Удельном парке Петербурга

Дед Сергей Николаевич после выпуска из Кадетского корпуса сразу же решил продолжить образование в Московском университете, поступив на физико-мате-матический факультет. В связи со студенческими демонстрациями 1902 г., завершать курс образования пришлось в Германии в Гейдельбергском университете.

Старший его брат Николай Николаевич увлекался фотографией, охотой и ему мы обязаны целой коллекцией фотографий видов Волочка, усадьбы, парка, озера, окрест-ностей, портретов родни и посетителей, появлявшихся в доме.

Он тоже  учился в ИМУ,   получив правовое образование.

Охотился он обычно в кампании графа И.А.Уварова, владельца просторной городской усадьбы с парком в Холме-Жирковском в соседнем Бельском уезде. Судя по старым фотографиям, добычей их были волки, глухари, зайцы и утки, в Волочке на эти вылазки имелись свои егеря.

Граф Игорь Алексеевич, колоритная фигура двухметрового роста, член Государ-ственного Совета, основавший в Бельском уезде промышленную заготовку и вывоз делового леса, проложивший с этой целью на паях с Резниковым Дурово-Канютинскую ж.д. ветку. По легенде  станции этой ветки он называл в честь сына Игоря и проживавшей в тех местах своей подружки Анюты.

В 70-х годах прошлого века один из его троих сыновей приезжал из Англии навестить родные края, так в местной гостинице Холма не смогли предложить дорогому гостю кровать по его богатырскому росту… Советская власть отнеслась терпимо к причудам графа и не стала переименовывать названные Игорем Алексеевичем станции.

Николай Николаевич после 1906 г. работал в секретариате премьера П.А.Столыпина, в Петербурге, он проживал на Шпалерной 3 в квартире  своего родного дяди Александра Викторовича Тимофеева. Для помощи по хозяйству была приглашена Ольга Лавровна Иванова, дочь Лавра Егоровича искусного столяра-краснодеревщика, специально обучавшегося в Петербурге для поддержания мебели в усадебном доме Волочка.  Как-то он появится в очередной раз в столице вместе с двумя сыновьями, и Николай Николаевич устроит ребятам прогулку по столице на кабриолете Петра Аркадьевича.

После злодейского убийства Петра Аркадьевича в Киеве в сентябре 1911 г., Николай Николаевич вернётся на Смоленщину и будет избран на пост главы земской управы по 1-му участку Сычёвского уезда (Табель-календарь 1908 г. ч.II стр. 290).   20 февраля 1913 г. его с почестями, о которых писала местная газета, проводят на службу в Петербург в аппарат фракции Октябристов в IV Государственной Думе.

В 1914 г. он тайный советник, в 1917 г. Секретарь Председателя Совета Министров.

В феврале 1917 г. Николай Николаевич будет привлечён к работе во Временном правительстве, в его Верховном Совете.

В советское время он поселится с женой в подмосковной Тарасовке, сотрудничал в местной газете. В начале 30-х они переехали в Ялту, где Николай Николаевич открыл небольшое фото — ателье, позволившее ему с женой как-то существовать.  Потомства у них не было. Эвакуироваться в 1941 г. из Крыма они не смогли и их следы затерялись.

Перед охотой  в сентябре 1910 г. Крайний справа граф И.А.Уваров,

Николай Николаевич Нахимов в центре

 Начавшаяся с вероломного нападения японского флота на Порт-Артур в январе 1904 г. Русско-японская война вызвала у патриотически настроенных слоёв в России всплеск энтузиазма. Ольга Викторовна решает ехать на театр военных действий, чтобы оказать посильную помощь страждущим нашим воинам. В Иркутске она пройдёт необходимую подготовку и будет включена старшей медсестрой в санитарный поезд № 12, направляющийся в Манчжурию.

В это время свояк Ольги Викторовны Д.Ф.Повалишин с трудом доберётся до Владивостока с заданием руководства Красного креста, затем он будет заведовать лазаретами, размещёнными на судах Амурской флотилии.

Ещё один родственник ‒ 14 летний Сергей Николаевич Воеводский лицеист, правнук сестры Павла Степановича Анны самовольно отправился добровольцем на фронт. Он будет участвовать в сражении под Мукденом и заслужит за проявленную храбрость знак военного ордена ‒ Георгиевский крест. Пробраться в Китай он не мог без чьего-то содействия. Мне кажется, что он мог уговорить свою родственницу Ольгу Викторовну Нахимову ходатайствовать перед начальником санитарного поезда о своём включении  в  экипаж поезда в качестве санитара.  Когда он попал в район Мукдена на поезде, то смог примкнуть к одной из боевых частей. Как видим, это ему вполне удалось, и он вернётся в Петербург признанным героем, будет вскоре принят корнетом в кавалергардский полк вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны. О его героической преждевременной гибели на фронте в августе 1914 г. сообщалось выше.

В мае 1905 г. его родной брат Аркадий лейтенант гвардейского морского экипажа участвовал на броненосце «Александр III» в Цусимском бою и погиб смертью храбрых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme