Кузнецова К. Первый плавучий составной док в России и его создатель Ю.К.Тирнштейн

Осенью 1853 года выехали из Петербурга три офицера, командированные по Высочайшему повелению в Северо-Американские Соединённые Штаты (далее – САСШ) для исполнения особо возложенных на них поручений по заказу в Нью-Йорке винтового корабля для Балтийского флота. В связи с начавшейся Крымской войной их командировка затянулась. Её цели были изменены и расширены, и вернуться в Россию двум задержавшимся там офицерам удалось лишь в мае 1856 года. Это были инженер-механик капитан Соколов А.И., будущий Управляющий пароходным заводом в Кронштадте, и Корпуса корабельных инженеров штабс-капитан Тирнштейн Ю.К. – мой прапрадед.

«Отчёт о занятиях во время путешествия по Северо-Американским Соединённым Штатам», поданный уже 26 июля в Кораблестроительный Департамент (далее – КД), включал в себя:

  • Общий обзор портов, Адмиралтейств и заводов Северо-Американских Штатов;
  • 210 чертежей с моделями различных кораблестроительных, заводских и механических предметов (в т.ч. плавучего дока, водолазного колокола, гидравлического домкрата и др.);
  • Описание наиболее интересных железных дорог и мостов (т.е. важное не только для Морского, но и для других ведомств);
  • И опись привезённых специальных книг. Книги пополнили библиотеку В.кн. генерал-адмирала, а большая часть – Кронштадтскую морскую библиотеку для общего пользования.

Кораблестроительный Департамент совместно с корабельными инженерами и инженер-механиками внимательно рассмотрел сданный Отчёт и констатировал, что «представленные чертежи, модели и описания заключают в себе весьма много не только любопытных, но в особенности замечательных по своим подробностям сведений, которые могут служить с большою пользою… при развивающемся у нас строении винтовых военных кораблей…» И ещё одна высокая оценка – о капитане Соколове и штабс-капитане Тирнштейне, которые во время пребывания своего в Америке «трудились с неусыпным усердием и лестное к ним доверие Высшего Начальства… оправдывают вполне…»

Генерал-адмирал В.кн. Константин Николаевич, Главноуправляющий флотом и Морским ведомством, только что начавший свою реформаторскую деятельность в ведомстве, сразу обратил внимание на важность доставленного в Россию и решил вникнуть самостоятельно. И вот помета на Отчёте барона Врангеля, Управляющего Морским Министерством о повелении Генерал-адмирала: «…Соколову и …Тирнштейну со всеми планами… и копиями, со мною прибыть в Купеческую гавань 9 числа (августа, Кронштадт – К.К.) в 8 часов утра…»[1]

Ознакомившись с материалами, Генерал-адмирал обратил особое внимание на «американский гидравлический док», что не случайно: в Финском заливе из-за мелководья и бара Невы остро стояла проблема транспортировки военных судов с верфей Петербурга на достройку в Кронштадт. Главноуправляющий Морским ведомством повелел начать построение подобного гидравлического дока на Галерном островке Петербурга, однако сделать его плавучим, «чтобы он мог заменить старые камели» (понтоны – К.К.).         

30 сентября того же года последовало распоряжение Управляющего Морским Министерством КД о повелении Е.И.В. Генерал-адмирала: 1) приступить к построению в Санкт-Петербурге трёх пароходофрегатов и плавучего деревянного дока; 2) строение корпуса плавучего дока – на Галерном Островке – возложить на корабельного инженер-штабс-капитана Тирнштейна, а всё относящееся до механизма, предназначаемого для плавучего дока, – на инженер-механика капитана Соколова, «как изучивших построение и употребление таковых доков на деле в Америке»; 3) строение плавучего дока на Галерном Островке отдать с подряда оптом[2].

Выполняя это распоряжение, строитель дока Юлий Карлович Тирнштейн приступил к чертежам, причём, как сообщил «Кронштадтский вестник» №48 за 1861 год, «много отступил от американского… цельного с двумя машинами, постоянно стоящего на месте и подымающего для исправления входящие на него суда». Ведомство же начало проектирование построения на Галерном Островке: выбор и подготовка эллинга, приблизительные исчисления о потребностях лесов, материалов, инструментов, дельных вещей и мастеровых, троекратное приглашение к торгам через «Санкт-Петербургских ведомостях» желающих взять на себя постройку плавучего дока.

В январе-феврале 1857 года к торгам явились четверо желающих[3]. В результате постройку плавучего деревянного дока отдали подрядчику – Почётному гражданину Петергофскому купцу 1-й гильдии Кудрявцеву С.Г. Контракт на постройку дока был заключён с ним 15 июня 1857г. Подрядчик обязался построить для казны корпус плавучего дока, со всею отделкою, собственными мастеровыми, с поставкою от него же дубовых лесов, материалов и дельных металлических вещей за 263550 руб. Срок построения дока решено считать со дня отвода от казны эллинга и спустить на воду летом 1858 года, а закончить все работы к сентябрю 1858 года. Тут же – Примечание: «Е.И.В. Генерал-адмирал… приказать изволил: постройку дока отсрочить до лета 1859 года». Таким образом, купец 1-й гильдии Кудрявцев С.Г. стал первым подрядчиком на казённой верфи Галерного островка – в 1857 году[4].

3 января 1859 года строитель плавучего деревянного из 5 частей дока Юлий Карлович Тирнштейн подал заявку в контору С.Петербургского порта на «пять закладных планок», которые были изготовлены на Ижорских Адмиралтейских заводах и 17 января доставлены из Колпина в Петербург. 29 января 1859г. в полдень в присутствии Директора КД контр-адмирала Воеводского произведена закладка строящегося на Галерном Островке корабельного плавучего деревянного из пяти частей дока[5].

«Построению плавучего дока» в РГА ВМФ (г.Санкт-Петербург) посвящено почти 800-страничное дело – Ф.158 оп.2 д.1881. На листе его использования моя фамилия стоит всего под №2 (февраль 1996). Видимо, тема не привлекла внимание исследователей, и этот уникальный для своего времени док оказался «забытым историей». Я же, занимаясь родословной, обратила внимание на часто повторявшееся (в формулярных списках) слово «док» в формулярных списках моего прапрадеда Ю.К.Тирнштейна, почувствовала значимость его и решила углубиться в тему. Не могу не отметить в начале моих исследований поддержку Г.А. Вахарловского, крупного специалиста по проектированию судостроительных заводов, Лауреата Сталинской премии 1950 года (тогда я этого не знала).

Прошло 16 лет. Работая все эти годы в РГА ВМФ, я обнаружила сведения о гидравлическом плавучем составном доке в делах разных фондов. А этим летом 2012 года, благодаря помощи сотрудников Архива, смогла заказать копии чертежей дока, с датой на них «23 декабря 1856г.» и автографом моего прапрадеда «Строитель плавучего из 5 частей Дока – корабельный инженер штабс-капитан Тирнштейн»[6].

Первый из указанных чертежей назывался «Поперечный разрез Плавучего Дока, Миделевое сечение 125-пушечного корабля «Император Николай I». Ни док, ни корабль построены ещё не были. Это был чертёж будущего плавучего дока, рассчитанного на ввод в него корабля самого большого ранга. Интересны записи на чертеже: 1) – справа: «Чертёж этот рассмотрен Кораблестроительным Техническим Комитетом (далее – КТК) и найдено, что оный с дополнениями… соответствует цели своего назначения» (подписи);  2) – слева даны «Размерения и элементы» – а) строителя Тирнштейна Ю.К. и б) – соответствия или дополнения Комитета, в частности, в сторону увеличения они коснулись ширины дока и водоизмещения дока в двух позициях;  3) – внизу важное «Примечание»: «Е.И.В. генерал-адмирал изволил разрешить построение Дока производить, не стесняясь этим чертежом, в точном исполнении всего оным представляемого, так как по новости этого дела (выделено мной – К.К.) в течение самого строения могут оказаться на деле недостатки в скреплениях и тогда возможно будет усмотреть вернее, как дать самое прочное скрепление выгоднейшим расположением частей и скреплений их железными изделиями; но изменения таковые и улучшения допускать по разрешению КТК» (подпись председателя КТК)

Итак, размеры плавучего из 5 частей дока:

  • длина всего дока – 90 м (3 части по 19,8 м, 2 части по 15,25 м);
  • ширина по наружным кромкам обшивки – 33,5 м;
  • высота наружных стен от днища до нижней кромки планшира – 12,2 м;
  • высота от того же днища при палубе – 2,9 м.

Плавучий док укомплектован штатом: командир – капитан 1 ранга Поплонский; у него 1 помощник и 2 обер-офицера; а также временная команда и машинная прислуга, составленные из кронштадтских флотских экипажей. Всего 155 человек[7].

Работа кипит на Галерном Островке, и строитель держит под бдительным контролем все детали и тонкости, поддерживая постоянные контакты с КТК.

Первоначально планировалось поставить на док (для откачки из него воды) две 30-сильные паровые машины высокого давления – по образцу американских доков. Но заводчик механик Макферсен предложил (для безопасности и работы дока) поставить 10 малых (по 6 сил) паровых машинок высокого давления, на каждую часть дока – по 2, для работы их «сообразно надобностям». Что и было принято КТК – и заказано Балтийскому заводу Карра и Макферсена, «в признательность за его полезный совет»[8].

Итак, на плавучем гидравлическом из 5 частей доке – 10 паровых (по 6 сил) машин, 10 помп и 10 котлов.

25 августа 1859г. строитель Тирнштейн Ю.К. рапортует о готовности плавучего деревянного дока, который обследуется Комиссией КТК, удостоверяющей, что «все части дока построены правильно, прочно и согласно с чертежами»[9] В  тот же день состоялся спуск на воду на правом рукаве Фонтанки первой из двух малых частей деревянного дока. Спуск второй части благополучно прошёл 17 сентября. Командиром плавучего дока и его строителем проводятся опыты соединения обеих спущенных на воду частей.

2 октября на них устанавливают механизмы, пока – без котлов и помп.

5 октября Галерный островок посетил в очередной раз Великий Князь Генерал-адмирал, осмотрел работы по постройке плавучего дока, отдав некоторые конкретные приказания.

Однако, в связи с задержкой готовности механизмов и ранним наступлением морозов, «наполнение 2-х частей дока водой могло иметь вредные для него последствия», поэтому проводка и испытания отложены до весны.

Осенью 1859г. за беспечность («несвоевременное снабжение членов временной команды дока тёплой одеждой») командир дока сменён. Назначенный Высочайшим приказом капитан 1-го ранга Варваций И.С. вступил в командование доком 10 ноября, сразу активно включившись в работу. Командир решил одним из первых вопрос работы на доке постоянной команды (а не временной). Это было крайне важно для предстоящих зимой строительных работ по доку, включая установку механизмов; спуск на воду в 1860 г. оставшихся зимовать на стапеле трёх частей дока; испытания при затоплении и подъёме частей дока; а также – управление плавучим доком при постановке на него корабля.

6 мая 1860г. в 7.30 часов утра проведены испытания первой части дока в присутствии важных персон – директора КД контр-адмирала Воеводского А.В.,  председателя КТК полковника Чернявского С.И., капитана над Санкт-Петербургским портом капитана 1 ранга Гувениуса Н.М., а также командира дока капитана 1-го ранга Варвация И.С. и строителя дока корабельного инженера штабс-капитана Тирнштейна Ю.К.

Столкнулись с трудностями, не всё прошло благополучно, а ещё предстоит затопление трёх больших частей дока… «Нужна инструкция!» А таковой нет, и опыта такового нет:… «так как употребление составного плавучего дока для проводки корабля через мелководье есть предмет для нас совершенно новый, хотя с операциею затопления подобных доков в Америке строитель дока и ознакомился, но наглядно только…» И далее последовало требование КТК об обязательном наблюдении и руководстве Комитетом всего процесса затопления и подъёма дока, равно как и постановке в него корабля[10].

Тщательно готовятся строителем приготовления для «потопления и подъёмки… дока тремя соединёнными частями его». 24 июня – согласно воле Великого князя генерал-адмирала – окончательное изготовление гидравлического плавучего дока, отправление его в Кронштадт и проводка потом на нём фрегата «Кастор» из Кронштадта в Санкт – Петербург и корабля «Император Николай I»  отсюда в Кронштадт поручается непосредственному ведению Начальника штаба Главного командира Кронштадтского порта капитану 1-го ранга Римскому-Корсакову[11].

Наконец, в августе – с 11 по 22 число состоялась важная операция по вводу в док – на 4 его части, – подъёму и проводке из Санкт-Петербурга в Кронштадт корабля «Император Николай I». Подробный Отчёт дал строитель Тирнштейн Ю.К., закончив его словами: «Подъём и затопка дока при введенном судне, должны быть произведены с большой осмотрительностью и без всякой поспешности, что составляет главные условия правильного действия дока»[12].

За проводкой корабля «Император Николай I» следил генерал-адмирал. Вот запись в «Дневнике» Великого князя Константина Николаевича: «19 августа 1860 г.-…Док из-за ветра и малой воды не трогался с места. 20 августа -… утром меня разбудили депешей от Корсакова, что он (док) ночью благополучно перешёл через бар, скоро с телеграфа дали знать, что он идёт. Я тотчас взбежал за бельведер (Константиновского дворца) и увидел эту огромную махину, подвигающуюся на буксире у «Грозящего»… Перед завтраком ездил в военную гавань (Кронштадта)… В это время увидели, что док с «Николаем» встали на якорь на восточном рейде. Тотчас туда отправился и осмотрел эту огромную махину. Всё у них благополучно».

К середине сентября накоплен определённый опыт проводок на плавучем доке (111-пушечный корабль «Император Николай I», 44-пушечный фрегат «Аврора» и 17 пушечный корвет «Богатырь») и строитель Тирнштейн Ю.К. успел составить некоторые замечания, которыми следует строго руководствоваться при постановке и проводке судов на упомянутом доке. КТК запросил и у командира дока капитана 1-го ранга Варвация И.С. его «замечания об улучшениях». Так, «из самого дела» была составлена инструкция (из 16 пунктов) – «Наставления, как должно обращаться с доком во время употребления и хранения его…, так как исправность действия дока, время службы его и правильная  постановка судов вполне будут от них  зависеть»[13].

Корабельный гидравлический плавучий из 5 частей ДОК начал свою самостоятельную жизнь.

Газета «Кронштадтский вестник» в двух номерах 1861г. рассказала о службе гидравлического плавучего дока, об истории его создания и о значении для флота. Газета напомнила, что на камелях постановка и проводка большого ранга судов делались по нескольким неделям и даже месяцам, тогда как «первый русский гидравлический плавучий из пяти частей корабельный док в 1860 году» (№33)поднял на четырёх своих частях корабль «Император Николай I» в трое суток и провёл из Петербурга в Кронштадт. Командир дока кап. 1 р. Варваций И.С. подробно описал принцип устройства работы дока за две кампании, закончив статью словами: «…можно смело заключить, какую великую пользу гидравлический док принёс Балтийскому флоту» (№48).

30 января 1861г. строитель плавучего из 5 частей дока корабельный инженер капитан Тирнштейн предоставил в КД отчет о затратах на постройку дока: «1 часть в 65 ф. длиной стоит около 107.970 руб.» (с уточнением стоимости лесов — дуб, лиственница, сосна, — разных материалов и железных креплений, инструментов, разных дельных вещей и «за мастеровых»); «1 часть в 50 ф. длиной будет стоить 82.510 руб.» (те же уточнения). «Док плавучий, построенный в С-Петербурге в 1860г., состоит из 3 частей длиной каждая в 65 ф. и 2 частей длиной каждая в 50 ф., поэтому стоимость его обойдется до 488.930 руб.»

            Через более, чем полтора года (к середине октября 1862г.) Контора С-Петербургского порта представила в КД «Сравнительный со сметой отчёт о лесах, материалах, вещах и рабочей силе, употребленных на построение на Галерном островке плавучего гидравлического из 5 частей дока» — со значительным превышением истинных затрат относительно заявленного в договоре с подрядчиком. В мае  1864г. (строителя уже 2 года, как не было в живых) последовало уточнение в КД от председателя Кораблестроительного Технического Комитета генерал-майора Чернявского: «…хотя и нет в помянутом счете должных объяснений о произошедшей при строении дока передержке.., но, приняв во внимание НОВИЗНУ ТАКОЙ ПОСТРОЙКИ, для которой по неимению положительных данных о материалах и рабочей силе, употребленных при строении подобных доков в Америке, послуживших примером нашему Доку, строитель не мог безошибочно составить, до начала дела, близких к надобности сметных исчислений по всем частям и подробностям постройки, и имея в виду продолжающуюся до сих пор службу дока, без всяких значительных исправлений, доказывающую, что он построен вполне удовлетворительно и прочно, то Комитет полагает возможным признать показанное в сравнительном счете употребление материалов ПРАВИЛЬНЫМ В ТЕХНИЧЕСКОМ ОТНОШЕНИИ».

(В душе я похвалила генерал-майора за справедливость – К.К.)

Выбор второго командира дока Ивана Степановича Варвация – оказался очень удачным. Под его чутким и внимательным, умелым и требовательным руководством 4 из 5 частей корабельного дока верно служили до 1880-х годов. Теперь это были «Гидравлические доки» — соединение 4-х частей деревянного дока (две большие и две малые) с частями железного (из 5 частей, построен в Кронштадте, 1867-1871гг). Постоянная команда «Гидравлических доков» состояла из 300 человек (а в подъёмах крупных судов участвовало до 1000 человек, например – 1865г. «Петропавловск» – 994 человека)…

Заведывающий Гидравлическими доками Варваций И.С. (с 1869г. – генерал-майор, с 1880 г. – генерал-лейтенант) получал ордена (5 – за время службы на доке) и с 1877г. – дополнительное денежное содержание «за продолжительную службу плавучего дока» – (в 1884 г. – последняя запись о Варвации И.С. в «Общем Морском списке»).

Осенью 1862г. за выполнение подрядов по постройке и тимбировке судов награждён орденом и званием коммерц-советника Почётный гражданин Петергофский купец 1 гильдии Кудрявцев Сергей Галактионович, подрядчик уникального плавучего дока.

Так прочно ДОК был построен!

В заключение – несколько слов о строителе дока.

Корпуса корабельных инженеров капитан ТИРНШТЕЙН ЮЛИЙ КАРЛОВИЧ (1814 – 1862) закончил свою 26-летнюю «отлично усердную и ревностную службу» на благо Российского флота старшим судостроителем (один из трёх) Санкт-Петербургского порта, заведывающим Галерным Островком и водолазным колоколом. На Галерном Островке с 1856 по 1861 гг. им «построены самостоятельно» и «спущены благополучно»:

     –  в Кронштадте:

  • 10 пушечная шхуна «Вихрь» (по проекту адмирала Ф.Ф.Беллинсгаузена, 1850-1852);

     –  на Галерном Островке:

  • 120-ти пушечного ранга гидравлический плавучий (деревянный) из пяти частей ДОК (1856 – 1860);
  • винтовой фрегат «Дмитрий Донской» (1860-1861, при закладке – подполковник Карповский);
  • два винтовых клипера «Алмаз» и «Жемчуг» (1860-1861гг.);
  • одновременно капитан Тирнштейн проектировал Док для Сибирской флотилии (ноябрь 1860г.)[14].

Приказом по флоту 1 января 1862 года «старшему судостроителю Санкт-Петербургского порта корпуса корабельных инженеров капитану Тирнштейну объявлено Генерал-адмиралом Константином Николаевичем «совершенная благодарность». «Высочайшая благодарность» приравнивалась в те времена при выходе на пенсию – к году службы. Юлию Карловичу это не пригодилось. Вероятно, лихорадка, свирепствовавшая в Америке на р. Миссисипи, по которой совершали плавание оба наших офицера, не прошла бесследно для моего прапрадеда.

Положив начало династии судостроителей (сыновья, внук), Тирнштейн Ю.К. в 48 лет скоропостижно умер в апреле 1862г., на важном рубеже истории судостроения страны.

И я счастлива, что мне, праправнучке, удалось 150 лет спустя восстановить из небытия доброе имя ЮЛИЯ КАРЛОВИЧА ТИРНШТЕЙНА, строителя первого гидравлического плавучего деревянного составного Дока РОССИИ.

Литература:

  1. РГА ВМФ Ф.283 оп.2 д.5929; Ф.164 оп.1 д.60; Ф.158 оп.2 дд.1847, 1881; Ф.283 оп.3 дд.2076, 1203, 1387; Ф.410 оп.2 д.2529; Ф.249 оп.1 д.33.
  2. «Морской сборник» №6 – 1859г.; №4, №5 – 1860г.
  3. «Кронштадтский вестник» №33 и №48 – 1861г.
  4. «1857 – 1861 Переписка Императора Александра II с Великим князем Константином Николаевичем. Дневник Великого князя Константина Николаевича». «Терра» М.1994г.
  5. Энциклопедия Брокгауза Ф.А. и Эфрона И.А. (1890 – 1916гг.)

Иллюстрации:

  1. Поперечный разрез плавучего Дока.
  2. Чертёж части плавучего Дока с … железными и тросовыми трапами.
  3. Автограф строителя Дока
  4. Заграничный паспорт Тирнштейна Ю.К.

[1] РГА ВМФ, Ф.164 оп.1 д.60.

[2] Там же, Ф.158 оп.2 д.1847 лл.8-9об.

[3] Там же, Ф.158 оп.2 д.1881 лл.51,84.

[4] Там же, л.265.

[5] Там же, л.274.

[6] Там же, Ф.326 оп.2 д.2507, д.2521.

[7] Там же, Ф.158 оп.2 д.1881 л.317.

[8] «Морской сборник» №6 – 1859г., №4 и №5 – 1860г.

[9] РГА ВМФ, Ф.158 оп.2 д.1881 л.381.

[10] Там же, л.589.

[11] Там же, л.624.

[12] Там же, лл.700-701об.

[13] Там же, лл.702,722.

[14] Там же, л.737.

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Благодарю за публикацию интереснейший статьи о своём предке-судостроителе! К сожалению, его портрета или фотографии в семье нет. Как и нет фотографии самого Дока, хотя в литературе того времени упоминалось название «Док Тирнштейн». Поиски в Архиве кинофотодокументов тоже ни к чему не привели. Хотя такое грандиозное и значимое для Санкт-Петербурга, Кронштадта и Русского судостроения сооружение не могло пройти мимо внимания Петербургских фотографов. Видимо, вмешалась ВРЕМЯ, и его переоценка…

    1. Да я слышал об этом доке. Сложное сооружение для того времени. И фотографию его, к сожалению, найти не смог. Хотя слышал о Тирнштейнах, как династии русских кораблестроителей. Кто-то из них был на Дальнем Востоке, кто-то на Черном море. Это известно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *