За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Ласьков Ю. Бык

Свежеиспеченным  лейтенантом  корабельную службу я  начал  на Северном флоте в поселке Гранитный, куда прибыл августовским полярным днем  на «оказии».  Как я в последствии понял, оказия  — это плавучее средство, ходящее по воде по погодным условиям,  без всякого расписания движения, может пойти, а может и не пойти.

«Оказия» — единственная возможность добраться до поселка Гранитный, расположенного на побережье Баренцева моря  в губе Долгая Западная.  Наземного пути,  обыкновенной дороги  просто не существовало, учитывая трудности рельефа северной местности и крутые гранитные сопки.  Любая построенная дорога была бы  здесь просто «золотой».

Сойдя впервые по трапу на причал Гранитного, я приступил к изучению достопримечательностей поселка и северных красот, в условиях которых мне теперь предстояло служить длительное время.  При осмотре я  увидел перед собой несколько домов, окруженных высокими гранитными сопками, с отдельными  зелеными участками на них какой-то растительности.

К моему удивлению, первое, что бросилось в глаза, это нахождение какого-то зверя на вершине ближайшей, самой высокой сопки. Я пригляделся и обнаружил, что это  обыкновенная корова, каких много в средней полосе России, но нахождение  оной  в северных широтах, практически на самом краю земли, я никак не ожидал. Корова спокойно занималась своим коровьим делом, то есть ела то, что наполняло своим содержанием зеленые участки на крутых сопках и скалах.

Потом я выяснил, что все оказалось проще и прозаичнее. В поселке Гранитный просто был коровник, единственный на всем побережье Баренцева моря, как хорошее подспорье в хозяйственном обеспечении личного состава бригады ракетных катеров и населения поселка.

В суровую полярную ночь коровы сидели безвылазно в коровнике, питаясь сеном, завезенным на «оказии» в полярный день с материка.  В непродолжительное летнее время коровы,  просто паслись без всякого присмотра на подножном корму, то есть ели, что найдут, прогуливаясь по окрестным гранитным сопкам.

Особенно впечатляла картина, когда их первый раз отправляли погулять после полярной ночи. Отощавшие и голодные коровы метались по поселку  в поисках пропитания, сено то в коровнике уже кончилось. Сердобольные жители поселка старались что-нибудь съестное дать этим доходягам. Один раз сам наблюдал, как около поселкового овощного магазина коровы жевали фанерные ящики от марокканских мандаринов,  так скотина была голодна. В прочем в «застойное время» все население коровников  и других скотных дворов нашей необъятной державы по весне имело такой же вид и так же голодало. Ну, никак не могла страна их прокормить.

Надо сказать большое спасибо этим коровушкам, которые умудрялись давать в полярную ночь молоко, шедшее в суровых северных условиях в первую очередь маленьким детям поселка, как хорошая  витаминная  и жировая добавка к питанию. При хороших надоях молока, кое-что перепадало и матросам на катерах и кораблях.

Хорошие надои предполагают наличие  быка в коровнике.

Бык был и гулял по поселку вместе со всем своим большим семейством. Бык был совершенно ненормально бодливым  и при появлении людей просто на них кидался вперед рогами, даже на детей, невзирая на их возраст.

Как только бык вальяжно появлялся впереди своего стада, население поселка разбегалось и пряталось по углам, в целях предотвращения ненужных эксцессов. Учитывая его работоспособность в получении молока, до поры до времени все терпели его  выходки.

Ну,  наконец,  настал час «икс» и для нашего быка. В поселке была единственная дорога, соединяющая жилой комплекс поселка с причалами, где швартовались катера и корабли. На указанной дороге встретились два персонажа: бык и командир бригады кораблей, который в нашем поселке по статусу был и царь,  и бог,  и советская власть, все в одном лице.

Надо немного сказать об особенностях дороги, где произошла встреча двух величеств. С одной стороны дороги, отвесная вертикальная гранитная стена сопки, с другой стороны, холодные полярные воды губы Долгая Западная.

Как всегда бывает, встреча командира бригады и быка произошла неожиданно. Командир бригады при лобовой атаке быка на него начал лихорадочно искать укромный уголок и  принял единственно правильное решение. На вертикальную стену не залезешь, на отца Федора из «12 стульев» наш комбриг был совсем не похож.  Выход один — вода,  и  комбриг по пояс оказался в соленых «ледовитых» водах. А надо подчеркнуть, что вода то холодная, даже очень холодная, край то не теплый, не  Рио-де-Жанейро.  Северный полюс рядом.

Рев  стоял на весь поселок, при чем исходил он  и  от комбрига и  от  быка одновременно.

Пока быка отогнали,  прошло энное количество времени и комбригу в полной мере пришлось испытать на себе все прелести полярного купания.

Быть «моржом» командиру бригады не понравилось и это стало последней каплей в чаше терпения бодливости нашего героя. Дальнейшая судьба быка была решена. Последовал категорический приказ, быка пустить на мясо, что и было сделано незамедлительно. Пошла бодливая скотинка на корм нашему советскому матросу. Сам виноват, соображать надо, кого можно, а кого ни-ни.

Быка зарезали и съели.  Время идет, телят нет и надои падают. Что делать? Ну, конечно же, нужен новый  племенной производитель, то есть бык. Когда ситуация стала критической, а происходило это уже зимой  в условиях полярной ночи, было принято разумное решение  и в поход послали гонца.

Для приобретения быка был командирован знающий «коровьи дела» мичман бригады  в Вологодскую область с соответствующими полномочиями и соответствующей суммой денежных средств. Хороший бык – дело дорогое. Вологодская область в советское время славилась своим племенным животноводством, как сейчас не могу знать.

Бык был куплен.  Какой породы не знаю, но самый лучший и дорогой в Вологодской области.  Железнодорожным транспортом  быка доставили  до  Мурманска, далее автомобильным до Североморска.

Но, теперь быку предстоял наиболее ответственный и самый опасный участок пути к месту своей новой дислокации.  То есть,  водный путь на «оказии» к конечному пункту — поселку Гранитный, который уже  до него осуществлял его бодливый  предшественник.

Для доставки  «племенной редкости»,  командованием бригады  был выделен в качестве оказии катер — торпедолов,  как наиболее подходящее плавсредство по своему техническому оснащению грузоподъемными средствами. Катер дожидался нашего главного героя у причальной стенки морского вокзала города Североморска.

Следует отдельно сказать о приливо-отливных явлениях Баренцева моря, уровень которых наибольший в мировом океане. Поэтому на Кольском полуострове и была построена приливо-отливная гидроэлектростанция, которая и осталась единственной в нашем отечестве по способу получения электроэнергии.

Быка на причал доставили на самом пике отлива. Мачта торпедолова находилась чуть выше кромки причальной стенки, глубина воды ближе к причалу была небольшой.

Началась погрузка,  дело происходило в условиях полярной  «дивной» ночи при  плохом освещении. На быка завели погрузочные стропы. Надо отдать ему должное,  к подготовительной операции бык отнесся с полным пониманием, своим поведением  выражал полное согласие, равнодушно подставляя свои бока матросам  катера, производящим стропление ответственного груза.

А может быть он просто замерз, на дворе стояло минус 20 и не было никаких сил сопротивляться. Ну, очень холодно.

Погрузочная команда катера очень торопилась,  матросам тоже было холодно.

Грузоподъемность катерной  грузовой стрелы  по всем  условиям  отвечала  упитанной массе нашего героя. В спешке не учли только ветхости  и  изношенности погрузочных строп.

Случилось то, что должно было случиться. При транспортировке  быка с причальной стенки на борт катера, стропы  оборвались и  наш бык удачно свалился  в ледяную воду.  Быку при этом крупно повезло, он попал  на мелководье, что позволяло ему перемещаться  по дну в поисках лучшей доли.

Исследуя дно Кольского залива, бык  вопил  и  взывал о помощи.

Его «Му-у-у..» разносилось над темной гладью залива, пугая полярной ночью полусонное население Североморска и экипажи военных кораблей стоящих совсем рядом от места происходящего действия. Его  протяжное «Му-у-у…» было очень похоже на вопль нашего командира бригады, испытавшего на себе все прелести полярного купания.

На причале в унисон купающемуся быку, вопил и стонал наш мичман — знаток коровьих душ, ответственный за купленный товар и за его ценность. Деньги то не малые!

На причале кричали и матерились зрители, толпа которых к тому моменту уже  оперативно собралась.

Тяга к жизни,  природные инстинкты позволили нашему главному герою найти верное решение и  верный путь.  Проведя экскурсию по дну Кольского залива и обогнув причальную стенку, бык каким-то внутренним чутьем выбрался на осушку и далее на берег, благо рельеф местности у морского вокзала Североморска  в то время позволял это осуществить.

Быка поймали за рога и оперативно обратно привели на причал. От его тучной мясной туши на морозном воздухе струился пар. Бык явно замерз, озноб пробивал его тело.

Не растерялся наш мичман и дружный экипаж катера, который так бездарно обмишурился с погрузкой быка. Моментально были собраны на катере одеяла и куртки, все теплые вещи,  в которые можно завернуться и согреться.  Наш бык был любовно укутан матросами  катера в теплое согревающее одеяние.

Главный специалист по коровам, сообразил быстро. Что главное у быка? Догадайтесь сами. Ну,  конечно же  — это его яйца, а надо сказать у нашего быка они были, ну просто здоровенные.

Ветеринарной помощи  в Североморске ждать – пустое занятие.   И расторопный мичман, принял самое гениальное решение. С катера быстро принесли весь запас спирта, «шила» на флотском диалекте  и он приступил к проведению лечебного растирания животворного органа быка и его огромнейших заледенелых яиц, свисающих до его быка колен.

Бык не противился и процедуру перенес стоически, по всей вероятности  всем своим умом понимал, что это просто необходимо для здоровья.

Лечебное растирание под бравые крики сочувствующих зевак « три сильнее и тщательнее», «береги головку» прошло успешно. Нашим героем издавалось протяжное ободряющее «Му-у-у..», чем-то напоминающее пароходный гудок.

Успешно и без спешки прошла повторная погрузка купленного товара на катер «оказию».

Морское путешествие нашего героя закончилось без происшествий, морской болезнью он не мучился, явных следов не наблюдалось. А как на самом деле? У него не спросишь, весь оставшийся путь бык молчал и думал о чем-то своем наболевшем.

Не могу знать, какие последствия для деторождения были у комбрига после принятия ледяных ванн северных вод, но купание быка прошло без последствий. Производитель своими стараниями приумножил поголовье поселкового  коровника и украсил унылый вид северной природы появлением все большего количества молоденьких  «пеструшек» телят, окраски такой же, как их родной папаша. Надои молока стали неуклонно повышаться.

Было ощущение, что купание в холодной морской воде пошло быку только на пользу. Нрав у него оказался на удивление очень добрым, никаких проявлений бодливости. Население поселка при его появлении  не вздрагивало и больше не разбегалось в разные стороны в поисках убежища.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme