Статья из Интернета. Генофонд русского народа. Какой он? (часть II)

https://zen.yandex.ru/media/genopoisk/genofond-russkogo-naroda-kakoi-on-chast-ii-5d34b9a3d5135c00ae00d7a3

https://zen.yandex.ru/media/genopoisk/donskie-kazaki-nasledniki-alan-ili-beglye-krestiane-5b5b6637f5c3ac00a94e3e84

Маркеры и гаплогруппы русского генофонда

Как мы знаем человек наследует ДНК обоих биологических родителей. Гены не наследуются целиком, происходит рекомбинация — фрагменты генов из поколения в поколение перемешиваются и замещают друг друга, образуя новые комбинации. Исключение составляют два участка ДНК, которые мы получаем от матери и отца соответственно — митохондриальная ДНК и не подвергающийся рекомбинации участок (около 95% длины) Y-хромосомы. В свою очередь митохондрии передаются потомкам обоего пола от матери вместе с яйцеклеткой, в то время как Y-хромосома «наследуется» от отца к сыну.

По первоначальной версии Канн «митохондриальная Ева» могла жить в Восточной Африке около 150–250 тысяч лет назад. О чем мы писали ранее. Изучение накопившихся в мтДНК современных людей мутаций позволило в свою очередь определить, как и какими путями расселялись те или иные «дочери Евы» по планете. Изучали и мутации Y-хромосомы. Эти исследования позволили в 1990-е выделить отдельные гаплогруппы как по мтДНК, так и по У-ДНК, и составить их древо.

Гаплогруппы, как группы схожих гаплотипов, выделялись на основе обнаружения нескольких общих мутаций. Каждой гаплогруппе присвоили буквенное обозначение — L, M, T и так далее. Самые древние — A (У-ДНК) и L (мтДНК) — первоначально возникли на территории Африки — прародине Homo sapiens. Как выяснилось, у каждой гаплогруппы есть определенная географическая привязка. Так, отдельные гаплогруппы распространены прежде всего на территории Восточной Азии, среди монголоидных народов. Другие — преимущественно в Европе, на Ближнем Востоке и в Северной Африке среди европеоидов.

Русские. Север и Юг

На данное время ученные определили внутренние различия между отдельными группами русских. Наиболее полно обследованы русские в своем «историческом ареале» — в границах российского государства эпохи Ивана Грозного. В классической монографии «Русский генофонд на русской равнине» Балановские отметили разнородность русского генофонда по данным Y-днк и Мт-типа.

При этом большинство центральных и южных русских популяций образуют единую группу, демонстрируя близость между собой и смещаются в сторону украинской популяции. Особняком стоят северные популяции (выборки из Архангельской и Вологодской областей), заметно отличающиеся как от центральных и южных групп, так и друг от друга. Именно это своеобразие северных русских — причина большей по сравнению с другими европейскими народами генетической гетерогенности русских в целом.

График многомерного шкалирования русских популяций по гаплогруппам Y-хромосомы. Южные и центральные русские образуют единый кластер, северные группы занимают изолированное положение

А теперь о важном вопросе. Наболевшем так сказать, на просторах Рунета…монголоидной примеси у русских.

Здесь все генетики на удивление единодушны. Балановские отмечают:

Русский генофонд не является промежуточным между типичным европейским и азиатским генофондом… Русский генофонд является самым восточным из типично европейских.

С ними солидарен и Б.А. Малярчук:

Установлено, что в структурном отношении митохондриальные генофонды чехов и других славянских народов (русских, поляков, словенцев) практически не различаются.

Если частота восточноевразийских (монголоидных) линий у чехов и поляков составляет 1,5%, то в русских популяциях не превышает 2%.

Схожая ситуация и с мужскими линиями (У-ДНК) — величина монголоидной примеси у великорусов не превышает 0,2–0,5%. Эта незначительная примесь распределена крайне неравномерно, и что самое главное — увеличивается по направлению с юга на север, а не наоборот. Если в южных и центральных популяциях она практически отсутствует, то, например, у жителей Пинеги и поморов частота восточноевразийских линий (гаплогруппы D, Z и А) по мтДНК достигает 5–6%. У соседних групп карел, вепсов и коми-зырян наблюдаются схожие цифры. Это говорит о том, что монголоидная примесь связана не с монголо-татарским следом в русском генофонде, а с ассимиляцией местного финно-угорского населения.

Русские Сибири:

Любопытны в этом отношении и результаты изучения генофонда русских в восточной части страны. В статье коллектива под руководством Тамары Рубинштейн (Темпльский университет, Филадельфия) приведены данные по староверам, великорусам Оренбургской, Новосибирской областей и Алтайского края. Ранее Малярчук исследовал русских Владивостока. Население Сибири и Дальнего Востока оказалось очень близко к русским европейской части, за исключением несколько большей монголоидной примеси — характерные для Восточной Азии гаплогруппы составили 3,5% от числа всех линий. Изолированное от остальных популяций положение заняли лишь малочисленные группы староверов.

Говоря же об других народах региона, стоит отметить, что в качестве генетической границы между Европой и Азией выступает Западная Сибирь. Восточнее обитают «монголоидные» популяции. На западе, в «пограничном» Волго-Уральском регионе, коренные этносы (чуваши, марийцы, татары) хотя и имеют заметную (в районе 10–30%) азиатскую примесь, в целом являются носителями преимущественно «европейского» генофонда.

Установив, что генофонд русских имеет выраженный европейский характер, попробуем посмотреть, какие соседние народы продемонстрируют большее генетическое сходство.

Говоря о женских однородительских маркерах (мтДНК), О.П. Балановский очертил круг самых близких популяций:

По степени сходства с русскими генофондом его соседи располагаются в следующем порядке: восточные славяне, волго-финские народы, западно-финские народы, западные славяне.

В совместной работе коллектива российских, эстонских и британских специалистов исследована Y-хромосома (отцовские линии) в 14 русских популяциях (1228 мужчин) — от кубанских казаков на юге до жителей Мезени и Пинеги на севере. Результаты работы генетиков подтвердили вывод о значительных отличиях северных великорусов — жителей Вологодской и Архангельской областей — от остальных русских популяций.

В южных и центральных группах самой распространенной оказалась характерная для других восточных славян и поляков гаплогруппа R1a, обнаруженная в 55,4% и 46,5% случаев соответственно.

На севере же R1a выявили лишь у 34,2% обследованных, первенство досталось гаплогруппе N3 (по новой номенклатуре N1а), типичной для прибалтийско-финских и балтских популяций.

Карта генетических расстояний между европейскими народами (Y-хромосома). Русские: R1 — Мезень, R2 — Пинега, R3 — Красноборск, R4 — Вологда, R5-12 — южные и центральные русские. Источник: Two Sources of the Russian Patrilineal Heritage in Their Eurasian Context

Сходство может указывать на общий для всех северных европейцев генетический пласт, восходящий корнями к охотникам и собирателям эпохи мезолита. Это в свою очередь может свидетельстве выдвигаемых теорий :

1. О роли финно-угорского субстрата, а также о заметных различиях между ильменскими словенами, потомками которых являются русские Вологодской и Архангельской областей, и другими средневековыми восточнославянскими племенами. Своеобразие жителей Архангельской и Вологодской областей не могло оставить генетиков равнодушным. В статье «Генофонд Русского Севера: Славяне? Финны? Палеоевропейцы?» коллектив российских и европейских ученых попытался определить место северных русских на генетической карте Европы

2. О «напластовании» на единый генофонд разных языков через призму времени. Т.е. население с неолита остаётся «местным», но меняет языки.

А теперь обратим своё взор на юг. Есть своеобразная группа русского служилого населения с уникальной историей колонизации южнорусской земли и Дикого поля: Дети боярские, казаки городовые, донское и волжское казачество. Живя на окраинах русского государства, эти представители военно-служилого сословия неизбежно вступали в контакты, в том числе и брачные, с соседними народами. В последние годы генетики из Москвы, Харькова, Ростова-на-Дону и Майкопа провели исследования кубанских, донских и терских казаков. Об этом мы писали в следующих темах:

Казаки Северного Кавказа

Терские казаки — этническая группа русских на Северном Кавказе. Особой чертой терского казачества была (и остаётся) его полиэтничность: кроме русских войско включало немало представителей других народов, особенно вайнахов и осетин.

1.Культура и лингвистика
Как пишет исследователь Великая Н.Н.:
«Прежде всего, отметим, что историческая основа говора гребенцов — северная, поскольку в их языке присутствуют севернорусские черты и отсутствуют южнорусские»
«Но даже если признать их говор изначально среднерусским, то территориально — это часть Новгородской и Тверской, а также Московская, Владимирская, Псковская области «(6, с.94).
«В гребенских станицах, как и в северной зоне (Карелия, Новгородская, Архангельская, Вологодская, Ярославская, Ивановская, Костромская, север Тверской и Нижегородской областей), было распространено срубное строительство»
«Подобная гипотеза существует и в отношении гребенского казачества. Известно, что и в ХIV веке ушкуйники доплывали до Астрахани и, возможно, выходили в Каспий и Терек. В бассейне Терека есть археологические находки средне- и севернорусских древностей. По-видимому, настала пора сместить акценты и связать большую их часть не с пленными русичами, которые оказались за пределами своих территорий, а с новгородскими ушкуйниками. Также родильные обряды терских казаков похожи на подобные обряды всех восточных славян.
Михаил Карпинский в 1896 году, во время сбора материала для характеристики великорусских говоров Терской области писал:
«Интересно для меня она оказалась в двух отношениях: во-первых, в ней кое где уцелели особенности говора гребенских казаков, а во-вторых, в ней я нашел несколько песен, отнесенных собирателем к разряду исторических, в которых, при всем их былинном складе, упоминаются и имена наших былинных богатырей: Ильи Муровича (Муромца), Алеши Поповича, Добрыни Никитича, Дюка Степановича; не говорю уже о песнях, сохранившихся от эпохи Иоанна Грозного и позднейших времен. Правда, уже в книге И. Попко: “Терские казаки с стародавних времен. Спб. 1880 г.”, я нашел коротенькую былину, в которой упоминается и гор. Киев и славный князь Владимир.»

  1. Генетика, антропология и этногенез:
    Русский антрополог Бунак В.В., отмечал терцов как самых светло пигментированных в русской популяции Юга России.

Казачество Северного Кавказа: кубанцы и терцы. (N=220) генофонд:
E1b1a 3,33
G 10,56
I1 4,72
I2a 12,5
I2b 2,08
J1 1,67
J2 5,14
L 1,67
N1b 0,56
N1c 6,67
O 0,83
Q 0,56
R1a1 41,81
R1b 7,36
T 0,56
Итого 19,32% ассимилятивной примеси, что несколько отдаляет казаков от более поздних русских поселенцев.

Автор работы по генетике казаков Северного Кавказа Хадижат Дибировна указывает на тот факт, что терцы которые появились ранее кубанцев на территории Северного Кавказа освоили ассимилятивную модель, в то время как кубанцы колонизационную.

Генофонд кубанских казаков оказался «слепком с русского», что не удивительно, ведь Войско состояло и переселенческих групп запорожцев и донцов, а также однодворцев. У терцев же наблюдается увеличение кавказского генетического компонента. Однако тут отметит, что результаты не совпадают со сведениями исторических источников. И нам еще только предстоит разобраться в загадках генетики терского казачества.

Сами донские казаки вполне ожидаемо оказались неотличимы от южнорусских популяций и близки к украинцам.

В результате южные и центральные русские популяции образовывают компактную группу которая ближе к украинской, белорусской и польскими группами.

Северные великороссы на картах генетических расстояний оказались заметно смещены в сторону североевропейских популяций — финнов и шведов. Обнаружилась близость упомянутых групп с целым рядом североевропейских народов — литовцами, латышами.

Донские казаки, наследники алан или беглые крестьяне?

Проблематика

В современных интернет баталиях встречаются две крайние и полярные точки зрения на этногенез донских казаков.У каждой из них есть свои сторонники и противники, в данной статье мы покажем откуда у каждой из них растут ноги. И покажем, что по этому говорит наука.

Основные версии две:

1) донские казаки это славянский по языку , но не по культуре народ сложный в своем этногенезе и восходящий к степным племенам раннего средневековья. А так как первым апологетам этой теории донском казачьему дворянству, необходимо было как то объяснить откуда казаки фиксировались в источниках от Новгорода до Рязани, то пришлось “удревнять” историю, и объяснять что, казаки как народ ушли на северные земли Руси, а потом вернулись на Дон (см. Е.Савельев “История казачества”) Корни у этой теории лежат в осмыслении донской элиты инаковости и тяга к локальному сепаратизму, который вылился в трагические события Гражданской войны на Дону.

Е.Савельев

2) Вторая версия пришла на страницы школьных учебников (однако не полностью в академическую литературу) при советской власти. Колонизация Дона и все исторические события на отечественном “Диком Западе” были поданы через призму классовой борьбы, что конечно же далеко от истины. Хотя бы потому, что основной костяк войска Донского составляли не столько беглые крестьяне, которых советская власть выдвигала основной движущей силой согласно идеологии, а это были профессиональные военные: дети боярские, городовые казаки, крестьяне-однодворцы. Люди которые были свободны,умели обращаться с оружием и высоко организованы.

Однодворцы являются потомками служилых людей, нёсших дозорную и сторожевую службу на южных границах в XVI-XVII вв., которые в дальнейшем не приобрели права российского дворянства. Класс однодворцев сформировался из русских детей боярских украинных городов (особый разряд детей боярских), стрельцов, солдат, рейтаров, драгун, копейщиков, пушкарей, засечных сторожей и обедневших дворян, городовых, рязанских и донских казаков, Касимовского и Кадомского служилого люда, а также части татарской аристократии

однодворцы-переселенцы

Исторические данные:

Обратимся к советским и современным российским и зарубежным историкам.

Российский историк и автор монографии “Донское казачество в период от взятия Азова до выступления С. Разина (1637-1667)” О.Ю.Куц пишет:

“Надо отметить с 18 века действительно видим свидетельства того,что казаки действительно не считали себя русскими Так А.И. Ригельман отмечает тенденцию части современных ему казаков вести свое происхождение от горских народов. Между тем подобного противопоставления (как это показано в романе Шолохова “Тихий Дон”-прим.Генопоиск) себя жителям Русского государства по источникам второй трети 17в. не прослеживается. И дело здесь, думается, не только в односторонности сообщений основных актовых материалов ориентированных прежде всего на представителей русской власти.В условиях, когда само существование донского казачества не мыслилось без притока свежих сил из Русского государства, когда очень и очень значительное число донских казаков представляло собой или непосредственно “ходцев с Руси” или же детей таковых в первом поколении.” Тоже самое подтверждает исследователь генеалогии донских казаков Гусев В.А. который во втором томе своего исследования “ О происхождение донских казаков” на материале из РГВИА 1732г. цитирует показания атаманов и следственные дела по записавшимся на переселение казакам 1732-33 гг. по вопросу их происхождения.

Позволю себе еще процитировать Виталия Александровича : “Еще в 18 веке не было национального понятия РУССКИЙ — если себя называли «руским человеком», то это обозначало откуда он выходец- то есть с Руси. А в первую очередь была СОСЛОВНАЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ, которая играла главенствующую роль в феодальном государстве. Поэтому если донские казаки отделяли себя от русских людей – это было не по национальному признаку, а по сословной принадлежности. Тем более, когда вопрос касался розыска беглых среди донских казаков.

Дети боярские.Гравюра

На основании данных о казаках, сошедших из Российских губерний, существует возможность выявить их корни глубже. В РГАДА имеется масса писцовых книг и др. списков служилого и тяглового населения по уездам, селам и т.п.

Никифор Герасимов с[ы]н Старухин велико росиской города Казлова села Гаритова однадворец сошол в малых летах, на Дон пришол в 709 году, в казачью службу написан в 715 году”

Советский историк и известный специалист по донскому казачеству Миненков указывал:
«В древности и в Средневековье Донская земля была населена различными народами, имевшими поселения на ее территории. Начиная со времени Великого переселения народов ее заселяли, по преимуществу, тюркские народы. Эти народы закладывали традиции жизни в крае, многие из которых были восприняты донскими казаками. В XVI веке азовские татары приняли участие в формировании донского казачества…
…Предшественники донского казачества (русско-татарско-мордовское население Рязанской земли и Мещеры, русско-украинское население Северщины) с конца X V — начала XVI века прокладывали путина Донскую землю , используя ее главные реки -Дон и Север­ский Донец. При этом они использовали более благоприятные, чем ранее, условия проникновения на Дон, связанные с ослаблением, а затем — с ликвидацией Золотой Орды
Первые сведения о донских казаках, как о постоянном населении на Дону, относятся ко второй трети X V века. Точных сведений о месте расположения их поселений нет, но можно предполагать, что располагались они вблизи Азова, у Волго-Донской Переволоки и по притокам Дона — Медведице и Северскому Донцу. Казачество было немногочисленными постоянно перемещалось по Дикому Полю , переходя с Дона на Волгу и на другие казачьи реки. Однако Дон постепенно становился центром казачества.

В послеопричный период численность донского казачества возрастает, что вызвано усилением бегством на Дон из внутренних уездов страны. Среди казачества гораздо более значительной, чем ранее, становится прослойка русских и выходцев из социальных низов России хотя среди атаманов по-прежнему было немало дворян. Км годам сложилась цепь казачьих городков по Дону, состоявшая в х годах из более чем 30 поселений. Всего к концу XVI — началу XVII века насчитывалось около 8 -1 0 тысяч казаков… Значительный рост казачьего населения происходил на Дону в третьей четверти XVII века, когда после Соборного уложения усилился приток беглых (причина — церковный раскол. — Б. А. Вначале х годов на Дону насчитывалось примерно 20 тысяч казаков, причем увеличение их численности продолжалось. Всего к концу третьей четверти XVI века на Донской земле насчитывалось около 100 городков. Сложилась цепь городков по Дону (приблизительно 51), Хопру (26), Медведице (15). Заселение Северского Донца, по существу, только начиналось. В XVII веке ряды донского казачества пополнялись главным образом за счет выходцев из России. Преобладали выходцы из низов русского общества и из мелких служилых людей. В этническом отношении преобладали казаки русского происхождения. Постоянно жили запорожцы, особенно в нижних городках. Кроме русских и украинцев, среди казаков было немало татар и ногаев. С середины XVII в началось проникновение на Дон калмыков.”

В свою очередь американский историк Боук писал , что “уже к концу 17 в. можно говорить о появление каких то признаков донской казачьей этнической идентичности”,например упоминание “природных казаков”, ограничения для вступления в их ряды и т.д.” Обосновывал он это созданием фронтира по границе противоборствующих цивилизаций, где людские сообщества стихийно объединяются и принимают новое самосознание.

Донские говоры сформировались в XVI—XVII веках в результате переселения носителей южнорусских говоров на Дон и территориального, а затем и социального (как казачьего военного сословия) их обособления от других групп русского населения.

Донские говоры
Донская группа является одной из двух групп говоров русского языка( наряду с Архангельской (Поморской) группой, которые размещены на территории говоров позднего формирования. Территории, охватываемые данными группами говоров, не рассматривались при составлении диалектологической карты 1964 года, выделение донских и архангельских говоров как самостоятельных диалектных единиц было произведено на основании новейших исследований, впервые Донская и Архангельская группы отмечены в составе наречий русского языка в издании «Русской диалектологии» 2005 года.

Фольклор

Одна из основных проблем оценки фольклора донских казаков это его датировка, если оценивать по второй версии (бегло-крестьянской),то фольклор донских казаков не мог появиться ранее 16 века. Однако у нас есть уникальный пласт фольклора казаков-некрасовцев который помогает лингвистам определить что было привнесено после 18 века (время исхода некрасовцев) , а что было до этого исторического события.

При этом отмечается факт что войскового призыва по юртам (округам) не существовало и фольклор был четко локализован, а не передавался друг другу призывниками как это было уже в 19 веке. Исследуя фольклор донцов и некрасовцев , ученые пришли к интересным выводам. Оказывается так называемый “звериный стиль” (термин обозначающий изображение зверей на археологических артефактах) появляется в течении 20 столетий в сумме около 700 лет, и делится на 3 пиковых периода : скифский(7 в до н.э.), варварский(8 век), доказачий (15-16в.)

Естественно возникает вопрос в укорененности звериного стиля в эпосе и культуре донских казаков. При этом лингвисты и филологи отмечают гармоничное переплетение русской певческой традиции и “звериного стиля” в эпосе донских казаков. Что наводит на мысль, что в участии этногенеза донских казаков участвовали какие то степные племена. Доля их скорее всего была не значительна, а под волной славянской колонизации Дикого поля со временем и вовсе вымылась из генофонда.

Антропология

В 1912 году русский антрополог В.В. Бунак провел экспедицию на Дон.В пяти районах Войска Донского экспедиция обследовала 250 мужчин из 40 казачьих станиц.

Бунак В.В.

В опубликованной уже после Революции статье Бунак описывал донских казаков как «светло-русую и серо-голубоглазую народность», близкую к русскому населению средней и северной России. Доминирующий на дону тип учёный определил как «своеобразную разновидность общевеликорусского типа».

Программа исследований включала классические измерительные и описательные признаки головы, лица и тела: окраска глаз, волос, рост, головные и лицевые указатели. Полученные В.В. Бунаком результаты таковы. Донских казаков следует отнести к числу сравнительно светлых по окраске групп русского населения и сблизить их в этом признаке не с непосредственными соседями, а с населением более удаленных районов средней и северной России. Малороссы оказываются более темнопигментированными. То же направление морфологических связей казаков, а именно со средней Россией, определяют и значения головного указателя. Донцы — одна из самых высокорослых групп России. По этой особенности они сближаются также с другими казаками — кубанскими и терскими — и отличаются от не-казачьего населения тех же областей . Согласно Бунаку, для донских казаков характерны следующие особенности: прямые или слегка волнистые волосы, густая борода, прямой нос, широкий разрез глаз, крупный рот, русые или светло-русые волосы, серые, голубые или смешанные (с зеленым) глаза, относительно высокий рост и относительно широкое лицо. По этим характеристикам донцы входят в круг морфологической изменчивости у русских и отличаются от украинцев. Незаметно также сколько-нибудь значительных следов примеси инородной крови; они прослеживаются лишь в отдельных пунктах (в основном, на юге и западе) и в слабом количестве]. В.В. Бунак отмечает, что донские казаки, тем не менее, имеют ряд особенностей, отличающих их от других групп русского населения (комбинация светлой окраски, высокорослости, широколицести и мезоцефалии), что составляет не их исключительную принадлежность, а общую у них с другими казачьими группами. Вследствие этого, в приведенных выше отличиях следует видеть не только тип донских казаков, но и тип казачества вообще. Выявленную особенность ученый объясняет тем, что казачество является населением колонизационного типа, сложившимся сравнительно недавно и до известной степени искусственно образовавшимся, претерпевшим очевидные процессы смешения между русскими — выходцами из разных областей и районов России. В.В. Бунак скрупулезно рассматривает территориальные вариации признаков в Донской области и делает на основе их анализа предположения, население какой зоны Великороссии составило основу физического типа той или иной группы донских казаков . Итак, по своим антропологическим характеристикам донские казаки определяются В.В. Бунаком как:

а) часть русского народа;

б) группа с отличительными для казачества вообще особенностями;

в) население, имеющее относительные локальные различия. Результаты антропологических исследований позволяют сделать самый важный вывод: донские казаки плотью и кровью являются частью русского народа. В основе их физического статуса лежат морфологические характеристики, общие с населением юго-восточных зон Центральной России, указывая тем самым на направления генетических связей. Антропологическая история донских казаков подразумевает процессы смешения между разными исходными группами русских, возможно, адаптацию к новым природным и социальным условиям, а также незначительное включение южных и восточных элементов в возрастающей к югу пропорции.

Одонтология

Одонтологическое изучение донских казаков было начато еще в 1976 г. в рамках большого исследования русских Европейской части России доктором биологических наук Верой Фёдоровной Кашибадзе.

Кашибадзе В.Ф,

Напомним, что признаки зубной системы человека являются максимально информативными для решения задач исторического характера. Одонтологией к настоящему времени накоплен огромный массив данных, представляющих временные и пространственные характеристики человечества. Таксономическая ценность одонтологических признаков определяется их генетической детерминацией, функциональной независимостью как друг от друга, так и от других систем признаков, филогенетической древностью, географической приуроченностью, возможностью прямого сопоставления палеоантропологических и современных данных. Впервые на большом материале, представляющем различные территориальные группы Европейской части России, была дана антропологическая характеристика русских по системе одонтологических признаков: установлено, что одонтологический комплекс русских составляют компоненты двух основных типов — среднеевропейского и северного грацильного; получены новые данные о распределении далеко на Юге, вплоть до центральных и черноземных зон Европейской части России, отдельных вариантов северного грацильного типа, по форме отличающихся от уже известных, что позволяет расширить представления о северном грацильном типе и его природе; установлено, что при наличии определенного сходства с соседними народами Восточной Европы русские формируют отчетливое единство по системе одонтологических признаков. Среди изученных 27 групп русского населения самой репрезентативной была выборка из станицы Вешенской. И в общерусском масштабе, и на фоне европеоидных групп Евразии она показывает поразительное сходство с группой из Рязанской области. По ряду признаков (диастема, редукция верхнего латерального резца, одонтоглифические признаки-фены) такое сходство принимает качество тождества, тем более выразительного, что население соседних областей (Воронежской, Липецкой, Тамбовской, Белгородской) по этим признакам существенно отличается от верхнедонской и рязанской популяций. Однако ряд признаков, ориентированных в восточном направлении, показал небольшое повышение частот в выборке из Вешенской, что позволяет предположить наличие у верхнедонских казаков доли восточного (монголоидного) элемента. Элемент этот представлен в очень слабой концентрации, уловить его смогла только такая чувствительная система признаков, как одонтологическая. Основу же физического статуса верхнедонских казаков составляет антропологический комплекс центральных русских областей, морфологически и исторически ближайшей из которых является Рязанская.

В июле 2008 года авторами была изучена репрезентативная краниологическая серия казаков XVIII в. Нижнего Дона, добытая в ходе археологических раскопок, в основном, на территории современного города Ростова-на-Дону, из коллекций лаборатории физической антропологии ЮФУ-ЮНЦ РАН. Анализ одонтологических характеристик этой группы позволил сделать заключение о том, что по основному набору признаков она ближе всего к выборке современных донских казаков из станицы Вешенской и к современным русским Рязанской области. Более того, по таким важным диагностическим маркерам, как лопатообразные формы верхних резцов и вариант 2med II, казаки XVIII в. оказываются даже ближе к рязанцам, чем вешенцы. Отличается эта группа нижних донцов от рязанцев и, тем более, от других русских групп в том же направлении, что и вешенцы от русских Центральной России: при сохранении одонтологического базиса последних, отмечается слабое присутствие восточных и неких южных элементов, вполне естественных для ранних мигрантов в степную зону. По данным сравнительного анализа донором южной компоненты мог быть аланский одонтологический комплекс, являющийся важным формообразующим фактором и для групп Северного Кавказа. Вклад украинской компоненты в одонтологический статус этой группы нижних донцов полученными данными не фиксируется.

Таким образом, главным выводом проведенного одонтологического исследования донских казаков является заключение о том, что в основе их физического статуса лежат фенетические характеристики, общие с русским населением юго-восточных зон Центральной России. Морфологически и генетически ближайшей к ним группой являются русские Рязанской области.

Популяционная генетика

Экспедиция проводилась в 2008 зав.лаб. популяционной генетики человека при МГНЦ РАМН Балановской Е.В. и Балановским О.П.

В ходе экспедиции: собрано 324 образца крови

· 100% обследованных — мужчины
· исследованы верхние и нижние донские казаки
· обследовано 5 районов (17 станиц и хуторов)

В этом разделе мы рассмотрим данные только верховых донских казаков.

Традиционный анализ генетических расстояний от казаков до окружающих народов показал, что они генетически сходны с населением южных областей России и Украины , тогда как степные тюркоязычные популяции демонстрируют умеренные отличия, а кавказские популяции – выраженные отличия от генофонда казаков.

На рисунке величины генетических расстояний соответствуют цвету на шкале сверху. Чем темнее цвет, тем больше величина генетического расстояния от казаков до данной популяции (то есть тем больше генетических различий между ними).

Полученная картина свидетельствует о близости генофонда донского казачества к генофонду восточных славян в целом.

Анализ, проведенный в программе Haplomatch, в целом подтверждает полученные традиционным методом результаты, но также несет и уточняющую информацию.

Наибольшая доля точных совпадений с гаплотипами казаков обнаружена в южнорусских популяциях (8%). Несколько меньшее (отличие недостоверно) генетическое сходство донские казаки показывают с русскими Центральной России (показатель совпадений равен 6%). Полных совпадений гаплотипов казаков с северными русскими популяциями обнаружено гораздо меньше – это свидетельствует о том, что русское население удаленных от донских земель территорий слабо принимало участие в формировании казачества на Дону. Подобные результаты хорошо согласуются с историческими сведениями об истории заселения донских степей: наиболее мощный поток мигрантов шел из южных губерний России (современные Воронежская, Курская, Орловская, Белгородская области).

Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Все народы Кавказа оказались генетически далеки от верхнедонских казаков – за исключением черкесов, ни в одной из кавказских популяций вообще не обнаружено полных совпадений гаплотипов с казачьими. Ненулевое (1%) сходство с черкесами может быть сформировано и общим потоком генов между Восточной Европой и Кавказом, не обязательно связанным с прямыми миграциями между сравниваемыми популяциями.

Таким образом, полученные данные подтверждают гипотезу происхождения казаков преимущественно за счет русских и украинских выходцев.

Генофонд казачества по полногеномным данным

Помимо представленных в статье данных коллектив авторов располагает неопубликованными результатами по целому ряду казачьих популяций, генотипированных по широкогеномным аутосомным панелям (то есть в масштабе всего генома). По результатам этого исследования только готовится публикация, но уже можно сказать, что полногеномные данные подтверждают результаты, полученные по маркерам Y-хромосомы. Миграционный поток в казаки шел преимущественно из южных и центральных областей России и Украины – именно эти мигранты и создали современный генофонд донских казаков.

Материалы использованные при написании статьи :

1.Гусев В.А. Поселение на Волге донских казаков, XVIII век. Материалы по истории и генеалогии казачества. Вып. 3. С. 188.

2.Пронштейн А.П., Миненков Н.А. Крестьянские войны в России XVII — XVIII в.в. и донское казачество. Ростов н/Д, изд. РГУ, 1983 г.

  1. Куц О.Ю. Донское казачество в период от взятия Азова до выступления С. Разина (1637-1667) Спб 2009

4.Боук Б.М. Фронтир или пограничье? Краснодар 2001

  1. В.В. Бунак — Антропологический тип донских казаков (Русский антропологический журнал, 1922)
  2. АНТРОПОЛОГИЯ ДОНСКИХ КАЗАКОВ: ОПЫТ ИНТЕГРАЦИИ ДАННЫХ НАУКИ И ЛИТЕРАТУРЫ В.Ф. Кашибадзе, О.Г. Насонова

7.Чухряева М.И., Иванов И.О., Фролова С.А., Кошель С.М, Утевская О.М., Агджоян А.Т., Богунов Ю.В., Балановская Е.В., Балановский О.П. Программа HAPLOMATCH для сравнения STR-гаплотипов Y-хромосомы и её применение к вопросу происхождения донских казаков // Генетика, 2016, T. 52, №5, c. 595–604.

  1. Рудиченко Т. Об архаических мотивах в былинном эпосе донских казаков

9.(Касаткин Л. Л. Донские казачьи говоры // Слово в тексте и в словаре: Сборник статей к семидесятилетию академика Ю. Д. Апресяна. — М., 2000. — С. 582—590.)

10.(Документы. Говоры Волгоградской области и их современное состояние. Кудряшева Р.И.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *