Козлов А. Хоть и не первый …

Я хоть и не первый, но что-то тоже могу! «Вот, говорят, Покровский – он первый! Бери пример с него» … Вообще-то, при всем моем уважении к Александру Михайловичу, следует признать, что и он не первый из тех, кто рельефно обозначил морскую тематику и флотский юмор в литературе. Были же до него Соболев, Станюкович, Колбасьев, Конецкий, Пикуль. Но если даже допустить, что Покровский был первым, кто сделал это так смело, достоверно и неподражаемо, мне то теперь как быть? Не писать, что ли? А если хочется? А вдруг задело за живое? А что, если чувствую силы?

  • Нет, нельзя! – восклицают особенно строгие. – Незачем повторяться и нечего воду в ступе толочь.
  • Но я же по-своему хочу выразить происходящее. Я меня есть собственный взгляд на вещи. Я работаю с жанром, всячески стремлюсь от юмора переходить к сатире и, наоборот, иду от сатиры к юмору, сознательно чураюсь грубого флотского мата…

И уже срываясь, самоутверждающе кричу: «Да, в конце-то концов, имею я право?!..» А в ответ – тишина. Причем трудно уже понять, что люди имеют при этом в виду: то ли сомневаются, то ли размышляют, то ли просто держат фигу в кармане.

Да, тяжело быть вторым. Еще труднее быть третьим, четвертым, пятым… Но как же, думаю я, творит многотысячный отряд современных российских писателей-прозаиков. Ведь пишут то сейчас о чем или о ком? Да все о героях нашего времени — клевых «ментах», раскрывающих очередные «преступления века». Почему им то можно, а мне нельзя? Ведь если даже я, профессиональный моряк, сочиню сейчас аналогичный детектив, меня вряд ли кто осудит. А может быть даже и поддержат. А писать о нас самих — не велено!

  • Ведь ты же пишешь очевидное, пересказываешь флотские байки и смешные истории.
  • Именно этим я и занимаюсь. Но ведь вы же это читаете?
  • Читаем.
  • Интересно?
  • Интересно. Но ведь также каждый может.
  • Так в чем же дело. Давайте сочинять все…

Действительно, давайте творить все. Разумеется, все те, кто хочет. Кому есть, что сказать другим людям. Кто не лишен чувства юмора. Наконец, кто не может не писать, потому что в этом есть острая душевная потребность.

И вот когда мне в сотый раз надоедливо напоминают о «вторичности» моего творчества, я не без иронии и обиды, но бодро отвечаю: «Я хоть и не первый, но что-то тоже могу!»

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Николай Сорокин

    Вот и меня «сподвигнул» именно Александр Покровский! Надо же было насмешить тех, кто в цирке не смеется. И я начал записывать свои воспоминания в своем стиле. Я ТОЖЕ НЕ ПЕРВЫЙ!

  2. Стиль хороший

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *