Прядкин С. Мои не придуманные рассказы. Еще раз о чинопочитании

Не погрешу против истины, если смею утверждать, что в нашем Военно-Морском флоте, как и в любом другом социуме, имеет место быть чинопочитание, как склонность к уважительному отношению старших по служебному положению и проявление перед ними внешних знаков почтения. По той причине, что эта черта поведения веками и тысячелетиями складывалась среди людей и вошла в сознание любого человека, находящегося в служебных или трудовых отношениях. И это совершенно нормально! Главное, чтобы перебора не было и в унижающее человеческое достоинство обеих сторон угодничество не переходило. Не будем вспоминать подобные примеры из бессмертных литературных произведений А.П. Чехова или Н.В. Гоголя. На флоте на сей счет конфузы тоже иногда случаются. И у каждого, кто оттянул по полной флотскую лямку свой положенный срок службы, в памяти, вполне возможно, свои истории припасены.

В июле 1974 года на Северном флоте проводилось командно-штабное учение ВМФ под руководством Главкома ВМФ Адмирала Флота Советского Союза С.Г.Горшкова.  К этому учению в Североморске буквально за два месяца трудом сотен и даже тысяч военных строителей был полностью перестроен военный городок и причальный фронт для базирования кораблей. Они демонтировали заброшенную железнодорожную ветку; за счет выборки огромного количества грунта мыса Алыш, значительно расширили территорию самого городка, заасфальтировав ее заново; обустроили спортивные площадки; оборудовали КПП с обеих сторон городка вместо довольно убогих избушек со шлагбаумами аналогичного назначения у каждого причала; построили матросское кафе с немудреным военторговским ассортиментом всяких «вкусняшек», называемое моряками срочной службы не иначе, как «чепок».  И в завершение работ военные строители постарались придать определенный лоск обновленному военному городку, посеяв на полосе земли между сверкавшими белизной под низким полярным солнцем поребриками и береговой осушкой обыкновенный овес, который к началу мероприятия успел весело зазеленеть плотным ковром молодых всходов.

Одним из эпизодов КШУ являлся   показ его участникам надводных кораблей и подводных лодок новых проектов, в список которых попал и наш корабль – БПК проекта 1135 «Достойный» 2 дивизии противолодочных кораблей. А на самом корабле командование соединения разработало маршрут обхода верхней палубы и внутренних помещений корабля. Мне же, командиру зенитной ракетной батареи носового ЗРК «Оса-М» была поставлена задача — представлять пусковую установку ЗИФ-122, заряженную двумя габаритно-весовыми макетами зенитных управляемых ракет.  Вспоминаю, как личному составу батареи пришлось дважды перекрашивать надпалубную часть этой пусковой установки по той причине, что с первой попытки предъявления ее после покраски, штатный серый цвет командира корабля капитана 3 ранга А.К.Ильина, почему-то не устраивал. А, чтобы получить требуемый командиром колер, по принципу «голь на выдумки хитра», просто добавили в белую польскую эмаль специальные чернила для заправки термографов и гигрографов, установленных для контроля микроклимата в ракетных погребах. Наконец, накануне показа корабля, все, что должно быть покрашено было покрашено, и после большой приборки корабль был приведен в идеальный внешний вид.  А вечером с другой стороны нашего сверкающего свежей краской и морской влагой плавпричала ошвартовался БПК проекта 1134А «Кронштадт» 7 оперативной эскадры кораблей, тоже для участия в завтрашнем показе.

Итак, мероприятие началось. Мне с площадки носовой пусковой установки было отлично видно, как на территории военного городка формировались группы адмиралов и высокопоставленных офицеров. Сначала они с интересом рассматривали выставленную прямо напротив нашего причала в застекленной витрине на блестящем никелем металлическом пьедестале крупномасштабную модель первого советского авианосца, впоследствии известного всем морякам нашего флота как тяжёлого авианесущего крейсера «Киев», а затем расходились по причалам для осмотра кораблей. Одна из таких групп во главе с высоким сухощавым адмиралом, как впоследствии я узнал, Н.Н.Амелько, направилась и на наш причал.  Вот они спустились по аппарели на плавпричал, и подошли к сходне БПК «Кронштадт», где у большого стенда с изображением продольного разреза корабля их встретил командир корабля в воинском звании капитана 2 ранга. Он представился адмиралу Н.Н.Амелько, последний поздоровался с ним за руку, потом, обернувшись   к адмиралам своей группы, что-то сказал им.  И это надо было видеть, как после его слов они заметно оживились и каждый из них буквально наперегонки бросился здороваться с командиром корабля за руку в почтительном изгибе туловища.

Признаться, такая картина меня весьма озадачила! Кто же этот капитан 2 ранга, что перед ним так расшаркивались адмиралы?

Осмотр нашего корабля лично для меня прошел без особого потрясения. Группа адмиралов во главе с Командующим Балтийским флотом адмиралом В.В.Михайлиным прошла, не останавливаясь, по левому борту мимо пусковой установки ЗИФ-122, на площадке которой я с указкой в руке вытянулся «во фрунт» и «ел глазами» флотское начальство.  И, не задав ни одного вопроса, они скрылись за массивной конструкцией пусковой установки противолодочных ракет КТ-106.  А ответ на поставленный себе вопрос касательно командира БПК «Кронштадт» я получил за ужином в кают-компании, когда после окончания осмотра корабля мы оживлённо обсуждали проведённое мероприятие. Где и узнал, что командиром БПК «Кронштадт» является капитан 2 ранга Валерий Васильевич Гришанов, не иначе, как сын самого начальника Политического Управления ВМФ адмирала Василия Матвеевича Гришанова. И тут из глубины моей памяти всплыла история, невольным свидетелем которой я стал ещё в свою курсантскую пору. В 1970 году мы, семеро выпускников ЧВВМУ им. П.С.Нахимова были на стажировке на ракетном крейсере «Адмирал Головко» Черноморского флота.  Эта стажировка перед службой в офицерской должности лично для меня оказалась очень интересной и содержательной.  Корабль принял участие в самых крупномасштабных манёврах Военно-Морского флота СССР на всех театрах боевых действий Мирового океана за всю свою историю нашего Флота под условным названием «Океан», в ходе которого выполнил практические ракетные и артиллерийские стрельбы.  В подготовке к ним мне довелось принять непосредственное участие: на зачётном корабельном учении по допуску штабом Черноморского флота к практической ракетной стрельбе я исполнял обязанности одного из операторов управления полётом противокорабельных крылатых ракет П-35 с полной имитацией ракетного залпа с помощью встроенного в комплекс оружия устройства, предназначенного для этой цели, что потребовало для меня практически ежедневных тренировок.  А на 25-летие Дня Победы ракетный крейсер «Адмирал Головко» совместно с большим противолодочным кораблем «Комсомолец Украины» и сторожевым кораблем «Иван Сладков» Балтийского флота совершил дружественный визит в порт Алжир — столицу Алжирской Народной Демократической Республики.

РКР «Адмирал Головко» с дружественным визитом визитом в порту Алжир. К его правому борту пришвартован СКР «Иван Сладков». Над носовой частью ракетного крейсера видны мачты и надстройка БПК «Комсомолец Украины». Алжир, 08-13.05.1970 г.

Но вот все мероприятия и тактические эпизоды учения были успешно завершены, все поставленные задачи выполнены,  и одна из многочисленных тактических групп — участников этих маневров —  корабельная ударная группа в составе флагманского корабля  РКР «Адмирал Головко» (командир корабля капитан 1 ранга П.М.Яровой) с командиром 150 бригады ракетных кораблей капитаном 1 ранга Л.Я.Васюковым на борту, БПК «Комсомолец Украины» (командир корабля капитан 3 ранга В.В.Гришанов) и БПК «Сметливый» (командир корабля капитан 3 ранга Л.А. Макаров) на пути в родную базу Севастополь подошла к Черноморским проливам Дарданеллам и Босфору.  Так получилось, что накануне дня прохождения проливной зоны я заступил на вахту в качестве дублера вахтенного офицера на ходовом посту.  И вовремя неё из Севастополя «прилетела» радиограмма, свидетелем прочтения которой я стал, следующего содержания: в Севастополе корабли отряда будет встречать Начальник Политуправления ВМФ адмирал В.М. Гришанов.  И наиболее отличившиеся во время учения «Океан» лично им будут награждены юбилейными медалями «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», для чего требовалось представить соответствующие списки. В этой же радиограмме командиру отряда кораблей капитану 1 ранга Л.Я.Васюкову было дано приказание: доложить своё решение на очередность захода кораблей в Севастопольскую бухту при условии, что два корабля будут швартоваться к Минной стенке в Южной бухте, а один – к 12 причалу на Северной стороне.  И он принял решение, что первым, как и положено флагманскому кораблю, в Севастопольскую бухту будет заходить РКР «Адмирал Головко», за ним БПК «Комсомолец Украины» и оба корабля будут швартоваться к Минной стенке, а БПК «Сметливый» будет швартоваться к 12 причалу.  О чем и доложил радиограммой. Так же были подготовлены и отправлены списки моряков, представленных к награждению медалями. 

Наконец, Черноморские проливы остались за кормой, и на следующее утро корабли уже были на подходе к Севастополю. А когда до захода в базу оставалось примерно часа три, я, в соответствии с нашим курсантским графиком, заступил на свою очередную вахту. И надо же, опять на моей вахте из Севастополя «прилетела» радиограмма, свидетелем прочтения которой я опять стал, в которой был изменен установленный командиром отряда порядок захода кораблей. Согласно этой радиограмме первым должен заходить БПК «Комсомолец Украины», вторым – РКР «Адмирал Головко» и, как говорится, далее по списку. Но меня же в училище на кафедре тактики ВМФ учили не такому! Потому что, кроме нарушения субординации, еще нарушалось и одно из требований Тактического руководства ВМФ, в соответствии с которым первым в базу должен заходить охраняемый корабль — РКР «Адмирал Головко», и только после этого корабли охранения, одним из которых являлся БПК «Комсомолец Украины».  Мне не ведомо, кем было принято такое решение, но, несмотря на железную выдержку капитана 1 ранга Льва Яковлевича Васюкова, по выражению его лица можно было легко догадаться, какие чувства оскорблённого достоинства испытывал этот заслуженный моряк!

Контр-адмирал Лев Яковлевич Васюков. (Фото из интернета)

Говоря об этом замечательном военном моряке, мне сразу же как-то невольно вспоминается один случай, который произошел со мной примерно неделей раньше описываемых событий.  Наш корабль находился в Средиземном море к югу от острова Мальта, а с другой, северной стороны острова, находился эскадренный миноносец «Бравый», который, сообщив свои координаты и элементы движения, шел на встречу с нами. Командир корабля капитан 1 ранга П.М.Яровой, скомандовал штурману рассчитать элементы движения   нашего корабля для перехода в точку рандеву. И вдруг Л.Я.Васюков предложил командиру корабля, чтобы необходимые расчеты сделал не штурман, а я, несший в это время вахту дублером вахтенного офицера.  Я видел, как поморщился, словно от зубной боли, от такого предложения П.М. Яровой, человек твердого, но весьма эмоционального характера.  Однако перечить командиру отряда он не стал, и отдал необходимое приказание уже мне.  Я этому очень обрадовался. Задача на маневрирование для сближения с другим кораблём вплотную довольно простая и никаких проблем у меня не вызывала.  Всегда в подобных случаях с благодарностью вспоминаю наших преподавателей кафедры кораблевождения, таких, как капитаны 1 ранга П.Г.Трубчанинов, Е.И.Величко, И.В.Архангельский, которые не только дали нам глубокие знания, но и привили любовь к штурманской дисциплине, хотя училище готовило из нас специалистов корабельного ракетного оружия ВМФ.  Поэтому, обольщенный таким доверием, быстро рассчитал и доложил необходимые данные, в соответствии с которыми наш корабль начал движение в точку рандеву. Конечно, вспоминая этот эпизод моей стажировки, я уверен, что такие опытные моряки, как Л.Я. Васюков и П.М. Яровой быстро в уме и сами, «на глазок», наверняка, прикинули правильность моих расчётов.

Командир РКР «Адмирал Головко» капитан 1 ранга Петр Максимович Яровой. Фото на память с курсантами- стажерами ЧВВМУ им. П.С.Нахимова. Слева направо: Геннадий Финогенко, Николай Буточников, Юрий Матвеев, Сергей Прядкин, Юрий Философов, Владимир Курочкин, Михаил Моисеев. Май, 1970 г.

 Но я тогда я об этом совершенно не задумывался и был безмерно горд: вот, по моим расчетам идет на встречу с другим кораблем целый ракетный крейсер. И каково было мое тихое счастье, когда в морской дымке в точно расчетное время почти прямо по курсу вырисовался стремительный силуэт эсминца «Бравый»!

А вот тогда, после получения радиограммы, предписывающей порядок захода кораблей в Севастополь…. Видя внезапно возникшую гнетущую обстановку на ходовом посту, в душе мне стало как-то неловко за заслуженного моряка. Хотя, если разобраться, кто я такой: мичман, курсант-стажер, и, тем не менее!  Но приказ есть приказ. На траверзе Херсонесского маяка корабли перестроились согласно полученному приказанию и в кильватерном строю начали движение на вход в Севастопольскую бухту.

 Для всех моряков самой красивой гаванью является своя родная гавань. Там, где твой дом. Где твои родные и близкие с нетерпением ждут твоего возвращения с моря. Но Севастопольская бухта поражает удивительной особенностью – постепенно по мере приближения к ней и движения по фарватеру, обозначенному навигационными знаками Инкерманских створов, раскрываться своими высокими берегами с нагромождением белокаменных домов и уходить от наблюдателя все дальше и дальше до самых Крымских гор. На всех наших флотах существует отработанный ритуал встречи кораблей, возвращающихся из дальнего похода. Но, пожалуй, надо особо отметить моряков-черноморцев — в организации торжеств, встреч и проводов кораблей им нет равных.  Так было и на этот раз. Моряки в белых форменках длинной и аккуратной строчкой были построены вдоль береговой черты на фоне неповторимой красоты вида с моря утопающего в молодой зелени Приморского бульвара. А на правом фланге этой своеобразной шеренги стройной колонной, увенчанной двуглавым орлом с держащем в обоих клювах венок из лавровых и дубовых листьев с прикованным к нему на цепи адмиралтейским якорем, возвышается над водой главный символ Севастополя – Памятник затопленным кораблям, который, как бы являясь бессменным часовым, встречает   входящие в бухту корабли.  На мачте поста Службы наблюдения и связи на Николаевском мысу и мачтах всех кораблей подняты и реют на легком ветерке флаги расцвечивания с сигналами приветствия и благополучного возвращения из похода, а на верхних палубах этих кораблей побортно построены их экипажи.  

Наконец, БПК «Комсомолец Украины» и идущий следом РКР «Адмирал Головко» последовательно повернули в Южную бухту для швартовки к Минной стенке, а БПК «Сметливый» как-то тихо, вроде бы, как даже без всегда хорошо слышимого характерного «пения» своих газовых турбин, одиноко «побрел» вглубь Северной бухты к 12 причалу. Первым, согласно установленному для данного случая ритуалу встречи, швартуется кормой с отдачей якорей БПК «Комсомолец Украины». На стенке напротив места его швартовки выстроен военный оркестр. А специальная команда моряков споро раскатывает к кораблю длиннющую ковровую дорожку, по которой, по замыслу организаторов мероприятия, должен пройти и подняться на борт адмирал Василий Матвеевич Гришанов, где его должен встречать командир корабля его родной сын капитан 3 ранга Валерий Васильевич Гришанов.  Вот корабль ошвартовался, на причал впритык к ковровой дорожке подана сходня, а экипаж спешно строится по «Большому сбору» на юте.

Командир БПК «Комсомолец Украины» капитан 3 ранга Валерий Васильевич Гришанов. Фото из личного архива Владимира Манделя.

А со стороны левого борта «Комсомольца Украины» уже швартуется наш «Адмирал Головко».  В этот момент через распахнутые ворота Минной стенки длинной вереницей на причал втягивается кортеж автомобилей.  Он останавливается, и из машин выходит большая группа офицеров во главе с начальником Политического управления ВМФ адмиралом В.М.Гришановым.

 И тут неожиданно для организаторов встречи кораблей возник конфуз, никак не вписывавшийся в сценарий этого мероприятия: к их великому огорчению, не пошёл адмирал к уже ошвартованному «Комсомольцу Украины».  Родного сына не пошёл встречать! Не пошел, и все! А стал спокойно дожидаться, когда наш корабль закончит швартовку. По этой причине, в рядах организаторов мероприятия, судя по всему, возникла сумятица: что делать с ковровой дорожкой и оркестром, которые по воле адмирала оказались не на своих местах? Наконец, после некоторого замешательства, решение было принято: все та же команда моряков спешно скатывает ковровую дорожку и, поднимая лёгкое облачко пыли, волоком тащит огромный тюк к нашему кораблю. А музыканты оркестра повернулись строем налево и, придерживая свои музыкальные инструменты, трусцой засеменили на новое место и выстроились заново уже напротив нашего корабля. Глядя, как моряки, поднатужившись, у всех на глазах волокли к нам эту ковровую дорожку, лично мне стало одновременно и смешно, и грустно!  Признаюсь, хотя картина этого апофеоза чинопочитания лично у меня в еще не заскорузлой от флотской службы душе ступора не вызвала, однако некоторое ощущение легкой психологической травмы все же возникло. Но, что было, то было!

Но вот ковровая дорожка опять раскатана. Теперь уже напротив нашего корабля. Оркестр заиграл встречный марш, и адмирал В.М.Гришанов с сопровождавшими его офицерами поднялся на борт корабля, где экипаж был так же построен на юте по «Большому сбору». В те времена еще не существовало. перекочевавшей от моряков-подводников традиции вручения жареного поросенка экипажу надводного корабля по случаю успешного возвращения из дальнего похода.  Поэтому, после ритуала встречи адмирала в строгом соответствии с Корабельным уставом ВМФ СССР, он поздоровался с личным составом корабля и   поблагодарил его за успешное выполнение задач боевой службы во время учения «Океан». После чего вручил нескольким наиболее отличившимся матросам и старшинам юбилейные ленинские медали и только после этого покинул корабль и перешел на «Комсомолец Украины».  Не знаю, по какой уж причине, но ковровую дорожку к кораблю, которым командовал сын адмирала, уже не перетаскивали.    Мудрым оказался адмирал – как говорится, утер нос организаторам мероприятия ради служебного прогиба перед высочайшим начальством, провалив самую «квинтэссенцию» всей этой затеи! Как встречали БПК «Сметливый» на 12 причале, мне не ведомо. А ведь экипаж этого корабля заслужил не меньшее право на почет и торжественную встречу командованием ВМФ на Минной стенке после возвращения с учения «Океан». Да еще, какой почет! Ведь кто-бы из флотского начальства, да и любой другой, мог бы тогда предполагать, что этот большой противолодочный корабль 61 проекта верой и правдой отслужит нашему Флоту ещё целых полстолетия и со временем останется единственным и последним «поющим фрегатом»! И что этот корабль-ветеран, слава богу, счастливо избежав участи своих систершипов попасть под газовый резак утилизации, своим славным послужным списком заслужит почётное право продолжать и дальше честно служить нашему Флоту и гражданам России в качестве музея ВМФ в городе русской славы Севастополе. В городе, из которого он совершил бесчисленное количество боевых служб и походов на различные флотские учения и мероприятия и в который он всегда, успешно выполнив свой воинский долг перед Родиной, возвращался.  Но тогда, командование, похоже, рассудило иначе: действительно, корабль новый, его экипаж, можно сказать, службой себя, как надо, еще не зарекомендовал, почета особого еще не заслужил. Как говорится, не велика птица, с них и 12 причала довольно!

СКР (БПК по советской классификации) «Сметливый». (Фото из интернета)

8 комментариев

Оставить комментарий
  1. Никита Трофимов

    Как всегда — замечательно! Ещё раз поздравляю автора с Днём рождения и жду новых прекрасных рассказов.

    1. Сергей Прядкин

      Большое спасибо за высокую оценку и поздравление.

  2. Большое спасибо! Я не знал, что в Севастополе есть «поющий фрегат». Мои первые годы службы прошли на «Огневом», пр. 61МП. Буду в Севастополе, обязательно схожу.

    1. Сергей Прядкин

      Мне тоже довелось начать флотскую службу на БПК «Огневой» в должности командира ГУРО № 2. О походе на Кубу в 1970 году я написал очерк, который размещен на этом сайте. https://voenflot.ru/flot/pryadkin-s-moi-ne-pridumannye-rasskazy-vspominaya-dalnie-pohody-na-kubu-ch-2

      1. Я так понимаю, что Вас сменил Масорин? Я пришел на Огневой инженером РТС весной 71-го, уже на Ждановский завод. Командиром был Олег Бармасов.

        1. Сергей Прядкин

          Совершенно верно! Мой однокашник и товарищ по училищу Владимир Масорин.

  3. Автору жму руку! Я тоже служил на 61 проекте, Строгом. Да, с чинопочитанием у нас все в порядке. Тут мы непотопляемы.

  4. Сергей Бодня

    Прекрасный рассказ уважаемый Сергей Стефанович! С нетерпением ожидаю продолжения!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *