Степанов М. Были и байки плавсостава. Начало лейтенантской службы

Алексея Морозова назначили на БПК «Яростный» командиром группы специальной связи. Он не хотел на БПК, в кадрах флота он просился назначить служить на торпедных или ракетных катерах, чтобы служить, как служил его отец.

Но кадровик — капитан 2 ранга со слащавым лицом и иезуитской улыбкой сказал:

– У нас все служат не там, где хотят; а там, куда их направит командование флота. Если бы все служили, где хотят, то я бы лично служил сейчас где-нибудь в Арабских эмиратах. Вы присягу принимали?

— Так точно принимал – ответил дисциплинированный Алексей.

— Ну вот. Там черным по русскому написано – стойко переносить тяготы и лишения военной службы. Вот вам первое испытание. Представляете, что у нас было бы, если бы каждый служил, где ему хочется?

Алексей тяжело вздохнул, расписался в какой-то книге и взял предписание.

Про себя подумал, что ты бы точно служил в Арабских эмиратах, а не Родине.

Корабль стоял на 32 причале Севастополя и туда пришлось добираться баркасом с Минной стенки. Шел сильный дождь, Алексей промок и очень жалел, что не взял с собой плащ-палатку.

Дежурный по кораблю внимательно изучил предписание Алексея. Посмотрел на промокшего лейтенанта и усмехнулся

— Тебя, что вместо Александровского назначили?

— А кто это?

— Это наш бывший командир БЧ-4.

— Нет, меня командиром группы назначили.

Дежурный по кораблю тяжело вздохнул, почесал затылок, усмехнулся и позвонил куда-то по телефону:

— Александр Николаевич тут к вам в БЧ-4 прибыл лейтенант – он посмотрел в предписание и прочел – Морозов. Прислать его к вам? Или сами придете?

Ему, что-то ответили. Промокшему до нитки Алексею было холодно, и вода с промокших брюк капала на пол рубки дежурного на кораблю и растекалась на линолеуме.  Он даже вспотел, представляя, что его ждет. Вот его служба и начинается. Сейчас он увидит своего командира БЧ-4, своих подчиненных матросов.

— Рассыльный проводите лейтенанта в каюту командира БЧ-4 – приказал дежурный, вешая трубку на висящий в рубке телефон, матросу в белой робе, бескозырке и с красной повязкой, называемой «како» на рукаве.

— Есть проводить к командиру БЧ-4 — вскочил довольный матросик с протертого диванчика.

— Вернешься протрешь палубу за лейтенантом, а то поскользнуться можно здесь.

— Есть протереть палубу – бодро прокричал матросик и проскользнув мимо Алексея бросил – идите за мной.

— Ему наверно уже надоело сидеть и пройтись было гораздо интереснее, — подумал Алексей, — чем сидеть в душной рубке дежурного по кораблю на этом протертом и видавшем виды диване.

И Алексей побежал догонять рванувшего вперед рассыльного. Но куда там, матросик ловко перепрыгивая через комингсы, и Алексей за ним не успевал со своим тяжелым чемоданом с книгами и офицерской формой.

Мелькали трапы, коридоры, тамбура. Алексей не мог даже ничего запомнить. То вверх, то вниз, то куда-то вбок. Матросик скоро потерялся в глубине коридоров и трапов.

— Неужели все это можно запомнить — подумал Алексей и остановился не зная куда бежать — как здесь служат?

Поставил чемодан на палубу и хотел спросить пробегающих мимо матросов, где каюта командира бэчэ четыре, как внезапно, как из-под земли, из кого-то открытого люка выпорхнул рассыльный.

— Куда вы пропали товарищ лейтенант? – почему-то обижено спросил он.

— Так я не успеваю за вами – ответил Алексей.

— Так вы это, чемодан дайте мне и не отставайте – и не получив ответа от изумленного Алексея, матрос подхватил тяжелый чемодан, и быстро побежал вперед по коридору.

Алексей опять еле успевал за ним. Наконец, в каком-то тамбуре спустились на палубу ниже и у открытой двери с надписью командир БЧ-4 матросик остановился, поставил чемодан на пол, показал на каюту тихо сказал:

— Вам сюда — и также быстро убежал по трапу вверх.

Алексей заглянул в каюту и увидел капитана 3 ранга в кителе и фуражке, сидевшего за столом и что-то писавшего. В разрезе расстегнутого кителя была видна белая рубашка, а на рукавах, выглядовавших из под кителя были видны золотые запонки.

— Вот как ходят настоящие офицеры флота — подумал Алексей — надо будет взять на вооружение.

Услышав шум в тамбуре, капитан 3 ранга поднял глаза, увидел незнакомого лейтенанта с большим чемоданом, почесал ухо и строго спросил:

— Вы ко мне товарищ лейтенант?

— Так точно – бодрым голосом ответил Алексей и печатая шаг вошел в каюту.

Капитан 3 ранга встал.

Положено в армии вставать когда тебе отдают честь и обращаются.

— Товарищ капитан 3 ранга. Лейтенант Морозов. Назначен на БПК «Яростный» командиром группы специальной связи.

Капитан 3 ранга выглядел почему-то недовольным. Строгое выражение лица, хмурый взгляд, как бы подчеркивали это.

— Почему так долго не прибывали? – внезапно спросил капитан 3 ранга – мне уже уезжать надо. У меня билеты. Я замучался вас ждать.

— Так меня только сегодня назначили – начал оправдываться Алексей.

— Никогда не оправдывайтесь товарищ лейтенант – дал совет капитан 3 ранга снова садясь – тот, кто оправдывается всегда виноват. В армии есть простая фраза – виноват, дурак, исправлюсь. И любой начальник от вас отстанет, после такой фразы – сказал и улыбнулся.

— Шутка – подумал Алексей.

Но капитан 3 ранга и не думал шутить.

— Мне бы переодеться, я промок и вещи куда-нибудь бросить – сказал виновато улыбаясь Алексей.

— Это не главное сейчас. Научитесь лейтенант находить в службе главное. А сейчас нет времени, займетесь размещением после, когда примете обязанности и дела. Придет мой приборщик старший матрос Попов, он поможет решить вам эти свои проблемы. А пока занимаемся вопросами службы – отмахнулся от просьбы Алексея командир БЧ-4 – сначала прием дел и подписание актов.

Алексей вздохнул, но спорить со старшим офицером не стал, хотя ноги были мокрые. Но видимо служба, есть служба.

— Подходите к столу и расписывайтесь в актах и рапорте. Я все подготовил, ждал вас с утра.

— Так меня назначили только после обеда – удивился Алексей.

— Это плохо, что после обеда. Значит вы поздно пришли в кадры.

Алексей не стал спорить и подошел к столу.

— Расписывайся быстрее. Здесь и здесь – показывал пальцем командир БЧ-4.

— Так надо же проверить, прежде чем расписаться. Нас учили в училище, что … – удивился Алексей, взяв ручку в руки.

Капитан 3 ранга усмехнулся:

— Помнишь, как у Райкина. Забудьте все, чему вас учили в училище. Кто учил? Береговые крысы учили, которые моря не нюхали. А здесь тяжелая корабельная служба и если все делать, как написано в уставах, то служить станет невозможно. Подписывай и не сомневайся.

Алексей привык верить на слово, особенно старшим офицерам. Он представить себе не мог, что его могут просто банально обмануть.

Он хотел что-то возразить, но капитан 3 ранга остановил его жестом руки, застегнул китель на крючки:

— Все поговорили. Некогда разговоры разговаривать. Подписывайте быстрее и прекратите пререкаться.

Привыкший выполнять приказания старших по званию Алексей, все же пытался что-то спросить:

— Надо все же наверно посмотреть боевые посты, наличие аппаратуры, документации, инструментов, познакомиться с матросами, кубриками.

— Наверно надо – передразнил его капитан 3 ранга – ты куда попал? Здесь флот, корабли, боевые задачи – давил он на Алексея правильными тяжелыми словами — ты, чего месяц планируешь принимать у меня дела, лейтенант? А? Ты, что мне не веришь? Целому капитану третьего ранга не веришь? Ну ты обнаглел. Вот какую смену готовят нам в училищах. Ужас. Так у тебя служба не пойдет.

— Нет, я верю – смутился сломанный словами капитана третьего ранга Алексей – но надо же все проверить, нас так учили – пытался он оправдаться.

— Некогда проверять – отрезал командир БЧ-4 – расписываться надо и докладывать командиру, пока он на сошел на берег. Я буду флагманским связистом и если, что будет не так, то сразу решим любой вопрос – давал на Алексея капитан 3 ранга — расписывайся.

Алексей был назначен на БПК командиром группы специальной связи и очень удивился, что в рапорте было написано, что он принимает обязанности командира БЧ-4. Он в недоумении посмотрел на капитана 3 ранга и тот поняв его недоумение, ответил тяжело вздохнув:

— Нас в БЧ-4 всего два офицера. Твой новый командир БЧ-4 придет после классов в сентябре. Прибудет, ему сразу и сдашь все, а пока – ты командир БЧ-4. Принимай.

— А обязанности командира группы?

— Это проще. Завтра примешь. Вот тогда и вникай. Есть у нас старшина команды специальной связи главный старшина Белов. Толковый парень. Спец высшей категории. Вот у него примешь посты, аппаратуру, матросов и кубрики. Он тебе все покажет и расскажет, а заодно объяснит все проблемы.

— А почему его сегодня не пригласить? – спросил с надеждой Алексей.

— Он сейчас на берегу, будет только после нулей. Невеста понимаешь у него, не смог отказать в увольнении – развел руки капитан 3 ранга — Прибудет с берега последней лошадью и познакомишься, а пока расписывайся.

И Алексей подумал, вздохнул и расписался там, куда показывал палец капитана 3 ранга.

Капитан 3 ранга внимательно посмотрел на роспись, зачем-то подул, чему-то хмыкнул и встал изо стола:

— Теперь за мной быстро к командиру, пока он не ушел.

— А чемодан?

Капитан 3 ранга остановился в дверях, оглянулся на чемодан, прищурился и потом сказал:

— Пусть пока здесь стоит. Авось не пропадет. Все равно мы сюда скоро вернемся.

— У меня там кортик и все документы.

— Тогда закроем дверь каюты на ключ – и капитан 3 ранга закрыл дверь каюты, вслед за вышедшим Алексеем и сунул ключ в карман.

Алексей посмотрел на свои мокрые брюки и тужурку, надел на голову тоже мокрую фуражку и побежал за капитаном третьего ранга.

Тот уже в три приема преодолел трап наверх. Алексей рванулся за ним. Опять трапы, коридоры, тамбура мелькали в голове у Алексея. Командир размещался в надстройки недалеко от ходовой рубки.

Симпатичный капитан 2 ранга с правильными чертами лица и большими залысинами курил трубку, стоя у иллюминатора. Услышав шум за спиной он повернулся:

— Что у вас Александровский?

— Разрешите представить вам нового командира БЧ-4, товарищ командир – доложил капитан 3 ранга.

Командир оглядел Алексея, затянулся трубкой и потом выдал:

— Это, что наш новый командир БЧ-4?

— Так точно – доложил капитан 3 ранга – он все уже принял и подписал, а когда прибудет капитан-лейтенант Рыженко с классов, то сдаст ему боевую часть.

— Может вы все же задержитесь не недельку? – спросил командир командира БЧ-4 – все же лейтенант, только, что вылупившийся и из яйца. Смотри какой напуганный мокрый заяц, загнанный тобой в угол.

С Алексея действительно капало.

— Дождь. Промок на баркасе – пытался оправдаться Алексей.

Ему очень хотелось доказать командиру, что он не мокрый напуганный заяц.

Но командир его не слушал, он смотрел на капитана 3 ранга и ждал его ответа.

— Не могу задержаться, у меня билеты на самолет – хмуро сказал капитан третьего ранга — сами понимаете, что ждут там. Уже пришел месяц, как пришел приказ. А лейтенант вроде нормальный и совсем не напуганный, хотя и мокрый – ответил командир БЧ-4, оглядев Алексея с ног до головы, натёкшую на пол лужу, и усмехнулся.

— Все приняли хорошо? Посмотрели? — строго посмотрел командир на Алексея — У вас же там секретов полно – задал дежурный ответ командир, садясь за стол и снова посмотрел на Алексея.

 Уж очень захотелось Алексею доказать командиру, что он не мокрый заяц и он хотел ответить, но его перебил капитан 3 ранга:

— Так точно он все принял, все посмотрел. Я ему все показал. А секреты примет у Белова. Я вам докладывал – ответил за Алексея командир боевой части.

— А вы чего молчите? – спросил Алексея командир и вопросительно посмотрел на него.

Алексей хотел сказать, что ничего не видел и не смотрел, но бывший командир боевой части опять строго посмотрел на него, и он только кивнул головой – мол все нормально.

— Ну, ну – сказал командир, усмехнулся, перелистал листочки акта и рапортов и поставил подписи, в нужных местах – теперь ваша боевая часть связи товарищ лейтенант. Работайте. Служите. Вы должны показать себя и стать нормальным офицером. Скоро начнутся выходы в море. Ознакомьтесь с журналом боевой подготовки, там написано какие курсовые задачи должна отрабатывать ваша боевая часть.

Алексей никогда не слышал о журнале боевой подготовке, но на всякий случай кивнул головой.

— Мне надо бежать – прервал обучающий процесс капитан 3 ранга – он показал на часы. Товарищ командир — самолет понимаете.

Командир тяжело вздохнул, затянулся трубкой и махнул рукой:

— Бегите уж, потом поговорим. А то он спешит – сказал Алексею.

 Бывший командир БЧ-4 пожал руку командира и быстро как ошпаренный выскочил из каюты.

— Есть – робко ответил Алексей и вылетел из каюты командира, увлекаемый рукой теперь уже бывшего командира БЧ-4.

В каюте прощаясь командир БЧ-4 достал из сейфа и поставил на стол бутылку, на которой было написано большими буквами «Яд»:

— Это тебе лейтенант, так сказать на протирку контактов.

— А, что это? – спросил озадаченный Алексей

Бывший командир БЧ-4 только усмехнулся:

— Как, что это? Двигатель прогресса и жизни на флоте – спиртус вини ректификати. Пить не советую – технический, — он сморщил лицо, видимо показывая, как это неприятно — но и контакты протирать тоже не надо. Будешь пить – сопьёшься. Запомни несколько советов.  Работает техника – не трогай лишний раз, тронешь – может перестать работать. Сам понимаешь сложная у нас техника, как говориться, что если не работает смотри сначала контакты. А не работать может в двух случаях, когда не контачит, там, где надо; или наоборот контачит, там, где не надо. Ладно молодой давай краба и не поминай лихом.

— А зачем тогда спирт, если его пить нельзя и протирать контакты не надо — недоуменно спросил Алексей.

— Как зачем — удивился капитан 3 ранга — за спирт на флоте можно решить любую проблему. Сдаешь, к примеру, аппаратуру в ремонт в завод связи, а ее не принимают. Сунул бутылку спирта и сразу все взяли.

— Так а зачем он им, если его пить нельзя, а протирать контакты не надо — продолжал удивляться Алексей, сложным флотским взаимоотношениям.

— Разберешься сам без меня. Потом. Мне сейчас надо в Москву вылетать срочно, а потом на Камчатку – тяжело вздохнул капитан 3 ранга.

— Зачем на Камчатку? — раскрыл рот удивленный Алексей.

— Служить я туда назначен – улыбнулся бывший командир БЧ, забрасывая в большой портфель какие-то вещи из стола.

— Вы же сказали, что флагманским специалистом, здесь. А как же помочь мне, если что? А если что не так, как вы сказали?

Капитан 3 ранга поднял глаза на Алексея и усмехнулся:

— А если, что не так, то на то ты офицер. Разберешься и решишь сам любую проблему. Ну и флагманский связист бригады есть, поможет. Кстати сегодня стоит оперативным дежурным бригады в ходовой рубке. Поднимись, познакомься обязательно. А я побежал.

Тут Алексей понял, что его развели с приемом дел. Он надеялся, что капитан 3 ранга останется здесь рядом, а он.

— Так вы служить будете на Камчатке, а не здесь? — спросил он, надеясь услышать другой ответ.

— Почему ты решил, что я останусь здесь?

— Так вы сами сказали.

— Я — сделал удивленное лицо капитан 3 ранга, а потом усмехнулся — не верь никому на флоте молодой. Только так объегорят. запомни,что на флоте бабочек не ловят. А я сказал тебе все правильно, что назначен по замене флагманским специалистом дивизии атомных подводных лодок на Камчатке. А тебе помогу, обязательно помогу — он опять усмехнулся — Как же не помочь? Пиши мне письма мелким почерком, если возникнут вопросы. Все я побежал. Баркас уходит — вздохнул он, усмехнулся, оглядел бывшую свою каюту и пожав руку Алексею быстро убежал из каюты.

Алексей, остолбеневший стоял в каюте, не зная, что ему делать. Его старенький чемодан со всеми видами офицерской формы, книгами, кортиком и двумя юбилейными медалями, которыми Алексей очень гордился, стоял посредине каюты.

— Товарищ лейтенант, а вы кто? – внезапно раздался голос из-за двери.

Алексей повернул голову и увидел старшего матроса в белой робе с первой четверкой на боевом номере. По прическе было видно, что он служит явно не первый, и уже даже не второй год.

— Я? – усмехнулся горько Алексей, думая о том, что его все же обманули крепко. Развели, как ребенка – я ваш новый командир БЧ-4, вернее временно исполняющий обязанности до прибытия капитан-лейтенанта. А вообще-то я командир группы специальной связи.

— Здорово, это вместо старшего лейтенанта Сабельникова. Он ушел на новостройку – сказал матрос переступая комингс каюты – значит вы наш новый командир, а я старший матрос Попов, уборщик каюты командира БЧ-4. Так вам наверно надо в каюту командира группы. В этой каюте сегодня будет ночевать флагманский связист бригады капитан 3 ранга Захарьев.

— А я где я буду ночевать? – удивился Алексей.

— У командира группы специальной связи есть своя каюта. Я сейчас провожу вас к помощнику командира, и он даст вам ключи от вашей каюты – улыбнулся старший матрос и не спрашивая разрешения взял чемодан и быстро побежал к трапу.

Алексей ринулся за ним.

— Почему здесь все бегают, даже не бегают, а носятся – подумал он, поднимаясь по трапу.

Помощник оказался черноволосым, высоким старшим лейтенантом. Он собрался куда-то идти и уже закрывал дверь каюты. Поймали на выходе.

— Товарищ старший лейтенант – обратился к нему старший матрос – у нас прибыл лейтенант в БЧ-4 командиром группы специальной связи. Ему нужен ключ от его каюты.

— Попов, ты как всегда не вовремя – повернулся и нахмурил лоб помощник командира – ну да ладно. Ваша каюта уже занята будет занята еще неделю.

— А как же наш лейтенант? – спросил Попов – не в матросский кубрик же его?

Помощник о чем-то недолго раздумал, а потом сказал Попову:

— Пусть пока, в каюту комсорга твой лейтенант заселяется. Знаешь где?

Попов кивнул головой.

— Он сегодня за зама остался на корабле и у него в каюте есть одно дополнительное место, а завтра разберемся. Завтрак будет завтра, а сегодня будет сегодник – усмехнулся помощник.

Алексей хотел, что-то спросить у помощника, но тот его опередил:

— А вы товарищ лейтенант, завтра прибудьте ко мне после подъема флага и получите зачетные листы на вахтенного офицера у трапа и на самоуправство. Пока не сдадите зачеты вам сход на берег запрещен. Некому у трапа стоять.

— Не понял на что зачеты? — переспросил озадаченный Алексей.

— Ну на самоуправление вашей группой или боевой частью и на вахтенного офицера у трапа, а потом готовьтесь сдавать на ходового вахтенного офицера – усмехнулся помощник и быстро куда-то быстро убежал, даже не попрощавшись.

Алексей стоял в коридоре, раскрыв рот.

— Нам сейчас к комсоргу в каюту – почесал голову Попов – она рядом с вашей будущей каютой. На одном сходе.

— Где, где? — не понял Алексей.

— Корабль разбит на водонепроницаемые отсеки и в каждом отсеке свои сходы вниз – пояснил Попов.

Комсорг явно был политработником. В советское время на кораблях была такая категория офицеров, как политработники.

Политработники – это прямые наследники дела красных комиссаров времен гражданской войны. И хотя вроде старорежимных офицеров в Вооруженных силах давно уже не было и тем не менее категория политработников осталась.

Нужны они или нет нашим Вооруженным Силам сложно судить молодому лейтенанту, только что прибывшему на корабль, было сложно. В училище между собой рассказывали всякие всякое, из которых сложно было установить необходимость на корабле «комиссаров».

А сегодня Алексея селили в одной каюте с одним из таких политработников.

— Да войдите раздался голос из каюты, когда Попов постучал.

Вошли.

За столом сидел тёмно-русый лейтенант с носом уточкой в расстёгнутой желтой рубашке, и свисающем на заколке галстуке.

— Товарищ лейтенант. Помощник командира приказал нашему лейтенанту из БЧ-4 сегодня переночевать у вас в каюте – доложил Попов.

— Что других кают не было? Почему ко мне? Я же за большого зама остался — недовольно сказал лейтенант.

— До утра только. Вы если, что с помощником сами переговорите – предложил Попов.

— Ладно, пусть располагается, раз помощник приказал. Завтра с ним разберемся. Верхняя койка его – тяжело вздохнув, сказал лейтенант с улыбкой Морозову.

Попов опустил на пол чемодан и улыбнувшись Алексею выскочил из каюты.

Алексей остался в каюте вдвоем с лейтенантом-комсоргом корабля.

— Проходи, рассказывай, кто ты откуда и как к нам? – повернулся на своем вращающимся кресле комсорг к Алексею.

— А можно я сначала переоденусь, а то дождь был, я весь вымок – попросил Алексей, показывая на свои начавшие уже высыхать брюки.

— Да. Конечно переодевайся, а я пока план тут один закончу – сказал лейтенант и продолжил писать.

Алексей сел на диван и стал разбирать чемодан.

— То, что закончил?

— ВВМУРЭ?

— А я закончил Фрунзе – полит-факультет в прошлом году.

Сверху лежала бутылка спирта, подаренная ему командиром БЧ.

Алексей не думая поставил ее на журнальный столик и стал доставать сухие вещи.

— Это что у тебя в бутылке с надписью «Яд» — спросил внезапно комсорг, одним глазом наблюдавший за Алексеем.

— А это? Ну это спирт, мне оставил командир БЧ-4 – пояснил Алексей, выкладывая китель на журнальный столик рядом с поставленной бутылкой.

— Это хорошо и правильно – почесал нос лейтенант – ты знаешь. Молодец твой командир БЧ. От других и сто грамм не дождешься. Знаешь, что положено сделать каждому офицеру по прибытию на корабль?

— Что? — спросил Алексей, надевая сухие брюки, и чувствуя некий подвох.

— Представится положено, по случаю прибытия на корабль.

— Так это я пожалуйста – смутился Алексей – куплю коньяку и представлюсь.

— Нет, — покачал головой лейтенант — представление должно быть вовремя и это главное. Давай так. Твой спирт, а я накрываю поляну.

— Так командир БЧ-4 сказал, что спирт технический и пить его нельзя. Он для техники.

— Да брось ты. Весь корабль знает, что лучший спирт получает БЧ-4. Будем праздновать твое назначение на корабль.

— Так я не пью спирт – пытался возразить Алексей.

— И я не пью – ответил с иезуитской улыбкой лейтенант – надо отметить. Такие традиции на корабле – и он переместился к журнальному столику, отставив видимо назавтра свои планы.

И Алексей сдался. А чего упираться, такой сложный день. Надо бы и расслабиться.

Лейтенант куда-то позвонил по телефону и через минут пятнадцать в каюту принесли закуску – три банки тушенки, по тарелке жареной картошки с мясом и порезанные огурцы и помидоры.

— Вам хватит – вежливо спросил лейтенанта высокий матрос в белой колпаке и форменке.

— Если не хватит Борзенко, я тебе еще раз позвоню. Понял? Я за большого зама остался и если что не так натяну весь ваш камбуз по самое никуда – строго ответил лейтенант.

— Так точно понял. Буду ждать вашего звонка – ответил Борзенко и вышел из каюты.

— Ты переоделся? – спросил лейтенант Алексея.

— Да конечно – ответил Алексей, надевший новые брюки и китель.

Мокрые брюки, рубашку и тужурку – он повесил на вешалке, которую достал из своего чемодана, сушиться у открытого иллюминатора.

— Тогда начинаем. Начинаю тебя учить уму-разуму и корабельным традициям молодой лейтенант. Наливай.

Алексей посмотрел на себя в зеркале. Положил на раковину свои туалетные принадлежности

Лейтенант открыл бутылку и налил по полстакана.

— Ты разбавляешь или пьешь так? – спросил он – я разбавлю.

Алексей пожал плечами:

— Я никогда до этого спирт не пил.

— Поясняю – сказал лейтенант улыбнувшись – спирт девяносто с лишним градусов. Это много. Есть люди пьют так, а есть разбавляют приблизительно до градусов водки. Ты как будешь? Если не разбавлять можно и горло обжечь. Я уже пробовал, ничего хорошего.

— Я лучше разбавлю, как ты – осторожно сказал Алексей.

Прежде чем пить познакомимся меня зовут Борисом – протянул он руку Алексею.

— Алексей Морозов – ответил Алексей и пожал руку лейтенанта.

Потом чокнулись и выпили. Гадость оказалась неимоверная. Алексея чуть не вырвало с непривычки.

— Закусывай больше – сиплым голосом предложил комсорг, сначала занюхивая краюшкой черного хлеба.

До ночи они прикончили бутылку, и комсорг предложил поискать еще выпивку.

Алексей отказался. Он чувствовал, что ему хватит. И не слушая комсорга, залез на верхнюю койку, прямо в кителе и брюках и уснул. Сквозь сон Алексей слышал шумы корабельных механизмов, какие-то команды, раздававшиеся по корабельной трансляции. Но это было вне его сознания и понимания. Комсорг куда-то звонил, потом ушел. Но это все Алексей уже слышал сквозь сон.

Потом снизу раздался сильный храп комсорга, который тоже видимо уснул.

Утром Алексей проснулся от звуков горна по корабельной трансляции:

— Подъем. Команде вставать, койки убрать! Обеспечивающей смене офицеров построиться на правом шкафуте.

Во рту было сухо, сильно хотелось в туалет. В каюте стоял какой-то спертый запах пищи, несмотря на открытый иллюминатор.

Алексей спрыгнул с верхней койки, сбегал в туалет, бывший в этом же отсеке, потом быстро помылся, побрился, почистил зубы.

Комсорг все спал. И с нижний койки раздавался его мерный храп.

Немного подумав Алексей направился на построение на правый шкафут. Там уже стояли офицеры обеспечивающей смены.

Увидев Алексея дежурный по кораблю, представил его капитану третьего ранга, стоявшему перед строем:

— Это наш новый врио командира БЧ-4

— Лейтенант Морозов – представился Алексей капитану третьего ранга.

— Старший помощник командира – недовольно глядя на Алексея белесыми бровями представился капитан третьего ранга — ваше место в строю рядом с командиром БЧ-3.

Невысокий старлей слегка подвинулся и Морозов встал рядом с ним и каким-то капитан-лейтенантом с инженерными молотками на погонах.

Потом была физзарядка и Алексей впервые увидел своих матросов из БЧ-4.

— Главный старшина Белов – представился Алексею худощавый главный старшина в матросской робе.

— Лейтенант Морозов Алексей. Будем служить вместе – пожал руку главному старшине, проводившему физзарядку в боевой части связи.

После физзарядки была приборка и Белов показывал Морозову объекты приборок и познакомил со старшинами из БЧ-4.

Перед завтраком Алексей вернулся в каюту комсорга и увидел, что там уже никого нет. Еще раз сполоснув лицо и выпив стакан воды, он направился в кают-компанию. Кают-компания была объектом БЧ-4 и Алексей уже знал где она находиться. Белов ему показал.

Когда он пришел, все офицеры стояли у перед столами.

Увидев Алексея старший помощник, что-то объявлявший внезапно сказал с непонятным и брезгливым выражением лица:

— А вот товарищи лейтенант Морозов, вчера прибывший на корабль в БЧ-4. Ночью он уже организовал на корабле пьянку. Объявляю вам товарищ лейтенант на первый раз выговор за организацию пьянки на корабле.

— Есть выговор – Алексей был потрясен.

Ему казалось, что все офицеры с каким-то сочувствием или даже укором смотрят на него.

— Начал службу со строго выговора – подумал он.

Он не мог понять, откуда страпом узнал, о его представлении комсоргу. Ведь они были в каюте только вдвоем.

За столом Алексей оказался рядом с высоким, светловолосым и улыбчивым лейтенантом.

— Саня Орлов – представился он Алексею – младший штурман корабля.

— Морозов Алексей – представился Алексей – БЧ-4. Сам не понимаю кто я? То ли командир БЧ то ли групман. Так все быстро произошло, что я ничего понять не успел.

— Рассказывай. Подробнее – предложил штурман.

И Алексей рассказал ему все, начиная с прибытия на корабль.

Штурман тяжело вздохнул и выдал:

— Дурят нашего брата, как могут.

— Кто?

— Да местные придурки — начальники. Я тоже расписался за прием имущество командирского катера. А там четыре канадки у экипажа. Каплей говорит видишь? Вижу. Расписался, а потом оказалось, что это совсем не мои канадки, а боцманские, а мои давно украдены. теперь на мне все это висит.

— Так ты спроси с того, кто подсунул тебе акт.

Штурман усмехнулся:

— Как же спросишь? Он теперь в Николаеве на новостройке. А потом на север уходит.

— А командир, что говорит?

— Говорит, что нечего было акты подписывать. Сам виноват. Теперь придется все это списывать или платить. Но я лучше все спишу, чтобы ничего не быть должным. Да и тебе судя по твоему рассказу дохлую лису подсунули в красивой упаковке.

— Это как?

— Да так. ЗИПы небось разграблены, инструмента нет, техника неисправна. Ну ты сам убедишься. Одно слово Черный, королевский флот. Дурят все друг друга, как могут.  А ты с кем пил-то? – спросил с усмешкой штурман, поедая поданный вестовым ромштекс с вареной картошкой.

— С комсоргом – ответил хмуро Алексей, наклонившись над своей тарелкой.

— С кем, с кем? – переспросил Александр, хмуро посмотрев на Алексея – с политбойцом? Ты что самоубийца или садомазохист? У тебя все в порядке с головой? Нашел с кем пить.

— Вроде все. А что? Так получилось. Он меня на спирт развел. Представляться сказал обязательно надо.

— Запомни Леха – поставил на стол стакан с чаем штурман — пить с политбойцами, как и особистами нельзя, ни при каких обстоятельствах. Последнее дело. Заруби себе это на носу. Заложат, обязательно заложат, как это произошло с тобой. Ты, что с ним в одной каюте расписан?

— Нет. Помощник сказал, что временно на один день, пока моя каюта занята.

— Знаешь, что? Переезжай ко мне. У меня пока гидрометеоуролога нет. Живи, сколько хочешь. Он в отпуске на месяц.

— Кого, кого? – переспросил Алексей, не поняв должности, названной штурманом.

— Ну гидрометеоролог. Мы его еще между собой гидрометеурологом называем. Так, ты как переедешь ко мне?

Алексей оглядел понравившегося ему с первого взгляда штурмана и решился:

— С удовольствием перееду, Подальше от этого урода – внезапно для самого себя, ответил Алексей, увидев довольного комсорга, что-то оживленно рассказавшего, какому-то офицеру на другом конце стола и жестикулирующего руками.

Комсорг увидел, смотрящего на него Алексея и как-то злорадно усмехнулся.

Сразу после завтрака Алексей перенес свои вещи от комсорга в каюту штурмана.

Комсорг ничего не спрашивал, лишь ехидно усмехался, сидя в своем кресле. Алексей не стал с ним даже прощаться.

— Пьяница. Будем тебя на комитете разбирать – услышал Алексей выкрик комсорга себе вслед.

Служба началась. Действительно, как и сказал штурман, ЗИПы были разграблены, инструмента и части приборов не было, половина аппаратуры было не в строю.

Со всего этого и пришлось начинать службу. Ночами со штурманом они изучали корабль, чтобы сдать установленные зачеты на вахтенного офицера и на «самоуправство». А днем ремонтировали с беловым аппаратуру и писали акты на списание отсутствующих ЗИПов, приборов и инструментов.

Первыми, из восьми прибывших на корабль лейтенантов, они сдали все положенные зачеты.

И с неисправной техникой тоже, в конце концов, все благополучно решилось. Старшина команды главный старшина Белов оказался знающим и хорошо разбирающимся во всей технике специалистом. Вместе они ввели всю неисправную технику в строй. Кое, что сдали в ремонт в завод связи. И через месяц вся техника боевой части была в строю.

Но для себя в корабельной службе Алексей сделал выводы и с политбойцами и особистами никогда не пил и дружбы не водил. Хотя и там тоже всякие люди встречались.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *