Пакт Молотова — Риббентропа. Всё тайное стало явным

Военное обозрение  История

«Тайную дипломатию правительство отменяет, со своей стороны выражая твёрдое намерение вести все переговоры совершенно открыто перед всем народом, приступая немедленно к полному опубликованию тайных договоров, подтверждённых или заключённых правительством помещиков и капиталистов с февраля по 7 ноября (25 октября) 1917 года. Всё содержание этих тайных договоров, поскольку оно направлено, как это в большинстве случаев бывало, к доставлению выгод и привилегий русским помещикам и капиталистам, к удержанию или увеличению аннексий великороссов, правительство объявляет безусловно и немедленно отменённым».
Декрет Советского правительства от 8 ноября (26 октября) 1917 г.


«А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошёл дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое».
Матфей 7:26, 27

«Все тайное становится явным!»

31 мая 2019 года в нашей стране произошло очень важное событие, а именно на сайте фонда «Историческая память» наконец-то был опубликован документ исключительной важности – сканированный оригинал Договора о ненападении между СССР и Германией и, что особенно важно, дополнительный секретный протокол к нему. Предоставлены они были Историко-документальным департаментом МИД России.

На заключении советско-германского договора. На фотографии слева направо стоят: заведующий юридическим отделом МИД Германии Фридрих Гаусс, министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп, секретарь ВКП(б) Иосиф Сталин, министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов

Почему это так важно? В свое время В.И. Ленин сказал очень правильные слова о государстве: «Оно сильно тогда, когда массы все знают, обо всем могут судить и идут на все сознательно» (Ленин, Второй Всероссийский съезд Советов. Соч., т. XXII. стр. 18-19). Однако в нашей истории после 1917 года мы сплошь и рядом сталкивались (и продолжаем сталкиваться) с такими «моментами», когда облеченная властью верхушка страны на словах вроде бы и следовала ленинским заветам, но на деле действовала от народа втайне и скрывала от него очень важную для него информацию. А нет информации – нет и сознательного отношения к тем или иным событиям, нет на них и адекватной сознательной реакции! Так, например, само наличие дополнительного протокола к известному Пакту советская сторона постоянно отрицала, даже когда его немецкая копия была опубликована на Западе.

Но шила в мешке не утаишь. Информация о наличии такого протокола в общество просачивалась, вызывая слухи, сплетни и домыслы и подрывая доверие к власти. А ведь доказано, что именно информационный фундамент общества крайне важен для нормального функционирования социума, а его расшатывание приводит к тяжким последствиям.

Поэтому давайте еще раз познакомимся с этими важными документами и посмотрим на них своими собственными глазами. Теперь это наконец-то возможно! Но начать свой рассказ об этих документах хотелось бы с небольшого вступления об отношении к тайной дипломатии наших революционеров 1917 года во главе с В.И. Лениным на самой, так сказать, заре советской власти.

«Бомба Советов»

А было так, что деятельность Советского правительства началась не только с декретирования важнейших решений по прекращению войны и решению аграрного вопроса в России, но и с публикации секретных документов царского и Временного правительства, поскольку в первом же декрете о мире прямо говорилось об отмене тайной дипломатии. За какие-то 5–6 недель было напечатано сразу семь сборников, раскрывавших всю закулисную деятельность прежней российской дипломатии. Сначала копии документов печатали в газетах. Так было разглашено тайное соглашение между Японией и царской Россией от 3 июля (20 июня) 1916 г., по которому обе стороны договорились выступать против любой третьей державы, которая будет пытаться проникнуть в Китай. Что касается сборников, то в них были напечатаны тексты соглашений, заключенных в 1916 г. между Англией, Францией и царским правительством… о разделе Турции; о выплате Румынии денег за участие в войне с Германией; военной конвенции между Францией и Россией 1892 г.; русско-английского секретного договора и конвенция 1907 г., русско-германский договор, с подписями Николая II и Вильгельма II, 1905 г. об оборонительном союзе и много всего еще, столь же нелицеприятного. Всего было опубликовано более 100 договоров и различных прочих документов дипломатического характера.

На Западе публикация этих секретных документов вызвала неоднозначную реакцию. Социал-демократы и пацифисты всячески ее приветствовали, а вот правительства Антанты хранили молчание и даже пытались обвинить Советское правительство в подлоге. И как тут не вспомнить слова британского общественного деятеля Артура Понсонби, который сказал: «Лучше было бы не выступать с ложными декларациями, которые неизбежно вызвали против нас обвинение в лицемерии». А они вызвали и еще какой, в особенности, когда все эти сборники документов попали на Запад и были там переизданы.

«Весьма распространенная практика»

Тем не менее, как говорит одна старая русская поговорка, тело заплывчато, а память забывчата. Уже в 1920-1930 годы вся дипломатическая практика возвратилась на круги своя, хотя в СССР память о взятых на себя ленинских принципах дипломатии и негативном отношении к тайной дипломатии, безусловно, осталась.

Пакт Молотова — Риббентропа. Всё тайное стало явным
Подписание германо-эстонского и германо-латвийского договоров о ненападении. Сидят (слева направо) В. Мунтерс, И. фон Риббентроп, К. Сельтер

В это время разными странами был заключен целый ряд пактов, направленных на предотвращение новой войны. Это:
• Советско-французский пакт о ненападении (1935).
• Договор о ненападении между Польшей и Советским Союзом (1932).
• Англо-германская декларация (1938).
• Франко-германская декларация (1938).
• Договор о ненападении между Германией и Польшей (1934).
• Договор о ненападении между Германией и Эстонией (1939).
• Договор о ненападении между Германией и Латвией (1939).
• Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (1939).
• Пакт о нейтралитете между СССР и Японией (1941).
• Договор о ненападении и о мирном урегулировании конфликтов между Финляндией и Советским Союзом (1932).

Германия 28 апреля 1939 года предлагала также заключить аналогичные договоры о ненападении Финляндии, Дании, Норвегии и Швеции. Но Швеция, Норвегия и Финляндия от этого предложения отказались. Таким образом говорить о советско-германском пакте, как о чем-то из ряда вон выходящем, вряд ли имеет смысл: очевидно, что в те годы это была распространенная практика.

Вот и Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, получивший название Пакта Молотова — Риббентропа (по именам его главных подписантов), подписанный 23 августа 1939 года, вполне вписывается в общую схему данных соглашений. За одним единственным исключением… Дело в том, что к нему прилагался секретный дополнительный протокол, затрагивавший интересы третьей стороны без ее соответствующего уведомления. Понятно, что долгое время его существование и содержание оставались тайной за семью печатями, хотя слухи о существовании неких дополнительных секретных соглашений между Германией и СССР появились после подписания этого договора очень скоро. Затем последовала публикация его текста в 1948 году по фотокопиям, а в 1993 году — по его обнаруженным подлинникам. СССР отрицал само наличие подобного документа вплоть до 1989 года.

23 августа 1939 года. Сталин и Риббентроп в Кремле

«Кто дешевле дает, с тем и лучший торг идет!»

В советской историографии, включая мемуары маршала Жукова и авиаконструктора Яковлева, переговоры между СССР, Англией и Францией, начавшиеся в апреле 1939 года и по сути предшествовавшие подписанию советско-германского пакта, долгое время рассматривались лишь как «дымовая завеса», за которой «нехороший Запад» и, прежде всего, злонамеренные англичане, стремились столкнуть Германию и СССР. Однако известно, что уже 24 мая именно Великобритания первой приняла решение пойти на союз с СССР, а уже 27 мая Чемберлен, опасавшийся, что Германия сможет перетянуть СССР на свою сторону, отправил в Москву британскому послу инструкцию, в которой ему было предписано дать согласие на обсуждение пакта о взаимопомощи, а также обсуждение военной конвенции и возможных гарантий тем из государств, которые могли бы подвергнуться нападению со стороны Германии. При этом в англо-французском проекте были учтены советские предложения, сделанные на переговорах 17 апреля.

Однако 31 мая на сессии Верховного Совета СССР Молотов выступил с критикой Великобритании и Франции, которые вроде бы идут на уступки, но не хотят при этом давать гарантии прибалтийским государствам. Поэтому Молотов заявил, что «мы вовсе не считаем необходимым отказываться от деловых связей» с Германией и Италией. То есть всем заинтересованным сторонам был дан сигнал: кто больше даст, с тем и подпишут соглашение.

Проект соглашения от 27 мая (с новыми советскими поправками уже от 2 июня) предусматривал вступление его в действие при следующих обстоятельствах:
— при нападении одного из европейских государств (естественно, имелась в виду Германия) на одну из сторон, подписавшую договор;
— в случае нападения Германии на Бельгию, Грецию, Турцию, Румынию, Польшу, Латвию, Эстонию или Финляндию;
— а также если одна из договаривающихся сторон будет вовлечена в войну вследствие помощи, оказанной по просьбе третьей страны.

1 июля Великобритания и Франция согласились дать гарантии еще и прибалтийским государствам (на чем настаивали советские представители на переговорах), а 8 июля они посчитали, что договор с СССР в основном согласован. Тут вновь последовали новые предложения со стороны СССР, но 19 июля британское правительство решило согласиться на любые переговоры, лишь бы только затруднить советско-германское сближение. Была надежда затянуть переговоры до осени, чтобы Германия уже в силу одних только погодных условий не решилась бы начинать войну. 23 июля было принято решение начать переговоры военных миссий до подписания политического соглашения. Но и эти переговоры шли медленно из-за недостатка доверия участников друг к другу.

Между тем уже 1 июля Москва предложила Германии доказать серьезность своего подхода к улучшению отношений с СССР путем подписания соответствующего договора. 3 июля Гитлер сказал «да», так что теперь оставалось лишь только сбалансировать интересы сторон. 18 июля Германия получила список возможных поставок продукции из СССР, ну а месяц спустя (17 августа) Германия заявила о том, что принимает все предложения СССР и в свою очередь предложила форсировать переговоры, для чего Риббентроп должен был приехать в Москву. В результате уже 23 августа договор о ненападении из семи пунктов был подписан в два часа ночи в Кремле. Имела место и встреча Риббентропа и Сталина, на которой последний, по словам его личного переводчика В. Павлова, сказал, что к этому договору необходимы дополнительные соглашения, о которых мы ничего нигде публиковать не будем, после чего сообщил ему свое видение будущего секретного протокола о разделе сфер взаимных интересов СССР и Германии.

Текст «секретного протокола», стр. 1

Дальше последовал прием с обильными возлияниями в лучших традициях русского хлебосольства с многочисленными тостами, длившийся до пяти часов утра. Пили за Гитлера, за германский народ, словом, все как всегда бывало у нас на Руси, когда верховые бояре да князья считали, что дельце у них выгорело. Ну а Гитлера сообщение о подписании договора крайне обрадовало, поскольку он уже давно принял решение о нападении на Польшу и руки для этого акта агрессии теперь у него были полностью развязаны. Что ж, он больше дал, а в итоге и больше получил. К тому же он заранее знал, что все это «ненадолго», а раз так, то, что бы ни сделал после подписания Пакта СССР, — это всего лишь небольшие временные «трудности». Ну а советско-франко-британские переговоры после этого были автоматически свернуты. СССР нашел себе понятного и кредитоспособного союзника по крайней мере на какое-то время. Верховный Совет СССР ратифицировал договор через неделю после подписания, при этом от депутатов наличие «секретного дополнительного протокола» было также скрыто. А уже на следующий день после его ратификации, 1 сентября 1939 года, гитлеровская Германия совершила акт агрессии против Польши.

Текст «секретного протокола», стр. 2

Обсуждение последствий

Что ж, всех последствий подписания Пакта было очень много, и все они были разными, причем в разное время разные последствия играли разную роль, что затрудняет их оценку. Существует несколько точек зрения на последствия этого Пакта как среди отечественных советско-российских исследователей, так и зарубежных. Однако есть смысл на время ограничиться чисто внешним обзором событий, последовавших после его подписания.

Начнем с высказывания о нем М.И. Калинина, заявившего: «В момент, когда казалось, что рука агрессора, как думали чемберленовцы, была уже занесена над Советским Союзом… мы заключили пакт с Германией», который «был одним из самых гениальных… актов нашего руководства, особенно тов. Сталина». Данное заявление характеризует нашего всесоюзного старосту не с самой лучшей стороны, ну да ведь что мог он еще сказать? Иное было бы даже странно… Дело в том, что ни о какой агрессии со стороны Германии против СССР не могло идти и речи, даже в союзе с Польшей военный потенциал этих двух стран был не сопоставим с советским. Не могли они напасть на СССР и после разгрома Польши, вернее, вслед за ним, поскольку впереди его ожидала осенняя распутица и русская зима. Бомб у Германии после польской кампании оставалось всего на две недели, а танки Т-IV в Вермахте считали чуть ли не поштучно. Здесь важно понимать следующее: выгодно (и можно) пугать свой народ угрозой войны, поскольку испуганными людьми легче управлять, но вот само руководство страны на крючок собственной пропаганды попадаться не имеет права!

«Прусский вассалитет Москве». Карикатура из польской газеты «Муха», 8 сентября 1939. Под ней написано: «Пакт мы тебе, Риббентроп, подписали. Ты ручку нам поцелуй, пакт возьми, а что мы будем дальше делать — это мы ещё подумаем»

Между тем СССР начал не только торговые поставки Германии, но и постарался продемонстрировать ей свое «доброе отношение» в культурной области. Вышедший было на экраны кинофильм «Александр Невский» был снят с проката, в газетах перестали печататься статьи про ужасы гестапо, а «людоед», «кровавый маньяк» и «недоучка Гитлер» словно по мановению волшебной палочки стал «фюрером германской нации» и «канцлером германского народа». Карикатуры на него, естественно, тут же исчезли, а «Правда» принялась обвинять Францию и Англию в разжигании войны и печатать статьи о голодающих английских рабочих. Подобный поворот на 180 градусов, конечно, не остался без внимания определенной части советских граждан, но бдительность «органов» быстро «всех, кто болтал», отправила «куда надо». Но с другой стороны советские люди явно вздохнули свободнее, и это неоспоримый факт.

А вот на другом конце Евразии подписание Пакта привело… к падению кабинета японского правительства! Ведь как раз в это время шли бои на реке Халхин-Гол, и японцы надеялись на Германию как на своего союзника и партнера по оси Рим — Берлин — Токио. И вдруг Гитлер подписывает договор с русскими, даже японцев не предупредив! В результате 25 августа 1939 года последовал протест министра иностранных дел Японской империи Арита Хатиро послу Германии в Токио по поводу подписания этого договора. В нем говорилось, что «договор по… духу противоречит антикоминтерновскому соглашению». Но только все это были пустые слова, потому что уже 28 августа 1939 года правительство Японии, стремившееся к войне против СССР, подало в отставку.

Крайне неоднозначно был воспринят и «Освободительный поход» 17 сентября 1939 года, полностью ликвидировавший (причем уже в который раз!) польскую государственность и вызвавший на Западе прямые обвинение СССР в союзе с Гитлером и в военной агрессии. С другой стороны, то, что наши войска остановились на «Линии Керзона», а аннексированные территории входили ранее в состав Российской империи, в определенной степени соответствовало пониманию ситуации правительствами Англии, и Франции, и потому в целом осталось без особых последствий. Более серьезными были последствия Зимней войны с Финляндией: тут следует назвать и американское эмбарго, и заморозку советских авуаров в банках США, и исключение СССР из Лиги Наций. И тем не менее, даже в этом был определенный положительный момент, не очевидный в это время, но затем сыгравший нам на руку после нападения Германии на СССР.

Карикатура из британской газеты «Ивнинг Стандарт» на тему раздела Польши. Гитлер: «Отброс общества, если я не ошибаюсь?» Сталин: «Кровавый убийца рабочих, осмелюсь предположить?» («Evening Standard», 20.09.1939). А затем один такой напал на другого, и… что об этом могли подумать те же англичане? «Очень неспортивно!» Для них это просто ужасное обвинение

Дело в том, что западная пропаганда вылила на СССР после этого такой ушат грязи, стараясь представить его союзником Гитлера во всех его гнусных делах, что после 22 июня 1941 года нападение Германии на «вчерашнего союзника» оказалось последней стадией моральной деградации. СССР в глазах народов всего мира сразу превратился в жертву «гнуснейшей агрессии», а Пакт… сразу стал всем понятной и необходимой вынужденной мерой. То есть мировое общественное мнение сначала повернулось к нам спиной, а затем и резко – лицом! Но, подчеркнем, что это все имело место еще до того, как достоянием гласности стал «Секретный дополнительный протокол»…

«Не приносите в храм цены песьей!»

Что касается «протокола», то в нем описывались «границы сфер интересов» договаривающихся сторон «в случае территориально-политического переустройства» Прибалтики и Польши. При этом Латвия и Эстония входили в сферу интересов СССР, а Литве переходил город Вильнюс (на тот момент принадлежавший Польше), ну а в Польше граница интересов сторон проходила по рекам Нарев, Висла и Сан. То есть хотя прямо там этого и не говорилось, было понятно, что подразумевается под фразой «территориально-политическое переустройство» и понятно, что осуществиться оно могло лишь путем войны. То же самое касалось и очень важного вопроса о независимости Польши, согласно тексту протокола, он по согласию сторон мог «быть окончательно выяснен» позже. СССР заявлял о своем интересе к Бессарабии, а Германия — об отсутствии такого интереса. То есть две страны за спиной третьих стран договорились, стыдливо обходя детали, об аннексии территорий сразу нескольких независимых стран, причем добиться ее можно было бы только посредством войны. Документ не конкретизировал, кто начнет эту войну, а кто закончит. Речь шла лишь о том, где в итоге должны будут остановиться победоносные армии «братьев по оружию».

Разъяснение к «секретному протоколу»

Получается, что СССР, провозгласивший ранее отказ от аннексий и секретной дипломатии публично, по необходимости… вернулся к этой «царистской» политике вновь, что находилось в явном противоречии с теорией и практикой марксистско-ленинского учения, то есть с идеологией, провозглашавшейся и с высоких трибун, и со страниц газеты «Правда». То есть если у нас идеологии как таковой нет, и мы провозглашаем лишь, так сказать, примат общечеловеческих ценностей, то это одно, и почему по случаю чужой земли не хапнуть? А вот если у нас во главу угла поставлен примат построения общества социальной справедливости, то тут уж следует быть примером во все и… «не приносить в храм цены песьей»!

Понятно, что на тот момент у нашей страны пожалуй что и не было иного выхода. Не будь этого протокола, Гитлер не начал бы войну с Польшей, мы не вошли бы на Западную Украину и в Белоруссию, не начали бы войну с Финляндией, а в итоге… мировое общественное мнение могло бы и не повернуться в нашу сторону, и мы так и остались бы один на один с Германией. Но… следовало дезавуировать этот документ сразу же после смерти Сталина. И ведь у того же Хрущева был удобный момент для этого: ХХ съезд КПСС, осуждение «культа личности», ну и что стоило приплести сюда «до кучи» еще и этот злополучный протокол? И все бы и в стране, и за границей увидели бы в этом достойное возвращение к ленинским принципам внешней политики, то есть осуждение секретной дипломатии. Но сделано этого не было, и это стало серьезной внешнеполитической ошибкой советского руководства на долгие годы!

Использованная литература:
1. Впервые опубликован советский оригинал пакта Молотова — Риббентропа // Лента.ру. 2 июня 2019.
2. Пронин А. А. Советско-германские соглашения 1939 года: истоки и последствия (монография)// Международный исторический журнал, № 11, сентябрь-октябрь 2000.
3. Хавкин Б. К истории публикации советских текстов советско-германских секретных документов 1939—1941 гг. Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. — Русское издание. № 1, 2007.
4. Дорошенко В. Л., Павлова И. В., Раак Р. Ч. Не миф: речь Сталина 19 августа 1939 года // Вопросы истории, 2005, №8.

Автор:Вячеслав Шпаковский

Были ли секретные протоколы к Пакту Молотова-Риббентропа? (или как же всё таки Горби «разваливал СССР»)

https://stalinism.ru/stalin-i-gosudarstvo/byili-li-sekretnyie-protokolyi-k-paktu-molotova-ribbentropa.html

Автор: Олег Козинкин

«…Тогда, в результате «мюнхенского сговора» на растерзание нацистской Германии была отдана Чехословакия, и западные партнеры как бы показали Гитлеру, куда надо идти для того, чтобы реализовать его растущие амбиции — на Восток. С целью обеспечения своих интересов и своей безопасности на западных рубежах Советский Союз пошел на подписание этого пакта Молотова-Риббентропа с Германией. Вот если в этом контексте мы будем смотреть на проблему, которая сегодня выпячивается, то она смотрится совсем по-другому. И я бы рекомендовал новоявленным историкам или, точнее, тем, кто хочет переписать историю, прежде чем переписывать ее и прежде чем писать книжки, научиться их читать». В.В. Путин, 22.02.05.г. Братислава.

Проходит время. Выходят новые и новые исследования по «Пакту Молотова-Рибентроппа», но похоже что до сих пор ещё не ясно кое-кому, что весь разгул «антисталинизма», начатый уже при Горби (после нескольких лет брежневского «застоя» и в этом вопросе также), начался прежде всего, для того, чтобы «развенчивая» сталинское время, признавая «власть преступной», можно было вполне «законным» способом аннулировать любые её границы, законы, договора, признав их так же «незаконными». Чтобы можно было на «законных» основаниях расчленить СССР, а в перспективе и Россию на десятки самостийных республичек, с «элитой», полностью подконтрольной своим новым спонсорам-хозяевам на Западе. Попробовать уничтожить Россию как единое и целое государство, стереть наконец с карт мира эту ненавистную для Запада Рашу (впрочем, ничего личного – только простая экономическая конкуренция за место под солнцем на планете).

Для этого в конце 80-х с Запада стали подбрасывать «копии с фотокопий» «секретного дополнительного протокола» к «Пакту» Молотова-Риббентропа, из которого следовало, что якобы Гитлер и Сталин, поделив зоны влияния, делили земли независимых государств за их спиной, без их участия и их воли. Этот «протокол» был назван «важнейшим политическим документом XX века» и обсуждался на первых двух съездах народных депутатов СССР. В итоге А.Н. Яковлев, председатель комиссии по правовой оценке договора о ненападении, уговорил-таки депутатов проголосовать за признание существования этого «протокола», узаконил фальшивку. Затем эти «протоколы» признали «незаконными» и «аморальными», а это позволило и сам «Договор о ненападении» между Германией и Советским Союзом от 23 августа 1939 года признать «незаконным, аморальным и преступным»!

«Такой пересмотр ставит под вопрос законный характер существующих границ СССР. Это будет означать утрату советского суверенитета над тремя прибалтийскими республиками, западными областями Украины и Белоруссии, Северной Буковины и Молдавии, северной частые Ленинградской области (Карельский перешеек и северный берег Ладожского озера) и частью Карельской АССР. Признание договора 1939 года незаконным с самого начала соединяется с непризнанием правовой основы пребывания советских войск на территориях, расположенных к западу от советской границы на 23 август 1939 года и впоследствии включенных в состав СССР. Признание договора 1939 года противоправным позволяет поставить под сомнение законность пребывания на землях Прибалтики и других западных территориях миллионов советских граждан, переселившихся туда после 1939 года.” ( Газета «Советская Россия», 6.07.89 г)

С отрывом Прибалтийских республик начался развал Советского Союза, закончившийся «беловежским договором». Кому еще надо объяснять значение сфабрикованного протокола? Кто ещё продолжает тупо верить, что СССР распался сам по себе, в силу «исторических, объективных причин»?!

Как это было сделано.

Как указывает в своих работах историк А. Б. Мартиросян, в своих пятитомниках «200 мифов о Сталине» и «200 мифов о Великой отечественной», а также в различных статьях на эту тему, возня вокруг «секретных протоколов» началась на Западе ещё в годы Войны и особенно сразу после неё. С одной стороны Западу надо было спихнуть ответственность за Развязывание Второй мировой на Россию-СССР. Запад переводил стрелки от Мюнхенских соглашений от 1938 года, в которых и были заложены основы для организации «помощи» Гитлеру в Развязывании будущей войны в Европе, на «Договор о ненападении между СССР и Германией», от 1939 года, «доказывая», что именно «Пакт о ненападении» и «развязал руки Гитлеру и спровоцировал» Вторую мировую – переводили таким образом проблему с больной головы на здоровую. А с другой — Запад преследовал большую пропагандистскую цель – подрыв международного авторитета СССР-России все эти годы. Ну и на перспективу, как оказалось, «аннулирование» «Пакта» и особенно «секретных протоколов» к нему позволяло начать демонтаж Советского союза, дав толчок к разрушению и пересмотру Союзного договора между 15-ю союзными социалистическими республиками входящими в состав СССР, формально остававшиеся «независимыми» все эти годы существования СССР. Признание «факта» существования этих «протоколов» и признание их «аморальными и незаконными», позволило начать демонтаж СССР. Этими «Секретными протоколами» как ломом ломали «Союзный Договор» Государств вокруг России и уничтожали Глобального геополитического Конкурента Запада – СССР.

В своих исследованиях А.Б. Мартиросян уже достаточно убедительно показал, что на самом деле никаких секретных протоколов не было в природе. И быть не могло. И для таких утверждений набирается вполне достаточное количество аргументов и фактов. Однако вполне могли быть некие «устные договоренности» между СССР и Германией на случай возможного развития событий. Кстати, совершенно обычная практика в дипломатии что в те годы, что сегодня. Однако именно «наличие» «секретных протоколов» на бумаге и позволяло Западу провернуть такую глобальную «геополитическую катастрофу 20 века», как оценил Развал СССР тот же В.В. Путин, будучи президентом РФ. Устные договоренности ведь к Делу не пришьешь, и как документ не предъявишь «возмущенной демократической общественности». Ведь если были только «устные договоренности» между Германией и СССР на случай нападения Гитлера на Польшу, то в этом случае всегда можно было и послать куда подальше «разоблачителей сталинизма». Нужны были именно «настоящие, подлинные» «секретные протоколы». Или хотя бы «копии с фотокопий». И такие «копии с фотокопий» и были вытащены на свет.

На то, что эти «секретные протоколы» фальшивка, ясно указывает уже первая строчка этого самого «секретного протокола»: «Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении…». Если кто не в курсе, как ведётся секретное делопроизводство, можно пояснить. Не пишут слово «Секретный» в оглавлении, каких либо «Дополнительных протоколов» к каким либо договорам и вообще в названии каких либо документов. Если это необходимо, то документ просто «секретят», поставив в правом верхнем углу штамп-отметку: «Секретно», «Совершенно секретно». Спустя годы, если документ перестает быть важным, слово «секретно» зачёркивается, а рядом ставится штампик — «рассекречено». Так делается в России, и так делалось в СССР. Секретные договора и протоколы к ним с той же Англией, США, или Японией секретили обычным порядком, согласно «секретного делопроизводства», а «проколы» к «Договору о ненападении» с Германией Сталин и Молотов засекретили особым, хитрым способом, чтоб «враги не прознали никогда»?

Ещё глупее и несуразнее выглядит последний пункт этого «протокола»: «4. Этот протокол будет сохраняться обоими сторонами в строгом секрете». Конечно, и Молотову и тем более Сталину «далеко по интеллекту» до Млечиных и прочих Сванидз, но нельзя, же доходить до маразма в своей ненависти к своей («этой») стране и её руководителям. Ну, никто и никогда не писал и не пишет такую бредятину в засекречиваемых документах. Есть обычная, стандартная процедура секретного делопроизводства, и не надо ничего выдумывать.

И до каких же пор «Этот протокол будет сохраняться обоими сторонами в строгом секрете»? 10, 20 , 50 лет? Вот какой ужасный протокол подписали Сталин и Гитлер «про бедных прибалтов», что о его «секретности» даже в самом тексте упомянули! Чтоб на веки вечные скрыть страшную правду! Не много ли чести для свободолюбивых прибалтов?

В декабре 1989 года на II Съезде народных депутатов, глашатай «Перестройки», идеолог и советчик незабвенного Горби, А.Н.Яковлев представил «доказательства» существования «Секретных протоколов» к «Договору о ненападении» между Германией и СССР от 23 августа 1939 года. Горби с подельником Яковлевым представили съезду Советов СССР этот «протокол», назвав «Договор о ненападении» уже «Пактом Молотова-Риббентропа». Но ведь с Германией 23 августа 1939 года мы подписали не ПАКТ, а ДОГОВОР о ненападении. Пакт и Договор в международном плане, имеют несколько разные ранги. Допустим, с Литвой, где мы не имели возможности строить военно-морские базы, мы заключили только договор, а с Латвией и Эстонией, где арендовали за отдельную плату порты, острова, — заключались уже ПАКТЫ. И так же, Пактами, международные Договоры больше принято называть на Западе, но не в России (СССР). «Договор о ненападении» с Германией от 23 августа 1939 года «перерос» в «Пакт» только лишь 16 сентября 1939 года! Впервые газета «Правда» Договор назвала «Пактом» 19.10.39 года, после принятия решения начать военные действия против Польши — ведь в результате мы получили с Германией общую границу и начали определять не только судьбы малых суверенных государств, но и судьбы мира в Европе. Но тогда эта подмена «на западный манер», не противоречила интересам России, да и не играла существенной роли. Чисто юридически, мы все же имели «Договор», а не «Пакт». Подмена понятия ДОГОВОР на ПАКТ потребовалась для того, чтобы «секретный протокол» вывести из не секретного «Договора о ненападении». Чтобы «протокол», как самостоятельный документ существовал в составе теперь уже какого-то мифического «Пакта о ненападении». Тем более, если этот «протокол» приплыл к нам из-за границы. А там это Договор всегда и называли Пактом и все годы только и долдонили о «секретных протоколах» именно к «Пакту Молотова-Риббентропа». Ну не будешь же заново перепечатывать уже обнародованный и заявленный съезду народных депутатов СССР «секретный протокол к Пакту», только потому, что у этих русских был не «пакт», а «ДОГОВОР о ненападении».

При жизни Молотова этот «протокол» не вытаскивали на свет божий, т.к. Вячеслав Михайлович всегда мог опровергнуть сам факт существования «секретного протокола» к мифическому «Пакту». И уж точно мог сказать, что было на самом деле написано в настоящих протоколах-приложениях к «Договору о ненападении», если бы они действительно существовали на бумаге. А может мог бы и рассказать какие возможные «устные договоренности» могли существовать между СССР и Германией при подписании того самого «Пакта». По крайней мере старый дипломат и великий политик вполне мог нарушить в этой ситуации «тайны дипломатии» и устроить Горби и его подельникам большие проблемы. Поэтому «копии с фотокопий», элементарно изготавливаемые заурядным фотографом, «появились» лишь после его смерти. ( Также в нашей истории до сих пор гуляют «копии с копий» «Завещаний Ленина», появившиеся после смерти самого В.И. Ленина.) Также нельзя было, чисто технически, сделать «подчистки» в тексте подлинных протоколов, чтоб представить их на съезд — вдруг потребуют депутаты экспертизу. А так всё получилось красиво — самого подлинного «Протокола» к Договору нет, но есть «копии с копий» привезённых из-за границы. Если что — все вопросы к Западу. Похоже, что так же фабриковался этот самый «секретный протокол» по факту уже произошедших исторических событий. Но преподнесён был этот «протокол» съезду, прежде всего, как умышленный провокационный сговор советских политиков с руководителями фашистской Германии. Как сговор двух «кровавых тиранов» — Сталина с Гитлером!!!

Проведший этот анализ подлинности «секретного протокола» к «Пакту Молотова-Риббентропа» Шабалов А.А. в «Одиннадцатом ударе т. Сталина» очень здорово сказал ещё в 96-м про всю эту возню:

«Весь этот бред вываливается на нас для того, чтобы мы через сравнение (того, что было сделано тогда) не смогли осмыслить преступность происходящего ныне. Не смогли даже в мыслях вернуться к идеям социализма(сталинского социализма). Антисталинская кампания преследует цель — не допустить народ к воссозданию (сталинской) экономической системы, которая позволит очень быстро сделать нашу страну независимой и могучей».

Для чего вообще была затеяна возня с этими «протоколами»? Дело в том, что граница СССР известная нам на конец 1991 года, начала формироваться именно в результате событий последовавших после заключения «Договора о ненападении» от 23 августа 1939 года. В дальнейшем эти границы были подтверждены ялтинскими и прочими соглашениями после Войны. Сам Союз ССР был создан при активном участии Сталина ещё в 22-м году, и в него с самого начала, входили все основные республики, кроме прибалтийских. Но именно этот «Договор» от 23.08.39 года определил будущее трех прибалтийских государств, которые в течении последующего года, на вполне законных международных соглашениях и вполне добровольно (нравится это кому-то, или нет) с юридической точки зрения, вошли в состав СССР в 1940 году.

Механизм «вливания» Прибалтики в состав СССР, был предопределён «дополнительными протоколами» ( а точнее устными договоренностями) к «Договору о ненападении», по которым Германия теряла возможность влиять на эти государства. Таким образом, без вмешательства со стороны Германии, прибалты, лишённые германского давления и покровительства достаточно легко пошли на сотрудничество с СССР. Тем более, Литва получила кусок своей исконной земли от Польши, оплаченного СССР за 7,5 млн. золотых долларов Германии, а остальным предложили вполне приличную плату за аренду земли под советские военные базы (для защиты Прибалтийских стран от вероятного нападения «вероятного противника»). Кто ж после таких заманчивых, и прежде всего оплаченных предложений будет отказываться от «сотрудничества»? Вот прибалты и не очень и отказывались. А потом так же легко вошли и в состав СССР. В конце концов, жизнь в СССР им показалась более сытной, чем собственная. Тем более, что за это было заплачено золотом, советским правительством. Ни о чем другом, кроме как об устранении германского влияния на эти «государства» (на языке дипломатов — сферы влияния), вмешательства в их внутренние дела, в подлинных «протоколах» (точнее в устных договоренностях) речь не шла. Эти «протоколы»-договоренности запрещали немцам лезть во внутренние дела прибалтов, однако потом никто не мог запретить уже самим «горячим парням» и их правительствам заключать любые договоры с СССР. Дальнейшая законная смена власти в этих государствах на более лояльные к СССР (при этом в этих новых правительствах коммунистов почти не было!), с последующей просьбой принять их в состав СССР, также сложновато объяснить одними происками НКВД, которое «заставило» эти народы выбрать «прорусские режимы» у себя, уже через пару месяцев после ввода советских войск на эти базы.

У бедных прибалтов элементарных сортиров не хватало на душу населения. В воспоминаниях наших военных, что заходили в Прибалтику, по договорам на аренду военных баз, ещё при буржуазно-националистических правительствах, их удивляло огромное количество навозных мух в тех краях. Веками эти народы были не более чем холопьё у помещиков-немцев и до 1917 года вообще никогда не имели своей государственности. После подписания этого «Договора о ненападении» из этих государств начался отъезд немецкого населения. И их место кто-то должен был занять. Заняли русские. Обидно конечно «горячим парням», но такова история, ничего тут не поделаешь и не перепишешь. А переписать, ну очень хочется.

Таким образом, прибалты вполне законно и добровольно (если вообще бывает добровольность у таких горячих людей в таких маленьких странах) вошли в состав СССР. И начало этому процессу вхождения положил «Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом» от 23 августа 1939 года.

Чтобы бескровно, без всяких революций и бунтов (которые будут пресекаться Москвой на вполне законных основаниях), чисто юридически развалить СССР, необходимо «аннулировать» фундамент — Союзный Договор. Начать же можно с «Договора о ненападении». Необходимо просто доказать, что Договор этот «незаконен» и «преступен», так как в «приложенных к нему секретных протоколах» оговаривалось именно «насильственное» лишение прибалтов «независимости» за «их спиной и без их участия».

Сам «Договор» был вполне доступен и публиковался в газетах ещё в те годы. Но «приложения-протоколы», оговаривающие детали разграничения сфер влияния двух стран, не были опубликованы. В конце концов – как можно было опубликовывать устные договоренности !?!? То есть, вносить «поправки» в эти «протоколы», а точнее просто сфабриковать так называемые «подлинные секретные протоколы к Пакту Молотова-Риббентропа», предъявив «копии с фотокопий», можно было вполне безнаказанно. Вообще можно было всё что угодно сочинить и представить, как «протоколы к Договору». А если «доказать», что «секретные протоколы» к «Договору о ненападении» незаконны, аморальны и преступны, т.к. лишают суверенитета независимые государства Прибалтики без их воли и участия, то, о том, что эти народы вполне законно, самостоятельно и радостно-добровольно вошли в состав СССР вспоминать уже не придётся. А доказав и признав «преступность» этих протоколов, можно также вполне законно аннулировать и договоры о вхождении этих государств в состав СССР. Мол, нас обманули и чуть не силой заставили войти в СССР, решив всё за нас ещё в 1939 году! А если Высшая Власть в СССР — съезд народных депутатов СССР, признал эти «протоколы» незаконными, то уже никто не помешает также вполне законно поднять вопрос уже самим прибалтам о выходе из Союзного договора, в соплях и слезах от обиды за свое «угнетенное прошлое».

Кто ж в здравом уме мог допустить, что предъявленные съезду «протоколы» — фальшивки, если ими потрясает глава партии и государства!?! Но, кстати, больше всего о выходе из союза в Прибалтике вопили не сами латыши, эстонцы и литовцы, вполне разумно опасаясь хорошей дубинки за антигосударственную деятельность и экстремизм. Больше орали русские-«правозащитники», проживающие в этих республиках, которые теперь скулят, что им не сказали спасибо и некоторых из них даже сделали людьми второго сорта.

И не важно, что профашистские прибалтийские режимы, лишённые поддержки Гитлера, с радостью продали за «бабки» свою «свободу», сдали землю в аренду, за такие же бабки, клятым москалям. Что через пару месяцев к власти у них пришли, так же вполне законно и легитимно, без всяких революций и вооруженных переворотов, местные «сторонники СССР» из числа «демократов», а потом и коммунисты. Не важно, что поддержанные своим населением, прибалты так же вполне законно и легитимно вошли в состав СССР. «Договор» и особенно «протоколы» к нему преступны? Значит надо их аннулировать. Это теперь вопят прибалты о годах советской оккупации. А тогда, когда общий уровень жизни у них был выше, чем в остальном СССР, когда у них был свой национальный кинематограф, своя промышленность, не очень вопили? То, что сейчас прибалты заявляют, что вся «подаренная» им советской властью промышленность им никогда не была нужна, а теперь у них вообще разрушена (в угоду Западу), то это, как говорится, их проблемы. На тот момент эта промышленность на их нужды работала? Работала. Работой обеспечивала? Обеспечивала. Прибыли приносила? Приносила. Так и нехай платят. Или заткнутся.

Никто не собирался силой разваливать СССР. И уж тем более не стоит уповать на какие-то мифические исторические процессы, которые «приведут» сами по себе к «развалу Советской Империи». Всё должно делаться на основе существующих документов, или хотя бы под прикрытием этих «документов». Которые всегда можно чуть-чуть «подкорректировать», а то и просто сфабриковать.

СССР существует на основе Союзного договора? Значит надо «аннулировать» этот договор. Зри в корень. Нельзя расшатать сразу союзный договор? Надо начать со «слабого звена» — Прибалтийских государств. Которые входили в Союз позже, в 40-м, на «основе» «Договора о ненападении» между СССР и Германией. Признайте этот договор «преступным» — разрушится весь фундамент Союза в конце концов.

В интернете без особого труда можно найти список той самой Комиссии, что работала с этими «секретными протоколами», и с подачи которой Съезд народных депутатов признал «Договор о ненападении» незаконным. Есть в ней и фамилия Ридигера, ставшего спустя некоторое время Патриархом Всея Руси. Самое забавное, что Ридигеры происходят из ганзейских немцев, проживающих ещё при царях в Прибалтике. Интересно, потомкам Ридигеров перепала какая-нибудь собственность после «отделения Прибалтики» по закону о Реституции, после того, как вышвыривали на улицу даже таких людей как Вия Артмане, народная артистка СССР и собственной республики? Впрочем, наверное будущий Патриарх конечно же и «представить себе не мог», к чему приведет работа Комиссии, в которой он принимал участие от лица РПЦ – Русской Православной Церкви. Ведь он же священник, а не политик, или историк. Но именно в те дни, когда в Москве хоронили патриарха, в декабре 2008 года, в Латвии приняли закон об усилении ответственности за использование русского языка в общественных местах и в учреждениях.

Но всё всегда делается «по закону», с красивым юридическим обоснованием. Потом навешают лапшу на уши населению про «исторические объективные законы». Или скажут: «так получилось». (Ведь даже приход к власти Ленина в окт. 17-го, для простого обывателя тех лет, не был обставлен поначалу, как силовой захват власти. Всё выглядело, формально, как простая передача от одних «временных» Керенского, к другим «временным» Ленина. Для последующего созыва учредительного собрания, которое смогут «организовать лучше» других только Ленин и его компания.) Более подробно об этих «пактах» и «протоколах» уже написали в «Крестовом походе на Восток» Ю. Мухин, да А. Шабалов в «Десятом ударе т. Сталина». И уж тем более самое сильное исследование на эту тему на сегодняшний день представляет новая работа А. Б. Мартиросяна, 3-х томник «Мифы Пата Молотова-Риббентропа».

О том, что никаких «секретных протоколов» к «Пакту Молотова-Риббентропа» не было и быть не могло, можно прочитать даже в знаменитом «дневнике Гальдера» и об этом на форуме «Эхо Москвы», на обсуждении очередной байки о Сталине, сделал небольшой анализ некто под фамилией Космоплетов А.М. 11 июля 2009 года.

Франц Гальдер, Военный дневник, «Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939-1942 гг.» — М.: Воениздат, 1968-1971; Franz Halder, Kriegstagebuch). Размещено в интернете, на сайте http://militera.lib.ru/db/halder/index.html , раздел «Сентябрь 1939 года» — http://militera.lib.ru/db/halder/1939_09.html .

За 7 сентября 1939 года: «…Главком у фюрера (во второй половине дня 7.9): Три возможных варианта развития обстановки.

1. Поляки предлагают начать переговоры. Мы к ним готовы на следующих условиях: разрыв Польши с Англией и Францией; остаток Польши будет сохранен; районы от Нарева с Варшавой — Польше; промышленный район — нам; Краков — Польше; северная окраина Бескидов — нам; области [Западной] Украины — самостоятельны.

2. Русские выступят.

3. Если западные союзники начнут наступление, демаркационная линия та же. Политически мы не заинтересованы в продвижении к Румынии. Прекратить поставки из Румынии [в Польшу].».

В другом переводе (Франц Гальдер, /Оккупация Европы/ Военный дневник начальника генерального штаба, М., Центрполиграф, 2007):

«1. (…) Западная Украина получит независимость.
2. Русские сформулировали свои требования: линия Нарев – Висла – Сан…
».

Согласно пункта № 1 «Дневников Гальдера», 7 сентября 1939 года, второй человек в Вермахте считал, что судьбой Западной Украины («восточной Польши»), распоряжается Германия.

Согласно пункта № 2 этих же «Дневников», но уже в другом переводе (издание 2007 года сильно отличается от издания 1968-71 годов), запись вроде бы свидетельствует о том, что Ф. Гальдер в курсе неких политических «договоренностей» Германии и СССР.

Не совсем ясно, в 3-м пункте говорится о «демаркационной линии» между СССР и Германией, или в Европе, между Германией и той же Францией? Скорее всего все же между СССР и Германией.

За 11 сентября: «…4-й обер-квартирмейстер: О [полученной] телеграмме: а. Молотов не может сдержать данного им обещания. Россия хочет помочь [Западной] Украине, б. Венгрия не хочет использования нами ее железных дорог. Обработка ее будет продолжена…»

Данная фраза о Молотове, что «не может сдержать» некоего «данного им обещания», может означать, что Ф. Гальдер, как второе лицо в Вермахте, все же в курсе содержания переговоров Риббентропа и Молотова 23 августа. Точнее в курсе неких «договоренностей». Но какого «обещания» «не может сдержать» Молотов? Устного, письменного? Что вообще имеет в виду Гальдер?

«Россия хочет помочь [Западной] Украине»!

Получается что СССР «обещал» не вмешиваться, а теперь решил «помочь Западной Украине»? Но тогда в любом случае, речь идет только об неких устных «обещаниях»-договоренностях, достигнутых на переговорах 23 августа, от которых Молотов (точнее Сталин) к 11 сентября решил отказаться. И уж тем более, даже если слово «обещание» Молотова, которое тот «не может сдержать» и подразумевает наличие так называемого документального, письменного «секретного протокола» к Пакту» от 23 августа 1939 года, содержание этого протокола серьезно отличается от той «копии с фотокопий», что предъявляли Верховному Совету и Съезду народных депутатов Горби с подельниками.

В издании 2007 фраза о Молотове выглядит практически аналогично: «Молотов не в состоянии сдержать свои обещания. Россия намерена оказать помощь Украине». Что тем более не вяжется ни с какими «секретными протоколами» к «Пакту», кои СССР обязана была бы выполнять. Явно говориться только о неких «устных договоренностях». А их к Делу не пришьешь. Да и надо ещё разбираться о каких таких договоренностях к «Пакту о ненападении» вообще идет речь в таком случае.

«20 сентября 1939 года (среда)
Трения с Россией: Львов{352}. Разговор с генерал-полковником Браухичем.
Йодль: Действовать совместно с русскими. Немедленное совместное урегулирование разногласий на месте. Если русские настаивают на территориальных требованиях, мы очистим территорию.
Решено: Русские займут Львов. Немецкие войска очистят Львов. День позора немецкого политического руководства. Окончательное начертание демаркационной линии. Сомнительные вопросы оставлены открытыми. Не должно произойти [126] никакого обострения политической обстановки. «Окончательная линия по реке Сан».
Браухичу [сообщить]: Дистанция — 10 км. Русские вперед не продвигаются (Кейтель!). Отходить постепенно. Ярослав, Перемышль, далее на юг — Турка. За четыре перехода.
Форман [докладывает]: Для удовлетворения настойчивых требований Ворошилова фюрер принял решение об окончательной демаркационной линии, о чем сегодня будет официально объявлено. [Она проходит по] р. Писа, р. Нарев, р. Висла, железная дорога вдоль Сана, Перемышль (от Хырова до перевала — неясно). Фюрер хочет, чтобы впереди этой линии не погиб ни один наш солдат.
Вейцзеккер [запрос по телефону]: Какова же теперь окончательная линия?
Бок: Русские листовки под Белостоком. Поляки из Варшавы контратакуют в юго-восточном направлении.
Вейцзеккер [отвечает]: Урегулирование инцидента — через военные инстанции{355}. Фюрер не хочет «ни нарушать слова, ни жертвовать хотя бы одним солдатом».
17.00 — Кребс [докладывает]: Переговоры закончились в дружественной обстановке.
Главкому [сообщить]: Начало выдвижения русских войск с линии, занимаемой ими на сегодняшний вечер, последует только утром 23.9Будет ли эта линия достигнута на всем протяжении, неизвестно.
 (!!!!! – К.О.Ю.) Приказ: продвигаться осторожно. Далее: Независимо от этого назначить особые зоны эвакуации. Переходы должны проводиться с 25-километровым промежутком между нами и русскими. В качестве исходного пункта для регулирования движения было совместно установлено, что 30.9 вечером русские войска достигнут промежуточной линии. Это положить в основу при планировании маршей.

Вечером 3.10 немецкие войска должны перейти окончательную демаркационную линию. Политические переговоры относительно точного начертания этой линии еще продолжаются(!!!! – К.О.Ю.)

Большое значение придается непосредственной передаче нашими войсками всех важных объектов русским войскам (аэродромы, крупные города, вокзалы, важные в экономическом отношении объекты, с тем чтобы не допустить их разрушения). Переговоры вести через офицеров связи, которые будут устанавливать детали передачи объектов в каждом конкретном случае в зависимости от их величины и значения. Точный порядок будет выработан.

Офицеры связи между штабами корпусов! …»

Перечитайте ещё раз внимательно записи Ф. Гальдера. По ним выходит что вопрос о «границе», линии соприкосновения двух армий и стран решался отнюдь не 23 августа. И тем более не в официальны, письменных «секретных протоколах» к «Пакту». А именно в ходе реальной обстановки на середину сентября 1939 года. Возможно в соответствии неких именно устных, вероятных и прикидочных договоренностей на тот случай если Гитлер нападет на Польшу и СССР придется двинуть свои войска навстречу. То, что описывает Гальдер, это явно решаемые по ходу развития складывающейся обстановки вопросы с «границей» между СССР и Германией. И выглядит это именно как решения, принимаемые по ситуации. А не по заранее четко записанным и зафиксированным в «секретных протоколах» обязательных в таких случаях договоренностям.

Разве это похоже на заранее «спланированный Раздел» той же Польши? Похоже это на то, что «линия раздела» была согласованна заранее??? Но тогда выходит, что и остальные байки про «бедную Прибалтику», «оккупированную» Сталиным согласно «секретных протоколов» к «Пакту Молотова-Риббентропа» – не более чем байки фальсификаторов от Истории.

В издании-2007 перевод также выглядит аналогично, но ключевую фразу можно и повторить: «ДЕНЬ УНИЖЕНИЯ ДЛЯ НЕМЕЦКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РУКОВОДСТВА!»

И самое главное – Ф. Гальдер пишет, что на 20-е сентября 1939 года «Политические переговоры относительно точного начертания этой линии еще продолжаются

Одна только эта фраза ставит жирный крест на байках о существовании заранее достигнутых, и тем более оформленных в виде «секретных протоколов», к «Пакту Молотова-Риббентропа» от 23 августа 1939 года, «преступных соглашениях» между Сталиным и Гитлером о разделах третьих стран за «их спинами» !!!

Если на 20-е сентября (!!!) до сих пор не был утрясен вопрос о точной линии соприкосновения, то как молотов и Риббентроп могли эту линию определить ещё месяц назад – 23 августа? А если 23 августа точная линия границ «раздела сфер влияния» была утверждена, то какого … лысого шел спор и продолжались «Политические переговоры относительно точного начертания этой линии …»??? И самое главное, что написал Ф. Гальдер, второе в Вермахте лицо, что 20-го сентября 1939 года шли споры не между военными, а именно «Политические переговоры» о «точном начертании этой линии» соприкосновении между СССР и Германией. А «политические переговоры» вообще-то происходят именно между политическими руководствами стран, Германии и СССР!!! О чем Ф. Гальдер, со всей туповатой и честной прямотой старого солдата и влепил в своем «Дневнике» сразу по горячим следам событий.

Т. е. , только к середине сентября, только в ходе дополнительных переговоров между Ворошиловым и Молотовым с нашей стороны и Гитлером с немецкой, стала складываться более-менее ясная линия разграничения советских и германских войск, примерно по старой «линии Керзона». И только после этих переговоров, к 28 сентября 1939 года эта линия оформляется в четкую границу в «Договоре о дружбе и границах».

Никакими «секретными протоколами» к «Пакту» от 23 августа 1929 года никакого четкого «разграничения» не произошло и быть просто не могло, как не было и никаких самих «секретных протоколов» о разграничении «сфер интересов и влияния» от 23 августа 1939 года. А если и были некие «устные договоренности» на уровне «прикидок» (или черновых набросков) о возможной линии соприкосновения между немецкими и советскими войсками в случае нападения Гитлера на нарывавшуюся на Войну Польшу (раззадориваемую её «союзниками» — Англией и Францией, «наобещавших военную помощь» в случае нападения на ту со стороны Германии), то это уже несколько иной разговор.

Теперь по поводу фразы из «Дневника Гальдера», по поводу того, что «Большое значение придается непосредственной передаче нашими войсками всех важных объектов русским войскам…». Получается что немецкие войска в боевом порыве и задоре нарушили достигнутые 23 августа 1939 года и утвержденные в «секретных протоколах» соглашения о «разделе сфер влияния»??? Или все же немцы сначала захватили как и планировали ранее все эти «аэродромы, крупные города, вокзалы, важные в экономическом отношении объекты…», но после того как 17 сентября в пределы «восточной Польши» вошли советские войска для защиты украинцев и белорусов от Германской агрессии ( что очень обидело немецкую сторону) и в середине сентября прошли дополнительные «Политические переговоры относительно точного начертания этой линии…», и пришлось немцам передавать эти объекты «русским войскам…»???

Можно ещё добавить из того же «Дневника Гальдера»:

«21 сентября 1939 года

08.00 — Кребс [докладывает]:

1. Переговоры были вновь начаты в 2.00 21.9 по русскому времени.

2. Русский текст соглашения был составлен к 4.00. [Необходимость] предложенной промежуточной линии отпала, так как русские стремятся достичь демаркационной линии как можно скорее.

3. Для отхода немецких войск за демаркационную линию установлены следующие сроки: река Писа — вечером 27.9; река Нарев у Остроленки — вечером 29.7; река Нарев у Пултуска —вечером 1.10; река Висла у Варшавы — вечером .3.10; река Висла у Демблина — вечером 2.10; река Сан у Перемышля — вечером 26.9;река Сан у Санока и южнее — вечером 28.9.

(Южная граница — компенсация за Сувалки!) [129]

Русские достигнут указанных пунктов через 24 часа после отхода немецких войск. Немецкий текст будет объявлен сегодня во второй половине дня после его подписания в 16.00 по русскому времени{359}.

Вейцзеккер: подтверждает особенности политической обстановки. На южном фланге (Западная Украина) компенсация

На северном фланге (Сувалки)

Главком еще будет говорить с Кребсом…

Тут вообще выходит что «Русский текст соглашения» о демаркационной линии между СССР и Германией «был составлен к 4.00.» 21 сентября 1939 года? Ну и где тут «секретные протоколы» к «Пакту о ненападении», расписанные ещё 23 августа 1939 года?

Может кто-то и сможет узреть в тексте «дневников Ф. Гальдера» другую логику и «факты» — флаг в руки. Но Ф. Гальдер писал с немецкой четкостью и словоблудием не отличался.

И видимо все же остается признать только одно – никаких заранее достигнутых и тем более письменных договоренностей, «секретных протоколов» к Договору о ненападении между СССР и Германией, в которых четко оговаривалось как «расчленение» Польши, так и будущий «захват» Прибалтики Россией-СССР 23 августа 1939 года просто не было. Были только некие устные, приблизительные (возможно с учетом и оглядкой на «Линию Керзона») договоренности, оговариваемые при заключении Договора о ненападении между СССР и Германией 23 августа 1939 года. Которые окончательно стали утрясаться уже и только в тот момент когда Германия влезла в Польшу. Так что Сталину, СССР, пришлось реагировать по ходу развития событий вокруг СССР и принимать те решения, которые необходимы были в национальных интересах России-СССР именно в конкретных исторических условиях и в конкретное время. Но никак не заранее и тем более не на бумаге.

При подписании «Договора о ненападении» 23 августа можно было бы только оговорить возможную линию соприкосновения в случае вторжения Гитлера в Польшу, и эта «линия» могла бы устроить Сталина как «Линия Керзона». Ведь Сталин так и не взял «себе» ни пяди исконно польской земли, или ещё чьей-то. Только исторически принадлежащие России с этническим преобладанием украинцев и белорусов. По такому же принципу он вернул Молдове именно земли молдаван, а Литве – литовские земли, ранее захваченные той же Польшей или Румынией.

Восстановив старую Имперскую границу России, о чем и могли быть некие намеки-договоренности с Гитлером 23 августа при подписании «Пакта» о ненападении, Сталин эту границу узаконил «Договором о дружбе и границах» 28 сентября 1939 года. И записи в «дневнике Гальдера» от 21 сентября именно о таких перемещениях войск под окончательное урегулирование границы согласно будущего «Договора о Дружбе и границах» и говорят. Однако на Западе истерик по поводу «Договора о границах» не закатывают в силу того, что к этому Договору придраться просто не возможно ввиду его четкого прописания. А вот к «Пакту» о ненападении – смогли. По крайней мере пока это получалось.

Никакого заранее спланированного на бумаге «раздела Польши», или «присоединения Прибалтики» не было и быть не могло. Да это и не реально было тогда – планировать заранее и тем более в отношениях с Гитлером. Ведь сам Гитлер до последнего не знал – даст ли Запад ему добро на вторжение в Польшу. Так что и Сталину приходилось, учитывая эти «нюансы» взаимоотношений Гитлера с Западом, заключать с ним Договор о ненападении, не оговаривая каких-то особых деталей и тем более в письменном виде. В конце концов, Сталин тоже не собирался оставлять будущим историкам и тем более давать современным ему политикам и политиканам на Западе такой «компромат» на свою политику.

Впрочем, для того чтобы развалить Союз ССР, нужны были не столько «секретные протоколы» или ещё какие фальшивки, сколько такой «руководитель» как Горби во главе СССР.

Самое главное, чтобы уничтожить СССР-Россию Сталина, поставьте во главе СССР предателя, или хотя бы недоумка. Этот …, всю свою жизнь будет тупо верить, что всё, что он сделал — делал по своей воле и при этом «спасал страну», от чего-то. Но именно такой способ уничтожения страны (с помощью руководителя-подонка) и предлагали наиболее умные политики на Западе и их прихвостни в СССР, или холуи из числа «белой эмиграции», чьи «святые мощи» тащат сегодня в Россию.

Наш Горби, исторически, точная копия такого же имбицила — Николая-II. Та же неземная любовь к супруге (с такими же анекдотами об этом) и такое же безмозглое и разрушительное, для России, правление. Только Николай стал царём по наследству, а вот с Горби можно и нужно поразбираться — каким образом этот «плюралист» стал генсеком. Да и был ли он таким уж полуграмотным недоумком, каким любил сам себя выставлять (как тот же Хрущев в своё время). Правда, для этого за ним придётся ехать в США – не любит часто появляется Горби в России.

Исторические аналогии вообще всегда интересны и поучительны. Одно из первых деяний Троцкого и прочих революционеров-ленинцев было опубликование «тайных и секретных» документов Российской империи, под девизом «Долой тайную дипломатию!», в газетах, в Европе и САСШ. В итоге, «БОРЬБА С ПРОКЛЯТЫМ ПРОШЛЫМ» чуть не привела к РАЗДРОБЛЕНИЮ России на полсотни независимых национальных государств: ССРЕА— Союз Советских Республик Европы и Азии, по Ленину и Троцкому. Тогда Россию заново собрал сам В. И. Ленин, привязав окраины России к Москве «Декретом о Земле», который воевавшие против Ленина и большевиков те же «белогвардейцы» не собирались оставлять в силе. (И конечно же самую основную роль в Воссоединении и Восстановлении России выполнил И.В. Сталин.) Также в нашей истории (и опять там замешан Лев Давыдович) гуляют до сих пор «копии с копий» «Завещаний Ленина». А разрушить СССР, созданное в окончательном виде Сталиным И.В., можно было только сверху, «поставив» во главе какого-нибудь придурка (как минимум), или предателя собственной страны. Вон, Шеварднадзе сегодня спокойно заявляет, что, будучи на посту министра иностранных дел СССР всегда действовал в интересах США. А кто эту сволочь сегодня к стенке поставит? СССР то нет.

Все в России знают, что «Горбачёв развалил» страну! Но вот сам механизм этого «развала», в деталях, наверное, не все представляют. Экономику, к примеру, Горби, не разваливал. Да он в ней ни черта и не понимает. До него тут постарались умельцы, начиная ещё с Хрущева. Но вот саму структуру государственного устройства СССР уничтожил лично М.С. Горбачёв. Запустил процесс распада страны и «процесс пошёл». А уж сам ли он до этого додумался, или кто подсказал (та же Раиса Максимовна), это уже и не важно. Хотя, очень может быть, что нашего Мишу использовали «втёмную». Впрочем, от «высшей меры социальной защиты» как за антигосударственное и антинациональное преступление это не освобождает всё равно, кретин ли глава государства, или нет.

А потом было ШОУ с ГКЧП, плавно переросшее в первый «майдан» на территории СССР-России. Революция! А потом власть прихватили наследнички Троцкого—гайдарчики. Сравните слова и тех и тех о том, что Россия ещё «не доросла до социализму и коммунизму». Поэтому надо слегка вернуться в капитализм, «спасти всех от голодной смерти», а уж потом, когда-нибудь… Не будем вдаваться в подробности, кто ж довел страну до «пустых прилавков» (да и были ли они настолько пустые). Всё равно нам будут талдычить про «крах системы социализма»! Не забудут сказать, что Сталин как раз и виноват в этом «социализме». Что только капиталистическая система и жизнеспособна, и способна сделать быдло сытым и счастливым. При этом кап. систему скромно назовут «рыночной системой». А планы-мечты Лениных-Троцких о развале единой России на части и раздаривания всех доходных отраслей своим дружбанам — будущим олигархам, осуществил уже ЕБН. И именно ЕБН продолжил «дело Горби» по развалу СССР. Те же азиаты были просто в шоке, когда ЕБН объявил о «суверенитете» РСФСР-России! От кого??? От остальных союзных республик??? А это уже позволило валить Союз ещё дальше. А в перспективе должно было расчленить уже и саму Россию-РСФСР…

Но потом, через 8-10 лет СМУТЫ, власть в России всегда переходит в руки того, кого надо. И начинается период нового восстановления России. Все «революции», так или иначе организованные из-за бугра, почему-то в итоге идут не совсем так, как планировали спонсоры и сценаристы. У этих Русских всё не как у людей. Поначалу вроде всё нормально идёт. Страна в коматозном состоянии, грабь — не хочу. Но потом появляется некто неучтённый. И Россия вновь уходит из под контроля. Но тогда уж ждите новый «37-й» (а как, же без него!). А после будет и «41-й». Кто ж позволит России занять к 2020 году (через 10 лет!) какое-то там лидирующее место в мире?

Увы, всё в истории идёт по спирали.

« Мы отстали от передовых стран на 50 — 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». 1931 г. – И.В. Сталин.

Тогда Россия «это расстояние в десять лет», к 41 году, «пробежать» успела…

Хотите понять, что будет дальше со страной, с Россией? Изучайте деятельность Иосифа Виссарионовича. При этом дело совсем не в том, что ВВП какой-то ярый поклонник, или сторонник Сталина. Просто ему придётся делать то, что делают любые НОРМАЛЬНЫЕ руководители. В конце концов, и Сталин всю свою жизнь учился у великих предшественников. Сходство «планов Путина» и Сталина лежит в элементарном здравомыслии. Хотите возродить Россию—учитесь у Петра, Александра-III, Сталина. Хотите угробить—учитесь у Николая-2, Лениных-Троцких, Хрущевых, позднего Брежнева и Горби с ЕБН.

«Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом»

Правительство СССР и Правительство Германии

Руководимые желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:

Статья I

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами.

Статья II

В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

Статья III

Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

Статья IV

Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

Статья V

В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.

Статья VI

Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

Статья VII

Настоящий договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания.

Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках, в Москве, 23 августа 1939 года.»

«Секретный дополнительный протокол к договору о ненападении между Германией и Советским Союзом» (пришедшая с Запада фальшивка, «узаконенная» Яковлевым-горбачевым)

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обоими сторонами в строгом секрете. (?)

Москва, 23 августа 1939 года

По уполномочию
Правительства СССР
В. Молотов
За Правительство
Германии
И. Риббентроп

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Серьезнейшая статья! Конечно, почти ничего, как оказалось, не знал об этом договоре.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.