Кондратьева Н. Водолаз

И были мы там три дня и три ночи. И нельзя сказать, что было все смешно, хотя оно (смешное и свежее, рассказанное бывалыми моряками в процессе), освежало, конечно, но как же, служба без юмора и без несерьезности — застрелиться же можно! Но уважать службу надо, не цирк же, а то балаган получается — не патриотично, простите за пафос! Хотя, наверное, только это и придает силы… (может мало еще служу, Вам виднее!)

Втащили с катера при нас двух водолазов. Один — ничего, а другой… Не знала, что профессия такая, далеко не все проходят, а этот вот прошел все же, но сломался. Условия сложные, да и задание не сахар!

Звали этого последнего, вернее — крайнего, Антон. С детства убаюкан был морем и аквариумными рыбками. Отец, естественно, офицер морской, не маленькой должности, но как говориться, побывал, и сына единственного внедрять пытался. Курсант. На «Товарище» прошелся (не хочу сказать — сходил) и понял, не его это… Сколько там времени прошло и с трудом, кем-то снизошедшим приложенным, но закончил. (Не терять же отданные годы).

И еще, дали возможность и время (с высока) службу новую освоить! Какая там служба? … Рыбок наблюдать по дну ползущих? Какие там рыбки в Финском заливе, кроме корюшки, да и то — весной -на нересте! (Нет, сегодня увидела много разных рыбок, пойманных). Но все равно, не Красное же море в конце концов! Скорей всего Отец на него рукой окончательно махнул. Но был, все же парень ничего себе — не слабак, т.е., просто не нашел себя, в отцовской мечте запутавшись…Рыбок он там все равно каких-то увидел, даже краба нашел — ихтиолог! (кстати, мертвого краба потом на берегу нашли. Загадка, чтобы в Финском заливе…)

А когда прозрев, после выемки, оклемался кое-как, сказал еще, (потом) неуверенным журчащим голосом, что лодку увидел извне — в глубине — и прибалдел так, что рыбки уплыли разом из глаз и только этот корпус в глазах и остался, и не мог он его, заворожено из «глаз» отпустить. Так и «пошел» за ним, пока не шандарахнулся со своих свинцовых ботинок! (с его слов).

Не знаю, на какой глубине он там был, и что делал — тоже знать не имею, но думаю, что в районе фарватера. Может дальше немного от него. Только увидел он то, что только ему видно там было и ведомо!! И мы не случайно со своими СПУТНИКАМИ там работали. Но парень, когда его «развинтили», освободили, дали возможность…Как Ихтиандр пополз к берегу, не отходя от залива, на залитых, не гнущихся ногах, что даже «свои» от него отступили. И смотрел, смотрел в ту сторону, и главное — правильно смотрел, а от куда он знал, куда она пошла, по его взгляду можно было и сеанс связи не устанавливать. В глазах все написано было! Просто береговая, живая антенна, всплывать на многие метры не нужно. С такими глазами как у него были — любой пеленг был не нужен и ясен! Такая душа и мощь вдруг в нем проснулась. Видеть его! Так он ИМ на многие километры, посылал всю свою и нашу (подошедших, и, державших его за руки, чтоб не занырнул) такую силу, силушку, СВОЮ и наших душ волю. Надежду, придавая для той ушедшей лодки бессмертие своей исстрадавшейся души. Так оно и было.

Через, где-то год, он ушел в «автономку» из Мурманска 130 (Гаджиево). Больше я его не видела. Проекта не знаю, но от друзей слышала, что американцы называют эту лодку «Танго». Знаю, что вернулся!!! А на паруснике не смог!!! Бывает же! Удачи тебе, Антон — подводник!

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Очень интересно! Правда, ничего не понял…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *