Лагард А. Голландская экспедиция русской армии

В 1785 в Батавии (Голландии), под воздействием примера Франции, произошла, так называемая батавская революция. Штатгальтер Голландии принц Оранский обратился за помощью к своему шурину королю Пруссии

В 1787 году в Батавию вошли войска Пруссии, которые вытеснили революционные войска за территорию страны.

В 1794 году объединенные французские и голландские войска под командованием Шарлем Пегшегю пересекли границу и захватили практически всю Голландию. Штатгальтер Голландии и Зеландии Вильгельм V Оранский (принц Виллем Оранский Нассау-Дицкий) бежал от республиканцев в Великобританию и передал все права на управление всеми колониями Голландии своему кузену королю Англии.

В Голландии английские купцы терпели значительные убытки. На фоне успеха русского флота под командованием адмирала Ф.Ф.Ушакова и русской армии под командованием А.В.Суворова на Средиземноморском театре военных действий правительство Великобритании предложило императору России Павлу Первому провести десантную операцию в Голландии и вернуть власть Вильгельму V Оранскому.

И Павел Первый втянулся в эту авантюру, которая проводилась только в интересах Великобритании. В Петербурге был скомплектован десант в количестве 17,5 тысяч русских солдат под командованием генерала И.И. Германа фон Ферзена. В помощь ему был назначен командир дивизии нерешительный по своей натуре генерал-лейтенант И.Н. фон Эссен. Англичане выделили десантный отряд в 30 тысяч человек. Верховным главнокомандующим был назначен герцог Фредерик Йоркский.

Экспедиционный отряд был подготовлен из рук вон плохо. Роты были надерганы из разных воинских частей.

Полковник Дубянский вспоминает: «Ружья, сумы и патроны отобраны были еще на рейде и сложены порядком в трюм, — вспоминал полковник А.Я. Дубянский. — Каждая рота сделала на своей амуниции наскоро особые знаки <…> В двух деках солдаты лежали рядом один возле другого, так что по тесноте едва пошевелиться можно было; между рядом ног посредине в длину дека оставлен был проход. Над головами каждых двух рядов висела койка и в ней по солдату. Корабль уподоблялся бочке, плотно укладенной рядом сельдями. Пока попутный ветер вез корабль на всех парусах, мы попевали веселые русские песенки, прохаживались по шканцам, попеременно выводили на свежий воздух людей из деков, а как ветер разыгрался, усилился, взволновал дно морское, поднял пенистые волны выше дека и, наконец, в виду Бронгольма сделался настоящим штормом, <…> когда люки на корабле опустили и деки закрыли, тогда всякий полез в свою койку, пение замолкло и дало место унылому оханью и сну твердому. Русские воины перестали обращать внимание на порцию солонины с горохом, и белый сухарь опротивел. Всякий желал русского ржаного сухаря, кислой капусты и хлебной водки. Ром, в порцию раздаваемый (англичанами), был пренебрегаем».

Голландское побережье блокировали вместе с англичанами две русских эскадры под общим руководством вице-адмирала Макарова М.К. Одной эскадрой Макаров командовал лично (5 линейных кораблей, 1 фрегат и 1 катер). На борту ее находились кроме команд 22 офицера и 768 морских солдат. Вторую эскадру возглавлял вице-адмирал Тет Е.Е. На ней кроме команд были 16 офицеров и 800 морских солдат.

От английского командования Макаров получил команду подготовить в десант всех морских солдат и дополнительно с каждого корабля по 2 лейтенанта, 3 мичмана, 1 подлекарю с инструментами, 1 боцману и 30 матросов

16 августа 1799 года передовая английская дивизия генерала Эберкромби и русский морской десант были высажена на голландский берег между Хельдером и Грут-Китеном.

Высадившись на берег десант сразу отразил нападение батавской дивизии генерала Дэндельса. Голландцы потеряли более 100 человек, англичане и русские потеряли около 500 человек убитыми, ранеными и утонувшими. Несколько десантных баркасов были разбиты о берег.

17 августа совместный десант захватил укрепления и арсенал Гельдера, а на рейде были взяты 2 линейных корабля, 7 фрегатов и корвет, а также на верфи, строящиеся 2 линейных корабля и 9 фрегатов.

19 августа объединенная эскадра вице-адмирала Митчела и вице-адмирала Тета подошли к голландскому флоту, стоявшему у Такселя. Голландские моряки взбунтовались и сдали объединенному флоту. Победителям достались 10 линейных кораблей, 12 фрегатов и несколько мелких кораблей и более 3000 голландских моряков. На острове Тексель была создана база снабжения десанта.

Лейтенант Миницкий С.И с линейного корабля «Елизавета» участвовавший в морском десанте и захвате голландских кораблей в Гельдере, 26 августа спас уничтожения объединенный британско-российский флот от пожара, когда внезапно загорелся бывший флагманский корабль «Церберус».

Лейтенант Миницкий со своими матросами поднялся на борт горевшего корабля и выбросил за борт ящики с пороховыми зарядами и обрубил ванты до марса. Был награжден орденом Святого Владимира 4-ой степени, 1000 рублей премии и ему присвоено звание капитан-лейтенанта.

2 сентября на берег у Гельдера был высажен десант генерала И.И. Германа фон Ферзена. Десант двинулся на Берген, не согласовав свои действия с английским десантом. В это же время, шедший на эскадре адмирала Чичагова генерал-лейтенант И.Н. фон Эссен отказался высаживаться и оказывать помощь уже высадившимся войскам. Генерал Герман фон Ферзен принял решение произвести ночное нападение на французов. С этой целью он вопреки диспозиции повел свои войска за два часа до рассвета.

8 сентября под покровом ночи русские войска атаковали неприятеля с таким необычайным мужеством, что выбили его моментально из трех ретраншементов, взяли штыками несколько батарей, завладели тремя укрепленными деревнями и ворвались в самый Берген, ключ неприятельской позиции. Весь бой происходил на протяжении пятнадцати верст. Четырнадцать отбитых пушек, тысяча пленных и более двух тысяч убитых неприятелей служили доказательством предусмотрительного расчета генерала Германа фон Ферзена, достигшего столь блистательного успеха с потерей лишь нескольких человек убитыми и ранеными.

Однако успехи русских, на этом и остановились. Англичане герцега Йоркского несмотря на просьбы Германа фон Ферзена о помощи не приходили на помощь. Войска генерала фон Эссена высадились у Херлема.

Французы под командованием французского генерала Брюна успели стянуть к Бергену значительные силы (более 20 тысяч) и сами 8 сентября перешли в наступление. В небольшом и тесном городке снова произошла ожесточенная схватка. Французские колонны с трех сторон повели атаку русского отряда, и им удалось ворваться на центральную площадь.

Генерал Жеребцов был убит картечью, генерал Сутгоф тяжело ранен, а сам корпусный командир генерал Герман фон Ферзен, отрезанный от войска, очутился в плену.

Потеряв всех начальников, русские войска смешались и отступили, оставив в руках неприятеля знамя и двенадцать орудий.

Только к одиннадцати часам утра подошли наконец англичане, но восстановить проигранную битву для них не представлялось уже возможности.

Генерал Герман фон Ферзен и с ним более 1000 солдат и офицеров попадают в плен, около 3000 человек погибло в сражении, французы потеряли около 2000 человек. Но значительное превосходство французов и отсутствие единого командования вынудило оставшихся русских начать отступление.

Положение уцелевшего от разгрома десанта было критическим. Из-за осенней погоды вода в многочисленных каналах поднялась, затопила низменности и превратила их в топи. Войска оказались на берегу моря без палаток и шалашей. Были брошены обозы и, кроме того, страдали от отсутствия питания. Солдаты были вынуждены на себе нести больных и раненых.

21 сентября герцог Йоркский дал генеральное сражение франко-голландской армии при Кастрикуме, однако оно не принесло решительных результатов; но все же союзникам удалось обойти слева французскую позицию. Генерал Брюн, в ночь на 22-е, отвёл свои войска к Бевервейку окрестностях которого занял новую позицию.

25 сентября, он был снова атакован союзниками. В этом сражении между действиями отдельных колонн атакующего не было ни малейшей связи; вся тяжесть боя легла на русские войска, а выигрыш заключался лишь в занятии нескольких селений, между тем как потери доходили почти до 2,5 тыс. человек.

Положение союзников сделалось критическим: число выбывших из строя в сражениях доходило до 10 тыс.; госпитали были переполнены больными; под ружьём оставалось не более 18 тыс.; подвоз продовольствия всё более и более затруднялся. Между тем, неприятель получал подкрепления и снабжение его войск припасами происходило беспрепятственно.

Между тем генерал Брюн, осадив лагерь союзников, получал из Амстердама все новые подкрепления и припасы, имея до 40 тысяч штыков.

На военном совете решено было эвакуироваться в Англию, а чтобы посадка войск на суда могла совершиться беспрепятственно, приступили к переговорам с генералом Брюном.

7 октября была подписана конвенция, в соответствии с которой русские и английские войска к 8 ноября покинули Голландию. При эвакуации им пришлось бросить на голландском берегу множество запасов, снаряжения и лошадей. Однако все захваченные голландские корабли были уведены в Англию.

Эвакуированным русским войскам пришлось зиму провести в Англии на островах Джерси и Гернси, в лишениях и страданиях.

В апреле 1800 года в Россию вернулись 396 офицеров и 11238 нижних чинов. Бывшие больными и ранеными 55 офицеров и 1506 нижних чинов вернулись в Россию только летом. На английских островах и в Голландии остались множество могил русских солдат и офицеров, как память авантюры императора Павла Первого, а также результат отсутствия единого руководства войсками и самонадеянности генералов.

Обновлено: 22.11.2019 — 10:03

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *