Кузнецова К. Эстафета капитана Болтина (рассказ Н. Кошелева — почётного члена географического общества)

Когда-то имя этого капитана было на устах жителей нашего молодого города, его дружбой гордились. Штурмана и механики первых кораблей зарождающейся Сибирской флотилии считали за честь служить под его командой. Ему доверялись самые интересные и трудные поручения. В кают-компании его корабля побывали многие знаменитые люди своего времени. Здесь же, внимая глаголу просолённых моряков, набирался ума-разума Степа Макаров, будущий адмирал и учёный. Именно на его корабле своенравный граф Муравьев-Амурский посетил порты Японии. К сожалению, имя его нынче забыто.

Александр Болтин — командир парохода «Америка» Из Википедии

Александр Арсеньевич Болтин родился 11 августа 1833 года в небогатой дворянской семье, имевшей небольшое поместье в Демьяновском уезде Новгородской губернии. Едва дождавшись срока, бойкий отрок, расставшись с сельским раздольем, отправился в Кронштадт, где с по¬мощью дяди, занимавшего ответственную должность инспектора военно-морского штурманского училища, оформился на действительную службу юнкером флота.

Служба на корабле не является праздной. Требуется освоить многие матросские обязанности, из которых ловкая беготня по вантам не считается верхом искусства. Постепенно старательный и способный паренёк научился править по компасу, с левой и правой руки метать лот, читать сигналы и определять направление ветра. Нелегко даётся самостоятельная подготовка на должность офицера, приходилось основательно штудировать учебники. За день голова распухала от приобретённых знаний из различных отраслей морских наук. Зато с каким удовольствием и лихостью юнкер дублировал обязанности вахтенного в своем первом плавании на бриге «Улисс».

Не без содействия дяди в следующем году Саша был назначен на бриг «Полинур», командиром которого являлся участник кругосветного плавания на транспорте «Байкал» П.В.Казакевич. Дядя считал, что у этого опытного и разумного моряка можно многому научиться.
Но, к сожалению, Пётр Васильевич, получив очередной чин капитана второго ранга, неожиданно перевёлся в сухопутный Иркутск, прихватив с собой и сведущего в мореходстве штурмана А. С. Сгибнева. Уже в нашем городе стало ясно, что П.В.Казакевич был направлен в помощь генерал-губернатору Восточной Сибири для подготовки первого амурского сплава.

В кампанию 1852 года в жизни юнкера Болтина произошло знаменательное событие – он успешно выдержал очень строгий экзамен на первый офицерский чин мичмана.
В конце лета по Кронштадту прошёл неясный слушок, будто фрегат «Паллада» усиленно готовится в дальний вояж. На сей раз мичман Болтин «не зевал на брасах». Облачившись в новенький мундир с золотыми эполетами, смело направился на приём к флигель-адъютанту Унковскому. Иван Семёнович, сам переживший в молодости некоторые проблемы, с сочувствием выслушал молодого офицера и зачислил в экипаж корабля.

Фрегат «Паллада» illustrators.ru

Нет надобности описывать первое плавание к берегам Японии, это прекрасно удалось классику. Разразившиеся военные события вынудили русских моряков подойти к мысу Лазарева. Здесь 17 июля 1854 года к борту легендарного фрегата осторожно пришвартовался первый амурский пароход «Амгунь», на палубе которого, к величайшему своему удивлению, мичман Болтин узнал Петра Васильевича Казакевича. Кто бы мог подумать, что траектории этих двух жизней пересекутся в одной пространственно-временной точке. Через два года судьба вновь сведёт их в северном городке, на этот раз на длительное время.

Задолго до ледохода 1856 года лейтенант Болтин выехал в Пальвинскую протоку. Он был назначен командиром знаменитого в наших местах транспорта «Иртыш». Следовало тщательно подготовиться к предстоящей навигации. В июле транспорт направился в Аян. Именно Александру Арсеньевичу суждено было вывезти с Амура двух выдающихся деятелей Дальнего Востока – В.С.Завойко и Г.И.Невельского. Причём последний очень помог молодому командиру, добровольно взяв на себя обязанности лоцмана при плавании по сложному Северному фарватеру
В августе в Николаевском посту произошли знаменательные события. С долгожданным продовольствием из Сан-Франциско прибыл морской колёсный пароход «Америка», купленный П.В.Казакевичем, специально для этого ездившим в Нью-Йорк под видом купца Васильева. Вскоре сам «негоциант» спустился с верховьев реки.

Колёсный пароходо-фрегат «Америка»

Император щедро одарил его высокими полномочиями военного губернатора и Главного командира портов Восточного океана. С появлением рачительного администратора началось планомерное освоение необъятного края.

Чтобы оживить прибрежные сёла, в первую очередь следовало открыть паровое судоходство на главной водной артерии. Закупленное в США техническое оборудование и механизмы в самое ближайшее время после ледостава начали монтировать на пустынной «кошке». Заложив местное «адмиралтейство», сразу после Рождества 1857 года приступили к сборке двух речных пароходов. Уже в мае военный порт получил эти суда. Колёсный буксир под гордым именем «Амур» адмирал доверил лейтенанту Болтину. Красоваться на виду у городка долго не пришлось. Приняв почту, пассажиров и небольшое количество груза, вышли в Благовещенск.

Колесный буксир «Амур» fleetphoto.ru

Плавание по реке не такое простое, как может показаться на первый взгляд. Полное отсутствие береговых судоходных знаков и лоцманских карт не способствовали безопасному движению по таёжной реке. Особенно коварны в этих условиях протоки. Потеряв контроль над глубинами, зашли в одну из них, а выйти на плёс не смог¬ли из-за отмели. Молодой капитан проявил самонадеянность и был примерно наказан. Больше месяца незадачливый речник ходил пешком вокруг парохода. Хорошо, что адмирал находился далеко… Выручил спустившийся высокий паводок. Более суровые испытания были впереди.

В конце года лейтенант Болтин оказался в Иркутске. Летние огорчения давно забыты, и время весело проходило в различных культурных мероприятиях, недостатка в которых в столице Восточной Сибири не было.

Приходит время, и молодой человек начинает придирчиво присматривать подругу. Это справедливо для большинства лиц мужского пола. Но моряки – люди особой формации. Вращаясь в узком кругу товарищей по службе, они вырабатывают некий светлый образ женщины, упустить которую равнозначно трагедии. Свою жар-птицу Александр Арсеньевич встретил на одном из вечеров. Увидел и «втюрился без остатка», как шутят балагуры в кают-компании. Обуреваемый радужными надеждами, кавалер галантно пригласил красавицу на танец. А дальше события развивались, как по расписанию. Моряки предпочитают процесс знакомства не затягивать и отважно дрейфуют под венец. Таким образом юная Саша Геблер стала жительницей нашего города.

Несколько забегая вперед, объявляю для декора: данный брак оказался на редкость удачным. Родившийся у Александры Владимировны в 1862 году сын Арсений, как и отец, был капитаном первого ранга. Внук Евгений Арсеньевич стал советским генералом, ещё до Великой Отечественной войны редактировал газету «Красная Звезда». Открытые мною по этой линии потомки являются ответственными работниками Министерства иностранных дел России, подолгу живут за рубежом. Верна народная мудрость: от доброго семени – добрые ростки.

В Николаевск молодожёны прибыли сплавом, преодолев три тысячи верст. На всю жизнь запомнили живописные амурские берега, нещадное солнце и кровожадные полчища комаров. Христианское долготерпение вознаградилось присутствием на торжественной службе по случаю открытия в городе соборной церкви.
Адмирал встретил молодых ласково, для житья выделил просторную комнату в штабе (!). Молодой офицер питал надежду на приличную должность.

Действительно, 8 августа Александр Арсеньевич получил на руки письменный приказ принять под свое командование морской пароход «Америка», на котором адмирал Путятин ходил в Китай. Было объявлено, что судно будет отдано в распоряжение первого российского консульства, направлявшегося в Хакодате. Консул О.А.Гошкевич оказался старым знакомым командира, они вместе совершали плавание на «Палладе». Это его мучения во время шторма описал И.А.Гончаров: «Вдруг показался в дверях своей каюты Осип Антонович. Бледный, с подушкой в руках, он вошёл в общую каюту к лёг на круглую софу. Его мутило. Он не знал сна, аппетита. Жертва морской болезни с первого выхода в море, он возбуждал общее, но бесполезное участие».

Продемонстрировать свою слабость на глазах сотрудников и особенно жены консул, естественно, не имел желания, поэтому командир заранее предупредил его, что до Де-Кастри не качнёт.

17 сентября покинули николаевский рейд. Состоявший в штате консульства лейтенант Павел Назимов, впервые оказавшийся на Дальнем Востоке, не сходил с мостика. Он пытался уловить момент, когда войдет в акваторию Тихого океана. Александр Арсеньевич бросал на него снисходительные взгляды.

Консульство в Де-Кастри пересадили на корабль российско-американской компании «Нахимов». С этого же судна приняли груз, пришедший в адрес Главного управления портов.
5 (17) октября, приняв полный бункер угля в Дуэ, со спокойной душой поспешили к родным пенатам. Последний рейс навигации закончился благополучно. Много их было ещё у капитана А. А. Болтина. Приняв эстафету первопроходцев, он достойно продолжил их дела и вписал несколько ярких страниц в летопись дальневосточного мореплавания, о чём мы поговорим в следующий раз.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.