Кулинченко В. «Китобой»

ДЕМОНСТРАЦИЯ   ВОЕННО – МОРСКОГО  ФЛАГА

И  С  МАЛЫМ  МОЖНО  СДЕЛАТЬ  ВЕЛИКОЕ

В СМИ зачастую можно услышать или прочесть такой термин как «демонстрация флага». Пётр 1 учредил Андреевский флаг в качестве официального флага военного флота 10 декабря 1699 года. Флаг, с синим Андреевским крестом, становится символом военно-морского флота России с конца 17 века. Потом была эра Военно-морского флага СССР. В соответствии с Указом Президента РФ от 21 июня 1992 года Андреевский флаг вновь поднят на кораблях и судах ВМФ России.

Пример преданности флагу и стране я хочу привести ниже.

Девизом генерала де Голля было убеждение, что «политика может быть безжалостной, даже если она справедлива, но нет обстоятельств, которым следует покоряться». Примером этого может быть судьба, может не столь героическая, как у крейсера «Варяг», но весьма поучительная. Патриотическая история маленького русского корабля «Китобой» (230 тонн), начавшего свою службу под Андреевским флагом в начале ХХ века и, несмотря на все перипетии, войны и потрясения мирового масштаба, закончившего свой путь под этим же флагом благодаря людям, служившим своему Отечеству, а не конъюнктуре. «Китобой», наверное, так бы и остался в небытие, как многие корабли большего водоизмещения и больших заслуг, если бы небольшая публикация русского морского офицера, мичмана Николая Александровича Боголюбова в журнале «Военная быль» (№107 – 1970 г.). Журнал издавался за границей (Париж) и некоторые статьи – воспоминания русских морских офицеров, участниками которых они были, доходят до нас только сейчас, по прошествии многих лет. Но ценность их от этого не падает. Главное в таких материалах духовность, любовь к своему Отечеству, Флоту и Флагу, которые испокон веков (конкретно Петровских), отличали русского морского офицера, на каком бы корабле он не служил – на дредноуте или маленьком катере. Главное, чтобы над ним развивался Андреевский, позднее Военно-морской, а сегодня опять косой Андреевский флаг. Традиции отечественного флага должны быть незыблемы, тогда и непоколебима страна – отчизна.

         Спущенный на воду в 1907 году с Санкт-Петербургских верфей, маленький «Китобой», попавший в отряд сторожевых судов, пережил и отразил своей службой всю трагическую историю русского флота начала ХХ века: – Первую мировую войну, развал самодержавия, смену множества властей, самую страшную войну – гражданскую, когда офицера расстреливали и вешали только за то, что он честный человек. Испытал «Китобой» на себе грабёж «честных» союзников и стойкость своего экипажа. За свою короткую 16-ти летнюю жизнь побывал под флагом пяти иностранных держав, но остался верен своему Российскому Андреевскому флагу.

         В одних источниках «Китобой» называют тральщиком, в других посыльным судном, но то, что на нём было два морских орудия, и он носил военно–морской Андреевский флаг, делало его полноценным военным кораблём.

Политическое и военное положение России в годы смуты 1917 – 1920 гг. по многим причинам было столь сложно и запутано, что разобраться в нём ещё и сегодня весьма сложно. Флот, особенно Балтийский, играл в революционных (сегодня эти события больше подходят под термин «контрреволюция» — В.К.) событиях весьма существенную роль, и даже малый боевой корабль был на счету у каждой из сторон. И хотя Центробалт железной рукой держал личный состав под красным флагом, многие были недовольны его действиями и были переходы кораблей с обеих сторон, иногда с жестоким уничтожением части команд.

         13 июня 1919 года «Китобой», находясь в дозоре между маяками Толбухина и Шепелевский, был свидетелем перехода на сторону белых форта Красная Горка и его артиллерийской дуэли между линкорами «Петропавловск» и «Андрей Первозванный». В 16 часов того же дня «Китобоя» в дозоре сменил сторожевик «Якорь», откуда на «Китобой» перешёл начальник 3-го дивизиона сторожевых кораблей лейтенант Николай Моисеев. «Китобой» после смены должен был следовать в Кронштадт, но после небольшого совещания в кают–кампании начальника дивизиона, командира корабля мичмана Владимира Сперанского и дивизионного механика мичмана Сергея Чистякова было принято решение перейти на сторону белых. Причиной таких переходов, по словам вице-адмирала М.А. Кедрова, были безрассудные действия Троцкого – Бернштейна за год после «Ледового похода» Балтфлота из Гельсингфорса в Кронштадт, особенно необоснованная расправа над А.Н. Щастным оттолкнула грамотных  флотских офицеров от Красного флота.

         Наступил острый психологический момент. Настроение у команды нерешительное и встревоженное. На вопрос начальника дивизиона (лейтенанта Моисеева) с мостика: «Куда идти?», — боцман и несколько матросов уверенно показали руками на запад…. В 19 часов 35 минут был спущен красный и поднят Андреевский флаг. Преследования «Китобоя» были безуспешными.

         Переход «Китобоя» к белым сопровождался первоначальным захватом его англичанами, которые буквально ограбили сдавшийся им корабль, не пощадив даже частные вещей офицеров и команды, а через несколько дней передали тральщик, как судно не имеющее боевого значения, в распоряжение Морского управления Северо– западной армии белых.

         Кроме нескольких специалистов, на «Китобой» был назначен новый экипаж из офицеров и добровольцев, который возглавил достойный офицер лейтенант Оскар Ферсман. Ему было суждено ещё не раз поддерживать честь Андреевского флага, а его маленькому судну быть последним носителем этого флага на водах Балтийского моря. (20 июля 1920 г. «Китобой» покинул воды Балтийского моря под Андреевским флагом – В.К.).

         В конце 1919 года команда «Китобоя», стоявшего в Ревеле (Таллин), боясь захвата судна эстонцами, дезертировала. Для того, чтобы спасти корабль для России под Андреевским флагом, боевой контр – адмирал Владимир Пилкин (1869 – 1950 гг.) отдал приказ об укомплектовании его экипажа холостыми морскими офицерами, собрав их со всех остатков армии, снабдил корабль некоторым количеством денег, запасами топлива (сырыми дровами, купленными на рынке – В.К.) и некоторой провизией, достаточными для перехода до Копенгагена, и приказал, если окажется возможным, пройти оттуда до Мурманска. Приказ давал свободу действия командиру: – «В зависимости от обстановки вам представляется менять по вашему усмотрению как маршрут, так и порт назначения, а в случае выяснения невозможности похода, вам разрешается передать корабль, условно или совсем, предпочтительно французскому морскому командованию или продать его…. В иностранных портах вам придётся быть особенно осторожным, так как вы не имеете достаточно сил и средств, чтобы защитить Флаг и русское имя от оскорблений…». Адмирал Владимир Пилкин не ошибся в морском офицере Оскаре Ферсмане (1891 – 1948 гг.), а тот не воспользовался крайними рекомендациями, предписанными в приказе.  Пока он командовал «Китобоем, а это до списания его  из флота (30 октября 1924 года был спущен Андреевский флаг на всей Бизертской эскадре – В.К.), над судном всегда был Андреевский флаг – символ военно-морского флота России.

Посыльное судно «Китобой»

         Около полудня 15 февраля 1920 года, обманув эстонских часовых, которые стерегли судно, по личному приказу адмирала Пилкина «Китобой» вышел из порта на полу замерший Ревельский рейд, приготовив к бою свои два 75 мм орудия, подав к ним весь 30 снарядовый боезапас – всё своё вооружение. Корабли эстонского ВМФ не могли его преследовать из-за разборки своих машин на ремонт. Идя на сырых дровах 4-х узловым ходом, эстонцы отказали судну в угле, через не протраленные минные поля (Сколько их было в то время! – В.К.), «Китобой» благополучно дошёл до Либавы.      

         После столкновения с местными латвийскими властями, которые положили глаз на маленький кораблик (Либава была в руках латышей, но фактически правили англичане – В.К.), удалось получить уголь от англичан и продолжить путь на Копенгаген, куда «Китобой» вошёл на рейд 27 февраля 1920 года. Здесь узнали, что Северного фронта уже не существует, и пути на Мурман нет.          Тем временем англичане всеми силами препятствовали появлению Андреевского флага в европейских водах и попытались захватить «Китобоя» на Копенгагенском рейде на основании того, что он был якобы их «призом» в июне 1919 года. На ультиматум английского контр – адмирала Кована, командира 2-й бригады крейсеров английского флота, спустить Андреевский флаг, так как этот флаг не признаётся английским правительством, командир «Китобоя» лейтенант Ферсман ответил, что он этого не сделает. Отвергнув все требования и отказавшись допустить на борт прибывшую английскую ремонтную команду, лейтенант Ферсман через российского посланника в Дании и морского агента в Лондоне предъявил протест против действий англичан и заявил, что без боя он «Китобоя» не сдаст. В ожидании попыток захвата корабля силой, экипаж подготовил его к взрыву.

         Только благодаря вмешательству вдовствующей Государыни Императрицы Марии Фёдоровны, находящейся в то время в Копенгагене, конфликт удалось уладить. Адмирал Кован был вынужден посетить «Китобой». Осмотрел корабль, но не извинился за хамство, а с английской двуликостью заявил: «Я надеюсь, что каждый английский морской офицер в подобном положении (предъявление ультиматума – В.К.) поступил бы столь же доблестно, как это сделали вы». Лично я, изучив массу морской литературы английской направленности, очень сомневаюсь, в правдивости заявления адмирала Кована. Английские морские офицеры не такие уж достойные джентльмены в действительности, какими их пытается представить восхищённо – историческая литература. Но это тема особого рода.

Посыльное судно «Китобой»

         Заботами Марии Фёдоровны «Китобой» был снабжён углем и провизией для дальнейшего следования, изменив пункт назначения на Севастополь. Простояв в Копенгагене пять месяцев до июля 1920 года (под Андреевским флагом – В.К.), «Китобой» наконец начал свой долгий путь вокруг воюющей Европы в Чёрное море. Немцы отказали ему в проходе через Кильский канал, и корабль вынужден был огибать весь Ютландский  полуостров, чтобы выйти в Северное море.

         Частые волокиты с выдачей средств, надуманные формальности, частые поломки изношенной материальной части, недостаток опытных кочегаров, не такая это простая профессия – держать пар, и машинной команды, многие другие неприятности послужили причиной того, что наш маленький кораблик, обогнув всю Европу, добрался до Севастополя только 15 ноября 1920 года, в разгар эвакуации Белой армии из Крыма. «Китобой» принял участие в ней. К чести Белого русского Черноморского флота, эвакуация армии Врангеля из Крыма в 1920 году прошла весьма организованно и не была похожа на бегство, как нам всё время твердили об этом официально. На сегодня всё это списывается на «издержки изобразительного искусства» (к\ф «Бег»).  

         Приказом Командующего Черноморским флотом белых вице-адмирала Кедрова  №11 от 21 ноября 1920 года флот был  преобразован в Русскую эскадру, состоявшую  из 4-х отрядов. В 3-й отряд кораблей вошёл и тральщик «Китобой». Русская эскадра покинула Константинополь 8 декабря и пришла в Бизерту 22-23 декабря 1920 года. В составе её до конца оставался и маленький «Китобой» с честью, державший над собой славный Андреевский флаг.

         В храме – памятнике, воздвигнутом русскими белыми моряками в 1936 году в Бизерте, в 1950 году сооружена мраморная доска, на которой вырезаны имена всех кораблей, пришедших из Крыма в африканские воды на Рождество 1920 года. Есть там и имя славного небольшого корабля «Китобой», с честью демонстрировавшего  российский Андреевский флаг

                                         ДЕМОНСТАЦИЯ   ФЛАГА.

         Выше я привёл пример верности Андреевскому флагу. Эта традиция верности своему флагу отличала и советских русских моряков. Военно-морской флаг России никогда не спускался перед врагом.

         В период российской трагедии в начале 20 века последними были спущены Андреевские флаги на кораблях Русской эскадры в Бизерте 30 октября 1924 года. Россию (Советский Союз) на морях стал представлять бело-голубой Военно-морской флаг СССР.

         Но вот не стало Союза и над российскими кораблями вновь (21 июня 1992 г.)  взвился Андреевский флаг. К чести сказать, что флаг ВМФ СССР не посрамил традиций Андреевского флага, а наоборот, их славно приумножил. Как писал известный писатель-маринист Виктор Конецкий в 2000году: «После Великой Отечественной войны у нас был создан мощный атомный ракетный флот, обеспечивающий паритет в мире. Я видел наши военные корабли в любой акватории Мирового Океана…».

       Андреевский флаг всегда был бельмом на глазах, так называемых, морских держав, особенно Англии. Его не раз пытались унизить, не обращая внимания на международное морское право. Особенно это выражалось в периоды, когда Россия становилась слабой в военном отношении, в периоды смут и разладов…. Как свидетельствуют морские офицеры бывшей Белой армии, которые считались союзниками интервентов, их интересы зачастую не совпадали, и требования (англичан, японцев и прочих интервентов) иногда доходили до наглости. Вот только один из примеров, похожих на случай с «Китобоем»:

—  В дни эвакуации порта Петровск для Каспийской флотилии (белых – В.К.), казалось, было два выхода: а) предложение англичан использовать Энзели как базу флота, где русские суда останутся под Андреевским флагом в полной боевой готовности, и б) предложение азербайджанского правительства воспользоваться портом в Баку, и первая реальная помощь – снабжение судов флотилии нефтью.

         Командующий флотилией адмирал Сергеев приказал судам идти в Энзели. Перед входом в порт англичане предъявили новые требования интернирования.  Они состояли из четырёх пунктов: 1) спустить Андреевские флаги, 2) передать замки от орудий англичанам, 3) командному составу оставить личное оружие на судах и 4) занять представленные бараки, где все будут содержаться на положении военнопленных. Командующий флотилией приказал поднять сигнал и флотилии в полном составе идти в Баку….

«Китобой» проходит Гибралтар

         Я привёл этот пример (их немало) из статьи Н.З. Кадесникова «Краткий очерк Белой борьбы под Андреевским флагом на суше, морях, озёрах и реках России в 1917 – 1922 годах» не только как о двуличности «владычицы морей», но больше для того, какое значение имеет военно–морской флаг страны для её престижа.          В период расцвета нашего Советского флота (70 -80-е годы прошлого столетия) мне пришлось служить в Оперативном управлении штаба флота и оформлять боевые распоряжения на походы наших кораблей, где одним непременным пунктом было: — Демонстрация Военно – морского флага СССР !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *