Чухраев Э. Неизвестное об известном. Зарубежные военно-морские базы России (часть 1)

С самого рождения Военно-Морского Флота России была и по сей день остается проблема — иметь базы за рубежом. По большому счету настоящих таких баз у нашего флота никогда не было. Было что-то подобное, в разных вариациях, но солидных полноценных военно-морских баз (ВМБ) у России практически не было. И пока тоже нет.

Так сложилось, но найти реальные и хорошие места для таких баз у России не получалось. Хотя попытки предпринимались много раз.

Еще Петр I, создавая свой регулярный флот, мечтал о том, чтобы у России где-нибудь в Индийском океане был свой остров, и чтобы на нем можно было обеспечить базирование военных кораблей и судов. Он даже собирал специальную экспедицию в Индийский океан для реализации этих целей. Но его мечта так и не осуществилась.   Об этом же мечтали позже и другие российские императоры, и верховные правители, которые решали задачи создания и развития мощного океанского флота России.

Но надо прямо сказать, что особой настойчивости для реализации этой мечты никто из них не проявил, хотя возможности были иногда даже весьма большие. Так, например, в XIX веке Россия не захотела приобрести острова в Тихом океане для создания там своей базы морского флота.

Выход Военно-Морского Флота России во второй половине XIX века на просторы Тихого океана поставил вопрос о желательности создания промежуточных баз снабжения русских кораблей во время плавания вокруг Африки и Азии к берегам Дальнего Востока и обратно. Одним из первых авторов проекта такого рода стал выдающийся ученый и путешественник Н.Н. Миклухо-Маклай (1846-1888), отдавший много лет своей, к сожалению, очень недолгой жизни изучению островов Тихого океана.

 В 1883-1886 годах он несколько раз обращался к императору Александру III и главе морского ведомства Великому князю Алексею Александровичу с посланиями, в которых отстаивал мысль о возможности создания на одном, из еще никем не занятых, островов Тихого океана русской колонии и базы снабжения флота. Это была группа небольших островов, совсем недалеко от места, где строился Панамский канал. Полноправными хозяевами на островах были местные туземцы, которые соглашались отдать эти острова даром или за ничтожное вознаграждение. 

Были и другие предложения и варианты. Например, Миклухо-Маклай считал, что Россия имеет полное право занять и сделать своей колонией острова Суворова, открытые русским мореплавателем Коцебу. Хотя формально они тогда уже принадлежали некому господину Хунту, и он требовал за них 100.000 фунтов стерлингов. Но права Хунта на эти острова были очень шаткими, потому что он их никогда и  ни у кого не приобретал. Так что с ним можно было бы просто не считаться… Не занятыми никем тогда были также Соломоновы острова в Тихом океане. По своей величине, географическому положению и другим характеристикам они представлялись весьма выгодными для создания там российской базы. Но их не стали даже рассматривать, так как они находились слишком далеко от России.

Можно было просто выкупить для создания русской колонии остров у какого-нибудь иностранного государства. Например, Голландское правительство на выгодных условиях было готово уступить России один из многочисленных островов Малайского архипелага – остров Сумбава в Тихом океане. По своему географическому положению это очень выгодный остров. Он находится как раз на пути из Индийского океана в Китай и Японию. Основав там российский порт и базу, становилось совершенно лишним русским военным кораблям заходить в Сингапур и Гонконг, как они это вынуждены были делать ежегодно для заправки и пополнения запасов.

Не возражало и Испанское правительство против того, чтобы Россия купила у нее один из островов Каролинского архипелага в западной части Тихого океана, который был во всех отношениях очень удобным для базы русского ВМФ. 

То есть предложений и вариантов для приобретения какого-нибудь острова в Тихом океане с целью создания там морской базы было не мало. Как же реагировали на эти предложения правительство России и военно-морское ведомство?  Реакция была категорически отрицательной. Они отвергали все предложения, связанные с этой идеей, несмотря на всю ее значимость для государства. Это объяснялось большим риском внешнеполитических осложнений и чрезмерными финансовыми затратами. А также опасением, что столь отдаленные от России пункты морского базирования не могли быть надежны в случае войны с Англией. Вот так! Некоторое оживление интереса к проблеме организации баз снабжения русского флота в Индийском и Тихом океанах произошло в последние годы XIX и в начале XX веков. В это время  султан северной части острова Суматра обратился к русскому правительству – принять его под покровительство России. Но все было не так просто. Остров Суматра с XVII века принадлежал Голландии. И голландцы всегда принимали все меры, дабы парализовать притязания на какую-либо часть острова со стороны других держав. Поэтому Россия отвергла предложение султана, и его идея не получила практического воплощения. А Русско-японская война (1904-1905) вообще закрыла эту малоизвестную страницу военно-морской истории России, хотя желание иметь в Индийском и Тихом океанах острова для базирования своих кораблей у России появлялось и позже…

Остров Суматра на границе двух океанов

            Зарубежные военно-морские базы Советского Союза

Советский Союза проблему зарубежных военно-морских баз для своего ВМФ решал более успешно. И хотя полнокровных баз он тоже не имел, однако, то, что у него было за рубежом,  давало возможность поддерживать геополитическую стабильность в разных точках мира, потому что позволяло кораблям и судам Военно-Морского Флота СССР, находясь вдали от родных берегов, надежно сохранять боевую и техническую готовность.

14 августа 1945 года Советским Союзом у Китая был арендован легендарный Порт-Артур сроком на 30 лет в качестве военно-морской базы. Но с 1950-го по 1952 годы советские войска из Порт-Артура были выведены, а все сооружения в этом районе переданы Китаю. В Албании советский ВМФ в 1958 году получил базу подводных лодок Влера, которую всего через три года пришлось бросить из-за резкого ухудшения отношений с Албанией. При этом из 14 советских подлодок, базировавшихся во Влере, четыре были фактически захвачены албанцами.

Влера с высоты птичьего полёта. Вот здесь была база советских подводных лодок

Советские корабли в разное время имели возможность захода для отдыха и пополнения запасов в порты Свиноустье (Польша), Росток (ГДР), Порккала-Удд (Финляндия, 1944–1956 гг.). В обмен на массовые поставки в братские страны оружия и обучение персонала СССР стал получать право создавать на их территории пункты материально-технического обеспечения (ПМТО) ВМФ.

В кубинском Лурдесе действовал главный советский, а затем и важнейший российский зарубежный центр радиоэлектронной разведки. Во вьетнамской Камрани до 2002 года располагалась крупная советская и российская военно-морская база, которая скромно называлась пунктом материально-технического обеспечения. Россия ликвидировала эти базы, а ранее вывела войска из Восточной Европы. Взамен получила базы НАТО в Румынии и в Болгарии, позиционный район американской ПРО в Польше и в Чехии, передовые батальоны альянса в странах Балтии.

К середине 1960-х годов деятельность советских удаленных группировок развилась в боевую службу. Это привело к созданию 14 июля 1967 года постоянного соединения советского ВМФ в Средиземном море — 5-ой оперативной эскадры, действовавшей на протяжении 25 лет. В начале 1968 года были сформированы 7-я оперативная эскадра (для несения боевой службы в Атлантическом океане) и 10-я оперативная эскадра (для несения боевой службы в Тихом океане). В 1974 году в Индийском океане была сформирована 8-я оперативная эскадра с подчинением Тихоокеанскому флоту. Позже она была сориентирована на Персидский залив. Развертывались и специальные соединения по обстановке, например, в Суэцком заливе и Красном море. В соответствии с межправительственным протоколом от 4 февраля 1982 года было определено развертывание в Камрани (Вьетнам) 17-й оперативной эскадры Тихоокеанского флота, смешанного авиационного полка и пункта материально-технического обеспечения. Почти 10 лет эта эскадра достойно выполняла свои важные задачи.

В советском ВМФ было своеобразной нормой, когда в течение года на боевой службе постоянно находилось до 45 подводных лодок, свыше 60 надводных кораблей, 40 вспомогательных судов. Авиация флотов для решения задач боевой службы ежегодно совершала более 2500 самолетовылетов. Боевую службу на десантных кораблях в Атлантике, Средиземном море, Индийском и Тихом океанах постоянно несли и подразделения морской пехоты. Морские разведывательные и противолодочные самолеты регулярно совершали посадки на Кубе, во Вьетнаме, в Ливии и Сирии. Базируясь в Адене, самолеты советской морской авиации могли достигать такой удаленной точки к юго-востоку, как ВМБ США Диего-Гарсия (Индийский океан). В той же Камрани постоянно присутствовало 20–25 кораблей и судов ВМФ, около 40 истребителей, ракетоносцев, противолодочных и разведывательных самолетов. Все это при необходимости могло создать реальную угрозу недружественным флотам других стран — от Гонконга до Малайзии. Тем более удивительно, что такая активность демонстрировалась советским Военно-Морским Флотом фактически без развитой системы базирования. Приходилось обслуживать корабли на боевой службе плавучим тылом. Атлантический океан в «золотом двадцатилетии» советского Военно-Морского Флота (середина 60-х — середина 80-х гг.) был фактически вторым домом для боевых кораблей Северного и Балтийского флотов. В частности, отряды советских кораблей после 1970 года 29 раз совершали походы только к Кубе с заходами в Гавану и Сьенфуэгос. Отрабатывались действия даже в Мексиканском заливе. Почти в половине всех походов в составе отрядов действовали 1–2 подводные лодки. Средняя продолжительность пребывания в Карибском бассейне составляла 40 суток, самым длительным был поход в 91 сутки.

Пункты базирования ВМФ СССР. 1984 год

Пункты базирования ВМФ СССР. 1984 год

Во второй половине XX века  Военно-Морской Флот СССР располагал военно-морскими базами (ПМТО) в ряде государств Азии, Африки, Европы и Америки, обеспечивая, таким образом, своим военным кораблям возможность базирования в заграничных морских портах. Однако, еще раз заметим, что чаще это были не полнокровные базы, а всего лишь пункты временного базирования с ограниченными возможностями — ПМТО.          

В разные периоды в 60-80-х годах прошлого века такие советские ПМТО действовали в Сьенфуэгосе (Куба), Бизерте и Сфаксе (Тунис), Порт-Саиде и Мерса-Матрух (Египет), Триполи и Тобруке (Ливия), Тартусе и Латакии (Сирия), Адене и на о. Сокотра (НДРЙ), Бербере (Сомали), Конакри (Гвинея), Луанде (Ангола), Камрани (Вьетнам), в Асмэре и на о. Дахлак (Эфиопия). Надежным союзником СССР в Средиземноморье оставалась Сирия. С 1988 года там начал действовать постоянный ПМТО в Тартусе. 

Древний город Сирии Тартус, где находилась база ВМФ СССР

Крупнейшей советской базой за рубежом на правах 25-летней бесплатной аренды была вьетнамская Камрань. Это была тыловая база 8-й оперативной эскадры, действовавшей в Индийском океане, да и всего Тихоокеанского флота. Численность военного персонала здесь достигала 10 тыс. человек. Гавань Камрани — одна из лучших в Тихом океане. Здесь могли базироваться корабли всех классов до авианосца включительно. Об этой базе будет отдельный разговор.

База Военно-Морского Флота СССР в Камрани

Таким образом, советский Флот появился в тех районах Мирового океана, которые Запад всегда считал своим глубоким тылом (Индийский океан, Центральная и Южная Атлантика, Карибское море, центральная часть Тихого океана). Под контролем советского ВМФ оказались некоторые важнейшие узлы морских коммуникаций, например, оба выхода из Красного моря (и Суэцкий канал, и Баб-эль-Мандебский пролив). Советские моряки и морские пехотинцы даже проводили совместные учения с «аборигенами». Учебные десанты высаживались на йеменском острове Сокотра, в Сирии,в Сомали, во Вьетнаме.

Иногда, впрочем, советским морякам и морским пехотинцам приходилось поворачивать оружие против недавних партнеров по учениям или непосредственно участвовать в азиатских и африканских «разборках». Так, получилось, например, летом 1977 года, когда началась война между двумя союзниками СССР — Эфиопией и Сомали. Примирить противников не удалось, и Москве пришлось делать выбор. Сделан он был в пользу Эфиопии, и сомалийский президент Барре предложил советским гражданам, находившимся в его стране, немедленно ее покинуть. 20 ноября 1977 года с советского БДК был высажендесант в столице Сомали Могадишо.Благодаря этому, эвакуация персоналапосольства и других советских учреждений прошла без потерь и особогоущерба. Однако прекрасно оборудованную базу в Бербере пришлось бросить.Взамен советский флот получил базы в Эфиопии, которые, к сожалению, оказались расположеннымина территории мятежной провинцииЭритрея (с 1993 года это независимое отЭфиопии государство), и советским воинам пришлось принимать непосредственное участие во внутри эфиопском конфликте. Эта поистине «неизвестная война» советского ВМФ продолжалась 13 лет. ВМФ обеспечивал переброску в Эфиопию советского оружия и кубинских войск.

С 1967-го по 1972 годы 5-я оперативная эскадра постоянно базировалась в Порт-Саиде (Египет), а разведывательные и противолодочные самолеты Ту-16, Ил-38 и Бе-12 размещались на аэродромах Мерса-Матрух, Асуан, Александрия, Каир-Западный.

Советские корабли не раз фактически находились на грани боевого столкновения с силами Израиля и кораблями 6-го флота США: Шестидневная война 1967 года, война на истощение 1967–1970 гг., октябрьская война 1973 года. В январе 1968 года отряд кораблей Черноморского флота произвел высадку десанта на азиатском берегу Суэцкого канала с целью сохранения за Египтом контроля над входом в канал, но к конфликту с Израилем это не привело. После потери баз в Египте корабли 5-й эскадры заходили в порты Алжира, Туниса и Ливии. Здесь они весной 1986 года, чуть было, вновь не втянулись в конфликт с 6-м флотом США во время американских ударов по ливийскому флоту в заливе Сидра, а затем по Триполи и Бенгази. Но основательных баз в Средиземном море на тот момент советская эскадра уже не имела. Более надежным союзником СССР в Средиземноморье оставалась Сирия. С 1988 года там начал действовать постоянный ПМТО в Тартусе.

Обвальный уход с зарубежных баз, начавшийся еще в конце существования СССР, объясняется не только экономическими и политическими причинами, но и несоответствием структуры и состава ВМФ и стоящих перед ним задач.

Многолетняя боевая служба в открытом океане с заходами в зарубежные базы была уникальным этапом в истории российского ВМФ. Советские моряки за эти годы приобрели опыт, недоступный подавляющему большинству представителей других видов ВС Советского Союза.

Попытка создать мощную военно-морскую базу на Кубе (1962 год)                         

В 1962 году противостояние двух систем едва не привело к открытым вооруженным столкновениям между СССР и США, грозящим перерасти в глобальную ядерную катастрофу, причем группировки ВМФ оказывались в центре кризисных событий (имеется в виду возникший Карибский кризис).

                         Военно-Морской Флот и Карибский кризис (1962)

Карибский кризис. Под этим понимается чрезвычайно напряжённое противостояние между Советским Союзом и Соединёнными Штатами Америки в связи с размещением советских ядерных ракет на Кубе в октябре 1962 г. Кубинцы называют его «Октябрьским кризисом», в США распространено название «Кубинский ракетный кризис». В Советском Союзе и в нынешней России это событие называют Карибским кризисом. Кризису предшествовало размещение в 1961 году Соединёнными Штатами в Турции ракет средней дальности «Юпитер», напрямую угрожавших городам в западной части Советского Союза. В ответ в качестве адекватной меры на Кубе были размещены советские ракеты средней дальности Р-12.

Кризис начался 14 октября 1962 года. 22 октября президент США  Кеннеди выступил с обращением к народу, объявив о наличии на Кубе советского «наступательного оружия». Был введён «карантин» (блокада) Кубы. Вначале советская сторона отрицала наличие на острове советского ядерного оружия, затем — уверяла американцев в сдерживающем характере размещения ракет на Кубе. 25 октября фотографии ракет были продемонстрированы на заседании Совета Безопасности ООН. Очередной облёт U-2 показал, что несколько советских ракет уже установлены и готовы к пуску.

Первое изображение советских ракет на Кубе, полученное американцами. 14 октября 1962

Президент США предложил Советскому Союзу демонтировать установленные ракеты и развернуть всё ещё направлявшиеся к Кубе суда с другими ракетами в обмен на гарантии США не нападать на Кубу и не свергать режим Фиделя Кастро (иногда указывается, что Кеннеди также предложил вывести американские ракеты из Турции, но данное требование исходило от советского руководства). Председатель Совета Министров СССР и первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв согласился, и 28 октября начался демонтаж ракет. Последняя советская ракета покинула Кубу через несколько недель. Демонтаж советских ракетных установок, погрузка их на корабли и вывод с территории Кубы заняли 3 недели. Убедившись, что Советский Союз вывел ракеты, президент Кеннеди 20 ноября 1962 г. отдал приказ прекратить блокаду Кубы. Через несколько месяцев из Турции были выведены и американские ракеты.

Карибский кризис продолжался 13 дней. Он имел чрезвычайно важное психологическое и историческое значение. Человечество впервые в своей истории оказалось на грани самоуничтожения. Разрешение кризиса стало переломным моментом в холодной войне и началом разрядки международной напряжённости.

Напомним, какую военную акцию Советский Союз тогда планировал реализовать на Кубе. В соответствии с решением о размещении на Кубе советских баллистических ракет к июню 1962 г. Генеральный штаб Советского Союза уже разработал операцию прикрытия под кодовым названием «Анадырь». Ее замыслом предусматривалось создание на Кубе мощной советской оперативно-стратегической группировки, основу которой составляли бы части Ракетных войск, а также войск и сил, включающих оперативные подразделения других видов Вооруженных Сил (в том числе разнородных сил ВМФ). Планировал и руководил операцией маршал СССР Ованес Хачатурович Баграмян. План предполагал размещение на Кубе двух видов баллистических ракет — Р-12 с радиусом действия около 2000 км. и Р-14 с дальностью в два раза больше.

