Сикорская Л. Я — ракетный крейсер «Москва»! (эссе)

Гвардейский ракетный крейсер «Москва» kchf.ru

Кто говорит, что умирают корабли?

Тот не пропах солёным духом моря.

Они живут и с памятью не споря,

Живут в сердцах от времени вдали.

(Николай Степошин)

Я — флагманский крейсер «Слава». Это имя мне было  дано при «крещении» 5 ноября 1979 года. Потом я получил имя «Москва».

Быстроходный боевой корабль с сильным ракетным, артиллерийским, торпедным, минным  вооружением, который может представлять отдельную воинскую часть умещенную в пределах четырехэтажного дома.

Был.

Как странно говорить мне:»был».

Прожил  я непростых сорок три года, и мне не стыдно ни за один свой день. Как много  обязан морю, которого я верный сын. Но еще больше, я обязан разрушительной силе его волн. Только борясь с их натиском, только сопротивляясь их гибельной мощи, я шел крейсерским маршрутом, который мне был предназначен судьбой.   

Я испытал все, что было мне предначертано: рождение, взросление, боевые походы,  красоту парадов и последний удар в спину от врага.

И прежде чем уйти на дно, я утвердился единственно правильным способом: от противного! В классической логике истина двойного отрицания ценна тем, что у множества суждений, доказать что-либо другим способом — невозможно! И именно в этих словах и есть вся правда о кораблях, которые  знают, как это — достойно и отважно умирать.

Вы думаете, что покрываясь ржавчиной на берегу, перед последним пристанищем, мое сознание примет устарелый  корпус  распиленный на части со смирением — и это достойный уход? Только ни это! Ввязаться в  драку и вернуться с ПОБЕДОЙ, или  в неравном бою погибнуть, но не спустить ФЛАГА — вот настоящее завершение жизни  морского скитальца!

Корабль-ФЛАГМАН! Что истинно значит ним быть?

Поднятый должностной флаг — это только отличительная  визуальная особенность, а на деле — гарантия безопасности своей эскадры.

           «И» мне тесно в строю, и мне хочется боя,

            Я от бака до юта в лихорадке дрожу.

            Но приказ есть приказ: «погибаю я стоя».

            «Понимая», что себе уже не принадлежу.(*)

Я был старшим в стае, а значит ее Вожаком. А по всем законам стаи — именно Вожак решает, будет ли стая драться. Именно он идет первым зная, что и как будет делать. В бою все равны в правах, но лишь настолько, насколько каждый готов добиваться этих прав и отвечать за каждого.

Сегодня я хочу сказать  своему врагу, который нанес мне подлый и смертельный удар в борт, следующее: ЗАПОМНИ НАВСЕГДА! Даже убив Вожака, ты останешься укушенным. Ты никогда, даже убивая сильного соперника — не сможешь взять его за «уши» живым в честном бою!

«Ты пережил свой яд. Ты забыл закон джунглей: Встань, когда с тобой говорит Человек-«Корабль»! Ты сбросил «шкуру» — обратно в нее уже не влезть!»(Киплинг).

Одним своим СУЩЕСТВОВАНИЕМ я уже повлиял на конечный исход операции. И это неоспоримый факт!

Правда моей гибели будет рассказана не сейчас. Ее надо еще оценить и понять до конца. Но я счастлив, что смог на свою старую грудь принять то, что могло уйти на молодых.

Там, где есть ТРАДИЦИИ — нет места денежным отношениям!За свою жизнь я узнал многих: и хороших, и плохих. Я бы никогда не был бы Флагманом, если б речь не шла о главной военно-морской  традиции — о ЧЕСТИ!

Жизнь и смерть моряка всегда рядом. На русском Флоте, одевшись по первому сроку, при орденах, идут бойцы в последний бой. И никто в этот миг так не понимает всего происходящего, как их верный корабль! В этот момент мы дышим одним дыханием! В нишей общей груди бьется одно сердце!

Триста метров под водой… Из этой глубины хочу обратиться к ныне живущим.

«Я любил только один корабль в своей жизни. Я знал его наизусть  от киля до клотика на мачте. Бывало ночами я строил его от шпангоута до шпангоута. Это была тренировка памяти, чтобы не сойти с ума. И, когда вы спрашиваете меня : «Зачем мне строить корабль?» — я отвечу — ЧТОБЫ ПОВЕРНУТЬ ВРЕМЯ ВСПЯТЬ И ПОБЕДИТЬ ЕГО!». Так сказал герой Дюма «Граф Монте Кристо».  

Мои командиры! Вы были лучшими! Я всегда гордился вами! Помните это!

Тот, кто сказал, что время лечит все раны, солгал. Время помогает только научиться перенести удар, а потом жить с этими ранами. Расстаться с КОРАБЛЕМ ВРЕМЯ НЕБОЛЬШОЕ, а для того, чтобы расстаться с мыслями о нём, может не хватить и века.

Но будут новые корабли! Я от сюда вижу уже их заходящими в Севастополь. Вижу, как сотни людей машут им с берега и в каждом блеске их глаз — отражается моя радость, моя надежда, моя гордость!

Я, ракетный крейсер «Москва», Флагман Черноморского Флота, обращаюсь ко всем с просьбой: «Вместо традиционного пожелания: «За тех, кто в море», говорите: «За наших в море!». Для меня это важно.

Изменило время многое, но пусть неизменными останутся традиции Флота. В них опора невероятной силы и значимости для нашей страны.

Судьба — это не смирение перед трудностями и невзгодами. И даже если до самого края…Все равно не смиряйтесь!

Я — корабль «Москва»! Флагман Русского Флота!

Никогда не сломить дух отважного льва!

Даже если пучина и судьба смертоносного рока,

Я воскресну по силе желания Бога! 

Гвардейский ракетный крейсер «Москва» vovhik1967.livejournal.com

* стихи А. Розенбаумана в некотором изменении к тексту

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Юрий Михайлович

    Корабль, носящий славное имя «Москва», был, есть и будет всегда в Военно-морском флоте России!
    Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.