Козлов А. Были и байки плавсостава. Плавали — знаем

Трудно чем — либо удивить военного моряка. И все-то он знает, и все-то он видел. Иной раз, кажется, и тема уникальная, и случай неординарный, а, подишь ты, военный моряк тебе все талдычит: “А-а-а, знаю. Был со мной такой случай…”  И заводит очередную свою историю.

“Этих военморов, — делился как-то за кружкой пива со мной преподаватель Высших офицерских классов, — ничем не удивишь. Каждый год приезжают на классы, такое ощущение, одни аварийщики. Не успеешь им рассказать суперновый случай аварийного происшествия с какого-нибудь флота, как тут же тянется рука из зала:

—     Товарищ, преподаватель! Не так это дело было.

—     Как это не так!? – удивишься ты, свято веря в истинность данного случая.

—     Да вот, не так. Я там сам был непосредственным участником! …

Ну, конечно, непосредственный участник события знает всегда больше.  Известно, что всегда истинные причины случившегося пытаются если не скрыть, то хотя бы подретушировать. Переходишь к другому случаю. Приводишь пример уже с другого флота. Но не успеешь расписать на доске в хронологическом порядке цепь событий и причины произошедшего, как из зала опять тянется рука.

—     Анатолий Васильевич, — обращается очередной свидетель и где-то даже непосредственный виновник этой аварии, — я не виноват. Это командир приказал увеличить скорость …

И все. Весь стройный доклад, выполненный с научной точностью и строгостью, разваливается на глазах. Какие к черту оценки произошедшего с точки зрения руководящих документов, если стоит перед тобой живым упором непосредственный участник, он же виновник, он же потерпевший. Да и все рядом сидящие смотрят не на тебя, а на него, а по поводу твоих умозаключений скептически улыбаются и приговаривают. 

—     Не так это было.

—     Все на флоте обстоит по- иному.

—     Здесь вам не там. Там вам не здесь.

—     Официальная версия – это еще не факт.

—     Плавали – знаем…

— Теперь я, – заканчивает свой печальный рассказ преподаватель в приватной беседе со мной, — всегда, прежде чем какой-либо случай подробно довести, обязательно спрашиваю:

— Очевидцы, потерпевшие, непосредственные участники этого события есть?!

И только получив отрицательный ответ, свою лекцию спокойно продолжаю:

—     Знаем мы вас, военморов. Все-то вы знаете. Везде-то побывали. Все-то вы успели испортить и сломать. Научи вас, попробуй, чему-нибудь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *