Лагард А. Кубанское казачье войско. Кубанские казаки. Часть 2.

Казаки 1-ого Екатеринодарского казачьего полка id.pinterest.com

Не сразу черноморские казаки прижились на Кубани. Первое время бедствовали, жили в землянках. Как описывает этот период Потто В.А в своем пятитомнике «Кавказская война» назначенный после храброго атамана Бурсака атаман Матвеев Георгий Кондратьевич оказался слабым управленцем, не способным обуздать порой дикие нравы запорожцев.

Первые обитатели Черномории, казаки екатерининского века, не найдя на первое время никакого приюта в негостеприимных степях, вынуждены были селиться в землянках, а эти мрачные, сырые убежища становились могилами для целых сотен поселенцев. Войско, в значительной степени лишенное к тому же семейного элемента, таяло и уменьшалось день ото дня, тем более что к дурным гигиеническим условиям скоро присоединилась бесконечная суровая война, так что уже в 1809 году признано было необходимым значительно усилить население новыми переселенцами из малороссийских казаков Полтавской и Черниговской губерний. Их прибыло тогда до двадцати трех тысяч душ, и хотя эти переселенцы принесли с собою тот же казацкий дух, но не принесли они оружия и умения владеть им. Старые сечевики между тем вымирали, молодые казаки только еще учились да привыкали к порубежному воинственному быту, и боевая опытность старых запорожцев постепенно падала. Постоянная война при таких обстоятельствах губительно отзывалась на населении, и ко временам Ермолова оно снова уменьшилось, как сказано выше, до тридцати шести тысяч душ

В Черномории при попустительстве Матвеева стали укореняться порядки, пришедшие из Запорожский сечи, разлагавшие казацкий быт, а с ним вместе подрывающие казачью воинскую силу. Среди свободной общины, важнейшим законом которой было воинственное братство и равенство, начала выделяться богатая аристократия — казачья старшина, уже одним своим существованием нарушавшая весь стародавний казацкий уклад. В принципе запорожцы жили в Сечи не обрабатывая земли, а добывая пропитание войной и грабежами. А на Кубани надо же было кормить самих себя. Набеги за Кубань были категорически запрещены. То есть надо было кормить самих себя — выращивать хлеб, овощи, ловить рыбу, охотиться. Запорожцы не были к этому приучены. А те, кто были облечен чинами и властью — казачья старшина, стали захватывать и покупать у более мелких казаков земельные владения. Появились у богатых казаков большие земельные наделы, садки для разведения рыб, хутора. Для работы они были вынуждены нанимать батраков — более бедных казаков или даже покупали для этого крестьян в центральной России. Воинская служба стала не основным занятием черноморских казаков того времени и неслась спустя рукава.

Атаман Матвеев, человек слабого характера, сразу попал под влияние этой новой аристократии, разбогатевшего казачества, и на землях Черноморского войска начинается безурядица: военные повинности распределяются неуравнительно, наряд на кордонную службу производится без очереди, служба внутренняя, несравненно легчайшая, в угоду богатым казакам не различается больше от службы пограничной (кордонной). Сам атаман лишь изредка выезжал из города, а глядя на него, и полковники бросали свои полки и кордонную стражу и уезжали на хутора – хозяйничать. Здание, сколоченное мощной рукой Бурсака, начинало валиться, оборона границы слабела.

Черкесы, зорко следившие за всем, что делается на линии, должны были ясно видеть, что теперь им уже нечего бояться, и над низовым побережьем западной Кубани начинали собираться грозовые тучи. К сожалению, не так смотрели на дело в Херсоне, которому почему-то подчинена была Черномория, а еще более идеальные воззрения на этот счет царили в Петербурге. Продолжительный мир, который был куплен Бурсаком многими сражениями, непомерными усилиями и жертвами и поддерживался только постоянной готовностью Кубанской линии ответить на вражду враждой, на набеги набегами, за сожженные станицы и поселки рейдами за Кубань и наказанием виновных. Атаман же Матвеев был уверен, что надо жить с черкесами в мире. А для обеспечения мира надо дружить с князьями и закубанскими турками и прежде всего пашой из Анапы. По левому берегу Кубани появились напротив казачьих станиц, так называемые мирные аулы ногайцев и черкесов. Но черкесы и ногайцы жили тогда именно набегами на более богатых соседей, грабежом и торговлей с Турцией живым товаром, угоном скота. В Анапе был невольничий рынок, где ценились русские рабы. Многие черкесы продавали в Турцию даже своих дочерей и менее удачных соплеменников.

Один из руководителей пограничной стражи писал Матвееву: вижу нашей пограничной стражи такую слабость, что уже закубанские хищные народы, в наши пределы переезжая без опасности, берут от нас скот, аки свой собственный, и казаков, по два человека разъезды делающих, захватывают в свои пределы, а противляющихся им ранят и в смерть убивают; наши же стражи хищников ни единаго не поймают и тем умножают войску порок и бесславие. Сему поводом нижеизъясненная причина и вам довольно известная, что на границу поставлено казаков только тысячу пятьсот человек, да и те почти все наемные, нездоровые и малолетние, и, по причине частых им перемен, в воинскому делу не привыкшие, которые, не повинуясь кордонным старшинами и не имея у себя исправных воинских зброй, а конные — добрых лошадей, будучи одеты в тяжелую одежду, на неприученных лошадях, — всегда бывают показанным хищникам смешным игралищем в жертву.

Четвертого января 1818 года давно уже забытая на Кубани тревога всполошила всю линию. Сильная черкесская партия, спокойно переночевав в мирных аулах на левом берегу Кубани, ринулась на Капанскую почтовую станцию. Там все было захвачено врасплох, и прежде чем маяки разнесли тревогу, горцы уже покончили со станцией. На этот раз они, однако, удовольствовались малым и сразу ушли за Кубань. Матвеев пожаловался турецкому анапскому паше, с которым был в постоянной переписке. Паша с усмешкой отвечал, что черкесы – разбойники, которых следует ловить и, привязав камень на шею, бросать в Кубань, и что пусть атаман сам принимает меры для охраны своей границы, а не жалуется ему.

Два года прошли после того в каком‑то напряженном состоянии с обеих сторон; не было войны, не было и мира, и только разбой свирепствовал на Кубани. В конце 1819 года лазутчики дали знать, что как только Кубань покроется льдом, черкесы снова вторгнутся в Черноморию. Скоро опасения оправдались. В январе 1820 года сильная партия черкесов появилась на правом берегу, направляясь к Вассюринскому селению (станице). Этот крупный набег однако не удался: есаулы Косович, Забора и войсковой старшина Гаврюш успели преградить им путь. Горцы воротились за Кубань, но только затем, чтобы там усилиться,– и вдруг 24 января семь тысяч всадников перешли Кубань. Прорыв был сделан в дистанции Елизаветинского поста, и горцы напали на близлежащие хутора Осечки, находившиеся верстах в шестидесяти пяти от Бкатеринодара и в пятнадцати верстах от Кубани. Восемьдесят казаков, возглавляемых подполковником Ляшенко и войсковым старшиной Порохней, не смогли сдержать напор семитысячной массы, которая просто смяла смелых казаков, а через час одни обгорелые головни показывали место, где жили хуторяне. Горцы забрали тридцать человек в плен, весь скот – и ушли назад за Кубань. Прошла неделя, и первого февраля более сильное вторжение повторилось. Теперь уже восьмитысячное скопище двинулось к целой Полтавской станице. Посты на Кубани не проглядели неприятеля. Есаул Сиромаха и хорунжий Синьговский быстро прискакали к станице с резервами, но вся их сила состояла не более как из двухсот казаков, и потому им нечего было и думать удержать многочисленную черкесскую конницу. Но в Сиромахе и Синьговском жил еще мощный дух старого Запорожья. Видя, что горцы обложили со всех сторон несчастную станицу, и не имея силы нанести значимый удар неприятелю, они, имевшие полную возможность не вмешиваться в дело, не хотели оставаться равнодушными зрителями разгрома родных куреней и бросились на неприятельскую облаву с тем, чтобы прорубиться и разделить одну общую участь со своими казаками в Полтавской. Решимость и неожиданный удар их венчалась спасением станицы. Неожиданный удар с тылу испугал горцев, сражавшихся на чужой земле и они побежали. Пылали жилища казаков, бой закипел в улицах станицы. Сиромаха и Синьговский, соединившись с жителями, геройски, шаг за шагом, отстаивали Полтавскую; священник с крестом в руках появился посреди защитников и вдохновлял их на бой. А тут пришли на помощь полки Стороженки и Животовского. Смелым и дружным ударом свежих сил им удалось выбить черкесов из станицы, и Стороженко, пользуясь смятением врагов, соединил под свою команду все наличные оборонительные силы и погнал горцев к Кубани. Казаки при этом взяли два неприятельские значка и успели отбить часть полона, но пятнадцать полтавских жителей все‑таки уведены были в плен. Храбрый хорунжий Синьговский и десятки жителей станицы погибли в сражении.

По всей Черномории сразу поднялась тревога. Но прошло еще лишь несколько дней, и двухтысячная партия черкесов снова вторглась в казацкие земли, прорвавшись в дистанции Петровского поста. Напрасно казачий есаул Кумпан со своим отрядом пытался загородить им дорогу. Отбросив и уничтожив горсть казаков, черкесы и ногайцы ударили на менее защищённые хутора, и хотя в то же время на помощь прискакали казаки с Копыльского поста во главе с войсковым старшиной Головинским, но они вместе с хуторскими казаками были бессильны остановить более многочисленного неприятеля. Горцы сожгли хутора, забрали скот, имущество и полонили, попавшихся им людей. Головинский и Кумпан до конца уничтожения хуторов мешали неприятелю, но все энергичные усилия их были напрасны,– слишком малое число было у них казаков, чтобы отстоять хуторян.

Набеги черкесов, не находившие отпора, сильно поколебали доверие черноморцев к своему начальству. Общее негодование множилось даже среди старшины против атамана Матвеева, допускавшего горцев безнаказанно разорять казачьи станицы и хутора не отвечая на грабежи и нападения. Роптали казаки и заклеймили на веки веков память своего атамана злой насмешкой: “Матюха, развiшав уха”. И правы были казаки. Втянувшись в бесполезную переписку с анапским пашой, атаман их не обращал должного внимания на тревожные известия из‑за Кубани, и все распоряжения его состояли исключительно все в том же вызове на службу льготных частей, не являвшихся самыми боеспособными. Не позаботился он, зная недостаток сил на кордонной линии, вызвать из войска для защиты границы всех способных носить оружие, как это делывал Бурсак, умевший в чрезвычайных случаях даже обойти запрещение переходить Кубань или прямо добивавшийся разрешения наказывать черкесов в их собственных землях. Однако разгромом Петровских хуторов окончились бедствия этого года; наступившая оттепель разбила на Кубани лед, переправы стали трудны, и вторжения прекратились.

С подачи Ермолова в самом управлении краем все же произошла крупная перемена. Уезжая в конце 1820 года в Петербург, Ермолов поручил командование войсками на Черноморской кордонной линии донскому генералу Власову, и дал указание ему подробнее ознакомиться с положением черноморских дел, приказал ему осмотреть полки, казаков и сделать подробное донесение. В этом сказалось отчасти и недоверие Ермолова к атаману, при котором столько бедствий обрушилось на черноморских казаков.

Власов проверил состояние дел и составил о Черноморских полках самое невыгодное заключение:

Выдержки из донесения:

Начну с того, что в них некомплект, но вы, господин атаман, должны вспомнить, что есть мой приказ о собрании к полкам отличных людей, бойцов, и чтобы оные не были отвлекаемы от службы.

Оружия на людях многого не состоит, а находящееся налицо – в непозволительном состоянии. Не у храброго воина оружие в небрежении, а у казаков черноморских съедает его ржавчина.

Лошадей много неспособных; большого числа вовсе недостаёт; в пяти полках казаков с лошадьми надёжными только тысяча пятьсот девяносто восемь.

В разборе людей не приемлется в рассуждение род службы. Казак, ловкий на коне, служит пеший; неумеющий управлять взлез на коня – и сам не рад, и конь непослушен под седоком боязливым.

Судя по стрельбе казаков в цель можно заключить, что многие из казаков пороха с маком не распознают.

Обращение офицеров с казаками не внушает в сих последних к себе должного почтения. Не слабостью и потворством приобретается любовь подчинённых. Большая часть офицеров Черноморского войска сего не понимает.

Казаки, послаблением допущенные до состояния, уничижающего звание воинов, заставляют краснеть начальников, над ними поставленных, и мне, новому сотруднику вашему, едва остаётся право признать вас более не за начальника войска, а за пристава над мужиками.

После этого Власову Ермоловым дана была полная воля карать хищных черкесов, в том числе и в их собственной земле – и имя Власова скоро загремело в горах Западного Кавказа. Не довольствуясь охраной кордонной линии, он перенёс войну с черкесами за Кубань и смелыми действиями распространил ужас в горах, воскрешая в памяти черкесов бурсаковские погромы. Грозой и пугалом стал Власов для закубанских народов. Бывали и при нем попытки вторжений, но черкесы уже не возвращались с добычей на свой берег Кубани, и сотни тел их оставались на русском берегу.

Роль атамана Матвеева отодвигается с тех пор как бы на второй план. За ним вначале остались ещё внутренние хозяйственные распоряжения, и Ермолов писал ему, что пребывание в войске Власова не должно мешать атаману в исполнении его обязанностей.

Власов не имел права входить ни в какие внутренние его распоряжения, атаман же без согласия Власова не мог только производить никаких перемен в обороне границы и в войсках, занимавших кордоны.

Но, вероятно, двойственность власти сказалась невыгодно на крае и повела к новому распоряжению. Второго марта 1822 года Ермолов приказал не только ввести лучшее устройство по всем частям войскового правления, но и преобразовать самую войсковую канцелярию по примеру Донского войска, а Власову присваивается звание командующего Черноморским войском. Атаман Матвеев становится теперь лицом, подчинённым Власову, и в списке, представленном генерал‑адъютанту Стрекалову в 1826 году, уже значится: “Командует генерал-майор Власов пограничными полками и распоряжается внутренними делами войска Власов, а под ним войсковой атаман полковник Матвеев”.

Как сказано выше Кубанское казачье войско складывалось, как бы из двух составных частей. Первая часть линейные казаки, переселённые с реки Дон и Хопёр и поселённых вдоль реки Кубань от реки Лаба до верховьев реки Кубань. Вторая из числа бывших запорожцев, позднее названных Бугским казачьим войском и ещё позднее «кошем верных казаков», а после переселения, названных Черноморским казачьим войском, поселённых от реки Лаба до Таманского полуострова и до земель донских казаков. Поселение черноморских казаков называлось Черноморией и протянулись от реки Лабы до устья Кубани. А земли линейных казаков назывались Кавказской Линией, протянувшийся вдоль Кубани и Терека до Каспийского моря .

Линейное казачье войско в своём полном составе размещалось вдоль рек Кубань и Терек и состояло и донских и хоперских казаков расселённых вдоль реки Кубань и волжских, гребенских, терских казаков и однодворцев Курской, Воронежской и Орловской губерний, расселённых вдоль реки Терек. Подчинение Линейного и Черноморского казачьих войск было также разное. Черноморское казачье войско подчинялось инспектору Крымской инспекции и Таврическому губернскому начальству, а линейных Астрахани

У линейных и черноморских казаков были разные структуры, названия, должности, внутреннее устройство, складывавшееся веками раздельно на Дону и Днепре. И это мешало службе.

В царствование Александра I, с подачи Ермолова и Власова, Указом Черноморскому казачьему войску было приказано строить своё управление, канцелярию по примеру Донского казачьего войска. Черноморское войско было разделено на 20 полков по расселению казаков.

Линейное же войско состояло из 5 терских полков и 5 кубанских полков. Впоследствии к ним прибавились малороссийские полки, поселённые вдоль реки Сунжа и вдоль Военно-грузинской дороги.

В 1812-1814 годах Черноморские и Линейные казаки участвовали в Отечественной войне и заграничном походе. И это учитывая то, что необходимо было держать линию от набегов горцев и участвовать в войнах в Закавказье сил безусловно не хватало.

В этот период на Кубанской линии и в Черномории зародились для сопротивления набегам горцев, так называемые пластуны — казачий спецназ. Пластуны – пешие воины. Разведчики, уходящие в тыл к врагу, выставляемые на самых опасных направлениях и сообщающие о всех планах неприятелей.

Кавказская война шла с переменным успехом. Но основные войска России были отвлечены на внешние войны. Горцы делали набеги на казачьи станицы, жгли их и угоняли захваченных женщин и детей. Ограниченными силами русские войска, при участии местных казаков, делали ответные карательные операции в области, где скапливались враждебные России силы и наказывали горцев за набеги – жгли посевы и аулы. Вдоль линии (Кубани) строились для защиты селений и крестьян новые крепости, создавались новые станицы, куда переселяли однодворцев и добровольцев из Новороссии и Малороссии, а также бывших солдат. Многие станицы стали смешанными по этническому составу населения. В казаки стали верстать даже желающих горцев, выходящих на линию и принимающих православие. Там, где в станицах не хватало женщин из центральной и северной России переселяли молодых девушек, которые приходили в станицы со своими верованиями, обычаями и культурой, диалектами.

8 февраля 1860 года, после Крымской войны Россия серьёзно взялась за наведение порядка на Северном Кавказе начались реформы казачьей линии с точки зрения управления. По Указу Императора Александра II правая часть линии вдоль Кубани стала называться Кубанской областью, а левая часть линии вдоль Терека стала называться Терской линией. Все пространство Северного Кавказа (кроме Черноморского побережья) включая Ставрополье вошло в эти области. Кубанские казаки для формы получили красный материал форменного приклада, а терские казаки синий цвет. Форма одежды казаков была принята, как у горцев – черкески с газырями, бешметы, папахи.

С 1856 года, когда главнокомандующим Кавказской армией был назначен генерал фельдмаршал князь Барятинский А.И. и начинается заселение казаками ближнего Закубанья. Основная цель этого была покорение горских племён, прекращение набегов. Сначала начали строиться передовые укрепления солдатами (большинство получили названия по названиям полков), где, как сейчас говорят «вахтовым методом» несли службу назначенные казаки и солдаты при поддержке артиллерии. Позднее при переносе укреплений вперёд, за ними начинали строиться укреплённые казачьи станицы уже по правому берегу Кубани.

13 октября 1860 года № 464 произошла реорганизация подписанная главкомом Кавказской армией генерал-фельдмаршалом князем Барятинским А.И. К Кубанской области приписано и Черномория и войска стали называться живущие вдоль Кубани – Кубанских казачьим войском, а вдоль Терека Терским казачьим войском. Главное управление Кубанских казачьим войском стало осуществляться из Екатеринодара, а Терским казачьим войском сначала из Георгиевска, а несколько позднее из Владикавказа.

Уже 14 ноября 1860 года Барятинский предоставил подробный план, согласно которому все мирные горцы выселялись на равнины, прилегающие к левым берегам Кубани и Большой Лабы. Нагорные и предгорные места заселялись казаками с целью блокирования горцев в горах.

Предстояло однако решить главный вопрос: где взять необходимое количество переселенцев для выполнения плана. Детальную разработку проекта колонизации правого берега Кубани и предгорья князь Барятинский поручил новому начальнику Кубанской области генералу графу Н. И. Евдокимову.

На всем пространстве между Лабой и восточным берегом Чёрного моря, по предгорьям и в нагорной части, граф Евдокимов планировал обустроить порядка 50–60 станиц с населением 200–300 семей в каждой.

Всего, по его мнению, процесс покорения горцев мог продлиться пять лет, ежегодно должно было «водворяться» в среднем до 12 станиц (от 300 до 360 семей). Для заселения 60 станиц в Закубанье было необходимо 18 000 семей (90 000 душ обоего пола). Он подсчитал, что только во внутренних станицах 1-й и 4–6-й бригад Линейного войска проживали 20 000 семей (100 000 душ), этого было достаточно для заселения Закубанья.

Однако возлагать всю тяжесть колонизации на линейцев и черноморцев Евдокимов не хотел и предложил А. И. Барятинскому взять на переселение от Линейного войска 40 000 и от Черноморского 45 000 душ обоего пола, а в Натухайский округ переселить Азовское казачье войско, насчитывавшее 4740 душ мужского пола и привлечь желающих казаков из Новороссии и Малороссии. Чтобы уложиться в рамки предложенного пятилетнего срока, Евдокимов считал необходимым начиная с 1862 года в течение четырёх лет переселять с Дона по 1000 семей в год. Граф был уверен, что в противном случае (при использовании старой практики) процесс заселения мог затянуться на двадцать лет. Общее количество затраченных средств на водворение 60 станиц должно было, по подсчётам графа Евдокимова, составить 1 338 068 руб.

В апреле 1861 года (для реализации плана Евдокимова) главнокомандующий фельдмаршал А. И. Барятинский отдал по Кавказской армии приказ о постройке за Кубанью новых станиц и переселении туда, фактически поголовно, жителей старых станиц Кубанской области. К полному переселению готовили станицы Щербиновскую, Конеловскую, Спицевскую, Сергиевскую, Александровскую, Круглолесскую и Грушевскую.

В связи с необходимостью заселения большим числом казачьих семей предгорий по обоим скатам Кавказа от Лабы до Анапы главнокомандующий распорядился вовлекать округа по очереди: начать с Ейского, как наиболее удалённого от театра военных действий, затем перейти к Екатеринодарскому и Таманскому. Чтобы осуществить столь масштабный проект колонизации, А. И. Барятинский стремился создать за Кубанью новое казачье войско, способное выполнять любые приказы военного командования и обеспечить безопасность мирной жизни на Кубани.

Черноморцы не захотели смириться с возможностью отрыва от земель, дарованных Екатериной II их дедам, и переселением целых станиц в горы. Начались в станицах волнения. Сопротивление правительству оказали и казаки-линейцы Хоперского полка, также не хотевшие переселяться за Лабу. Таким образом, масштабное переселение, намеченное на 1861 год, было сорвано.

Разочарованный император вынужден был утвердить подготовленное графом Н. И. Евдокимовым распоряжение об отмене переселения за Кубань станиц 1-го Хоперского и Ставропольского полков, а также 770 семей из Ейского округа.

Кроме того, военное руководство вынуждено было пойти на определённые уступки, чтобы разрядить ситуацию, вынуждено начать привлекать только охотников – добровольцев, из числа казаков линейцев и черноморцев. В итоге распоряжение о размещении в Кубанской области в 1861 году 17 новых станиц было отменено и принято решение основать только восемь станиц: на Кубани – Усть-Джегутинскую и Верхне-Николаевскую; на Большой Лабе – Каладжинскую, Псеменскую и Ахметовскую; на Малой Лабе – Андрюковскую; на р. Ходзь – Переправную; на р. Фарс – Нижне-Фарскую. Затем решили водворить в Закубанье ещё три станицы помимо запланированных (Кужорскую – на левом берегу р. Серале, близ впадения в неё рек Несебс и Феш; Губскую – на р. Губс; Промежуточную – на левом берегу р. Ходзь, при выходе из теснины Ирисского ущелья. 

К концу марта 1862 года Адагумским отрядом было окончено возведение 12 станиц в Натухайском округе. Для их занятия планировалось переселить из Кубанского казачьего войска 19 офицерских и 1500 казачьих семей, из Азовского войска – две офицерские и 200 казачьих семей, из регулярных войск – 110 семей женатых нижних чинов.

По решению Войскового правления, переселенцев от Кубанского войска набирали из трёх округов бывшего Черноморского войска (Таманского – девять офицерских и 528 казачьих семей, Екатеринодарского – семь офицерских и 288 казачьих, Ейского – три офицерские и 684 казачьи семьи). Жители упразднённой станицы Темрюкской Таманского округа (три офицерские и 307 казачьих семей) отправлялись в станицу Варениковскую.

Заселение этих станиц граф Евдокимов поручил начальнику Адагумского отряда генералу Бабычу. Летом 1862 года было завершено строительство 13 станиц в районе Лабинского округа и окончательно заселено пространство восточнее р. Белой, а в декабре того же года были водворены ещё две станицы в Кубанском войске – Гиагинская и Пшехинская.

В течение лета 1863 года завершилась колонизация к востоку от Адагумской линии до р. Иль и далее между руслами рек Белой и Пшиш. Всего на этом пространстве основали 21 станицу, переселив 33 офицерские и 3494 казачьи семьи Кубанского и Азовского войск.

В апреле 1864 года было определено окончательное число переселенцев для этих станиц. На северном склоне: из бывшей Черномории – 1000 семей; из четырех бригад Кубанского войска – 1000; женатых нижних чинов – 217; государственных крестьян – 1000; Донского войска – 200; Азовского войска – 327; Эзень-Амских поселян – 85 семей; один крестьянин; один русский, сбежавший из горского плена. На южном склоне: из бывшей Черномории – 300 семей; от 4-й бригады Кубанского войска – 125. (Всего – 4256 семей.) Кроме того, для размещения в новых станицах направлялось: офицерских семей из состава Кубанского казачьего войска – 35, из регулярных войск – пять и священников с причтами – 21.

В ходе колонизации 1864 года было занято все пространство на северном склоне от р. Афипс до Пшиша и на южном склоне – от Геленджика до Туапсе. Основание этих поселений существенно укрепляло позиции России на Западном Кавказе.

Из донесения командующего войсками Кубанской области графа Н. И. Евдокимова следует, что в течение года на колонизированном пространстве было «возведено 52 станицы и три посёлка с расселением в них 4374 семей разного рода переселенцев: казаков Кубанского войска – 2438, Донского – 200, Азовского – 339, Оренбургского – 425, Уральского – 1, женатых нижних чинов Кавказской армии – 217, государственных крестьян по назначению начальства – 477, временно обязанных крестьян войска Донского – 17, охотников разных сословий – 12, мещан города Николаева и отставных служащих матросов – 166, при 43 офицерских и 31 священнических».

Чтобы ускорить процесс переселения и обеспечить казаков добротным жильем до наступления зимы, в станицах, где был недостаток мастеровых и плотников, по распоряжению графа Евдокимова разместили регулярные войска. Для обеспечения переселенцев продовольствием устанавливалась его выдача из ближайших войсковых магазинов. По прибытии на место переселенцы получали пособие от правительства. В каждом новом полку учреждались лечебные округа, в них, в свою очередь, открывались аптеки, которые снабжались медикаментами. В новые станицы для обеспечения духовных потребностей переселенцев направлялись священники. Осуществляя все эти меры, командующий войсками Кубанской области Н. И. Евдокимов был уверен, что население, «водворенное в богатых долинах обоих склонов хребта», несомненно, должно благоденствовать.

Однако теснимые создаваемыми казачьими станицами черкесы вынуждены были уходить в малопригодные для жилья горы, ущелья. Многие начали уже переселяться в единоверческую Османскую империю, которая широко распахнула двери, желая использовать отважных воинов с Кавказа для войны с Россией.

Необходимо отметить, что в ходе масштабной колонизации за период с 1861 по 1865 год было основано более 100 станиц, заселённых из состава казачьих войск (в первую очередь Кубанского), а также солдатами и крестьянами различных губерний России (в том числе малороссийскими казаками и крестьянами добровольцами из Полтавской, Воронежской, Орловской, Харьковской и Черниговской губерний зачисленными в казачье сословие). Командование старалось по возможности селить черноморских и азовских казаков (малороссов по происхождению) вперемешку с русскими казаками, хотя сами казаки хотели селиться с учётом этнокультурных особенностей. Власти же преследовали цели скорейшей этнокультурной ассимиляции, чтобы не допустить в дальнейшем каких-либо сепаратистских выступлений, опасаясь повторения событий мая 1861 года, когда был сорван план генерала Н. И. Евдокимова по переселению части казаков в предгорья и горы.

Совместное проживание в одних станицах трёх разных этнокультурных общностей великороссов, казаков и малороссов приводило сначала к конфликтам. Дрались стенка на стенку по престольным праздникам. Но совместная служба сближала. Язык адаптировался общий — средний между общностями. А вот разница наблюдалась даже в строительстве домов в станицах. Малороссы и бывшие запорожцы строили глиняные мазанки без полов (на земле), бани не строили сначала, так как у них принято было мыться в бочках, по надобностям ходили в степь до ветру. А вот великороссы строили капитально деревянные дома, баньки и даже рыли выгребные ямы и ставили на них деревянные туалеты, разукрашивали все свои строения резными наличниками. Женщины различались одеждой, украшениями, песнями. Но с годами все перемешалось. Межэтнические браки стали нормой. Совместная служба и опасности объединяли казаков в единую общность кубанское казачество.

Ежегодно на передовых линиях, наиболее близких к горам, возводилось до 10 станиц, управление которыми учреждалось по типу бывшего Кавказского Линейного казачьего войска. В свою очередь, из этих станиц создавались полки и бригады с полковым управлением и отдельной территорией.

Теперь о службе кубанских казаков.

Служба кубанских казаков России началась с участия хоперских и линейных казаков в Азовских походах Петра I, шведской войне 1700-1721 года и турецкой войне 1710-1713 года, прутском походе, хивинском походе князя Бековича-Черкасского 1716-1717 года, персидских походах 1721 года и 1722-1723 года. Линейных казаки участвовали в русско-польской войне 1733-1735 года, русско-турецкой войне 1735-1739 года, крымском походе 1738 года, русско-шведской войне 1741-1743 года, русско-прусской войне 1757-1762 года, русско-турецкой войне 1768-1774 года, подавлении польского восстания 1771 года. Линейные и черноморские казаки в русско-турецкой войне 1787-1791 года, шведской войне 1788-1790 года, русско-польской войне 1792 года, наполеоновский войнах 1792-1797, 1799-1802, 1805-1807, отечественной войне 1812 года, заграничном походе русской армии 1813-1814 года, подавлении польского восстания 1794 года, персидской войне 1796, 1804-1813, 1826-1828 года, турецкой войне 1806-1812 года, Кавказской войне 1817-1864 года, турецкой войне 1828-1829 и 1853-1854 года, крымской войне 1854-1855 года. Кубанские казаки участвовали в подавлении польского восстания 1863-1864 года, турецкой войне 1877-1878 года, подавлении восстания в Дагестане в 1877 году, русско-японской войне 1904-1905 года, персидской войне 1909-1911 года, первой мировой войне 1914-1918 года, гражданской войне 1918-1920 года, великой отечественной войне 1941-1945 года.

После заселения Закавказья казаками в составе Кубанского казачьего войска были созданы первоочередные (на службе) 10 казачьих полков, 6 пластунских кубанских батальонов и 5 артиллерийских кубанских батарей. Полки получили названия по названиям полковых округов Таманский, Полтавский, Екатеринградский, Уманский, Урупский (Майкопский), Лабинский, Хоперский, Кубанский, Кавказский, Ейский (Темрюкский), Хопёрский. 

Старшинство Кубанского казачьего войска установлено Императором с 1696 года, начала службы России хопёрских казаков, переселённых с Хопра на Кавказ.

Весь период переустройства и реорганизации Кубанского казачьего войска и заселения новых территорий проходил в условиях ведения Россией войн (в том числе и на Кавказе), заселения Закубанья.

Войсковые награды за службу:

Войсковое знамя с надписью «Верноподданному Войску Черноморскому за 50-летнюю верную, усердную и храбрыми подвигами ознаменованную службу (пожаловано 10 октября 1843 года)

Два знамени с надписью «За храбрость и примерную службу в войне против французов, англичан и турок в 1853, 1854, 1855 и 1856 годах. (пожалованы 26 августа 1856 года Черноморскому и Азовскому казачьим войскам).

Знамя с надписью «За Кавказскую войну» (пожаловано 20 июля 1865 года).

Знамя с надписью «За отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 года» (пожаловано 30 августа 1880 года).

Юбилейное знамя с надписями «В память двухсотлетнего существования Кубанского казачьего войска 1696-1896 года» (пожаловано 8 сентября 1896 года).

Знамя простое с надписью «За веру и верность» (пожаловано в 1788 году).  

Знамя простое с надписью «За веру и верность» (пожаловано в 1792 году). 

Знамя простое с надписью «Благодать оному» (пожаловано в 1801 году). 

Знамя простое с надписью «За храбрость и усердие при переправе через Дунай русских войск в 1828 году, постоянную преданность и отличную службу» (пожаловано в 1844 году Азовскому казачьему войску).

Два больших белых знамени без надписей (в 1792 году при учреждении Черноморского войска).

Знамя большое белое с жёлтыми лучами и с ним 14 белых малых с розовым крестом в середине знамён, без надписей (пожалованы в 1801 году).

Шесть малых зелёных знамён с розовым в центре крестом знамён, без надписей (пожалованы в 1803 году).

Знаки атаманства:

Булава атаманская. Дана в 1763 году Запорожскому войску и передана в 1788 году Черноморскому войску. Состоит из тёмного дерева, серебряной и позолоченной головки в виде шара и серебряного наконечника.

Две булавы больших. Состоят из деревянной трости, медной вызолоченной головки и медного и вызолоченного наконечника.

Четырнадцать булав малых. Состоят из деревянной трости, медной вызолоченной головки и медного и вызолоченного наконечника.

Пять перначей больших. Состоят из деревянной трости различной длины с серебряным наконечником и головкой грушевидной формы, узким концом, прикреплённым к дереву.

Восемнадцать перначей малых. Состоят из деревянной трости (на три четверти, окованных медью), медных наконечников и головки.

Насека с надписью «Насека Кубанского казачьего войска 1904 года» дана 2 июня 1904 года. Состоит из деревянной трости, серебряной позолоченной головки из двух гранённых, сжатых один за других шаров; на верхнем шаре два металлических чёрных орла, крестообразно пересекающихся.

Две большие серебряные литавры с серебряными кистями и бахромой (даны в 1792 году).

Две большие серебряные кавалерийские трубы с шнуром, серебряными кистями и такими же кронами.

Все отделы дополнительно формировали от всего войска 1-ую и 2-ую сотни Лейб-гвардии собственного его Императорского Величества конвоя (нёс службу в Царском селе) и Кубанский казачий дивизион (нёс службу в Варшаве).

Собственный его императорского Величества конвой (кубанский дивизион – две сотни) (старшинство с 18 мая 1811 года).

Полковые награды кубанских сотен конвоя:

Вензельные металлические изображения имени Императора Николая I на плечевых шнурах казаков (присвоены в 1897 года).

Вензельные металлические изображения Императора Николая I на плечевых шнурах казаков (присвоены в 1897 года).

Юбилейный штандарт Георгиевский с надписью «АПП. 1856 года. «за отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 году и за подвиг, оказанный в сражении под Лейпцигом 4 октября 1813 года» и «1811-1911». (пожалован в 1913 году)

Штандарт Георгиевский с надписями «За отличие и поражение и изгнания неприятеля из пределов России в 1812 году и за подвиг, оказанный в сражении под Лейпцигом 4 октября 1813 года» и «1811-1911». (пожалован в 1856 году).

Серебряные трубы с надписью «Лейб-гвардии Черноморскому казачьему дивизиону за отличие, оказанною Гвардейской Черноморской сотней против неприятеля в 1813 году в составе лейб-гвардии Казачьего полка» (получены в апреле 1857 года).

Знаки отличия на головные уборы «За отличие в турецкую войну 1877 и 1878 годов» (присвоены 17 апреля 1878 года).

Кубанский казачий дивизион (старшинство от войска не установлено)

Полковые награды:

Полковое знамя простое с надписями «За отличную храбрость, оказанную в делах с мятежниками Венграми, за сражение под городом Дебреченом 21 июля 1849 года» (пожаловано 21 сентября 1849 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

Екатеринодарский полковой отдел (штаб-квартира город Екатеринодар). Отдел формировал 1-й, 2-й, 3-й Екатеринодарские казачьи полки, пластунские кубанские батальоны № 1, 7, 13, Екатеринодарскую запасную казачью сотню, 1-ую пешую запасную сотню, 2-ую кубанскую казачью батарею и штаб 1-ой льготной Кубанской казачьей дивизии. 1-ый Екатеринодарский полк нёс службу во Владикавказе. 1-ый пластунский кубанский батальон нёс службу в Артвине (Кутаисская губерния, Батумский отдел). 2-ая кубанская казачья артиллерийская батарея несла службу в Сарыкамыши (Карская губерния).

В Екатеринодарский отдел входили станицы Азовская. Васюринская, Воронежская, Георге-Афипская, Динская, Екатеринодар, Елизаветинская, Ильская, Калужская. Марьянская, Новодмитриевская, Новотитаровская, Пашковская, Пензенская, Платнировская, Пластуновская, Северская, Смоленская, Старокорсунская, Старомышастовская. Усть-Лабинская.

1-ый Екатеринодарский Кошевого атамана Чепеги полк (старшинство в 1788 года).

Примечание: Батько Черноморского казачьего войска, руководил переселением коша «верных казаков» на Кубань.

Полковые награды:

Полковое знамя простое с надписями «За отличие при взятии крепости Анапа 12 июня 1828 года (пожаловано 14 сентября 1855 года).

Десять серебряных Георгиевских рожков с надписью «За отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов» (получены 13 октября 1878 года)

Знаки отличия на папахи с надписью «За покорение Западного Кавказа в 1864 году (даны 20 июля 1865 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

Псекубский казачий полк Черноморского войска (2-ой Екатеринодарский казачий полк)

Полковые награды:

Простое знамя (пожаловано 19 февраля 1876 года)

1-ый Кубанский пластунский генерал-фельдмаршала Великого князя Михаила Николаевича батальон (старшинство с 1788 года)

Полковые награды:

Батальонное знамя Георгиевское с надписями «За отличие при взятии крепости Анапа 12 июня 1828 года и за примерное мужество при обороне Севастополя (пожаловано 12 октября 1831 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

2-ая Кубанская казачья батарея (старшинство особое от войска не установлено)

Награды:

Две серебряные Георгиевские трубы с надписью «За отличие в Турецкую войну 1877- 1878 годов (получены 13 октября 1878 года).

Знаки отличия на папахи с надписью «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1964 году» (даны 20 июля 1865 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

Майкопский полковой отдел (штаб-квартира город Майкоп). Отдел формировал 1-й и 2-й Линейный полки и 3-ий Урупский полк, пластунские батальоны № 2, 8, 14, Линейную запасную сотню. 1-ый Линейный казачий полк нёс службу в Каменец-Подольском. 2-ой пластунский кубанский батальон нёс службу в Душете (Тифлисской губернии).

Майкопский отдел, Урупского полкового округа входили станицы Абадзехская, Андрюковская, Ахметовская. Баговская, Барыкаевская, Беслинеевская, Гиагинская, Губская, Дахловская. Дондуковская, Келермеская. Костромская, Кужорская, Майкоп, Махошевская, Переправная, Псебайская, Хамкетинская, Ханская. Ярославская.

1-ый Лабинский (Урупский) генерала Засса полк (старшинство в 1842 года).

Примечание: барон Засс Григорий Христофорович – военачальник, командир Моздокского казачьего полка, создавал и строил Лабинскую линию, основал станицы Урупскую, Вознесенскую, Чамлыкскую, Лабинскую, Армавир. Участвовал в боевых действиях с Турцией и горцами, герой Кавказской войны.

Полковые награды:

Полковое знамя Георгиевское с надписями «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 году (пожалован 20 июля 1865 года).

Знаки отличия на папахи с надписью «За штурм крепости Геок Тепе 12 января 1881 года» (даны 4 июня 1882 года)

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

1-ый Линейный генерала Вельяминова полк (старшинство в 1858 года).

Примечание: Вельяминов Алексей Александрович – командующий Кавказской линией, герой Кавказской войны, кавалер ордена Святого Георгия» 3-его класса.

Полковые награды:

Полковое знамя Георгиевское с надписями «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 году (пожалован 20 июля 1865 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

2-ой Кубанский пластунский Её Императорского Величества Великой княжны Софии Николаевны батальон (старшинство с 1788 года)

Примечание: Романова Ольга Николаевна старшая дочь Императора Николая II.

Полковые награды:

Батальонное знамя Георгиевское с надписями «За примерное мужество при обороне Севастополя (пожаловано 14 сентября 1855 года).

Знаки отличия на папахи с надписями «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 году и против турок в Абахазии в 1877 году – в 1-ой сотне (даны 20 июля 1865 года), «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 году» — во 2-ой сотне (даны 6 января 1879 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

Ейский (Темрюкский) полковой отдел (штаб-квартира станица Уманская). Отдел формировал 1-й, 2-й, 3-й Запорожские казачьи полки, 1-ый, 2-ой 3-й Уманские казачьи полки, пластунские кубанские батальоны № 5, 11, 17, Запорожскую и Уманскую запасные казачьи сотни, 4-ую кубанскую казачью батарею, 5-ую запасную кубанскую пешую сотню и штаб 4-ой льготной Кубанской казачьей дивизии. 1-ый Запорожский казачий полк нёс службу в Кагызмане (Карская губерния), 1-ый Запорожский полк нёс службу в Карсе. 5-й пластунский кубанский батальон нёс службу в Тифлисе. 1-ая кубанская казачья артиллерийская батарея несла службу в Каахна (Закаспийской области).

В Ейский (Темрюкский) полковой отдел Ейского полкового округа входили станицы Бриньковская, Брюховецкая, Должанская, Камышеватская, Каневская, Конеловская, Копанская. Новодеревянковская, Новоминская, Новощербиновская, Переяславская, Стародеревянковская, Староминская, Старощербиновская, Ясенская.

В Уманский полковой отдел Ейского (Темрюкского) полкового округа входят станицы Батуринская, Березанская, Екатериновская, Ираклиевская, Калниболотская, Кисляковская, Крыловская, Незамаевская, Новолеушковская, Павловская, Старолеушковская, Уманская, Шкуринская.

1-ый Запорожский Императрицы Екатерины Великой полк (старшинство с 1788 года)

Полковые награды:

Полковой штандарт Георгиевский с надписями «За отличие при взятии крепости Анапа 12 июня 1828 года и за отличие в Турецкую войну 1877-1878 года (пожаловано 13 октября 1878 года).

Двенадцать серебряных Георгиевских труб с надписью «За взятие Карса 6 ноября 1877 года» во всех сотнях (получены 13 октября 1878 года).

Белевая тесьма на воротники и обшлага черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

3-ий пеший батальон Черноморского казачьего войска (2-ого Запорожского казачий полк).

Полковые награды:

Простое знамя (пожаловано 13 июля 1845 года).

1-ый Уманский Бригадира Головатого полк (старшинство с 1788 года)

Примечание: Бригадир Головатый Антон Андреевич казачий атаман, поэт, музыкант, песенник. Воевал в 1-ую и 2-ую Турецкие войны, командир Черноморской гребной флотилии, кавалер ордена «Святого Георгия» 4-ой степени, один из руководителей переселения казаков коша «Верных Казаков» на Кубань

Полковые награды:

Полковое знамя Георгиевское с надписями «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 году (пожаловано 20 июля 1865 года).

Двенадцать серебряных Георгиевских труб с надписью «За защиту Зорского перевала 23 и 24 июня 1877 года» во всех сотнях (получены 13 октября 1878 года).

Знаки отличия на папахи с надписями «За отличие в 1854 году и за войну с Японией в 1904-1905 годах» в 1-ой полусотне 1-ой сотни (даны 20 июля 1911 года), «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 году и в войну с Японией в 1904-1905 годах» — во 2-ой полусотне 1-ой сотни, в 3-ей, 4-ой, 6-ой сотнях (даны 30 июля 1911 года), «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 году и За геройскую защиту Баязета с 6 по 28 июля 1877 года» — во 2-ой и 5-ой сотнях (даны 30 июля 1911 года)  

Белевая тесьма на воротники и обшлага черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

6-ой конный полк Черноморского войска (2-ой Уманский казачий полк)

Полковые награды:

Простое знамя с надписью «За отличие в Турецкую войну 1829 года» (пожаловано 21 сентября 1831 года)

5-ый Кубанский пластунский Его Императорского Высочества великого князя Бориса Владимировича батальон (старшинство отличное от войска не установлено).

Примечание: Романов Борис Владимирович внук императора Александра II, командир лейб-гвардии Атаманского казачьего полка, походный атамана всех казачьих войск, кавалер ордена Святого Георгия 4-ого класса.

Полковые награды:

Батальонное знамя простое (пожаловано 6 мая 1897 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

4-ая Кубанская казачья батарея (старшинство особое от войска не установлено)

Награды:

Две серебряные Георгиевские трубы с надписью «За отличие в Турецкую войну 1877- 1878 годов (получены 13 октября 1878 года).

Знаки отличия на папахи с надписью «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1964 году» (даны 2 июля 1865 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

Таманский полковой отдел (штаб-квартира станица Славянская). Отдел формировал 1-й, 2-1, 3-й Таманские казачьи полки, 1-й, 2-й, 3-й Полтавские казачьи полки, Таманскую и Полтавскую запасные казачьи сотни, пластунские кубанские батальоны № 3, 9, 15, 3-ю запасную кубанскую пешую сотню, 1 и 5 кубанские казачьи батареи, Усть-Лабинскую местную команду. 1-ый Таманский казачий полк нёс службу в Асхабаде (Ашхабад – Туркмения). 1-ый Полтавский казачий полк нёс службу в Эривани (Ереване) и Киникирах. 3-ий пластунский кубанский батальон нёс службу в Тепаеве (Тифлисская губерния). 1-ая кубанская казачья артиллерийская батарея несла службу в Эривани. 5-ая кубанская казачья артиллерийская батарея несла службу в Кинакиры (Эриванская губерния).

В Таманский полковой отдел Урупского полкового округа входили станицы Абинская, Анапская, Анастасиевская, Ахтанизовская, Ахтырская, Благовещенская, Варениковская, Верхнебаканская, Гостогаевская, Ивановская, Крымская, Курчанская, Мингрельская, Натухайская, Новоберджиевская, Новомышастовская. Петровская, Раевская, Славянская, Старотитаровская, Таманская. Троицкая, Холмская, Шапсугская, Эриванская.

В Полтавский полковой отдел Таманского полкового округа входят станицы Гривенско-Черкасская, Дядьковская, Кореновская, Медведевская, Нововеличковская, Новоджерелиевская, Новокорсунская, Новонижнестеблиевская, Полтавская, Поповичевская, Роговская, Сергиевская, Сатровеличковская, Староджериелиевская, Старонижнестеблиевская, Тимошевская.

1-ый Таманский генерала Бескровного полк (старшинство в 1788 года).

Примечание: Бескровный Алексей Данилович – выдающийся казачий атаман, наказной атаман Черноморского войска и потом всей Кубанской кордонной линии.

Полковые награды:

Полковой штандарт Георгиевский с надписями «За отличие в войны с Персией и Турцией в 1827, 1828 и в 1829 годах (пожалован в 4 июня 1882 года).

Знаки отличия на папахи с надписью «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 году» (даны 20 июля 1865 года)

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

1-ый Полтавский Кошевого атамана Сидора Белого полк (старшинство в 1788 года).

Примечание: Первый Кошевой атаман коша «Верных казаков» после разгона Запорожской сечи. Принимал активное участие русско-турецких войнах.

Полковые награды:

Полковой штандарт Георгиевский с надписями «За отличие, оказанное при разбитии турецкой флотилии у Браилова 29 мая 1828 года и отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 года (пожалован в 1879 году).

Шесть серебряных Георгиевских труб с надписью «За взятие Карса 6 ноября 1877 года – в 2, 3, 4 сотнях (получены 6 января 1879 года).

Знаки отличия на папахи с надписью «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 году и за штурм крепости Геок Тепе 12 января 1881 года» (даны 4 июня 1882 года)

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

2-ой Полтавский (Абинский) казачий полк

Полковые награды:

Простое знамя (пожаловано 13 июля 1865 года)

2-ой Таманский (Адагумский) казачий полк

Полковые награды:

Простое знамя (пожаловано 13 июля 1865 года)

3-ий Кубанский пластунский Его Императорского Высочества наследника Цесаревича батальон (старшинство отличное от войска не установлено).

Примечание: Романов Алексей Николаевич сын Императора Николая II, наследник престола.

Полковые награды:

Батальонное знамя простое (пожаловано 6 мая 1897 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

1-ая Кубанская генерал-фельдмаршала великого князя Михаила Николаевича казачья батарея (старшинство особое от войска не установлено)

Примечание: Романов Михаил Николаевич — великий князь.

Награды:

Две серебряные Георгиевские трубы с надписью «За отличие в Турецкую войну 1877- 1878 годов (получены 13 октября 1878 года).

Знаки отличия на папахи с надписью «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1964 году и в войну с Японией в 1904 и 1905 годах» (даны 30 июля 1911 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

5-ая Кубанская казачья батарея (старшинство особое от войска не установлено)

Награды:

Две серебряные Георгиевские трубы с надписью «За отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов (получены 13 октября 1878 года).

Знаки отличия на папахи с надписью «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1964 году» (даны 20 июля 1865 года).

Петлицы «За военное отличие» на воротнике и обшлагах офицерских мундиров (присвоены 13 октября 1878 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

Кавказский полковой отдел (штаб-квартира станица Кавказская). Отдел формировал 1-й, 2-й, 3-й Кавказские казачьи полки, 1-й, 2-й, 3-й Черноморские казачьи полки, Кавказскую и Черноморскую запасные сотни, пластунские кубанские батальоны № 4, 10, 16, 4-ую пешую казачью сотню, штаб 3-й льготной Кубанской казачьей дивизии, управление 2-ой льготной пластунской бригады. 1-ый Кавказский казачий полк нёс службу в Кушке (Туркмения). 1-ый Черноморский казачий полк нёс службу в урочище Дежемал-Оглы (Тифлисская губерния). 4-й пластунский кубанский батальон нёс службу в Елизаветполе и Нухе.

В Кавказский полковой отдел Кавказского полкового округа входили станицы Архангельская, Дмитриевская, Ильинская, Кавказская, Казанская, Ладожская, Новодонецкая, Новомалороссийская, Новопокровская, Новорождественская, Терновская, Тифлисская, Тихорецкая.

В Кубанский полковой округ Кавказского полкового отдела входили станицы Барсуковская, Григориополисская, Каменнобродская, Николаевская, Новоалександровская, Новомарьевская, Новотроицкая, Прочноокопская, Расшеватская, Рождественская. Сингилеевская, Темижбекская, Убеженская, Успенская.

1-ый Кавказский наместника Екатеринославского генерал-фельдмаршала князя Потёмкина-Таврического полк (старшинство в 1788 года).

Примечание: генерал-фельдмаршал светлейший князь Потёмкин-Таврический – наместник и создатель Новороссии, русского Крыма и Черноморского флота 

Полковые награды:

Полковой штандарт Георгиевский с надписями «За отличие в турецкую войну и в делах бывших против Горцев в 1828-1829 годах и при покорении Западного Кавказа в 1864 году, за отличие при Деве-Бойну 23 октября 1877 года (пожалован 13 октября 1878 года).

Двенадцать серебряных Георгиевских труб с надписью «За отличие в турецкую войну 1877-1878 года – во всех сотнях (получены 13 октября 1878 года).

Знаки отличия на папахи с надписью «За отличие в 1854 году» в 1 полусотне 1-ой сотни (даны 30 августа 1856 года) и «за отличие при покорении Западного Кавказа» во 2-ой полусотне 1-ой сотни, 2-ой, 3-ей, 4-ой, 5-ой и 6-ой сотнях (даны 20 июля 1865 года)

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

1-ый Черноморский полковника Бурсака 2-ого полк (старшинство в 1788 года).

Примечание: Генерал Бурсак 2-ой Афанасий Фёдорович – командир лейб-гвардии кубанской казачьей сотни, командир 2-ого Черноморского полка, награждён золотым оружием «За Храбрость», участвовал в Отечественной войне 1812 года и Заграничном походе русской армии.

Полковые награды:

Полковое знамя простое (пожаловано 6 мая 1898 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

4-ый Кубанский пластунский Его Императорского Высочества великого князя Георгия Михайловича батальон (старшинство отличное от войска не установлено).

Примечание: Романов Георгий Михайлович сын великого князя Михаила Николаевича, двоюродный брат Императора Николая II.

Полковые награды:

Батальонное знамя простое (пожаловано 6 мая 1897 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

Лабинский полковой отдел (штаб-квартира города Армавир). Отдел формировал 1-й, 2-й, 3-й Кубанские казачьи полки, 1-й, 2-й, 3-й Лабинские казачьи полки, Кубанскую запасную сотню и Лабинскую запасную сотню, полсостава пластунских батальонов № 6, 12, 18, 3-ю кубанскую казачью батарею, штаб 2-ой льготной кубанской казачьей дивизии, управление 3-ей льготной пластунской бригады, 6-ую запасную казачью пешую сотню, Лабинскую и Армавирскую местные команды. 1-ый Кубанский в сёлах Кара-Курт и Коша-Килиса (Карская область), 1-ый Лабинский казачий полк нёс службу в Елизаветполе (Гянджа). 6-й пластунский кубанский батальон нёс службу в урочище Лагодехи и Закаталы (Тифлисская губерния). 3-я кубанская казачья артиллерийская батарея несла службу в Майкопе.

В Лабинский полковой отдел Лабинского полкового округа входят станицы Бесскорбная, Бесстрашная, Владимирская, Воздвиженская, Вознесенская, Ерёминская, Засовская, Каладжинская, Константиновская. Курганская, Лабинская. Михайловская, Новоалексеевская, Некрасовская, Новолабинская, Отважная, Петропавловская, Попутная, Родниковская, Темиргоевская, Тенгинская, Упорная, Урупская, Чамлыкская, Чернореченская.

1-ый Кубанский генерал-фельдмаршала Великого князя Михаила Николаевича полк (старшинство с 1732 года).

Примечание: Великий князь Михаил Николаевич – четвёртый сын императора Николая I.

Полковые награды:

Полковое Георгиевское знамя с надписями «За постоянное усердие и отличия в турецкую войну 1828-1829 годах и всех делах с горцами в особенности в деле 1 ноября 1848 года под станицей Сенгилеевской и при покорении Западного Кавказа в 1864 году (пожаловано 20 июля 1865 года).

Двенадцать серебряных Георгиевских труб с надписью «За взятие Карса 6 ноября 1877 года» во всех сотнях (получены 13 октября 1878 года).

Знаки отличия на головные уборы с надписями «За отличие в 1864 году и в турецкую войну 1877-1878 годов» — в 1 сотне (даны 13 октября 1878 года), «За отличие в Турецкую войну 1877-1878 годах» во 2-ой, 3-ей, 4-ой, 5-ой и 6-ой сотнях (даны 15 октября 1878 года).

Белевая тесьма на воротники и обшлага черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

2-ой Кубанский казачий полк (старшинство с 1732 года)

Полковые награды:

«За постоянное усердие и отличия в турецкую войну 1828-1829 годах и всех делах с горцами в особенности в деле 1 ноября 1848 года под станицей Сенгилеевской и при покорении Западного Кавказа в 1864 году (пожаловано 20 июля 1865 года).

Белевая тесьма на воротники и обшлага черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

6-ой Кубанский пластунский Его Императорского Величества Николая II батальон (старшинство отличное от войска не установлено).

Примечание: Романов Николай Александрович Император Российской империи.

Полковые награды:

Батальонное знамя простое (пожаловано 6 мая 1897 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

3-яя Кубанская казачья батарея (старшинство особое от войска не установлено)

Награды:

Две серебряные Георгиевские трубы с надписью «За отличие в Турецкую войну 1877- 1878 годов (получены 13 октября 1878 года).

Знаки отличия на папахи с надписью «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1964 году и в войну с Японией в 1904 и 1905 годах» (даны 30 июля 1911 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

Баталпашинский полковой отдел (штаб-квартира – станица Баталпашинская). Отдел формировал 1-й, 2-й, 3-й Хоперские казачьи полки, Хоперскую запасную сотню, полсостава пластунских батальонов № 6, 12, 18, Баталпашинскую местную команду. 1-ый Хоперский казачий полк нёс службу в Тифилисе и Кутаисе. 6-й пластунский кубанский батальон нёс службу в урочище Лагодехи и Закаталы (Тифлисская губерния).

Баталпашинский отдел Хоперского полкового округа входят станицы Баталпашинская, Бекешевскуая, Беломечетинская, Воровсколесская, Зеленчукская, Исправная, Кардоникская, Красногорская, Надёжная, Невинномыская, Отрадная, Суворовская, Спокойная, Сторожевая, Темнолесская, Удобная, Усть-Джегутинская.

1-ый Хопёрский Её Императорского Величества великой княгини Анастасии Михайловне полк (старшинство в 1696 года).

Примечание: Великая княгиня Анастасия Михайловна – вечный шеф полка с 12 января 1879 года. Единственная дочь Великого князя Михаила Николаевича, после замужества великая герцогиня Мекленбург-Шверинская. Имела чин полковника Кубанского казачьего войска.

Полковые награды:

Полковое знамя Георгиевское с надписями «За отличие в турецкую войну и в делах бывших против Горцев в 1828-1829 годах и при покорении Западного Кавказа в 1864 году с юбилейной Александровской лентой (пожаловано 8 сентября 1896 года).

Восемь серебряных Георгиевских труб с надписью «За переход с боем Кавказский хребет в 1877 году – в 1, 2, 3, 6 сотнях (получены 6 января 1879 года).

Четыре серебряные Георгиевские трубы с надписью «за подавление восстания в Дагестане в 1877 году в 4-ой и 5-ой сотнях (получены 6 января 1879 года).

Знаки отличия на папахи с надписью «За отличие в 1854 году» в 1 полусотне 1-ой сотни и «за отличие в 1855 году» во 2-ой полусотне 1-ой сотни (даны 30 августа 1856 года)

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

2-ой Хопёрский казачий полк (старшинство в 1696 года).

Полковые награды:

Полковое Георгиевское знамя «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 года» с юбилейной Александровской лентой (пожаловано 8 сентября 1896 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

6-ой Кубанский пластунский Его Императорского Величества Николая II батальон (старшинство отличное от войска не установлено).

Примечание: Романов Николай Александрович Император Российской империи.

Полковые награды:

Батальонное знамя простое (пожаловано 6 мая 1897 года).

Белевая тесьма на воротнике и обшлагах черкесок нижних чинов (присвоена 6 декабря 1908 года).

Управляли Черноморским казачьим и Кубанским казачьим войском:

Головатый Антон Андреевич – войсковой судья Черноморского казачьего войска – атаман коша Верных казаков, переселившихся на Кубань до 1797 года.

Бурсак Фёдор Яковлевич – генерал-майор, войсковой атаман 1797-1816 года.

Матвеев Георгий Кондратьевич — полковник, войсковой атаман 1816-1830 года

Власов Максим Григорьевич — генерал-майор, главноуправляющий Черноморской кордонной линии 1820-1826 года

Верзилин Пётр Семёнович – генерал-майор, наказной атаман 1832-1837 года.

Завадовский Николай Степанович — генерал от кавалерии, наказной атаман 1830-1832, 1837-1842, 1851-1852 года.

Рашпиль Григорий Антонович – генерал-лейтенант, наказной атаман 1842-1852 года.

Кухаренко Яков Герасимович – генерал-майор, наказной атаман 1852-1855 года.

Филипсон Григорий Иванович – генерал-лейтенант 1855-1860 года.

Иванов Николай Агапович – генерал-майор, наказной атаман 1861-1863 года.

граф Сумароков-Эльстон – наказной атаман 1863-1869 года.

Цакни Михаил Аргирьевич – генерал-лейтенант, наказной атаман 1873-1873 года.

Кармалин Николай Николаевич – генерал-лейтенант, 1873-1878 года.

граф Шереметев Сергей Алексеевич – генерал-лейтенант, наказной атаман 1882-1884 года.

Леонов Георгий Алексеевич – генерал-лейтенант, наказной атаман 1884-1894 года.

Малама Яков Дмитриевич – генерал-лейтенант, наказной атаман 1891-1903 года.

Одинцов Дмитрий Александрович – генерал-лейтенант, наказной атаман 1903-1904 года.

Михайлов Николай Иванович – генерал-лейтенант, наказной атаман 1904-1905 года.

Бабыч Михаил Павлович – генерал-лейтенант, наказной атаман 1905-1917 года.

Филимонов Александр Петрович – генерал-лейтенант, войсковой атаман 1917-1919 года.

Букретов Николай Андрианович – генерал-лейтенант, войсковой атаман 1918 года.

Науменко Вячеслав Григорьевич – генерал-майор, войсковой атаман 1920-1954 года (за рубежом).

Последняя война Кубанского казачьего войска.

В первую мировую войну Кубанское казачье войско выставило 37 конных полков, 24 пластунских батальона, один отдельный пластунский дивизион, 2 гвардейские сотни, 51 отдельную пешею и конную сотни, 6 батарей. На войну ушли 89 тысяч казаков. За годы войны в конных полках сменилось два состава казаков, а в пластунских батальонах аж три состава.

Кубанские казаки воевали на всех фронтах 1-ой мировой, но наибольшее их количество было на Турецком фронте. Казаки участвовали в самых опасных операциях.

Хорошо это описано в книге одного из участников войны Елисеева Ф.И. «Казаки на Кавказском фронте». Прочитать можно эту книгу в сети на сайте Милитари либ:

http://militera.lib.ru/memo/russian/eliseev_fi/index.html

1-ый Екатеринодарский казачий полк forum.ww2.ru

Кубанское войско было единственным, в котором всегда имелись пешие казачьи части – пластунские бригады. Наличие пластунских бригад говорит не только об особенных традициях кубанцев, но и о том, что там было много бедных казаков. Пластунов собирали со всей Кубанской области.

Кубанские казаки воевали и на Западном, Юго-Западном фронтах и Турецком фронтах. Широкое применение во время войны нашли так называемые «особые сотни», для выполнения специальных заданий в тылу врага и на фронте. Например, при штабе Юго-Западного фронта находилась 21-я кубанская казачья особая сотня. Всего Кубанское войско выделило около 30 таких сотен.

По инициативе есаула А.Г. Шкуро в конце 1915 г. из казаков-кубанцев организуется «Кубанский конный отряд особого назначения» для партизанских действий в тылу противника на Германском фронте. А.Г. Шкуро совершал карательные рейды по тылам, взрывал мосты, склады, громил обозы.

Большая часть Кубанских казаков, спецназ Российской империи, сражалась именно на Кавказском фронте. Бои на Арарате, спасение армянского народа от поголовного уничтожения, беспримерные конные разведывательные рейды через территорию нескольких враждебных государств, крупнейшие сражения под Сарыкамышем и Эрзерумом, где русские, в первую очередь казачьи войска, одержали полную и безоговорочную победу.

Одной из наиболее значимых была Трапезунтская наступательная операция, проведённая силами 1-й и 2-й Кубанских пластунских бригад. (Пластуны – особые воинские казачьи подразделения, выполняющие широкий спектр опасных задач – от разведки до диверсий в тылу врага.)

Русским войскам удалось углубиться на 200-300 километров во внутренние районы Турции, захватив значительную территорию с городами Эрзерум и Трапезунд.

Успехи России на Кавказе выглядели ещё более значимыми на фоне неудач Британского экспедиционного корпуса в Месопотамии, да и всех русских армий и фронтов с немцами и австрийцами. Для поднятия боевого духа союзников на соединение с ними весной 1917 года послали сотню 1-го Уманского казачьего полка под командованием есаула Гамалия. Кубанцы много километров шли по пустыне через территорию, которую контролировали турецкие войска. Прорывались через, пытавшихся их остановить турок. Они первые из всех частей русской армии встретились с англичанами под Багдадом. Это событие серьёзно укрепило боевой дух союзников, а все казаки сотни получили за этот рейд Георгиевские кресты. Есаула наградили ещё и английским военным крестом. Вся сотня Гамалия получила название Георгиевская сотня.

В конце 1916 – начале 1917 года война приобрела «окопный» характер. Тяжёлое положение тогда деморализовало большинство частей русской армии. Появились первые дезертиры. Именно кубанские казаки своим примером возвращали в окопы солдат, терявших самообладание.

Во время войны 30720 казаков и офицеров, то есть 30 процентов всех кубанцев, были удостоены Георгиевских наград (Георгиевских Крестов, Георгиевских медалей, золотого Георгиевского оружия). Эти награды были оплачены на полях сражений большой ценой. Кубанские казаки на полях 1-ой мировой войны потеряли более 28 тысяч человек.

Первым Георгиевским кавалером среди женщин-медсестер стала кубанская казачка Матвеева. Будучи медсестрой, она только за один бой вынесла с поля сражения 30 раненых. Участвовали казачки и в боевых действиях.

Казачка станицы Роговской Елена Чоба воевала не хуже мужчин. Она была награждена Георгиевскими медалями и Георгиевским Крестом. Елена Чоба получила два Георгиевских Креста (3 и 4-й степеней) за спасение двух батарей, которые она вывела без потерь из неприятельского окружения.

Целый ряд побед одержал известный летчик — кубанский казак, есаул Вячеслав Матвеевич Ткачев. По его инициативе в Луцке была сформирована первая русская авиационная группа из 20 аэропланов, которая одержала ряд воздушных побед над немецкой авиацией.

На Кавказском фронте в годы Первой мировой войны полковым священником Константином Образцовым была написана песня «Ты, Кубань, ты — наша Родина» — образец исповеди казаков в любви к родной Кубани и готовности пожертвовать жизнью за свою Родину. Сейчас эта песня является гимном Краснодарского края.

После заключения в декабре 1917 года временного перемирия военные действия прекратились на всех фронтах. В отличие от армейских частей демобилизованные казаки сумели сохранить воинский порядок и двигались домой организованно: дивизиями, полками и сотнями.

На Кубани был отстранён наказной атаман и выбрано войсковое правительство. Первым выборным войсковым атаманом стал генерал-лейтенант Филимонов А.П. – атаман Лабинского отдела. Таки образом Филимонов стал Председателем Кубанского краевого правительства.

17 марта 1918 года в станице Новодмитриевской Филимонов подписал протокол по которому Кубанская казачья армия вошла в состав Добровольческой армии генерала Корнилова.

В среде кубанского казачества появились признаки сепаратизма, отрицательно влияющие на общую борьбу с большевиками. Казаки требовали самостоятельности, независимости и их не интересовала Россия. Наиболее ярыми самостийниками являлась черноморская часть кубанского казачества.

В то же время донские казаки надеялись на помощь немцев в борьбе с большевиками и также недостаточно поддерживали Добровольческую армию.

Идеи казачьей самостоятельности на Кубани и на Дону обрели достаточно много сторонников. Лозунги Добровольческой армии Корнилова, а после его смерти под Екатеринодаром Деникина «за единую и неделимую Россию» не устраивали многих казаков. Умирать за Россию казаки не хотели. И только когда Дон и Кубань захлестнул красный анти-казачий террор они были вынуждены взяться за оружие. Загремели восстания, начались грабежи, казаки убивали, грабили друг друга за идеи и без них.

Поход армий генерала Деникина на Москву, как только армии покинули казачьи края, казаки не поддерживали и всячески игнорировали. Это хорошо описано у Михаила Шолохова в «Тихом Доне». То поддерживаем красных, то поддерживаем белых, а то просто мстим или грабим и убиваем всех.

Итогом Гражданской войны на Кубани стала Новороссийская эвакуация, сдача казачьих полков и даже дивизий Красной армии, не желающих уходить с Кубани. Из 45 тысячной Кубанской армии 1-2 мая в 1920 года в плен Красной армии сдалось 25 тысяч кубанских казаков. 2 тысячи казаков ушли в Грузию, более 10 тысяч казаков ушли в горы. В Крым было эвакуировано около 8 тысяч кубанских казаков. Впоследствии в Крым переправилось разными путями ещё около 12 тысяч кубанских казаков с Кубани.

Сдавшиеся в плен Красной армии в районе Новороссийска донские и кубанские казаки в составе 1-ой конной армии были брошены воевать с Польшей. После разгрома армии генерала барона Врангеля кубанские казаки ушли с его армией в изгнание в Турцию, а позднее переправились в Югославию, где строили дороги в горах. Кубанские казаки забрали в эвакуацию с собой знамёна частей и войска и исторические атрибуты войска, которые со временам оказались в Нью-Йорке, где существовали казачьи организации до нашего времени.

ar.pinterest.com

Продолжение следует

Литература и источники

  1. Агафонов О. Казачьи войска Российской империи. Пантеон Отечественной славы. Москва, издательство «Русская книга», Калининград ГИПП «Янтарный Сказ», 1995 год.
  2. Акты, собранные Кавказской археологической комиссией (АКАК). Т. 12. С. 915–917.
  3. Ал мазов Б.А. Военная история казачества. Москва. Яуза. ЭКСМО. 2008 год.
  4. Алмазов Б.А. Слава тебе Господи, что мы казаки. Санкт-Петербург. Издательство «Смена» 1991 года.
  5. Алмазов Б.А. Слава тебе Господи, что мы казаки. Выпуск 2. Санкт-Петербург. Издательство «Смена» 1992 года.
  6. Гордеев А.А. История казаков со времени царствования Иоанна Грозного до царствования Петра I. Москва “Страстной бульвар» 1991 года.
  7.  Гордеев А.А. История казаков со времени царствования Петра Великого до начала Великой войны 1914 года. Москва “Страстной бульвар» 1992 года.
  8. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф. 347. Оп. 1. Д. 44. Л. 9–1
  9. Кияшко И. И. 2-й Таманский, Адагумский и Абинский конные полки Кубанского казачьего войска: ист. очерк // Кубанский сборник. Т. 14. Екатеринодар, 1909. С. 384–385.
  10. Короленко П. П. Переселение казаков за Кубань в 1861 г. // Кубанский сборник Т. XVI. Екатеринодар, 1911. С. 311–316.
  11. Левченко В. Казачий календарь. Издательство «Карьера» 1991 год.
  12. Потто В.А. Кавказская война. Том 2. Ермоловское время. Ставрополь. Кавказский край. 1994 год.
  13. Проблемы Кавказской войны и выселения черкесов в пределы Османской империи в 20–70-е гг. XIX в. Нальчик, 2001. С. 206–208.
  14. Пятницкий В. Казаки в Великой Отечественной войне 1941-1945 года. Москва. Яуза. ЭКСМО. 2007 год.
  15. Сизенко А.Г. Полная история казачества России. Ростов-на-Дону. Издательский дом «Владис» 2009 год. Москва, издательство «Родина» 2021 год.
  16. Шамбаров В.Е. Казачество. Путь воинов Христовых.
  17. Шенк В.К. Казин В.Х. Казачьи войска (хроники гвардейский казачьих частей из книги «Императорская гвардия». Справочная книга Императорской главной квартиры. 1912 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.