Надеждин-Скромный А. О службе серьёзно и с иронией. Расставание … Расстояние …

Ещё до поступления в академию, находясь в отпуске, мне посчастливилось познакомиться с очаровательной девушкой. Это случилось 1 декабря 1979 года.

В начале января я вернулся на службу и там, неожиданно для себя, понял, что сильно без неё тоскую.  До следующей нашей встречи оставалось четыре бесконечных месяца, три из них, должны были быть заполнены буднями последней боевой службы.

В море я усиленно готовился к вступительным экзаменам. Сдать их успешно, в новой для себя ситуации, я был просто обязан. Тогда я ещё не знал, что ее чувства ко мне также очень сильны. Только после того, когда я прочитал стихотворение, написанное во время моего плавания и, посвящённое мне, понял, что вместе мы будем до конца дней.  Только любящая женщина может послать из сердца такие строки:

Расставания…, Расстояния,

Как вы, право, назойливы рифмы.

Это просто мое состояние,

Вы ж сравнимы с подводными рифами.

Ты уехал с частицей души,

И она кровоточит до встречи.

«Слышь, тоска, ты меня не души!

Ведь от этого будет не легче».

У тебя тяжелейший долг,

Я готова тебе молиться.

Сколько ты под водой прошёл.

С чем ещё это может сравниться.

И каждый раз, закрывая глаза,

Я вижу море и волны без края,

А из глаз моих рвётся слеза,

Сердце жмёт, по тебе замирая.

Расстояния…, Расставания…

Как вы, право, назойливы рифмы.

Это все, нам дано в осознание,

Только годы слагаются в цифры.

В начале мая начался короткий отпуск. Десять дней мы с Надюшей позволили себе отдохнуть на море. Возвратившись в Ленинград, мне пришлось с головой окунуться в учебники. На подготовку к приёмным испытаниям отводился всего один месяц.  Надо было, поднять пять предметов. Если математика и специальность были освоены в автономках, то боевые средства флота, военно-морскую географию и общевоинские уставы следовало изучить за этот короткий срок.  Многое приходилось учить на память.  Тактико-технические характеристики сил нашего флота и вероятного противника, способы их боевого применения, перемешивались в голове с течениями мирового океана, глубинами и прозрачностью его вод, и словами Гимна Советского Союза.  А ещё физическая подготовка и безупречное состояние здоровья. Неумные, слабые и больные офицеры годились только для службы на подводных лодках и надводных кораблях.

В нашу группу набирали двадцать связистов, поступать приехало двадцать пять, одна с четвертью человека на одно место. После экзаменов эта четверть отсеялась и, оставшиеся гордо стали носить звание слушатель Военно-Морской академии.

Незаметно подошла первая практика.  Она была разбита на две равные части. Первая проходила на узлах связи Северного флота, вторая — в Москве.  За один месяц я успел сравнить два климата. Суровый московский и мягкий мурманский.   

Сравнение оказалось не в пользу Заполярья. К концу путешествия стал отчётливо понимать, что служить севернее столицы я вовсе не желаю. В течение последнего второго курса я готовил себя к Москве.

Ближе к выпуску определилась вакансия в Центр дальней оперативной связи (ЦУДОС), кроме меня, вслух, желания попасть туда никто не высказывал. Это место я считал по праву своим.  Святая наивность.  По списку, передо мной на мандатную комиссию, вошёл сокурсник и, ему отдали это место.  Дружба дружбой, а ….

До последнего дня, моё распределение имело чёткое направление к 69-му градусу. Я почти смирился, но практически, в последний момент получил предписание на должность старшего офицера Управления связи ВМФ. Я, капитан 3 ранга, имел возможность за каких-нибудь шесть лет стать капитаном 1 ранга.  Товарищ, который из-под носа у меня, вытащил возможное моё предыдущее назначение, как было заметно по нему, по ночам покусывал свои локти.  ЦУДОС был всего лишь частью, подчинённой Управлению связи.

В первое время, а это продолжалось два года, я мало что понимал.  Мой кругозор, в понимании связи, был ограничен прочным корпусом, а тут отдел оперативного планирования связи всего Военно-морского флота. Расстояние в целую пропасть.

В круг моих обязанностей входило курирование службы связи Черноморского флота, Каспийской флотилии, оперативной эскадры в Средиземном море, некоторых узлов связи за рубежом, а также Объединённых военно-морских сил нашего юга. Должен был я уметь планировать связь в операциях ВМФ, флотов, готовить начальнику управления различные документы, задавать технические условия для новейших автоматизированных систем управления, развивать космическую связь, взаимодействовать, по кругу ведения, с другими видами вооружённых сил и родами войск и, наконец, поддерживать боевую и мобилизационную готовность наших систем и частей. 

Все это я стал делать достаточно хорошо и, поэтому в 1988 я стал сорокалетним капитаном 1 ранга…

Сегодня мне уже больше, чем сорок и я уже в отставке. И, знаете, я стал понимать, почему так хочется рассказать о своей молодости.

Поэтому и родились эти воспоминания под названием «О службе серьёзно и с иронией».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.