Оба типа ракет были снабжены ядерными боеголовками мощностью 1 Мт. После установки этих ракет на Кубе количество советских ядерных ракет, способных достичь территории США увеличивалось в два раза.

На Кубу направлялась и внушительная группировка ВМФ: 2 крейсера, 4 эсминца, 12 ракетных катеров «Комар», 11 подводных лодок (из них 7 — с ядерными ракетами). Всего на остров планировалось отправить 50 874 военнослужащих. В США началась выработка возможных мер противодействия. В итоге выбор свели к военно-морской блокаде и ультиматуму, либо к полномасштабному вторжению на Кубу. Блокада вступила в силу 24 октября в 10:00. 180 кораблей ВМС США окружили Кубу с четким приказом ни в коем случае не открывать огонь по советским судам без личного приказа президента.

Пентагон бросил на блокирование Кубы крупные силы авиации и флота

К этому времени на Кубу шли 30 советских кораблей и судов, в том числе «Александровск» с грузом ядерных боеголовок. Кроме того, к острову Свободы приближались 4 дизельные подводные лодки, сопровождавшие корабли. Стремясь свести к минимуму возможность столкновения советских кораблей с американскими, советское руководство решило развернуть остальные, не успевшие добраться до Кубы, корабли домой.Одновременно с этим Президиум ЦК КПСС решил привести вооружённые силы СССР и стран Варшавского договора в состояние повышенной боеготовности. 25 октября Кеннеди отдал приказ повысить боевую готовность и вооружённых сил США до уровня DEFCON-2 (первый и единственный раз в истории США).

Обнаружив значительную группировку Вооружённых Сил СССР в непосредственной близости территории США, в том числе обнаружив несколько подводных лодок ВМФ СССР, Президент США Д.Кеннеди счёл необходимым пойти на переговоры с руководством СССР и согласился убрать ракеты США с территории Турции. В ответ руководство СССР убрало с Кубы значительную часть войск и всё ядерное оружие, а также распорядилось возвратить все подводные лодки в базу.                   

Операция «Кама» советского Военно-Морского Флота

В рамках операции «Анадырь» в период Карибского кризиса советский Военно-Морской Флот проводил специальную операцию под кодовым названием «Кама». Ее целью являлось перебазирование подводных лодок на Кубу (11 подводных лодок,  из них 7 — с ядерными ракетами). На самом деле задачи советского Военно-Морского Флота в этих операциях («Анадырь» и «Кама») были гораздо шире. Силам Флота совместно с Сухопутными войсками и Военно-воздушными силами ставилась задача во взаимодействии с кубинскими революционными вооруженными силами уничтожать боевые корабли и десанты противника. Кроме того, Флот был обязан охранять советские транспортные  суда на близлежащих к кубинскому острову коммуникациях, блокировать минами американскую базу Гуантанамо и вести разведку.

Подготовка оперативной группировки ВМФ осуществлялась скрытно. Корабли готовились к длительному плаванию на полную автономность. Несколько дизельных ракетных и торпедных подводных лодок, находившихся в этот период в океане, выполняли задачи сопровождения на отдельных участках маршрута транспортных судов. Для обеспечения морских перевозок на конечном участке маршрута была сформирована бригада дизельных торпедных подводных лодок из состава Северного флота. В начале октября 1962 г. четыре подводные лодки этой бригады были направлены для выполнения поставленных задач к берегам Кубы. Советским подводным лодкам удалось незамеченными форсировать ряд противолодочных рубежей и к концу октября выйти в Саргассово море. Необходимо отметить, что в ходе операции «Кама» подводные лодки 69 бригады Северного флота впервые в истории ВМФ должны были совместно действовать в столь удалённом районе, — действовать без обеспечения, и в закритических климатических условиях.

Впервые в истории ВМФ эти подводные лодки отправились в дальний поход, для выполнения боевой задачи, имея на борту тактическое ядерное оружие, — по одной торпеде с ядерным боеприпасом. На переход дизельных подводных лодок была назначена скорость 9 узлов. Для дизельных подводных лодок, имеющих ограничения по использованию энергоресурса, такая средняя скорость перехода на маршруте протяжённостью более 4000 миль не совместима с задачей сохранения скрытности. В подводном деле чудес не бывает, поэтому эта ошибка планировщиков стала роковой. И дальнейшие события на море получили драматическое развитие. В ответ на предупреждение Н. Хрущева о возможности приказа советским подводным лодкам уничтожать американские корабли президент США Дж. Кеннеди отдал приказ командованию ВМС всеми силами добиться обнаружения советских подводных лодок, а при необходимости и уничтожить их.

Советская дизельная подводная лодка Б-59 (пр. 641) с ядерной торпедой на борту, у берегов США в период Карибского кризиса

Было привлечено более 70% всех сил Атлантического флота США, и на подходах к кубинскому побережью создан плотный, глубоко эшелонированный противолодочный рубеж. Со стороны американских ВМС были задействованы четыре противолодочных авианосца, десятки эсминцев и фрегатов, сотни противолодочных самолетов и вертолетов. Прорыв советских подводных лодок в назначенные районы осуществлялся в условиях многократного превосходства американских ВМС. К этому следует добавить тяжелые условия жизнедеятельности личного состава в отсеках подводных лодок, не приспособленных к плаванию в тропических широтах. В районе Бермуд противолодочными силами США были обнаружены три из четырех советских подводных лодок. Дальнейшее противоборство советских подводных лодок и американских ВМС проходило на грани развязывания боевых действий. В ходе продолжительного преследования были отмечены случаи применения оружия американскимибоевыми кораблями.Отрываясь от противника, по мере расходования ресурсов аккумуляторных батарей подводные лодки поочередно вынуждены были всплывать

Советская дизельная подводная лодка Б-36 (с ядерной торпедой на борту) у берегов США в сопровождении эсминца ВМС США USS «C. P. Cecil». Октябрь 1962 год

На поверхности же их ожидала плотная опека противолодочных кораблей, вертолетов и самолетов, которые в целях устрашения вели стрельбуи сбрасывали глубинные бомбы покурсу подводных лодок. Однако, проведя подзарядку и устранив ряд повреждений, две советские подводные лодки сумели вновь погрузиться и оторваться от преследования. Одна подводная лодка не смогла совершитьэтот маневр из-за неисправности дизельной установки и полной разрядки аккумуляторных батарей (в дальнейшем была отбуксирована спасательным судном на базу). Четвертая лодка осталась необнаруженной в течение всего похода

Оторвавшиеся от преследователей подводные лодки заняли заданные районы, где и находились до середины ноября, после чего им была дана команда на возвращение. К концу декабря все четыре лодки вернулись в базу Северного флота.

По решению Совета обороны СССР, принятому в конце сентября 1962 года, переброска на Кубу эскадры надводных кораблей, предусматривавшаяся планом операции «Анадырь», была отменена. Эскадра подводных лодоктакже не была развернута у кубинского побережья. Вот так завершилась попытка Советского Союза  создать на Кубе мощную военную группировку с большим составом сил ВМФ, включая подводные лодки с ядерным оружием на борту.  Опыт использования сил ВМФ в операции «Анадырь» стал одним из аргументов в пользу принятия советским военно-политическим руководством решения увеличить состав Военно-Морских Сил передового присутствия.

Встреча участников операции «Анадырь». 2010 год

В 2020 году Карибскому кризису уже 58 лет. Этому большому событию холодной войны посвящено много трудов исследователей, военных специалистов и политиков. А в октябре 2002 года по случаю 40-ой годовщины Карибского кризиса американские военные деятели Макнамара и Артур Шлезингер вместе с другими почётными гостями, участвовали во встрече с Ф. Кастро на Кубе, чтобы продолжить изучение кризиса и выпуск рассекреченных документов. На этой конференции стало ясно, что мир был гораздо ближе к ядерной конфронтации, чем считалось ранее. Так, не исключено, что только здравый смысл старшего на борту советской подводной лодки Б-59 (проекта 641) Василия Архипова (начальник штаба 69-й бригады подводных лодок Северного флота) предотвратил полномасштабный военный конфликт. Один из организаторов конференции, Томас Блэнтон из Университета Джорджа Вашингтона, сказал: «парень по фамилии Архипов спас мир».

Архипов Василий Александрович (1926 — 1998) — вице-адмирал (1981). Участник Карибского кризиса

Военно-морская база СССР во Вьетнаме

Вьетнам. Порт Камрань. 2020 год. Здесь была советская военно-морская база

Можно уверенно считать, что вьетнамская Камрань была действительно единственной настоящей военно-морской базой Советского Союза за рубежом.

Что такое Камрань?

Камрань — это город и порт во Вьетнаме, в провинции Кханьхоа. Здесь СССР имел базу, расположенную на берегу Южно-Китайского моря, в бухте Камрань. Благодаря природным условиям порт Камрани считается одним из лучших глубоководных портов в мире. Он прекрасно подходит под военные нужды. Бухта Камрань окружена горами высотой порядка 400 метров. Этот фактор позволяет развертывать в районе различные типы зенитных ракет и артиллерийских орудий для защиты кораблей.   

Площадь бухты Камрань составляет порядка 98 квадратных километров, со средней глубиной 16-25 м. В порту могут одновременно швартоваться до 40 крупных кораблей, включая гигантские авианосцы. Во всей Юго-восточной Азии нет более удобного места для размещения военно-морской базы, – считают китайские специалисты. Вьетнам передал порт Камрань Советскому Союзу в безвозмездную аренду сроком на 25 лет в 1979 году. Вскоре здесь был создан пункт материально-технического обеспечения советского ВМФ, который постоянно расширялся и совершенствовался, превращаясь в крупную военно-морскую базу (ВМБ) с причальным комплексом и аэродромом, прикрытым частями ПВО.

Советский военный корабль в Камрани

База в Камрани позволяла советскому ВМФ контролировать южную часть Тихого и весь Индийский океан. Тихоокеанский флот значительно расширил радиус своего действий от Владивостока и до экватора.

Вообще-то военно-морская база в Камрани строилась несколькими государствами и развивалась весь XX век.  В 1935 году Франция построила здесь первую военную базу, а в годы Второй мировой войны она была оккупирована японцами. Порт Камрань использовался как важнейший плацдарм для вторжения в Юго-Восточную Азию. Во время Вьетнамской войны (1964-1975) база использовалась американскими войсками, которые вложили порядка 300 млн. долларов в ее модернизацию. Американским строительным консорциумом RMK-BRI были построены аэродром и современный порт. На аэродроме базировались 12-е тактическое истребительное крыло и 483-е тактическое транспортное крыло ВВС США. Вопреки некоторым утверждениям стратегические бомбардировщики В-52 никогда здесь не базировались.  В 1972 году США передали все военные объекты в Камрани южновьетнамской армии. 3 апреля 1975 года город был взят северо-вьетнамской армией в ходе весеннего наступления.

Строительство и развитие советской ВМБ в Камрани Через два месяца после окончания Китайско-Вьетнмской войны (2 мая 1979 года) СССР и Вьетнам подписали соглашение об использовании порта Камрани как пункта материально-технического обеспечения советского Военно-морского флота.  В августе 1980 года, (на основании директивы штаба ТОФ от 28 августа 1980 года), на полуострове Камрань был образован пункт материально-технического обеспечения на постоянной основе —922-й ПМТО.

Военно-морская база Камрань

В марте 1981 года была сформирована 26-я оперативная бригада кораблей и судов с базированием в бухте Камрань. Через год, в марте 1982 года, штаб 26-й бригады был расформирован, взамен сформирована 17 оперативна эскадра Тихоокеанского флота в составе: 119-я бригада надводных кораблей, 38-я дивизия подводных лодок, 255-й дивизион судов обеспечения, 300-й дивизион кораблей охраны водного района, 501-й отряд борьбы с подводно-диверсионными силами и средствами, 1073-й зональный узел связи.

В дальнейшем здесь была развёрнута крупнейшая советская военная база за рубежом общей площадью 100 км². Вся инфраструктура к 1987 году была модернизирована силами Загрантехстроя Министерства обороны СССР. Военная база на полуострове Камрань имела условное наименование объект РС-3

Организационно 922-й ПМТО состоял из управления, финансовой, вещевой, продовольственных служб, службы ГСМ, КЭЧ, ОМИС, поликлиники, 1393-го военно-морского госпиталя, 7-го санитарно-эпидемиологического отряда, автороты, пожарной команды, отделения Военторга и полевого учреждения Центрального банка СССР. Также в гарнизоне размещались: боевая десантная группа морской пехоты, отдельный батальон охраны, военно-строительный отряд, оркестр, комендатура и т.д.

Одновременно в порту могли находиться восемь-десять надводных кораблей, от четырёх до восьми подлодок и суда обеспечения. Численность личного состава этой советской базы доходила до 10 тысяч человек.

К началу 2000-х годов  в Камрани  на аэродроме постоянно базировался 169-й гвардейский смешанный авиационный полк трёх эскадрильного состава авиации ТОФ, включавший:

  • 1-я авиационная эскадрилья — противокорабельные ракетоносцы ТУ-16К-10-26 — 10 машин; заправщики Ту-16ЗЩ — 2 машины; постановщики помех Ту-16СПС — 4 машины;
  • 2-я авиационная эскадрилья — морские разведчики цели указатели ТЦУ-95РЦ — четыре машины, противолодочные самолёты ТУ-142 — четыре машины, и 2 транспортных АН-26;
  • 3-я авиационная эскадрилья — истребители МИГ-23МЛД — 12 единиц и МиГ-23УБ — 2 единиц;
  • вертолётный отряд на МИ-14ПС и Ми-14ПЛ.
ТУ-142 на аэродроме Камрань

Штатная численность полка — 741 человек, в том числе 357 офицеров, 187 прапорщиков и 197 срочной службы. Полк первоначально числился в составе 25-й морской ракетоносной дивизии, затем стал отдельным, с подчинением непосредственно командующему ВВС ТОФ. В оперативном отношении полк подчинялся командиру 17-й оперативной эскадры ТОФ.

Если ракетоносцев и вертолётов у флота хватало своих, то истребительная эскадрилья была взята у «сухопутной авиации» Дальневосточного военного округа. Вторая АЭ в полку своих самолётов не имела — Ту-95РЦ вместе с экипажами командировались с аэродрома Хороль, тогда как Ту-142 поступали с аэродрома Каменный Ручей. Впрочем, весь личный состав базы Камрань служил по ротационной системе: 2 года «холостяки» (или без семьи) и три года — с семьёй.

Разрешалось одновременное пребывание на аэродроме 14—16 самолётов-ракетоносцев, 6—9 разведывательных и 2—3 транспортных. По согласованию между Министерством обороны СССР и Министерством национальной обороны СРВ количество кораблей и самолётов могло увеличиться.

На ПМТО в Камрани возлагался ряд задач:

  • обеспечение кораблей и судов во время стоянки электроэнергией, водой, ГСМ, продовольствием;
  • поддержание установленных запасов МТС, их выдача и доставка на проходившие корабли и суда советского ВМФ;
  • осуществление транзитной связи между судами и кораблями из зоны Тихого и Индийского океанов с командными пунктами Тихоокеанского флота и ВМФ;
  • использование аэродрома для базирования противолодочной и разведывательной авиации;
  • развитие и поддержание советско-вьетнамского содружества.

С началом базирования 17-й оперативной эскадры Тихоокеанского флота Камрань получила статус военно-морской базы.

Как ВМФ России уходил с Камрани

Все началось еще в конце 80-х годов. Советский Союз уверенно шел к своему финалу. Вместе с ним прекращалась служба военно-морской базы в Камрани. Согласно советско-вьетнамскому договору, аренда базы была безвозмездной. Но с 1991 года вьетнамская сторона неофициально предложила СССР, а затем и России оплачивать аренду.

1 декабря 1989 года 169-й гв. ОСАП был переформирован в 362-ю гв. смешанную авиационную эскадрилью, в составе 2 Ту-95РЦ, 2 Ту-142М и два Ан-26. Истребители и вертолёты были вывезены в Союз на кораблях, Ту-16 перелетали своим ходом, неисправные машины были брошены.

1 декабря 1993 года 362-я гв. ОСАЭ расформирована (Директива ГШ ВМФ №730/1/0165 от 03.03.1993 г.). Все самолёты перелетели на аэродромы ВВС ТОФ, за исключением одного неисправного Ан-26. На аэродроме сформирована 128-я авиационная комендатура ВВС ТОФ, для обеспечения приёма и выпуска перелетающих самолётов. В 2001 году руководство России приняло решение не продлевать договор с Вьетнамом и досрочно эвакуировать всю базу. 

17 октября 2001 года Президент России Владимир Путин объявил на совещании в Минобороны о ликвидации военных баз в Лурдесе (Куба) и Камрани. 2 мая 2002 года официально военно-морская база в Камрани прекратила своё существование. Все береговые объекты были переданы Вьетнаму. Часть базы реконструирована и с 2004 года функционирует как гражданский (ныне — международный) аэропорт Камрань.

В 2009 году в парке культуры в аэропорту Камрань был открыт «Мемориал в честь погибших советских, российских и вьетнамских военнослужащих в Камрани» с именами 44 погибших граждан Советского Союза и РФ. Мемориал построили на месте ранее стоявшего там обелиска памяти погибших советских лётчиков.

(Продолжение следует)

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Никита Трофимов

    Замечательная и познавательная статья.

  2. Анатолий

    Очень интересное, предметное, хорошо иллюстрированное исследование,с яркими примерами деятельности надводных кораблей, подводных лодок, морской авиации и морской пехоты Военно — морского флота СССР и России по защите интересов Родины, с глубокими выводами и рекомендациями автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.