Нахимов А. О российских дворянах Нахимовых. Отечественная война 1812 г. на Смоленщине

После бесплодных наших попыток остановить Наполеона в Европе в союзе с Австрией, завершившихся жестоким поражением в сражении при Аустерлице 20 ноября (2 декабря) 1805 г. и в союзе с Пруссией, завершившихся ещё более катастрофическим проигрышем в битве при Фридланде 2 (14) июля 1807 г., последовал унизительный Тильзитский мир 25 июня (7 июля) 1807 г. Россия оставляла отвоёванные у Франции стратегические позиции в Средиземном море. Средиземноморская эскадра адмирала    Д.Н. Сенявина не могла пройти в Чёрное море, пока мы были в состоянии войны с Турцией, а в Ламанше его поджидал Британский флот, готовый напасть на недавнего своего союзника Россию.

Старшие сыновья Степана Михайловича  ‒  мичман Николай Нахимов 1-ый и  мичман Платон Нахимов 2-ой,  состоявшие в эскадре Д.Н.Сенявина, возвращались в Россию в конце 1809 г. посуху или берегом, как принято было говорить между флотскими.

Мир с Наполеоном оказался вынужденной мерой, поскольку Наполеон тогда не был ещё готов идти на Россию, и нам необходимо было время завершить войну с Турцией и Персией на юге и со Швецией на севере. Континентальная блокада Британских остров мало что принесла: обладая самым мощным на то время флотом, Англия была неуязвима. Напасть на британские колонии с моря Наполеон не имел сил. Угрожать главному алмазу в колониальной короне британской королевы ‒ Индии — без ресурсов России он не решался.

К весне 1812 г. Наполеон сколотил Великую армию, достигавшую 650 т. человек. Она включила воинские контингенты из большинства завоёванных им стран Европы. Одна Польша поставила в этот разбойничий интернационал начала XIX века до 150 т. штыков и сабель.  Было заготовлено необходимое вооружение и амуниция, подготовлены десятки тысяч фур с продовольствием для обеспечения намечаемого похода на восток.

Евросоюз под водительством выдающегося полководца реально представлял для России смертельную угрозу её государственности. Не было тогда в мире силы, способной к открытому противостоянию с хорошо обученной, вооружённой передовой боевой техникой и имевшей практический опыт армией.

Российская армия могла в такой ситуации противопоставить этим  профессиональным головорезам свой традиционно превосходящий дух и необычную тактику, хотя и уступала по некоторым важным боевым составляющим.

И вновь злой гений делал ставку на скоротечную победную кампанию, когда искусно навязанное противнику генеральное сражение ломало хребет вставшему на пути очередному смельчаку. Русское командование прекрасно знало стратегию Македонского нового времени и вынуждено было строить будущие планы с привлечением элементов так называемой  скифской войны. В скифских степях никто не жил, а в России предстояло превращать в выжженную пустыню плотно заселённые места. Эвакуировать местное население никто не собирался, да и физически это было невозможно, но вооружить бросаемый люд, как это происходило в непокорной Испании, в крепостной России никто так и не решился. При этом в Московском Кремле захватчики обнаружат до 80 тысяч единиц холодного оружия…

12 (24) июня 1812 г. Великая армия начала переправу через Неман. За 4 дня на Российскую землю вступило до 360 тысяч войска. И уже 29 июня дворянский предводитель уездных депутатов Смоленской губернии С.И.Лесли выступает на совещании с инициативой создания в губернии дворянского ополчения. 4 июля ЕИВ Александр I поддержал верноподданническое предложение смолян  и Высочайшим манифестом от 6 июля повелел собрать государственное подвижное ополчение.

К 23 июля Сычёвский уезд сформировал своё дворянское ополчение. Численность его составила 1312 ратника, что превысило разнарядку на 100 с лишним человек, возглавил сычёвское ополчение отставной капитан 2-го ранга Н.А.Мельников.  Дружина состояла из крестьян, выделенных уездными помещиками, и городских обывателей, командный состав был подобран из отставных офицеров. Все ратники вооружены были ружьями или карабинами. Это было самое боеспособное ополчение в губернии, ему довелось участвовать в боях при Смоленске, возводить укрепления в Дорогобуже, в Бородинском сражении. До 500 ратников не вернулось к родному очагу.

16 июля Наполеон в Витебске, а в начале августа под стенами  Смоленска. Его попытки не дать соединиться 1-й армии Барклая-де-Толли и 2-й Багратиона и разгромить их поодиночке успеха не имели, наши армии сошлись под Смоленском. Корпус генерала Д.С. Дохтурова удерживал Смоленск два дня, 6 и 7 августа, и это позволило нашим войскам организованно отступить.

К Смоленску Наполеон довёл лишь 150 тысяч своего воинства, неся ощутимые потери в непрестанных стычках с русскими армиями и укрепляя гарнизоны комендатур по главной коммуникационной линии.

После оставления Смоленска по дорогам потянулись беженцы, большинство помещиков снималось с семействами  с насиженных мест, чтобы укрыться в соседних губерниях. Губернатор барон  К.И. Аш покинул Смоленск в неизвестном направлении ещё 5 августа. Последним его распоряжением, дошедшим до предводителя Н.М. Нахимова, было поручение Сычёвскому уезду продовольствовать  всё Смоленское ополчение.

Семьи Нахимовых, имевших несовершеннолетних детей, вынуждены были искать кров у родственников и знакомых. С большой вероятностью Степан Михайлович и Феодосия Ивановна с Иваном, Павлом и Сергеем перебрались в село Юрьево под Белым в усадьбу В.Г. Воеводского, женатого на их старшей дочери Анне. Нахимовские семьи  из села Воскресенского-Щербатовщины и округи могли на время отправиться погостить к Ивану Николаевичу Нахимову в Ахтырку под Харьковом.

Отступая, армия уводила собой и губернское ополчение, Сычёвский уезд, как и прочие, оказывался один на один с неприятелем. В этой безысходной ситуации дворянский предводитель Николай Нахимов берёт управление уездом и всю ответственность за последствия  на себя. Он издаёт распоряжение о формировании в каждом поселении уезда вооружённой группы для защиты от надвигающегося неприятеля и обязывает  исправника контролировать его исполнение. И такие группы были реально созданы, ознакомлены с системой тревожного оповещения и местах сбора при появлении неприятеля в округе. В них входили простые крестьяне, обыватели посёлков при руководстве отставных военнослужащих, старост и нередко самих землевладельцев. Вооружение первое время включало самодельные пики, топоры, а затем и захваченные в стычках с врагом ружья, холодное оружие.

В период с 18 августа, когда уездный центр Сычёвка подвергся двухдневной осаде, и по конец октября народные партизаны уезда уничтожили до 3000, взяли в плен более 1500 нижних чинов и офицеров оккупантов, осмелившихся появиться на сычёвской земле.

Герой Отечественной войны 1812 г. организатор народного партизанского сопротивления неприятелю в Сычёвском уезде, дворянский уездный предводитель, кавалер ордена Святого Владимира 4 степени с бантом Николай Матвеевич Нахимов

Среди тех, кто проникал в уезд  с целью пограбить и разжиться провиантом помимо французов попадались пруссаки, поляки из корпуса Понятовского, и португальцы, отличавшиеся особой жестокостью.

Интересно, вспоминал ли Николай Матвеевич, что дед Тимофей происходил из поляков? Конечно, знал и помнил, но верность присяге, данной Государю и обретённому Отечеству, стояли у него на первом месте.

Пленных сычёвцы конвоировали в соседнюю, Тверскую, губернию и сдавали там под расписку в суде г. Зубцова. Убитых тут же хоронили. Поэтому число убитых и пленённых соответствует действительности, к тому же, в Сычёвском уезде с наступлением весны 1813 г. не пришлось собирать, в отличие от других уездов, людские останки, чтобы предать их земле.

Сычёвский уезд оказался тогда единственным, где народное сопротивление вражескому нашествию было изначально организованно  и смогло оградить округу от тяжёлого разорения, нанеся при этом урон оккупантом, равносильный выводу из строя двух полков.

После кончины М.И.Кутузова главнокомандующим Российско-прусской армией армией с 17 мая 1813 г. стал  М.Б.Барклай-де-Толли. Разбирая  бумаги походной канцелярии Михаила Илларионовича, он наткнулся на рапорты Нахимова и, не ведая, что по ним предпринял М.И.Кутузов, просто отослал их в Смоленск вернувшемуся к этому времени губернатору К.И.Ашу. Николай Матвеевич  на запрос Аша подтвердил, что все представленные сычёвские герои  получили награды…

Рапорты Н.М. поступили в Смоленский архив, где сохранились до настоящего времени.

Два десятка боевых соратников предводителя были награждены орденами и знаками ордена св. Георгия, внеочередными чинами. Николай Матвеевич удостоился ордена св. Владимира 4 ст. с бантом. Другие партизаны-сычёвцы получили памятные медали, грамоты, денежные выплаты.

В издававшемся в те годы еженедельнике «Петербургские сенатские ведомости» в № 52 приводится Высочайший, собственноручно подписанный Рескрипт ЕИВ Александра I от 7 ноября 1812 г. о всемилостивейшем жаловании Сычёвского предводителя дворянства прапорщика Нахимова кавалером ордена Св. Владимира 4 ст. с бантом. Это была редкая, применявшаяся в исключительных случаях форма непосредственного обращения Государя к своему верному слуге, коим должен был быть всякий дворянин. И это единственное прямое обращение к отличившемуся в народной войне в 1812 г. в ведомостях за 1812 и 1813 гг.

Других достойных награждал, видимо, Военный министр, Министр внутренних дел и пр. по Высочайшим указам в соответствии с  представленными списками. Позже Николай Матвеевич будет произведён в подпорутчики, как тогда писалось, а сычёвские дворяне обратятся к Императору с просьбой разрешить поднести Нахимову шпагу с приличной надписью в благодарность за сохранения порядка и спокойствия в уезде во время нашествия неприятеля.

На фотографии конца XIX века кабинета Н.Н.Нахимова в коллекции оружия, развешенной на одной из стен, обнаруживается и упомянутая шпага.

Рапорт Сычёвского дворянского предводителя Н.М.Нахимова Главнокомандующему  всей Российской армии М.И.Кутузову от 30 октября 1812 г.

Портфель генерал-фельдмаршала светлейшего князя М.И.Кутузова Смоленского, экспонирующийся в музее Отечественной войны 1812 г. в Москве. В этом портфеле Михаил Илларионович содержал важные документы, среди которых оказались и два рапорта Сычёвского дворянского предводителя Н.М.Нахимова

Среди отличившихся в народной войне, вписанных навечно на одной из стен восстановленного храма Христа Спасителя, освящённом в первые в 1883 г. на вознесение Пресвятые Богородицы, присутствуют пятнадцать имён сычёвских партизан во главе с их предводителем Николаем Матвеевичем Нахимовым. Легендарной Василисы Власьевны Кожиной, будто бы возглавлявшей партизанский отряд в том же Сычёвском уезде, в списке отличившихся в народной войне нет и не могло быть, поскольку её легковесная история объявилась в самом конце XIX века и  была чистым вымыслом. К, сожалению, в советское время оказалось проще тиражировать небылицы вместо того, чтобы отдать дань истинным героям, будь они из крестьян или дворян…

В адрес Нахимовых будут ещё три Высочайших именных рескрипта:

Рескрипт Е.И.В. Николая Павловича о награждении П.С.Нахимова орденом Св. Георгия 2-й степени.

С. Петербург                                                                            28 ноября 1853 г.

“Нашему вице-адмиралу начальнику 5-й флотской дивизии Нахимову. Истреблением турецкой эскадры при Синопе вы украсили летопись русского флота новою победою, которая навсегда останется  памятною в морской истории.

Статут указывает награду за ваш подвиг.

Исполняя с истинною радостию постановление статута, жалуем вас кавалером Святого Георгия второй степени большого креста. Пребывая к вам императорской милостию нашей благосклонны”. («П.С.Нахимов. Документы и Материалы» 2003 г. Т I стр. 323).

Рескрипт Николая I от 11 января 1855 г.: “Начальнику 5-й флотской дивизии нашему вице-адмиралу Нахимову 1-му. В воздаяние отлично-усердной службы вашей, достохвальной распорядительности и мужественного хладнокровия, оказанных вами во всё время бомбардирования и осады г. Севастополя англо-французскими войсками и флотом, всемилостивейше жалуем вас кавалером императорского и царского ордена Белого Орла. Пребываем к вам императорскою и царскою милостию нашею благосклонны”. (П.С.Нахимов. Документы и материалы» 2003 г. T II стр. 94).

И рескрипт Александра II 20 июля 1855 г.  капитан-лейтенанту Николаю Степа-новичу Нахимову, как старшему из здравствовавших на то время в Нахимовском роде, с признательностью за  беззаветную службу  Павла Степановича  Отечеству.

Кабинет в доме Нахимовых с коллекцией холодного и огнестрельного боевого оружия, содержащей трофейные экземпляры и дарственную шпагу от сычёвских дворян

В 1912 г. в дни празднования 100-летней годовщины изгнания наполеоновских войск со смоленской земли в Волочке на северной окраине села была заложена еловая аллея в память подвига Николая Матвеевича Нахимова и его верных соратников ‒ сычёвских партизан.

Еловая аллея, высаженная школьниками и селянами на северной окраине Волочка-Нахимовского в 1912 г. в дни празднования 100-летия изгнания наполеоновских войск

    В Великую Отечественную войну Волочек с октября 1941 по март 1943 г. был под оккупацией врага. Вновь, как и в 1812 г., здесь возникло партизанское сопротивление, и два месяца в селе размещался штаб отряда «На врага».

На 200-летие победы нашего духа и оружия над полчищами объединённой Европы на единственно сохранившемся здании волочковской усадьбы, каменном двухэтажном флигеле, была установлена памятная доска с  изображением  бесстрашного Николая Матвеевича Нахимова

     Памятная доска в честь подвига владельца Волочка в 1812 г. Николая Матвеевича Нахимова, установленная в 2012 г. на стене сохранившегося усадебного флигеля

                                              Еловая аллея, высаженная на 200-летие параллельно прежней.

Поредевшая за прошедший век аллея была подкреплена второй полоской елей, а с южной стороны соснами и дубами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *