Блытов В. Премия имени первого главного редактора Литературной газеты Антона Дельвига вручена нашему флотскому писателю

Поздравляем Александра Васильевича с получением высшей номинации за свой труд и значительный вклад в области изучения родного края с использованием для этого ДНК-генеалогии!!!

29 ноября 2020 года в г. Москва подведены итоги Всероссийского открытого конкурса на соискание премии «За верность Слову и Отечеству» имени Антона Дельвига», в рамках публицистической программы противодействия искажению истории – исторический форум «Настоящее прошлое». Программа проводилась «Литературной газетой» — старейшим периодическим изданием России – и реализована с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Сегодня трудно себе представить историю русской литературы и журналистики без этого издания. Начиная со времен Пушкина и до наших дней «ЛГ» публикует лучших отечественных и зарубежных писателей и публицистов, поднимает самые острые вопросы, касающиеся искусства и жизни в целом. В январе 2020 года «ЛГ» отметила 190-летний юбилей газеты.

По итогам проведенного литературного конкурса на премию имени первого главного редактора «Литературной газеты» Антона Дельвига «За верность слову и Отечеству», книга Александра Васильевича Козлова «Древнейшая история Пензенского края: мифы и реальность. Взгляд на историю с точки зрения новейших исследований ДНК-генеалогии», изданная в 2020 году издательством «Новые печатные технологии» (г. Москва, 292с, ISBN 978-5-6043734-6-0), стала лауреатом I степени в номинации «Монография».

Александр Козлов – сам родом из города Кузнецка Пензенской области, после окончания СШ №2 в 1975 году, поступил в Ленинградское высшее военно-морское инженерное училище имени В. И. Ленина в г. Пушкин Ленинградской области. После окончания военного училища служил на надводных кораблях 2-й Дивизии противолодочных кораблей и в Техническом управлении Северного военно-морского флота. Участвовал в длительных плаваниях (боевых службах) в Средиземном море, в Южной Атлантике и в районе арктического острова Новая Земля. Заканчивал службу в Техническом управлении Штаба Северного флота, в отделе боевой подготовки. Капитан 2 ранга запаса. В настоящее время проживает в г. Москва и работает Главным энергетиком ТРК «Щука».

Александр Васильевич Козлов является членом МГО Союза писателей России, Русского литературного общества, Общероссийской общественной организации «Офицеры России» и Московской Академии ДНК-генеалогии. Автор книг «Миссия флота», «Азбука моряка», «Морской букварь», «Морской букварик», «Все о морских узлах», «Древнейшая история Пензенского края: мифы и реальность», «Нераскрашенная любовь», «Флотский юмор» и «Флотский юмор в квадрате и лирические откровения».

Публиковался в альманахах «Антология русской поэзии 2018», «Каталог русской поэзии 2018», «Часовые Памяти», «Штормовые параллели», «Мы – земляки», «Ваенга», «Протуберанцы», «Сияние лиры», в журнале военно-морского флота «Морской сборник», в литературно-художественном и общественно-политическом журнале «Юность». 

В 2019 году стал лауреатом Всероссийского литературного конкурса «Твои, Россия, сыновья!» (2 место), проведенного Центральным Домом Российской Армии имени М.В.Фрунзе» Министерства обороны Российской Федерации, в номинации «Публицистика» за книгу «Азбука Моряка». А в 2020 году —  лауреатом конкурсной программы «Гранатовый браслет» имени А.И.Куприна, проводимого МГО Союза писателей России, в номинации «лучший рассказ», с рассказом «Щукины дети».

Награжден медалью «Александр Пушкин – 220 лет» за литературное творчество и медалью имени И.А.Бунина (1870-1953) – «За верное служение русской литературе».

В 2020 году за книгу «Древнейшая история Пензенского края: мифы и реальность. Взгляд на историю с точки зрения новейших исследований ДНК-генеалогии» награжден медалью «За научный патриотизм» Московской Академией ДНК-генеалогии.

Книга «Древнейшая история Пензенского края: мифы и реальность. Взгляд на историю с точки зрения новейших исследований ДНК-генеалогии» в свободной и увлекательной форме, не страдающей академизмом, рассказывает историю Пензенского края с древнейших времен (времен палеоцена — 60 млн. лет назад) по настоящее время. В ней рассматриваются археологические находки с точки зрения новейших исследования ДНК-генеалогии (это так называемая «молекулярная история»). На примере конкретного ДНК-теста делаются неожиданные аналогии и обобщения, просматриваются многочисленные миграционные потоки древних людей на Русской равнине, и делается главный вывод о рекордно большом возрасте древних стоянок и археологических культур на Среднем Поволжье (40-50 тыс. лет назад),  во много раз превышающем возраст египетских пирамид.

Данная книга не является научным изданием. Автор не является профессиональным историком, и даже к областному краеведению не имеет непосредственного отношения. Задача этого исторического описания состоит в том, чтобы подогреть интерес к этой теме у читателя, кратко и популярно представить основные этапы истории края, начиная с самых древнейших времен и вплоть до настоящего времени. В том числе, взглянуть на историю Пензенского края с точки зрения новейших исследований ДНК-генеалогии.

В одной из глав этой книги автор приводит «20 аргументов в пользу необходимости прочтения данной книги». И как минимум для того, чтобы сократить «собственный путь поиска исторической истины».

Книга состоит из более чем 20 глав и еще более 30 под глав, и ее вполне можно разделить на 3 самостоятельные части.  Первая часть,занимающая примерно две трети книги посвящена краеведческому исследованию истории Пензенского края с древнейших времен по настоящее время. Так что в целом книгу вполне можно назвать краеведческой. Можно напомнить, что Пензенский край представляет собой совокупность административно-территориальных единиц, когда-либо возглавляемых Пензой. А вот современные границы наша Пензенская область получила только в 1939 году. В настоящее время в Пензенскую область входят 10 городов и целых 27 районов. Пензенская область входит в состав Русской равнины, размещаясь едва ли не в самом ее центре. Русская, или Восточно-Европейская равнина – это одна из крупнейших равнин земного шара. Единственным местом в Евразии, которое языки последнего оледенения затронули в наименьшей степени, была именно Русская равнина. Соответственно, она и прорезающая ее насквозь река Волга стали центром притяжения для проживающих здесь племен. Автор ряда исторических бестселлеров Анатолий Абрашкин сделал однозначный вывод: «Русская равнина – прародина европейцев и колыбель древнейших цивилизаций…»

Еще две части этой книги посвящены: вторая (историческая – как ее определяет сам автор) – изложению 5 вариантов отечественной истории всей Древней Руси; а третья (генеалогическая) – достаточно подробному рассказу о ДНК-генеалогии и тех выводах, к которому эта наука пришла при освящении так называемой «молекулярной истории». 

В интервью как с участником конкурса имени Антона Дельвига, опубликованном на странице конкурса «Настоящее и прошлое», член жюри конкурса известный писатель Юрий Максудов спросил у Александра Козлова:

Александр, Вы известный писатель-маринист, морской офицер запаса, пишущий увлекательные книги о жизни военных моряков, представили на конкурс имени Антона Дельвига научно-познавательную книгу «Древнейшая история Пензенского края: мифы и реальность. Взгляд на историю с точки зрения новейших исследований ДНК-генеалогии». В представленной работе Вы не только раздвинули границы знаний об истории родного края, но еще и предстали перед читателями в качестве историка, увлеченного ученого-исследователя. Можно предположить, что Вашему примеру последуют многие энтузиасты-краеведы. Что вдохновило Вас на создание такой замечательной книги?

Вот ответ на данный вопрос Александра Козлова: «На создание этой книги меня скорее не вдохновило, а подвигло то обстоятельство, что в настоящее время в моем родном городе Кузнецке практически отсутствуют сколь-нибудь значимые книжные магазины. И, значит, читателю, заинтересовавшемуся темой отечественной истории, историей своего города и края, практически негде почерпнуть эту нужную информацию. Городские библиотеки редко получают современные издания. Да и посещают библиотеки только отдельные категории граждан, да и то чаще в чисто профессиональных целях, а школьники – при подготовке к экзаменам и зачетам. Книжные «развалы» в провинции сейчас торгуют в основном учебной литературой и низкопробной фантастикой. Что же касается интернета, там нужные издания стоят приличных денег, а заказ литературы по почте неудобен и затянут по времени. Имеющиеся же в свободном доступе книжные источники сегментарны, бессистемны и подчас весьма тенденциозно излагают исторические события. Моя книга – это практически дайджест всех наиболее значительных новейших изданий на тему истории древней Руси и истории нашего Пензенского края, в-частности. Кроме того, в книге даются выдержки из всех, опять же основных, старых краеведческих работ на тему истории Пензенского края. То есть читателю достаточно прочитать одну мою книгу – и сразу стать в курсе всех основных исторических событий и тенденций не только в ракурсе изучения пензенского краеведения, но и всей истории Древней Руси! Поэтому моя книга может быть интересна не только жителям Пензенского края, но и всей России в целом. При этом все мои книги, и эта в том числе, продаются в электронном виде в самом крупном в России интернет-магазине электронных книг «ЛитРес»: https://www.litres.ru/aleksandr-kozlov-15904353/, причем во всех существующих сейчас для гаджетов книжных форматах. Стоимость книг варьируется в пределах- 50 — 100 руб. То есть, они доступны как по цене, так и по возможности поиска для приобретения.

Достаточно ввести указанный выше электронный адрес, а можно просто в поисковой строке ЛитРеса сделать запрос «Александр Козлов» — и вы сразу же попадаете на страницу для скачивания моих книг, включая и «Древнейшую историю Пензенского края». В разделе «5 вариантов понимания отечественной истории Древней Руси» рассматриваются все основные, классические и альтернативные, версии нашей истории, дается полный и решительный отпор различного рода искажениям нашей истинной истории.

Далее автор сам рассказывает о своей книге:

Книга вполне может стать для читателя еще и универсальным учебником по «молекулярной истории» и своеобразным методическим пособием по основам ДНК-генеалогии. Также она расскажет, как на основе ДНК-теста можно узнать историю своего рода. Для этих целей в ней сформулировано «20 основных постулатов науки ДНК-генеалогии». В условиях ограниченности объективных источников для познания исторической истины, генетика в последнее время буквально ворвалась в нашу жизнь. Наряду с историей, археологией, лингвистикой, антропологией и этнографией, генетика и ДНК-генеалогия, в-частности, дают исследователям древней истории России и мира современнейший и весьма эффективный инструмент для раскрытия многочисленных исторических тайн и развеяния нелепых мифов. В книге опубликована Диаграмма эволюции гаплогрупп всего современного человечества и Таблица всех имеющихся гаплогрупп с датировками их образования. Весьма наглядно путь развития гаплогруппы N, обнаруженный у самого автора, представлен на ее Филогенетическом дереве. А также можно увидеть Ствол древнего генеалогического дерева человечества.

Будет весьма интересна для читателей почти сенсационная информация о Золотаревском сражении на территории Пензенского края. Археологи утверждают, что по своим масштабам оно не уступает крупнейшим битвам Средневековья, а по умалчиванию сравнима с битвой при Молодях. Еще один малоисследованный и практически неосвещенный в современной исторической литературе эпизод древнерусской истории – создание, развитие и гибель Пургасовой Руси.

Перечитав массу новейших книг по истории Древней Руси, часть из которой я подробно описал в разделе «Используемая литература и исторические источники», я многое понял, во многих загадках разобрался – о чем и поделился бескорыстно со своим читателем. Это не значит, что книга дает какие-то окончательные и исчерпывающие выводы. Отнюдь нет. Но помочь читателям самим разобраться в сути исторических процессов, выстроить собственные правдивые концепции русской истории, эта книга точно сможет!»

Оглавление книги

  1. Об авторе.
  2. Предисловие.
  3. От автора.
  4. История изучения нашего края.
  5. От палеоцена до четвертичного периода.
  6. Древние люди: происхождение и предполагаемые миграции.
  7. Палеотические поселения в Восточной Европе и Сибири.
  8. Оледенения и магическая тайна Белого озера.
  9. Первые люди нашего края.
  10. История возникновения и жизни мордовских племен: эрзя и мокша.
  11. История края на примере выводов ДНК-теста.
  12. Еще немного о ДНК-генеалогии.
  13. От хазар до булгар, от булгар до поволжских татар.
  14. История языков эрзя и мокша, происхождение названий рек края.
  15.  Засечные черты Пензенского края и взятие Казани.
  16. Время крепостной эпохи.
  17. История освоения городов, сел и деревень.
  18. История родного села и моего рода.
  19. История близлежащих районов и поселков.
  20. Сражение у стен Золотарёвского городища.
  21. Пургасова Русь и улус Наровчат.
  22. Восстания Разина и Пугачева на пензенской земле.
  23. Война с Наполеоном и Пензенское ополчение.
  24. Дороги и станции края.
  25. Современный период в жизни края.
  26. 5 вариантов понимания отечественной истории Древней Руси.
  27. Классическая версия отечественной истории по академическим учебникам и историческим книгам.
  28. Современные взгляды ученых и писателей на древнюю историю.
  29. Альтернативный взгляд на историю со сдвигом временных шкал.  
  30. Альтернативный взгляд на историю с учетом новой географии Древнего мира.
  31. Воссоздание картины древнего мира на основе ДНК-генеалогии.
  32. 10 версий названия Пензы.
  33. 15 самых популярных мифов об истории Пензенского края.
  34. 20 аргументов в пользу необходимости прочтения данной книги.
  35. 25 знаменитых личностей, чья судьба связана с Пензенским краем.
  36.  30 главных достопримечательностей Пензенской области.
  37. Заключение.
  38. Используемая литература и исторические источники.

Электронные версии книг автора (в том числе и анонсируемую здесь книгу о Пензенском крае) можно скачать на ЛитРес по адресу: https://www.litres.ru/aleksandr-kozlov-15904353/

Страница автора на сайте МОСКОВСКОЙ ГОРОДСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ:

http://mgospr.ru/node/652

Флотские юмористические рассказы Александра Козлова периодически публикуются на сайте «ЗА ТЕХ, КТО В МОРЕ» (Военфлот.ру):

https://voenflot.ru/category/kozlov-aleksandr-vasilevich

Персональный сайт автора: www.navyhumor.narod.ru

В качестве ознакомления с данной книгой можно привести две ее характерные главы: «10 версий названия Пензы» и «15 самых популярных мифов об истории Пензенского края», а также результаты расшифровки персонального ДНК-теста автора, которые как раз и опубликованы вместе с синопсисом в итоговом сборнике Всероссийского открытого конкурса на соискание премии «За верность Слову и Отечеству» имени Антона Дельвига». Этот сборник представил основные материалы из Большого списка (лонг-листа) Литературной премии и был издан к дате вручения премий (29 ноября). При этом сборник состоит из 2-х томов: Книга 1. Наука и просвещение. Книга 2. Художественное слово. Книга Александра Васильевича Козлова «Древнейшая история Пензенского края: мифы и реальность. Взгляд на историю с точки зрения новейших исследований ДНК-генеалогии» представлена в Книге 1. Наука и просвещение (стр. 83, раздел МОНОГРАФИИ).

Данный сборник, как сообщили организаторы конкурса, в рамках выполнения условий Президентского гранта, будет издан большим тиражом и разослан в библиотеки всех субъектов РФ. Все победители конкурса (только 1 премии) получат финансирование на издание своих новых книг.

10 версий названия города Пензы

Версия, версии, — одно из нескольких изложений, толкований какого-нибудь факта, события. Различные версии этого события. (Толковый словарь Ушакова). 

Заимствовано из французского, где version («версия») восходит к латинскому versio — «видоизменение, перемена» (Этимологический словарь Крылова).

Версия — одно из объяснений каких-либо обстоятельств или факта (Исторический словарь).

ВЕРСИЯ 1: Город получил свое название по названию реки Пенза (Пиенза), впадающей в Суру у черты города Пензы, на крутом берегу которой была построена крепость. Река Пенза носила это имя задолго до появления поселения. Предполагается этимология на основе мордовской лексики: пенза – «его конец» (якобы конец мордовских владений).

ВЕРСИЯ 2: Еще ранее мордва шли-шли и дошли до этого места и сказали: пенсаме («конец хода, до конца»). Отсюда и появилось это слово – обычное название местности – Пенза.

ВЕРСИЯ 3: Согласно одной версий, название города и реки Пенза происходит из индоиранских языков. Слог «за» — означает «вода», «река»; а основа «пе» — может иметь значение «огонь». В итоге: Пенза – это Огненная река.

ВЕРСИЯ 4: Гидроним названия Пенза также связывали с чувашским Пенсу – «тысяча родников» и индоиранским Pansava – «песчаная» (Поспелов).

ВЕРСИЯ 5: По другим версиям, название происходит от уральских языковых групп: самодийской (ненецкий язык) или финно-угорской. В их языках основа «пе» имеет значение «край».

ВЕРСИЯ 6: Есть еще версия происхождения названия Пенза от общефинского праязыка: Pensas на карельском языке – «куст». Есть даже соответствующий гидроним в Карелии – Pensanjogu.

ВЕРСИЯ 7: Согласно версии Никонова, название реки Пенза происходит от мордовского слова пезнака, со значением «топкая, болотистая».

ВЕРСИЯ 8: По версии П. В. Зимина, название реки Пенза в самодийских языках звучит как пензя – «высохший ручей», и происходит от словосочетаний: пе (ненецкое, коми) – «пересыхающий ручей» и нза (прамарийское) – «ручей, речка».

ВЕРСИЯ 9: М.С.Полубояровым предложена этимология от дохристианского личного мужского имени у мордвы: Пенза (варианты Пиянза, Пьянза). Некий Пиянза был владельцем хозяйственных угодий на реке, в результате чего она получила владельческое название. В мордовском фольклоре встречается также форма названия города, позволяющая утверждать, что даже в 19 веке его имя ассоциировалось у мордвы с мужским именем Пиянза: «А у барина был друг, пиянзенский мужик, добрый парень. Он был головой над семью селами».

ВЕРСИЯ 10: Известна также легенда о мордовском богатыре Пензе, убитом половцами, в честь которого якобы и родилось название Пенза.

15 самых популярных мифов об истории Пензенского края

Напомню, что миф (др.-греч. μῦθος — «сказание, предание») — это сказание, передающее представления людей о мире, месте человека в нём, о происхождении всего сущего, о Богах и героях.  Однако слова со временем меняют значение, что произошло и со словом «миф».  Миф обозначает не только теогонию и космогонию, но также всякого рода побасенки, родословные, бабушкины сказки, пословицы, поучения, традиционные изречения, короче говоря, — все слухи, которые как бы сами собой передаются из уст в уста. А передаются они в ходе случайных контактов, встреч, бесед, как безликая, анонимная, неуловимая сила, которую Платон именует pheme – «молва».

Но сегодня многие современные словари фиксируют также и второе значение термина «миф», выделяя его как самостоятельное и устоявшееся. Во втором значении миф – это широко распространённые и массово принимаемые на веру «ложные, некритические, оторванные от действительности состояния сознания, концепции, представления» (Современный энциклопедический словарь). Маргарет Атвуд говорит, что «каждый миф есть одна из версий правды». Еще более оригинальней высказался Жан Кокто: «История — это правда, которая становится ложью. Миф — это ложь, которая становится правдой!».

Необходимо разграничить термины со сходными, но всё же различными значениями: миф, заблуждение, ложь, стереотип. Сначала о заблуждении. В самом упрощенном значении заблуждение представляет собой ненамеренно искаженную информацию, чем отличается от лжи — сознательного и намеренного искажения информации. Заблуждение и ложь — два вида недостоверной информации по способу ее возникновения: непреднамеренно и умышленно соответственно. Понятие миф шире понятия заблуждение, поскольку миф включает в себя и заблуждение, и ложь. Миф — любая широко распространенная в обществе недостоверная и искаженная информация вне зависимости от того, специально или случайно она оказалась искаженной. Заблуждение, в отличие от мифа, может не быть массовым.

Теперь о мифе и стереотипе. Общее в них то, что оба они очень широко распространены в обществе, укоренились в обыденном мышлении большинства. Различие между ними заключается в том, что стереотип может не быть искаженной информацией, тогда как миф всегда не достоверен. Стереотип — это шаблон, главный минус которого заключается в его однообразности, повторяемости, одинаковости, не оригинальность, скучность. Ломать стереотипы не означает их опровергать, это означает предложить что-то оригинальное и новое в сравнении со стереотипом. Разрушение мифа же означает его опровержение. Обыденное сознание, в рамках которого мы привыкли жить, представляет собой очень благоприятную почву для распространения мифов, поскольку склонно принимать информацию на веру, не подвергая её сомнению и проверке. Вот мы и попробуем в этой главе опровергнуть наиболее устоявшиеся мифы об истории Пензенского края.

МИФ 1: Территория Пензенского края вплоть до 17 века была «диким «полем»: здесь были пустые поля и леса, и никто из людей не жил.

На самом деле, конечно, жили. И с очень давних времен. Археоло­гами открыты и исследованы поселения эпохи бронзо­вого века (около второго тысячелетия до н. э.) в районе Барковки, Целебухи, Калашного Затона, железного ве­ка (первое тысячелетие до н. э.) в Ахунах и т. д. В III тыс. до н. э. в нашем крае обитали племена двух родственных культур — волосовской и имерской. В окрестнос­тях с. Грабово Бессоновского района археологами раскопано долговременное волосовско-имерское поселение. А впервые человеческое племя объявилось на Приволжской возвышенности в VII тысячелетии до нашей эры.

Неверно и утверждение, что вся территория нашего края представляла собой «дикое поле козыля», «дикую степь», необитаемые «непроходимые дебри», а только с приходом русских людей, постройкой городов-крепо­стей и острогов в XVII веке началось ее заселение и освоение. Заселение и освоение земель осуществлялось с давних времен, но медленно, не активно: больше на «человеческом», а не «государственном» уровне. В основном это были мордовские, татарские, буртасские и мещерские поселения. Существовали и русские поселения, образовавшиеся за счет беглых крестьян из соседних Рязанского и Московского княжеств. И только в XVII веке, в связи с государственной политикой Русского государства, направленной на укрепление своих границ и строительством для этих целей «засечных черт», Пензенский край стал приобретать стратегическое значение для русского государства, и стали вырастать «как грибы» все новые и новые города. И это уже была последовательная и целенаправленная политика царского правительства, объективно связанная с ростом производительных сил страны, с освоением новых земель, давно вошедших в состав Русского государства.

МИФ 2: Черкасский острог – более древнее чем сама Пенза поселение, и первыми его поселенцами были то ли кавказцы, то ли кубанские казаки, то ли украинцы.

Черкасский острог – это военное поселение у впадения р. Пензы в р. Суру. Располагался он на перекрестке Ногайской и Самарской дорог, и закрывал вход в сурскую долину. Некоторые краеведы, доказывающие что Черкасский острог был построен еще при Иване Грозном, считали местность, где он расположен, «удобной для обороны и отражения неприятельских набегов». Но это явная ошибка. Стоит посмотреть на рельеф, чтобы прийти к обратному выводу: место острога выбиралось таким образом, чтобы он был малозаметен для являвшихся из степи налетчиков. С юга, со стороны степи, его прикрывала поросшая густым лесом гора, на склоне которой будет построена крепость Пенза. На месте, действительно, «удобном для обороны».

В числе тех, кто пришел на строительство нового города, если следовать записи «Строельной книги города Пензы», были «черкасы» Юрия Котранского – основателя и первого строителя крепости Пенза. Они составляли 131 двор служилых людей. Из них значатся 45 дворов конных и 86 дворов пеших казаков, которые именуются «старыми черкасами». И здесь же поясня­ется, что поверстаны на службу «по указу великого го­сударя», и «приняты у Юрья Котрацкого». О том, что они выходцы из Украины («черкасы» — по документам XVII века), свидетельствует своеобразие фамилий неко­торых из них: Петрушка Рудник, Кирюшка Хриштопф, Алешка Спичукинский, Ивашка Шулга…

3 мая 1663 года был составлен первый из дошедших до нас документов, в котором содержится указание царя Алексея Михайловича о строительстве города на реке Пензе. Вполне возможно, что острог, построенный первона­чально для всех, кто участвовал в строительстве и его охране, просто считался острогом «на Пензе». А уже по завершении строительства нового города и расселении поверстанных на службу конных и пеших казаков по слободам, стал центром слободы, в которой поселились черкасы, и получил наименование Черкасского острога или даже «города». В дальнейшем Черкасский острог вошел как слобода в черту города (районы нынешних ул. Суворова, Долгова и Огородной). Об остроге напоминает название одной из улиц города – Старо-Черкасская.

МИФ 3: Название ПЕНЗЫ на старых географических картах значится как PIANZI, а датой ее возникновения можно считать 1552 год.

Этот миф возник с «легкой руки» ученых Пензенского педагогического института имени В.Г.Белинского: доктора филологических наук профессора Кирилла Дмитриевича Вишневского и кандидата философских наук Николая Михайловича Инюшкина. Они обнаружили в картографичесом отделе Государственной библиотеки имени В.И.Ленина карту Гесселя Герарада 1614 года (в копии 1801 года), на которой был обозначен населенный пункт PIANZI, который они сразу идентифицировали как ПЕНЗА. Не поверив копии 1801 года, К.Д.Вишневский и Н.М.Инюшкин находят среди старинных фолиантов Ленинской библиотеки и подлинную карту Гесселя Герарада. И на ней также есть название PIANZI, из чего они делают вывод, что Пенза основана не в 1663 году, как это принято считать, а значительно раньше. И связывают время возникновения первого поселения на месте города с казанским походом Ивана Грозного в 1552 году.

Но как оказалось, это не новый для нашего краеведения вопрос. Карта Гесселя Герарда была известна краеведам, в чем несложно убедиться, открыв второй том «Трудов Пензенской ученой архивной комиссии», изданный в 1904 году. В нем была опубликована статья Владимира Харлампиевича Хохрякова, являвшегося Председателем этой комиссии. В.Х.Хохряков (1828-1916) после окончания   в 1851 году Казанского университета со степенью кандидата недолгое время преподавал в Нижегородской гимназии. Спустя три года он был переведен на должность старшего учителя русской словесности и истории в Пензенский дворянский институт, где работал с И.Н.Ульяновым – отцом будущего вождя пролетарской революции В.И.Ленина.

Так вот В.Х.Хохряков еще тогда писал: «На карте России, составленной по собственноручному чертежу царевича Федора Борисовича Годунова Герардом 1614 г. и им дополненной сведениями о северо-восточной России, помещен за засекою, повыше Воронежа и Епифани, гор. Pianzi; но по местности нельзя считать это указанием на Пензу, а вероятнее, что это одно из поселений Курской губернии, таковы: Пенцов при Северном Донце, Пенцовка при Мокром Корени — если они стародавние».

Второе, не менее важное обстоятельство – населенный пункт Pianzi на карте Герарда находится примерно в 600-700 км от реального месторасположения Пензы. То есть на самом деле — у истоков реки Сосны, находящейся на стыке нынешних Орловской и Курской областей. А вот Сура и даже Васильгород (Васильсурск), построенный в XVI веке у впадения Суры в Волгу, как раз находятся на своем «законном» месте.

Поэтому в настоящее время едва ли возникает необходимость добавлять что-либо к выводу, сформулированному В.Х.Хохряковым.

МИФ 4: Название реки Сура в переводе с мордовского языка означает «Палец» (Сур). А в обиходе означает: указанное пальцем направление, куда следует идти.

Существует такая легенда-история, что в старинное время, когда многие народы переселялись с места на место, мордва пришли в наши пензенские края. Но здесь на Волге уже жил какой-то народ. И те, которые там уже жили, не пустили мордву идти вниз по Волге. Мордва вернулись назад, но сверху, с Волги, их тоже теснили другие люди, отгоняли их и оттуда. Мордва ходили туда-сюда, искали, где им жить. Они пришли на такое место, где в Волгу с юга втекает другая река. Старики собрались вместе и стали советоваться: «Что делать? Куда дальше идти?..» Один самый старый человек сказал: «Вот эта река, как палец, показывает, куда надо двигаться. Нам надо идти по этой реке и вдоль нее жить!» Его послушались и пошли вверх по этой реке, там других народов тогда не было, еще никто не жил. А место для охоты было хорошее, лесов много… Так они и остались жить здесь. А реку стали называть Сур. Она, как палец, им показала, где жить. Ведь «Сур», по-мордовски, — палец. Так стало название этой реки Сур. А уже после стали говорить — Сура.

Кстати, реку Волгу тогда мордва называли «Рав-лей». «Лей», по-мордовски, — река, овраг или долина.

МИФ 5: Буртасы – это коренные жители Пензы, которые первыми заселили наши края.

Не вызывает сомнения факт, подтверждаемый многими восточными источниками, что в X веке между Волжской Болгарией и землями Хазарского каганата обитали племена буртас. Арабские авторы утверждают, что страна буртас изобиловала лесами, среди деревь­ев чаще всего встречался хелендж (как полагают — бе­реза). Принадлежали они к тюркскому племени, были стройны, довольно дородны и красивы собою. Язык их отличался от языка болгар, хазаров и руссов. Были язычниками, хоронили умерших частью в могилах, частью сжигали. Вели главным образом оседлый образ жизни: строили себе деревянные дома, занимались хле­бопашеством, скотоводством, пчеловодством, имели большие стада разного скота, верблюдов, торговали про­дуктами скотоводства и пчеловодства. Но главным их богатством считались меха пушных зверей, особенно черно-бурых лисиц и куниц, которые умело выделыва­лись. Буртасские меха ценились очень дорого, славились на Востоке уже в VIII веке и охотно покупались там на различных базарах и ярмарках. Политической само­стоятельности буртасы не имели, подчинялись хазарам и обязаны были выставлять по их требованию до деся­ти тысяч войска.

Это короткое повествование о буртасах взято из описания А. Л. Хвощева, который много уделил вни­мания заселению края на рубеже 2-го тысячелетия на­шей эры. Он пришел к выводу, что земли, занятые буртасами, охватывали «всю Саратовскую губернию, за исключением ее южной части (Царицынского уезда), большую часть Симбирской, всю Пензенскую, части Тамбов­ской, Воронежской и Донской области».

Профессор А. Л. Хвощев (1872-1934) был крупным исследователем истории пензенского края. Закончив историческое отделение Московской духовной академии, он преподавал историю в Пензенской духовной семинарии. Одновременно Алексей Лукич сотрудничал с В.Х.Хохряковым в губернской ученой комиссии, являясь ее ученым секретарем.

Фактический материал о буртасах недостаточно бо­гат. Из сообщений восточных источников известно, что в 913 году они способствовали разгрому русских дру­жин во время их похода на хазар, а в 943 году, наобо­рот, выступали в качестве союзников русских дружин, которые проникли в районы Предкавказья. В 965-969 годах киевский князь Святослав во время походов на болгар и хазар разгромил буртасов, которые, как сви­детельствуют арабские авторы, «разбежались в разные стороны». Именно с этим связывают появление в сте­пях Причерноморья печенегов, а потом и половцев, до­вершивших опустошение земли буртасов, которые исче­зают надолго со страниц древних документов и даже не упоминаются в числе народов, покоренных татаро-монголами.

МИФ 6: Буртас –это один из двух братьев: сыновья Кимара — Булгар и Буртас, описанные в старинной татарской литературе.

Действительно, существует татаро- булгарское предание о происхождении булгар и буртас от кимаков-куман (кыпчаков), по которому Булгар и Буртас были родными братьями, сыновьями легендарного богатыря Кумана (Кимара) или Алпа (Алыпа).

Сакалибы (сак-алыпы) — это кыпчаки, а булгары одно из кыпчакских племен. Термин «Алып»- почетный древний кыпчакский титул, как «черный исполин» (Кара) и означает (великан, великий, могучий, вождь),

Для информации: Дешт-и-Кипчак (Кипчакская степь, далее по тексту Д.-и-К.) — обобщенное название степных пространств от Дуная до Сырдарьи и Балхаша в XI-XV вв. Название происходит от этнонима «кипчаки» («куманы», «половцы») — основного населения этой территории. Впервые встречается у персидского автора Насира Хосрова в XI в. Д.-и-К. обычно делится на Западный (к западу от Каспия) и Восточный (территория современного Сев. Казахстана). Западный Кипчак в византийских и европейских хрониках известен как Комания (Кумания), в древнерусских летописях — как Половецкая степь. В XIII веке Д.-и-К. стал территорией Золотой Орды. Основным летописцем Д.-и-К. по праву является Аджи Мурад, историк, автор книг «Полынь Половецкого Поля», «Европа. Тюрки. Великая Степь», «Древняя история Тюрков и Великой Степи» и др. Его книги хорошо известны читателям, увлекающимся древней историей Руси. Разумеется, познакомился с ними их и я. Но в силу спорности большинства выводов и умозаключений данного автора, заниматься внимательным их изучением и анализом не стал. Предлагаю сделать это моим читателям.

МИФ 7: С давних времен Пензу прозывали как город Облай, «потому что жители его облают каждого».

Данная интерпретация названия города Пензы принадлежит перу известного мемуариста Ф.Ф.Вигеля (1786-1856). Видимо, в канцелярии своего отца – первого пензенского губернатора Ф.Л.Вигеля – он услышал, а потом и обнародовал в своих «Записках» версию о том, что на месте Пензы до ее основания существовала слобода совершенно с иным названием. «Записки» Ф.Ф.Вигеля первоначально в 1864-1865 годах публиковались в журнале «Русский вестник», а вскоре были изданы отдельным изданием в трех томах. До сих пор они широко используются многими литературоведами и другими исследователями при освещении исторических, культурных событий, протекающих в первой трети XIX века. И это вполне естественно. Ведь Ф.Ф.Вигель занимал высокие должности, поддерживал дружеские отношения с А.С.Пушкиным, В.А.Жуковским, П.А.Вяземским, М.Н.Загоскиным и другими деятелями русской литературы. А еще, благодаря своему отцу, имел доступ ко многим важным документам и историческим материалам. Однако современники отмечали, что Вигель был субъективен, раздражителен и нередко допускал предвзятость в оценке тех или иных событий. О времени основания нашего города он писал: «На берегу речки Пензы, близ втока ея в Суру, стояло самое большое из новых поселений. По негостеприимному, неуживчивому, бранчливому нраву его жителей, обрусевших Татар, или отатарившихся Русских, дано ему было название Облай-слобода. В 1666 году…царю Алексею Михайловичу угодно было возвести его в звание города и дать ему другое имя по реке, на которой оно было построено».

Исследую эту версию, видный краевед В.Х.Хохряков отмечал, что в документах такого названия не встречал, но слышал от одного из пензенских старожилов, что в давние времена «г. Пензу назвали Облай, потому что жители ея облают всякого».

Вот и Г.В.Мясников в своей знаменитой книге «Город крепость — Пенза», информация из которой часто используется и в этой моей книге, признался: «…и я в свое время, о чем теперь искренне сожалею, выстраивая версию о заселении Старых Черкасс выходцами с Северного Кавказа, как-то подновил ее. Мне удалось найти созвучное названию слово в карачаевском языке, сделать на эту тему соответствующую публикацию, и тем самым способствовать возрождению мнения Ф.Ф.Вигеля, которое не только не имеет документальной основы, но и звучит оскорбительно по отношению к первопоселенцам города».

Точнее, как говорят в таких случаях, и не скажешь. Опираясь на исторические по-настоящему достоверные документы далекого прошлого, на отзывы как отечественных, так и иноземных путешественников, посещавших город Пензу в XVII-XIX веках, можно сделать однозначный вывод о том, что его жители всегда отличались гостеприимством, добросовестностью, любознательностью и доброжелательностью.

МИФ 8: Название городу Кузнецку Пензенской области лично дала императрица Екатерина II, которая проезжала на своем экипаже мимо села Нарышкино и местные кузнецы так искусно подковали ее лошадей, что она в благодарность за это воскликнула: «Быть посему – впредь называть село Нарышкино звонким городом Кузнецк!»

На самом деле настоящая история этого вопроса выглядит иначе. Саратовскую губернию, на территории которой возникло поселение Труево, Петр I пожаловал боярам Нарышкиным. Близкий родственник Петра I боярин Лев Кириллович Нарышкин в 1691 году получил в свое владение огромную волость, которая простиралась с запада на восток от Тамбова до Саратова. А с севера на юг — тянулась от крепости Пенза до прибрежья Дона — и по размерам превышала территорию современной Бельгии или Голландии. А поселение Труево отошло Василию Федоровичу Нарышкину. Он заложил здесь церковь Воскресения Христова. Она, построенная у подножия Маров, была открыта 7 февраля 1699 года, о чем говорится в одном из приказов Патриарха. Этот день и считается официальной датой основания села Труево-Воскресенское. Позднее Труево-Воскресенское было названо по имени боярина Нарышкином. Оно стало расти. В 1720 году село перешло в Пензенский уезд и упоминается уже как вотчина Г.Ф. Грибоедова. В 1728 году вновь поступают жалобы начальству: «… воры и разбойники, находящие себе пристанище около Нарышкина, многолюдными шайками ездят, жгут и разоряют многие села и деревни, мучают и убивают помещиков и крестьян, пожитки увозят, а скот уводят…». Подробно об этом было рассказано в главе «История освоения городов, сел и деревень».

Царское правительство принимало меры для наведения порядка на окраинах империи, стремилось заселять край мирными людьми. Однако ни мира, ни покоя Нарышкино так и не видело. К тому же частая смена владельцев села только усугубляла положение. В губернии решили положить конец бунтарству вольного села, и в Нарышкино направили управителя Елистрата Кузнецова, которого, видимо, за пристрастие к разного рода допросам и судам, нарекли Стряпчим. И возможно поэтому, пожар крестьянской войны и Нарышкино не обошел стороной. Летом 1774 года, во время Пугачевского бунта, Стряпчий был повешен. В село пожаловал трехтысячный отряд полковника Иванова, который в недалеком прошлом был крепостным из села Каменки. Пугачевцы читали «возмутительные манифесты», расправлялись с помещиками, грабили и убивали. Но похозяйничали они недолго. Напуганные народным волнением в стране, Екатерина II и ее окружение принимали спешные меры по укреплению власти на местах. Увеличивалось число губерний, уездов, городов. Указ императрицы от 11 января 1780 года лаконично и строго предписывал разделить Саратовскую губернию на десять городов с уездами, открыв по сему случаю вновь шесть городов, в том числе и город Кузнецк при речке Труев.

Прошло десять месяцев, прежде чем 7 ноября 1780 года вышел второй императорский указ, утвердивший образование Саратовского наместничества, которое состояло из девяти уездов, в том числе Кузнецкого, во главе с уездным городом того же названия.

Когда основали город, у его заставы поставили солдат, которые спрашивали приезжавших людей: «Куда едешь?»  И били кнутом всех, кто говорил, что в Нарышкино. Приговаривая: «Говори — еду в город Кузнецк!» Вот такая история! Так что роль кузнецов здесь мало просматривается. Впрочем, в книге нашего замечательного краеведа и историка Полубоярова Михаила Сергеевича «Весь Пензенский край. Историко-топографическое описание Пензенской области» прямо говорится: «Название Кузнецк присвоено указом Екатерины II, в связи с объявлением его уездным городом, «понеже сей город наполнен кузнецами, от которого рукоде­лия и имя свое получил».

МИФ 9: Население Пензенской области преимущественно мордва, татары и чуваши.

На самом деле 86,8% из населения Пен­зен­ской области со­став­ля­ют рус­ские. Про­жи­ва­ют так­же та­та­ры (6,4%), морд­ва (4,1%), ук­ра­ин­цы (0,7%), чу­ва­ши (0,4%), ар­мя­не и др. (по переписи 2010 года).

Де­мо­гра­фическая си­туа­ция в Пен­зен­ской области од­на из са­мых слож­ных в При­волж­ском фе­де­раль­ном округе. За период с 1990 по 2013 годы чис­ло жи­те­лей со­кра­ти­лось поч­ти на 180 тысяч человек. В настоящее время про­дол­жа­ет­ся ес­тественная убыль на­се­ле­ния (максимальные по­ка­за­те­ли в 1-й половине 2000-х годов — свыше 9 на 1000 жителей; 4,1 на 1000 жителей в 2012 году), до­пол­няе­мая от­то­ком тру­до­спо­соб­но­го на­се­ле­ния (главным образом в Мо­ск­ву и Московскую область; максимальные по­ка­за­те­ли в начале 2000-х годов — 20-30 на 10 тысяч жителей; 16 на 10 тысяч жителей в 2012 году). Ро­ж­дае­мость — од­на из са­мых низ­ких в РФ (10,8 на 1000 жителей, 78-е ме­сто), смерт­ность вы­со­кая (14,9 на 1000 жителей); мла­ден­че­ская смерт­ность ни­же сред­не­го уров­ня по РФ (7,2 на 1000 жи­воро­ж­дён­ных). До­ля жен­щин — 54,6%. В воз­рас­тной струк­ту­ре на­се­ле­ния до­ля лиц мо­ло­же тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та (до 16 лет) — 14,7%, стар­ше тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та — 26,8%. Средняя ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни 70,9 го­да (муж­чи­ны — 64,9, жен­щи­ны — 76,8). Средняя плот­ность населения 31,6 человек/км2.

Наи­бо­лее плот­но за­се­ле­ны Бес­со­нов­ский, Го­ро­ди­щен­ский, Ниж­не­ло­мов­ский рай­оны. До­ля городского населения 67,7% (2013 год; 61,7% в 1989 году).

Наи­бо­лее круп­ные го­ро­да (тысяч человек, 2013 год): Пен­за (519,9), Куз­нецк (87,2), За­реч­ный (63,9), Ка­мен­ка (38,4), Сер­добск (34,5).

МИФ 10: Мордовская (или буртасская) княгиня Нарчатка, избегая позорного татарского плена, сбросилась в прорубь реки Мокши.  Наровчат был главным городом ее народа. Когда пришел с войском татарский хан Тагай, то она сама вывела против него свои войска. Дело было зимой, сражались на льду, на реке Мокше. Одолели татары мордву, — почти все защитники города полегли. Как увидела Нарчатка, что побито ее войско, не смогла стерпеть и бросилась с конем в прорубь, и утонула…

Действительно, в легендах сохранилась память о вдовой мордовской княгине Нарчатке, кото­рая мужественно билась с татарами и, не одолев их, избегая позорного плена, на коне бросилась в прорубь реки Мокши, оставшись в памяти героиней мордовского народа. Но известный пензенский краевед Михаил Полубояров давно разоблачил эту легенду. История ее такова. Пензенский краевед В. Ауновский опубликовал в «Памятной книжке Симбирской губернии» (Симбирск, 1869) большую, интересную и во многом оригинальную статью под названием «Этнографический очерк мордвы-мокши», где пару строк посвятил и Нарчатке: «…в народной памяти живет какая-то княжна Нарчатка… Монеты с изображением Нарчатки попадаются иногда в мордовском женском уборе». Потом о Нарчатке полвека не было слышно. Но вот о городе Наровчате заговорили после находок на его территории в 1916 году солдатом-краеведом Садовым татарских камней с рельефами. Камни «оживили» упоминание Ауновского о Нарчатке. И Садов записал о ней якобы местную легенду.

Полубояров задался естественными вопросами: почему легенду не заметили исследователи русского и мордовского фольклора во второй половине 19 века, хотя это была пора расцвета интереса к фольклору? Все ее варианты записаны в 20 веке! Почему известия о Нарчатке не отложилось в текстах исторических песен мордвы? Почему о ней умалчивали краеведы 19 века и составители обширных исторических очерков для «Материалов для географии и статистике России, собранные офицерами Генерального штаба»? Кроме того, сказание слишком уж напоминает широко известную со второй половины 19 века легенду о казанской «царице» Сююмбике, бросившейся с башни, чтобы не попасть в плен. И Полубояров приходит к выводу: «Складывается впечатление, что впервые услышавший и записавший легенду о мордовской (или буртасской) царице крестьянин-солдат либо придумал легенду сам, либо услышал от кого-то из образованных наровчатцев».

Однако, легенда на то и легенда, чтобы игнорировать всякие научные сомнения в ней. И Нарчатка ныне является пусть не историческим, но мифологическим персонажем. А это не менее реально. Более подробно о Нарчатке и ее родном городе Наровчате написано в отдельной главе этой книги «Пургасова Русь и улус Наровчат».  

МИФ 11: Белгородская заградительная черта была оборонительной линией на границе Русского государства в конце 16-17 веков.

Известно, что в XVI веке были построены города Во­ронеж (1585), Самара (Куйбышев) и Уфа (1586), в 1589 году — Царицын (Волгоград), в 1590-м — Саратов, в 1599-м — Валуйки. Согласно этому мифу получается, что почти все они, возведенные за 40-50 лет до Белгородской черты, рас­полагались вне пределов владений Русского государст­ва, то есть на «чужой» территории.

В подтверждение высказанной мысли можно приве­сти еще ряд так называемых «польных» городов, которые находились в юго-восточной части страны и требо­вали защиты от крымских татар, ногайцев и других «налетчиков». Из исторических источников известно, что даже в начале XVIII века жители Саратова и Царицына за пределами городских укреплений ничего сеять в по­лях и степях не смели, из-за опасения внезапных прихо­дов кочевников.

Таким образом, правительственная политика в пери­од царствования Михаила Федоровича и Алексея Ми­хайловича была направлена на защиту поселений, рас­положенных южнее «старой» Тульской оборонитель­ной линии. В связи с этим возникли новые города, в том числе Короча, Болохов, Яблонов, Карпов, Алешня, Урыв, Коротояк и другие, вошедшие в Белгородскую чер­ту. И все они опять же были возведены не за границами страны.

Ответ прост: города строились на землях, входивших в состав Русского государства. Поэтому нельзя произ­вольно, по своему усмотрению, устанавливать их грани­цы, которые сложились к концу XVI и началу первой половины XVII веков, ибо это противоречит объектив­ной оценке хода исторического развития юго-восточной части России того периода.

МИФ 12: Село Посёлки Кузнецкого района раньше принадлежало помещице Софье Шуваловой, которая ни разу в нем ни была. И как только собралась его посетить, то трагическая смерть не позволила ей это сделать.

Действительно, село Посёлки когда-то раньше принадлежало помещице Софье Шуваловой, проживавшей в городе Москва. Сама она в Посёлки никогда не приезжала, так как опасалась тряски в дороге и кем-то предсказанной гибели. За селом следил управляющий. Однажды Шувалова решилась осмотреть свои владения и отправилась по направлению к селу Посёлки. Не доехав и до Пензенской области, она трагически погибла.

Сама графиня, при этом, ни разу не посетив село, способствовала его развитию. В частности, именно она выделила огромную по тем временам сумму на строительство церкви и центральной дороги, в будущем улицы Ленина. К середине XIX века основным названием села стало Посёлки. До этого времени были в ходу другие названия — село Дмитриевское (по названию церкви), Нарышкино (по фамилии бывшего владельца), Труёв (по названию реки) — см. подробное описание истории этого поселка в главе «История близлежащих районов и поселков».

МИФ 13: Битва на реке Суре в 1237 году по масштабу больше, чем Куликовская битва.

В 6 км к северу от впадения реки Узы в Суру в начале II тысячелетия располагалось поселение, от которого до нашего времени сохранилось Золотаревское городище: на мысу с валами, рвами и ловчими ямами, а возле него три селища. Начиная с первых раскопок сразу же стало ясно, что на городище происходило сражение.

Золотаревское городище — объект, действительно, уникальный. На месте раскопок обнаружены следы грандиозной битвы. На сегодняшний день найдено более 15 тысяч предметов, относящихся к доспехам и вооружениям древности. А на поле Куликовской битвы, для сравнения — всего 218! Одних только наконечников стрел насчитывается здесь более 2000. На поверхности встречается большое количество разрозненных костей человека. Общая площадь, на которой встречены человеческие кости, составляет около 140 тысяч квадратных метров. Другим важным свидетельством сражения может являться тот факт, что на поверхности собрано огромное количество разного вооружения и деталей конского снаряжения, как правило, в хорошем состоянии. Это при том, что оружие в древности было очень дорого, и победители обирали поле боя подчистую. Такого количества материальных свидетельств битвы, как у Золотаревского городища, нет нигде в Европе. Золотаревский феномен в этом плане еще ждет своего истолкования. На данный момент удовлетворительных объяснений нет. Но наш знаменитый краевед Геннадий Николаевич Белорыбкин уже присоединил этот археологический памятник к своей буртасской теории. По его мнению, на территории нашей области, действительно, существовало процветающее Буртасское княжество, насчитывающее порядка 300 населенных пунктов, доминировавшее над соседними племенами и богатевшее на международной торговле. Оно было разгромлено во время монгольского нашествия 1237 года. Под Золотаревкой разыгралась грандиозная битва, в котором жители столицы Буртаса оказали героическое сопротивление захватчикам и погибли. Откуда взялся «Буртас»? Очень просто. Геннадий Николаевич рассказал, что найден некий артефакт, на котором изображены буквы «Р» и «В». На самом же деле эти две буквы являются вовсе не буквами, а тремя тюркскими рунами – «Р», «I» и «З», и читать эти руны следует как: «Б», «Р» и «Т». Из чего можно сделать вывод, что в древности Золотаревское городище так и называлось «Буртас»!

Более подробней о Золотаревском городище рассказано в отдельной главе этой книги «Сражение у стен Золотарёвского городища».

МИФ 14: Настоящей датойвхождения земли Пензенской в состав России является 1523 год. Хотя официальной датой основания города Пензы считается 1663 год.

Считать историю Пензенского края со времени вхождения данной территории в состав Российского государства, а не с туманных полумифических времен, и уж тем более не со времен обнаружения на территории области неолитических стоянок — есть весьма солидный резон. Уже потому, что здесь мы выходим из области фантазий и догадок и вступаем на прочную почву исторических документов.

Русский великий государь Иван III в завещании, составленном в 1504 году, отдавал своему старшему сыну Василию (будущему великому государю Василию III), в числе прочих земель «Нижний Новгород с Мордвами и Черемисами, Муром с Мордвами, Мещера с Касимовым, да князи Мордовские все». Этот фрагмент документа дал основание пензенскому краеведу Евгению Саляеву утверждать, что в начале XVI столетия Примокшанье и левобережье Суры уже находилось в составе Московского княжества».

Известные пензенские ученые С.Л. Шишлов и В.В. Первушкин пятнадцать лет назад выдвинули оригинальную гипотезу, согласно которой нынешний Пензенский край входил в состав так называемой «Темниковской Мещеры» (условное название), включавшей в себя также территорию нынешней Мордовии, части территории Тамбовской, Рязанской, Саратовской, Ульяновской, Нижегородской областей и Чувашии. В XVI век эта территория была присоединена к Московскому государству. Шишлов и Первушкин определили даже условную дату вхождения земли Пензенской в состав России — 1523 год. В этом году был основан город на Суре — Васильсурск (у впадения Суры в Волгу — территория нынешней Нижегородской области), а татарский царевич Шигалей, находившийся на службе у великого князя Василия Ивановича и возглавлявший русское войско, привел к присяге «мордву и черемису казаньскую».

Несмотря на то, что Васильсурск находится довольно далеко от Пензы и никогда не входил с нею совместно ни в какое отдельное административно-территориальное образование, теорию поддержали сотрудники Института российской истории Российской Академии наук — ведущие отечественные специалисты по истории указанного периода: академик С.О.Шмидт, доктора исторических наук Я.Е.Володарский и О.А.Шватченко. Тогдашнее руководство Пензенской области направило им представление с вопросом об обоснованности даты, предложенной Шишловым и Первушкиным. В ответе было сказано: «возможно считать условной датой присоединения пензенской земли 1523 год, когда был основан город Васильсурск». 

Сие радостное известие было опубликовано в газете «Пензенская правда» от 16 февраля 1999 года (перепечатка «Татарской газеты»). Очень любопытно, что господин Шишлов там именуется как «потомок монархов Темниковской Мещеры через князей Алышовых». Это для тех пензяков, которые до этого не знали, что у них законный государь есть!

Отсюда получается, что теперь у нас в запасе есть еще одна очень круглая дата! И нынешнее поколение пензяков, отпраздновавшее 200-летие губернии и 350-летие Пензы, сможет отпраздновать и 500-летие вхождения в состав России.

МИФ 15: На территории современной Пензы ранее размещался древнерусский город Кснятин.

Еще одним примером мифотворчества может служить попытка локализации известного по летописям, и якобы неизвестно где располагавшегося, древнерусского города Кснятина, но именно на территории современной Пензы. Была она предпринята археологом-любителем, краеведом Борисом Алпысбаевым. Вот цитата из монументального (870 стр.) «научного издания» краеведа Евгения Саляева «Освоение Дикого поля»: «Возник он (Кснятин) около 1208 года, являлся центром сбора дани с мордвы, и просуществовал лет десять, разорённый князем Пургасом. 

Одним из подтверждений этой версии является находка древнерусской печати (буллы) на территории Пензы, где на костяной ручке процарапана дата — 6721, то есть 1212 год в нынешнем летоисчислении, на одной стороне печати изображены ладонь руки и надпись: «Тиун Кснятина Кузьма» («тиун» — это судебно-административная должность в те годы), а на другой стороне — герб древнего города — солнце. Более того, была найдена ещё и маленькая берестяная грамотка, свидетельствовавшая о взятии города Кснятина князем Пургасом, и датированная 1218 годом (в современном летоисчислении). Гонец так и не довёз её до суздальского князя Константина, кому она предназначалась (в то время город находился в составе Суздальского княжества).

На некоторых находках кириллицей написано: «Кснятин Глаза Суздаля», «Кснятин Пядь Руси». Отсюда возникает вывод — Пенза старше Нижнего Новгорода!.. 

А на самом деле «загадочный» Кснятин располагался в устье Волжской Нерли, на территории нынешней Ярославской области. И все артефакты, предоставленные археологом-любителем Алпысбаевым, на поверку оказались обычной подделкой.

По результатам индивидуального ДНК-теста, выполненного в специальной московской лаборатории ДНК-генеалогии в 2017 году, у меня была определена гаплогруппа NM178. В литературе ее чаще еще называют сейчас N1с1 (а ранее также называли N3).

Вот мой гаплотип:

14 24 14 11 11 13 10 14 14 30 18 14 19 31 11 12 14 18 19 10 20 11 21 23 38 37-37

Примерная картина истории моего гаплотипа и субклада следующая:

  1. Гаплогруппа N образовалась примерно 36 тысяч лет назад, место ее образования – видимо, юго-восточная Азия, Китай, Вьетнам. В ходе последовательного образования новых субкладов, по несколько тысяч лет на каждый, носители гаплогруппы N постепенно мигрировали на север, в алтайский регион. И именно там, очевидно, примерно 14 тысяч лет назад образовался субклад М178. Тот самый, что определен у меня. 12 тысяч лет назад образовался субклад L708.
  2. Примерно 5800 лет назад образовался субклад L1026 и 4300 лет назад – Z1936. Предок ветви Z1936 жил, видимо, на Урале или в Прикамье в эпоху «бронзы». А в последующее время его потомки заселили обширные пространства на севере Европы.
  3. При дальнейшем уточнении позиции оказывается, что мой гаплотип сближается, вплоть до полного совпадения на общих 23 маркерах, с участниками финского ДНК-проекта из ветви Z1941 (N1c1a1a2a1a), которая носит название карельской. Ее предок жил 1900 ± 200 лет назад. Реконструированный гаплотип (базовый гаплотип ветви) выглядит следующим образом:

14 24 14 11 11 13 10 14 14 30 17 14 19 30 11 12 14 18 19 10 20 11 21

Он расходится с моим гаплотипом всего на 2 мутации в маркерах, выделенных полужирным шрифтом, что соответствует дистанции около 950 лет, то есть вдвое меньше «возраста» всей ветви Z1941. И это означает, что с большой вероятностью я принадлежу именной к этой ветви. Данное заключение (Персональную расшифровку результатов Y-теста) мне делал профессор Игорь Рожанский, соучредитель Анатолия Клесова по Московской Академии ДНК-Генеалогии. И ему однозначно можно верить! Кстати, именно лично от него (по письменному запросу) я узнал, что самые древние образцы N (палео-ДНК) теперь находятся в Прибайкалье, с датировками от 7100 до 6300 лет назад. У них идентифицировали ветви L729 и P43. А самый древний образец ветви М178 найден у села Каменка на Ангаре!

  1. Следует отметить, что ветвь Z1941 является одной из самых населенных и специфических для финнов и особенно карел (откуда и ее название). Ее рост приходится на первые века нашей эры, что сопоставимо с началом формирования прибалтийско-финских народов: финнов, карел, эстонцев, вепсов, ижоры, води. Появление этой молодой ветви у эрзи из Пензенской области в 1200 км к юго-востоку от Карелии, как это выглядит в моем случае, можно отнести, по мнению И. Рожанского, к разряду загадок, что пока не имеют однозначного решения. Согласно статистике, у обоих мордовских народов гаплогруппа N встречается довольно редко. Например, среди участников ДНК-проекта «Эрзя, мокша, мещера» из 40 эрзян и 15 мокшан только трое принадлежат к гаплогруппе N. В научных выборках ее доля колеблется от 10 до 16% в зависимости от исследования. В основном, у мордвин находят специфическую для Поволжья ветвь Y9022, тогда как остальные ветви, включая Z1936, либо отсутствуют, либо их не удается надежно идентифицировать.

Мои предки осели в Поволжье в самом начале роста ветви Z1941, возможно, утратив связь с будущими финнами и карелами еще на рубеже нашей эры. Тем не менее, скорее всего, мой род берет начало именно в Карелии. И уже в исторические времена кто-то из него переселился в Среднее Поволжье. Со времен раннего Средневековья по Волге проходил оживленный торговый путь из Ирана и Средней Азии к Балтике и Северному Уралу, а потому столь дальние путешествия жителей бассейна Ладожского и Онежского озер вряд ли можно считать экзотикой. В этой связи интересен следующий факт: как только я узнал из Персональной расшифровки результатов теста о возможных семейных «корнях» из Карелии, я запросил у близких родственников о такой возможности. Каково же было мое удивление, что в Карелии до сих пор живет моя родня по отцовской линии: ветвь родных старшего брата моего прадеда. Вот и не верь после этого в ДНК-генеалогию! 

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Матренин Юрий Михайлович

    Поздравляю Александр Васильевич с получением
    Литературной премии!
    Желаю Вам дальнейших творческих успехов!
    С уважением, Ю.Матренин

  2. Никита Трофимов

    Дорогой Александр! Сердечно поздравляю с творческим достижением! Ты наглядно демонстрируешь, что наш флот держался и держится на талантливых и преданных флоту людях!
    Желаю дальнейших удач и находок на литературном поприще.
    С уважением, Н.А.Трофимов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.